leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

СРО для банков: ЦБ не справляется со сбором поборов. Депутаты против раздачи полномочий в кризис

Стенограмма: 7. 652159-6 Госдума в итоге обсуждения одобрила законопроект первого чтения «О саморегулируемых организациях в сфере финансовых рынков».
Документ внесли 14.11.14 депутаты Н.В.Бурыкина, Б.С.Кашин, А.Г.Аксаков, М.А.Мукабенова, Р.К.Тихонов, Р.Ш.Хайров, И.Б.Богуславский, Б.К.Балашов, В.В.Иванов, Е.Л.Николаева, сегодня его представила председатель комитета по финансовому рынку Наталья Бурыкина:
- Он подготовлен совместно с Министерством финансов Российской Федерации и Центральным банком. Я представляю одновременно и доклад, и содоклад по данному законопроекту, поэтому сначала от авторов, а потом от имени комитета. Законопроект направлен на развитие института саморегулируемых организаций в сфере финансового рынка. Предлагается распространить действие проектируемых норм на следующие сегменты финансового рынка: профессиональных участников рынка ценных бумаг, управляющие компании и специализированные депозитарии инвестиционного фонда, паевого инвестиционного фонда и негосударственного пенсионного фонда, акционерные инвестиционные фонды, негосударственные пенсионные фонды, субъекты страхового дела, микрофинансовые организации, кредитные и потребительские кооперативы, жилищные и накопительные кооперативы, сельскохозяйственные кредитные и потребительские кооперативы, ломбарды. В частности, среди участников саморегулирования не хватает только банковского сектора. Но это принципиальная позиция и разработчиков закона, и тех авторов, которые этот закон вносили. Законопроект также вводит обязательность участия в саморегулируемых организациях соответствующего сегмента рынка, что должно повысить ответственность участников финансового рынка и обеспечить единство применяемых стандартов, обеспечивающих единые правила в важнейших областях регулирования, включая стандарты управления рисками корпоративного управления, внутреннего контроля, защиты прав и интересов физических и юридических лиц, потребителей финансовых услуг, оказываемых членами саморегулируемых организаций, а также стандарты совершения операций на финансовых рынках. Законопроект устанавливает порядок взаимодействия Банка России и его надзорные полномочия в отношении самих саморегулируемых организаций. В законопроекте также предоставляется возможность передачи Банком России саморегулируемым организациям ряда полномочий по регулированию и надзору. Законопроект устанавливает порядок вступления финансовых организаций в саморегулируемые организации и участие в них, определяет порядок ведения реестров членов саморегулируемой организации, устанавливает структуру и компетенцию органов управления саморегулируемой организации. Законопроектом также предусматриваются требования к финансовой обеспеченности деятельности саморегулируемых организаций, необходимость для выполнения уставных задач, и устанавливаются квалификационные требования и требования к деловой репутации руководства саморегулируемых организаций. Поддерживая в целом введение института саморегулирования в сфере финансового рынка как действенного механизма повышения контроля за деятельностью профессиональных участников различных секторов финансового рынка, а также защиту прав потребителей финансовых услуг, комитетом высказаны по проекту следующие замечания. Законопроектом предусматривается, что каждая саморегулируемая организация должна объединять в своём составе в качестве членов не менее 34 процентов финансовых организаций от общего количества финансовых организаций, осуществляющих фактический вид. деятельности. Фактически данная норма допускает существование только двух саморегулируемых организаций в каждом сегменте финансового рынка. Комитет считает, что данное положение проекта нуждается в дополнительном обсуждении и уточнении с учётом как специфики осуществляемых видов деятельности, так и возможности совмещения различных видов деятельности. Следующей статьей... другой статьей законопроекта устанавливается порядок разработки и утверждения саморегулируемой организацией базовых стандартов. Положения законопроекта в этой части отличаются фрагментарностью и представляются недостаточно проработанными. Прежде всего, статус базовых стандартов в законопроекте не определен. После утверждения базовых стандартов Банком России они становятся обязательными для иных саморегулируемых организаций в соответствующем виде деятельности и так для иных участников финансового рынка. При этом базовые стандарты могут действовать и при ликвидации саморегулируемой организации. В последнем случае неясно, каким образом можно будет обжаловать такие стандарты и кто будет надлежащим ответчиком. Кроме того, комитет полагает, что требования о совместной разработке и