?

Log in

No account? Create an account
 
 
14 November 2017 @ 09:10 pm
Жертвоприношение в законе: бег на месте, опять с начала и впустую  
Новый председатель думского комитета по экологии Владимир Бурматов провел в комитете судьбоносное обсуждение двух вопросов: ужесточение уголовной ответственности за жестокое обращение с животными и исполнение поручений президента по итогам заседания Государственного Совета на тему «Об экологическом развитии РФ в интересах будущих поколений».
Судьбоносным обсуждение станет исключительно для самого Бурматова. Всем остальным давно надоело и интерес лишь в том, куда и в какую сторону начнет новая метла.
Экологическое развитие включает набор, исключающий развитие. Комплект относительно новый, но выстроен он на основе триумфе торговых войн в те еще годы, когда у нас на дворе был Советский Союз. С тех пор технологии управления сознанием усовершенствовались до универсального подавления страны целиком, а не отдельных отраслей. Сейчас речь идет о раздельном сборе мусора включая батарейки, установке счетчиков выброса ядовитых веществ на опасном производстве, понятии экологической информации.
Ратификация Парижского соглашения не обсуждается и слава богу.
По словам Бурматова, комитет провел анализ хода реализации поручений президента в части изменения природоохранного законодательства. До 1 ноября Минприроды, Минпром и Открытое Правительство должны были отработать пять поручений. Однако до сих пор не выполнено ни одно. Комитет рассчитывал получить от профильного ведомства Минприроды убедительные объяснения причин срыва сроков. Хотелось бы понимать, когда и каким образом ситуация будет исправлена. Пока до Думы в плане исполнения ничего не дошло.
За все Минприроды отдувались замминистра Мурад Керимов и директор Департамента государственной политики и регулирования в сфере охраны окружающей среды Андрей Колодкин. Один сказал, что вся экология этим не исчерпывается. Другой – что к ним нареканий не было и все документы в правительстве.
Депутаты здесь при чем? Это не работа, а дежавю, – заявил Кирилл Черкасов. Должны были подготовить дорожную карту и схему, где в каком ведомстве что находится. Вместо этого опять с голоса будут нам что-то рассказывать.
Зампред Думы Ольга Тимофеева одна пожалела представителей Минприроды, остальные были неумолимы.
Зампред комитета Николай Валуев вынужден констатировать, журналистам ему ответить нечего.
Журналисты однако не спрашивали ничего такого, чего бы не сыпалось обильно из многочисленных иных источников. Комитет по экологии оказался в Думе в положении изгоя, ни в одной другой теме во всех прочих комитетах нет столь чудовищных проблем с экспертным сопровождением. На каждую тему этого комитета есть один источник, тиражируемый максимально для подавления альтернативных решений. Решения подбираются к задачам авторов. Задачи «в интересах будущих поколений» подбираются к решениям. Это общая схема и она не обсуждается. Для интересов будущих поколений надо искать другие пути, но депутаты не вольны. Законодательный пони бегает по кругу, стремясь догнать собственный хвост.
Борьба с жестоким обращением с животными строится аналогично. Еще до того, как эту благородную борьбу имплементировали на отечественную почву, уже было известно, что без борьбы жестокости меньше.
Надо отдать должно депутатам комитета, они пытаются честно выполнить свой долг в заданных рамках. Ведомства сопротивляются и мямлят, потому что рамки намеренно ведут в тупик. Хотелось бы понять, кто и где разрабатывает депрессивные схемы? Как можно говорить о защите суверенитета в условиях кабальной зависимости от внешних решений?
В теме защиты животных тоже один источник единственного решения, которое озвучивают зоозащитники у стен Думы. Они дежурят полгода с едиными требованиями принять тот закон об ответственном обращении с животными, который предложен. Критериев в нем нет, неведомые авторы шли по списку действий, которые предписано признать противоправными.
Люди – те же животные, и авторы идеи законопроекта имели ту же мотивацию, что и мишень их незамысловатого творчества. Бурматов незыблемо уверен, наказывать надо живодеров, а не лоббистов закона.
«Сообщения в СМИ и интернете о том, что животных убивают и мучают, приобрели характер настоящей эпидемии. Мы должны выполнить наказ зоозащитников и общественников, которые справедливо требуют предусмотреть дополнительные меры по ужесточению наказания за живодерство и издевательство над животными. Мы очень недовольны тем, что полицейские часто нехотя занимаются этими делами. В год до суда доходят всего около ста уголовных дел с обвинительным заключением. К лишению свободы за жестокое обращение с животными за последние три года были приговорены всего шесть человек. Мы пригласили представителей МВД, чтобы получить информацию о тех мерах, которые ведомство планирует предпринять, чтобы эта статья Уголовного кодекса РФ начала реально работать», – заранее проинформировал журналистов Владимир Бурматов.
В пятницу Бурматов вышел к пикетчикам с заверениями о намерениях принять закон, но обязательно работающий закон. После этого часть пикетчиков увезли в кутузку, затем отпустили, но к вечеру стену Думы отгородили и пикет запретили. Участники не разошлись, ограничившись тем, что убрали плакаты. К ним выходили разные депутаты для выражения поддержки. На заседании комитета Бурматов ссылался на требования голодающих в защиту животных от жестокости.
Новый председатель комитета впервые сделал один шаг в адекватном направлении – поставлен вопрос о причинах бездействия статьи 245 Уголовного кодекса. Статья криминализует «Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних».
Бурматова интересовало, почему статья не работает? Очевидно, не хотят портить себе отчетность.
Представители МВД обиделись или удачно изобразили обиду, потому что содержательного ответа у них нет. Начальник Договорно-правового департамента Александр Авдейко не имеет сведений о пассивном применении статьи 245 УК. И отчетность не портит, министр велел все регистрировать
Начальник управления по организации дознания Сергей Манахов сообщил статистику: 2015 год – 255 случаев жестокости к животным, осуждено 86; 2016 – соответственно 263 и 82 осуждено. Половина дел приостанавливается в связи с неустановлением лица. Например, догхантеры, которых не поймаешь.
Манахов и Авдейко убеждали, что сотрудники МВД работают только по обращениям или публикациям в Интернете. По ментовской логике человек не может нести ответственности за убийство собаки, если собака была препятствием совершения более тяжкого преступления разбойное нападение. А в жертвоприношении вообще нет жестокого обращения и к национальным обычаям надо относиться бережно.
В мире есть всяческие национальные обычаи. Где-то убивают собак после охоты за ненадобностью. Другие нещадно и безжалостно режут беспомощных дельфинов.
На самом деле возбудить дело по статье 245 очень трудно, практические невозможно. Причина проста, наши правоохранители относятся к животным примерно так же, как в США к детям из России или в Третьем рейхе к евреям. Фактически работает конвейер смерти, о котором говорила зоозащитница Ирина Новожилова.
Почему бы неистовым зоозащитникам ни зайти в соседний кабинет и поговорить с корифеем права, председателем профильного комитета по законодательству Павлом Крашенинниковым? В комментарии МП он предложил определиться с критериями, например, хулиганские побуждения. Все просто.
 
 
 

Recent Posts from This Journal