согласовании общих базовых стандартов несколькими саморегулируемыми организациями одного вида, а также о признании новой саморегулируемой организацией уже согласованных Банком России базовых стандартов, принятых ранее другой саморегулируемой организацией, ограничивает самостоятельность таких организаций, поскольку ставит одну саморегулируемую организацию в зависимость от другой. Учитывая важность такого документа, как конкретный базовый стандарт для конкретного сегмента финансового рынка, комитет считает необходимым при доработке законопроекта ко второму чтению уделить данному вопросу существенное внимание, уточнив нормы, связанные с процедурами разработки, утверждения и применения базовых стандартов. Статьей 7 проекта... данного законопроекта также предусматривается право Банка России на основании обращения конкретной саморегулируемой организации придать ей ряд полномочий по контролю и надзору за её членами. Комитет считает, что передача полномочий должна быть предусмотрена в самом законе, а не должна ставиться в зависимость от решений Банка России. Также согласно законопроекту для получения статуса саморегулируемой организации, значит, некоммерческой организации требуется предоставить в Банк России смету. Но это вообще нонсенс такой, когда, извините, смету будет утверждать Банк России. Мы полагаем, что ко второму чтению такие нормы закона тоже должны уйти из законопроекта, предложенные нормы. Мы полагаем, что, вообще-то, саморегулируемые организации сами в состоянии разрабатывать, сколько им нужно, для того чтобы финансировать все те полномочия, которые у них будут. Также более детальной проработки требуют и те предложения, которые посвящены формированию органа управления саморегулируемой организацией. В данном случае мы полагаем, что не должно быть совмещения должностей, чтобы один и тот же человек занимал несколько должностей в разных саморегулируемых организациях. Мы предлагаем, что должен быть запрет. В целом есть много других там существенных замечаний, которые комитет тоже в рабочем порядке обсуждал, поэтому законопроект мы предлагаем поддержать с учётом его существенной доработки ко второму чтению.
Андрей Руденко: У меня к Наталье Викторовне вопрос, как к автору, одной из соавторов законопроекта. Я так и не понял, всё-таки вот эту норму, вы будете её устранять, где 34 процента саморегулируемых организаций должны объединяться в два СРО практически всего по каждому виду деятельности? Спасибо.
Бурыкина: Мы обсуждали данный законопроект вместе с другими нашими, с другими моими соавторами, но мы полагаем, что, конечно, вот такой цифровой численности быть не должно, а может быть и одна СРО, может быть и три, но в целом мы полагаем, что их не может быть много. В данном случае численный критерий не является самым удачным, но я опять же в своём выступлении сказала, что этот законопроект подготовлен был, скажем, экспертами Центрального банка и Министерством финансов. Мы так, только корректирующие сюда поправки вносили как бы, для того чтобы внести было не очень стыдно. Поэтому полагаем, что, конечно, такие вот вкусовые цифры будут убраны ко второму чтению.
Тамара Плетнева: мы принимали закон саморегулируемых организаций в строительной сфере, и помним, после этого закона, что началось, до сих пор продолжается - эхо безобразие там просто. Потом к нам приходил министр ... помните, как он говорил, никакого саморегулироиания в коммунальной сфере, это, вообще. Теперь мы в финансовых рынках, да ещё и некоммерческие организации, к которым столько много претензий. Вы считаете, что они, вообще, сами всё должны. Поэтому, как вы считаете, кто же всё-таки будет осуществлять контроль? Цифры тут неважны. Столько там - 34 будут они объединяться или отдельно, как вы полагаете, что лучше каждая организация сама по себе. Я считаю, что это не приведёт к хорошим результатам у нас в экономике.
Бурыкина: Ну, я так поняла, что это у вас больше выступление, чем вопрос. Но в целом хочу сказать, что, конечно, сам механизм саморегулирования, который был предложен, в том числе, и взамен на лицензирование, скажем, ну, правоприменительная практика сложилась по-разному. То, что касается саморегулирования на финансовом рынке, я думаю, что оно должно иметь место, более того, что сегодня уже достаточно много там есть саморегулируемых организаций, они уже сегодня достаточно организованы, у них только не хватает ряда полномочий, которые, действительно, им нужны для того, чтобы повышать доверие к профессии, скажем, к тому рынку, на котором они присутствуют. Но в данном случае, мы полагаем, что, передав отдельные полномочия от Центрального банка, мы, таким образом, всё-таки качественно повысим финансовый рынок, хотя у нас не так, не очень большой в стране и всё равно доверие к нему нужно формировать. Полагаю, что ничего страшного в этом нет.
Дмитрий Савельев: в продолжение вопроса коллеги Плетнёвой. Вот, действительно, в строительной отрасли сложилась уже практика, несколько лет существует СРО в градостроительной отрасли. Что происходит? Происходит следующее, собственно, любой желающий создаёт структуру, прилагает комплект документов на квалификацию людей, люди зачастую не работают в этих структурах, то есть подходят формально, платят деньги - там везде установлены ценники и получают соответственные допуски. Вот это большая проблема. Это хорошо, что дома не рушатся, не падают и, собственно говоря, люди живы. Но сейчас, как мы видим, финансовый рынок является очень уязвимым рынком вот в данной ситуации - сложной ситуации. Своевременно ли введение саморегулирования в этой отрасли сейчас? Это первое. И второе. Вопрос контроля - это будет срок бесконтрольный практически абсолютно, вот от ЦБ забираем. Ну стоит ли сейчас это делать? Может быть... И вопрос контроля. Поясните депутатам.
Бурыкина: Ну как раз в представленном нами законопроекте механизм контроля прописан там достаточно чётко. И более того, в представленной конструкции законопроекта не получится, что каждый желающий может зарегистрировать., например, в собственном ломбарде или в кооперативе своё СРО. Здесь как раз принцип такой, что о ТОМ, что будет всё-таки саморегулирование это вноситься именно большинством участников рынка. Поэтому тех издержек, которые были при организации СРО в строительной отрасли, мы полагаем, что в данном законопроекте не представляется. А то, что касается, скажем, именно механизмов саморегулирования - это в первую очередь разработка вот базовых стандартов, о которых я говорила в своём докладе достаточно подробно. Поэтому с этой точки зрения никакой регулятор и, вообще, никакой надзорный орган никакие стандарты никогда не разработает. Это смогут сделать только качественные и лучшие участники рынка. Поэтому, полагаю, что в данном случае вот саморегулирование вот в эту отрасль необходимо и вводить его нужно.
Николай Коломейцев напомнил истину: Уважаемая Наталья Викторовна, странно, что вы этот закон предлагаете сейчас, обычно в условиях кризиса централизуют полномочия, а но раздают их. Тем более наша реплика по поводу того, что надо было после экспертов доводить, его до читабельного состояния, может не надо совсем такие законы вносить, Которые даже читан, вы, профессионалы, не можете? И третье. Всё-таки, вы знаете, вот эксперты в сфере ОРО объективно, они говорят, что уже впору принимать законы по демонополизации саморегулируемых организаций, потому что через аффилированных лиц крупные структуры захватывают руководство этих СРО и начинают душить всё, что там шевелится. Понимаете? Поэтому, мне кажется, что вопрос своевременности, всё-таки, вот ответьте мне, принятие этого закона.
Бурыкина согласилась: В. Вопрос своевременный. И более того, вы в своём... Значит, принятие законопроекта своевременно, более того, вы в своём вопросе совершенно правильно поставили проблему, которая в этом законопроекте будет решена ко второму чтению - это демонополизация отдельных СРО, в том числе и на финансовом рынке. Мы знаем о том, что, допустим, сегодня Российский союз автостраховщиков, там, фактически, рулит, семь крупнейших компаний, по сути, монополизировали рынок и автострахование. Поэтому, в данном случае, этот законопроект нужен для того, чтобы, извините, отдельные, скажем, монопольные вещи, которые сегодня существуют, в том числе и разрушить, реконструировать через этот закон. Естественно, он нужен и более того, я считаю, что очень актуально.
Николай Рябов: Наталья Викторовна, уже много было задано вопросов и всё-таки поясните, пожалуйста, на реальных примерах, как конкретно повлияет улучшение деятельности финансового рынка создание вот таких саморегулируемых организаций? Конкретно. Всё это то, что вы говорите, - это всё философия.
Бурыкина: Ну, вот коллега мне подсказывает ответ, что закон - это и есть философия. А то, что касается, скажем, конкретного влияния, я могу сказать, что сегодня сам Центральный банк, которого мы наделили функциями мегарегулятора, не совсем справляется со свойственными ему задачами, в частности, с теми новыми функциями. Там есть достаточно большое количество подзаконных актов, которые они должны были издать, есть количество функций, которые сегодня кажутся избыточными, но они должны выть при этом. И при этом никто этим не занимается. И участники рынков от того, что нет, скажем, правильного разделения на те функции, которые уже должны быть у государства и те функции, которые ДОЛЖНЫ быть у саморегулирования, сегодня страдают от этого. Конечно, это, скажем, когда будут базовые стандарты и любой пользователь, который работает в финансовом рынке, сможет посмотреть, какой стандарт и какую услугу мне качественную окажет тот или иной брокер, дилер или ещё кто-то, естественно, что это па качество услуг повлияет. А. вообще законы на то и направлены для того, чтобы какой-то тренд формировать в какой-то области и к чему-то доверие формировать. Поэтому, я полагаю, что практика покажет, повлияет он, улучшит он качество нашего финансового рынка, доверие к профессии, либо не улучшит.
Александр Тарнавский: Наталья Викторовна, вопрос опять о контроле и надзоре за соблюдением участниками финансового рынка требований федеральных законов в статье 7-й законопроекта. Вы один из соавторов, говорите о том, что Банк России может эти полномочия передать СРО. При этом дальше говорится о том, что предоставление полномочий по надзору за осуществлением членами СРО деятельности в сфере финансового рынка не влечёт невозможность осуществления указанных полномочий Банком России. Могли бы вы всё-таки пояснить, как видится осуществление таким важным государственным органом как ЦЬ функций надзора и контроля за соблюдением участниками финансового рынка с привлечением ли СРО, либо без требований федеральных законов, регулирующих деятельность в этой сфере?
Бурыкина: Ну я ещё раз тогда, по-моему, я на этот вопрос отвечала, либо в выступлении затрагивала эту тему, то, что вопрос надзора в рамках тех полномочий, которые сегодня есть у Центрального банка, они останутся. Есть просто много дополнительных требований, которые должны быть сформированы к профессиональным участникам финансового рынка. Сегодня эти требования никаким образом не сформированы, есть пробелы. Вот ряд этих требований, которые мы предлагаем законодательно закрепить в законе, числе, и те полномочия, которые сегодня ЦБ не реализуются, передать уровень саморегулируемых организаций или передать саморегулируемым организациям. Естественно, эти СРО будут иметь право контролировать сами своих членов. Центральный банк будет иметь право контролировать сами СРО, как они контролируют своих членов. Такой перекрёстный контроль, он, как правило, приводит к более такому качественному содержанию надзора, и это даст возможность этим СРО прекрасно функционировать. Я могу сказать, что сегодня уже достаточно много квалифицированных организаций присутствует на финансовом рынке. Я просто названия их не хочу называть. И они достаточно успешно следят за качеством работы своих профучастников.
Валентин Романов: вопрос об учёте международного опыта. Последние 30 лет Китай стремительно развивается на фоне всех трудностей и кризисов. И вот в эти последние месяцы по паритету покупательной способности вышел вперёд Соединённых Штатов Америки. Как авторы проекты учитывают то, что творится в мировой экономике? Финансовый капитал стал господствующим. Моисей Гельман в "Промышленных ведомостях" пишет, что оборот финансового капитала в мире превысил 400 триллионов долларов. -Я очень бы рекомендовал членам комитета изучить чту огромную статью. Я читал её с большим напряжением, она не просто даётся. Так вот вопрос. Учли ли мы то, что реально международная практика покачала?
Бурыкина беспечно сказала: Ну. вы знаете, практика, она разнообразная в мире есть, есть и китайский опыт, где там много регулирования. Есть и другой опыт, который вот в данном случае автором законопроекта представляется более приемлемым. Поэтому я полагаю, что развитие этих институтов все равно неизбежно. У нас о саморегулировании закон давно принят. Там было написано о том, что особенности саморегулирования на финансовом рынке должны быть специальным законом отрегулированы. Поэтому в данном случае я считаю, что мы идём в общем тренде, беря практики какие-то из одних стран, какие-то другие практики из других стран. Поэтому полагаю, что данные институты мы должны поддерживать в разумной сфере, в разумных областях.
Обсуждение прервано перерывом 12.03-12:30
После перерыва Сергей Иванов выступил с короткой и пламенной речью: Уважаемые коллеги, ну, вопрос, конечно, очень важный. Я не спорю об этом. Но если вы или кто-нибудь из вас выйдет на угол Тверской и Охотного ряда и спросит у наших граждан, что вы думаете о деятельности СРО, то многие скажут, что не знают, что это такое. Если вы скажите так, как некоторые в зале говорят это слово: СРО, то я думаю, что вас просто-напросто не поймут. А вот если вы их спросите о ценах в магазине, то вот тут готовьтесь выслушать много нелицеприятных вещей, среди которых вот то, о чём я говорил, будет самым мягким словом. Жалко, что Александр Дмитриевич ушёл, и я, конечно, извиняюсь перед Натальей Викторовной, что немножко отхожу от темы, но тем не менее Парламент в Англии... в Британии, так скажем, Великобритании, Северной Ирландии, не стесняется обсуждать цены на продукты и устанавливает стоимость пинты молока и в чём они там измеряют... бушель пшеницы или что-то в этом духе. У нас с вами, между прочим, в прошлом созыве был принят закон о торговле, где чёрным по белому в пятой статье... вернее, в восьмой статье написано, что если в каком-то регионе стоимость на социально значимые товары превышает 30 процентов в течение месяца, то государство имеет право ввести свои ограничения. А у нас что, извините, доллары - это не предмет, так скажем, социально значимый, если на эти вещи покупаются лекарства, прочие там товары. И вообще, меня удивляет положение дел. У нас любая валюта должна определяться в том, что на неё можно купить. А у нас что делается? У нас президент бегает, ищет, у кого в загашнике миллиарды долларов лежат. Отпустили, значит, Евтушенкова из-под домашнего ареста, сразу там немножко скорректировался курс. Так дело не пойдёт, уважаемые коллеги. А мы вот с вами обсуждаем, как нам эти СРО сделать СРО в финансовой сфере. Вот этот вопрос надо обсуждать, а вы мне говорите, что мы не правы. ЛДПР права.
Андрей Руденко: Коллеги, я хочу всё-таки к вам обратиться с просьбой, что давайте всё-таки обсуждать тему законопроекта. Вот я внимательно Наталью Викторовну послушал Бурыкину, у меня многие вопросы снялись, хотя я тоже был таким вот, колебался за принятие этого законопроекта. Сразу хочу сказать, что фракция проголосует за, потому что всё-таки мы поддерживаем позицию внедрения саморегулирования в нашей России. И хотел бы сказать следующее, что недавно совсем наша фракция вносила закон о национальных объединениях, где было сказано, что различными ведомствами внесено более 900 различных законов, постановлений и тому подобное. Каждый может регулировать системы СРО, как ему захочется. Вот взять, к примеру, этот законопроект. Центробанк захотел отрегулировать, ввести саморегулирование в такой сфере как микрофинансовая организация, негосударственные пенсионные фонды, страховые компании и так далее. Почему? Да потому что мы сами наделили Центробанк, сделали из него мегapeгулятор. С функциями этими не справляется, председатель Центробанка, которая пришла новая, пытается скорректировать штатные единицы Центробанка, бюджет Центробанка урезать. А в связи с тем, что он мегарегулятор, надо его раздувать. В этом и есть целесообразность передать вот эти все функции управленческие на следующий уровень, на уровень саморегулируемых организаций. Только надо создавать не централизованно, как Центробанк создаёт, почему я задавал свой вопрос, почему 34 процента. То есть две организации, фактически у нас названо там порядка 12, по-моему, позиций — это ломбарды, микрофинансовые организации и так далее, всего у нас будет 24 саморегулируемых организации, в которые хотят запихнуть весь этот большой рынок. Это неправильно. И приятно, что комитет поддерживает позицию, мне, я читал внимательно заключение Комитета по собственности, там тоже такие же опасения очень большие высказаны, и достаточно профессионально подошли к заключению на данный законопроект. Поэтому, коллеги, я хотел бы, чтобы вот эта вот модель саморегулирования, которую мы с вами создали в 2007 году, приняв 315-й законопроект, да, всё-таки она была сформирована с учётом, без учёта профессионального сообщества. И такие вещи надо всё-таки формировать с учётом профессионального сообщества. Мы отдали на заключение данный законопроект. И наши профессионалы выдали те опасения, которые в этом законопроекте есть, мы их будем формировать ко второму чтению в виде поправок. Я думаю, что комитет нас тоже поддержит, потому что у нас точки зрения совпадают. Но хотел бы сказать вам следующее, что всё-таки нужно вот эту вот вторую, второй этап формирования модели саморегулирования, переходить уже с учётом мнения профессионального сообщества. Надо собирать "круглые столы", надо собирать, делать больше всё-таки тех рычагов, которыми обладает наша Государственная Дума. Потому что всё-таки спонтанно внесённый законопроект Центробанком, откорректированный нашими уважаемыми коллегами, я думаю, что ко второму чтению мы его ещё причешем, но, поверьте, достаточно серьёзные институты там находятся. Давайте глянем глубже туда. А это же у нас входит и Союз страховщиков, у пас входят негосударственные пенсионные фонды, микрофинансовые организации, банки. То есть в этот институт запихивается практически всё, что подчиняется Центробанку. Поэтому вот эти влияния, раздел этого СРО должен быть нами откорректирован как законодателями очень тщательно, и мы очень внимательно должны к этому подойти. Даже предлагаю комитету всё-таки провести, может быть, всё-таки "круглый стол" с участием профессионального сообщества, чтобы внести все поправки ко второму чтению. Поэтому опасения нашей фракции в том, что не надо лепить всё-таки вот этих вот сырых, быстрых законов, мы понимаем, что надо как-то раздавать свои полномочия набравшим... мегарегулятору Центробанка, но надо это делать с учётом мнения профессионального сообщества. И как я уже сказал, фракция поддерживает, мы всегда поддерживаем развитие модели саморегулирования. Но почему поддерживаем модель саморегулирования? Потому что это упраздняет многие государственные функции. Только что мы с вами говорим, все фракции говорят: плохое министерство, плохое ведомство и так далее. Почему? Потому что они далеки от участия профессиональных участников рынка. Они не могут разработать те стандарты, по которым он живёт. Возьмите стандарты, по которым развивается западная Европа. Они давно уже цивилизованно развиваются. Каждый школьник у нас знает, что такое стандарты и так далее. Я задавал в своё время вопрос, когда ещё был Минэк, Белоусову; скажите, пожалуйста, когда начнёте разрабатывать стандарты? Он на меня так посмотрел и говорит: вы знаете, я 10 лет занимаюсь этим. Говорит, вот кто бы разработал эти стандарты, я с удовольствием ему деньги заплатил. Говорит: понимаете, у нас целое Минэк, экономики, Белоусов сейчас занимает пост советника президента. Ну так ради бога давайте развивать нашу страну, не будем мы вот этими серыми в ушанках и медведей гонять по улицам. Поэтому наше предложение всё-таки поддержать модель саморегулирования, поддержать этот законопроект, но значительно его доработать, потому что у фракции большое опасение, так как там задействован большой, очень большой рынок, который коснется практически всех граждан Российской Федерации.
Александр Абалаков: Мы сегодня действительно принимаем очень важный закон о саморегулировании, в котором объединились два понятия — СРО и финансовые рынки. Вообще идея СРО в России, она у нас не приживается. Действительно, сегодня говорили, что у нас и в строительстве СРО, и в жилищно-коммунальном комплексе СРО. Уж взять строительство или жилищно-коммунальный комплекс, там действительно ситуация понятна и прозрачна и не прижилась, не получается: государство начинает регулировать. Почитав внимательно законопроект, наша фракция решила за него не голосовать. Не голосовать, потому что мы считаем, что он не своевременный. И в такой очень важной сфере вообще необходимо вообще государственное регулирование, потому что что такое финансовые рынки в таком классическом понимании? Это механизм консолидации финансов с целью инвестирования, выдачи кредитов, обменных операций и инвестиций в производство. В нашей ситуации всё получается так, что у нас обменные операции доминируют, кредитов нет, производство, инвестиций нет. Поможет ли этот законопроект тому, нашей экономике? Поможет ли он увеличению инвестиций в производство или снижению кредитной ставки? Не знаю, из законопроекта не видно. Вот именно поэтому мало того, что ситуация с этим законопроектом. Вообще в нашей экономике кризис показал очень интересную ситуацию: у нас самыми пострадавшими оказались именно те люди, которые инвестировали рубли в нашу промышленность, в самом большом выигрыше
оказались те, кто сидел в валюте. Возникает вопрос: где справедливость? Если наше государство много говорит о развитии промышленности, о развитии народного хозяйства, значит, о развитии сельского хозяйства, об увеличении инвестиций в нашу промышленность, то все механизмы показывают, что самые хитрые и в выигрыше те, кто покупают валюту и никуда её не продают. Поэтому приходится применять ручные методы, обязывать экспортёров продавать валюту, заставлять людей переходить, покупать, вернее, продавать валюту, покупать рубли. И самое главное, возникает очень интересная другая ситуация. Действительно попали в сложную ситуацию все, но почему-то помощь идёт тем, кто брал валютные кредиты. Мы знаем, что у нас за помощью из ФНБ выстроилась очень большая очередь, за помощью из ФНБ, но выстроились те организации, которые брали кредиты в валюте, почему-то. А те, кто брали кредиты в рублях, это в первую очередь малый бизнес, который не имеет доступа к международным финансовым рынкам, он, почему-то про него вообще не говорим, как будто его нет. Так, может быть, те деньги, которые мы сегодня направляем на докапитализацию АСВ, на докапитализацию крупных системообразующих банков, может быть, эти деньги направить на то, чтобы зафиксировать те кредиты, которые взяли, чтобы неухудшение, не было ухудшения условий тех небольших кредитов, которые взяты на развитие производства малым бизнесом, средним бизнесом, об этом нет речи никакой. Значит, принимаем закон о СРО, да, регулирование нужно, мы об этом говорили всегда, но нужно ли оно именно сейчас и именно такое регулирование - это большой вопрос. На мой взгляд, сейчас очень важно принять законы, которые бы позволили тем организациям, которые кредитовались в рублях, которые инвестировали эти кредиты, инвестировали в производство, зафиксировать ставку, зафиксировать суммы кредитов этих, которые есть. Потому что для того, чтобы дать передышку, чтобы с течением времени, с течением времени можно было, производства начали работать, потому что действительно курс рубля, курс доллара поднялся, наши товары, наша продукция стала более конкурентоспособна, действительно появляется шанс, но сегодняшняя ситуация в банковской сфере напрочь, напрочь рушит этот шанс. То есть те производства, которые бы могли через год, два начать давать отдачу, выпускать продукцию, конкурентоспособную продукцию, заметьте, не только на внутреннем рынке, но и на внешнем рынке, вот наша фракция понимает импортозамещение, как выпуск такой продукции, которая пользовалась бы спросом, вообще, на всём мировом рынке. Вот вместо этого мы душим. Значит, банки приходят, снижают ставки по кредитам, увеличивают ставки. Какое производство может жить в такой нестабильной ситуации. И получается, что вместо того, чтобы нам сейчас думать о том, как облегчить жизнь тем реальным инвесторам, реальным производителям, которые сегодня работают и которые сегодня страдают от всей этой ситуации, мы думаем, как нам дать возможность задышать, значит, крупным тем, кто брал ... в кредит, значит, регулирование, ну, относительно всё-таки небольшого сектора. Потому что в нашей сегодняшней ситуации, действительно, у нас средства накопления - это либо депозит, либо недвижимость, средства инвестирования - только, вернее, средства привлечения только кредит. Других инструментов нет. Поможет ли этот закон увеличению разнообразия средств не знаю, может - нет. Вот именно поэтому наша фракция решила за законопроект не голосовать.
Николай Рябов: Многие выступили и сказали много правильных и хороших вещей, в частности, Диденко Андрей Викторович сказал, что сомневался - голосовать или не голосовать. Теперь говорит, будем голосовать за данный законопроект. Значит, Сергей Владимирович, наверное, правильно ставит вопрос, Иванов, о том, что пора и заняться вопросом регулирования цен и правильно эту тему поднимает. Но с Натальей Викторовной согласиться тяжело в том плане, что создание саморегулирующей организации и урегулирует финансовый рынок. Здесь просто одни жулики будут регулировать других и ничего не изменится. Самое главное, что все, кто выступает, относятся с небольшим уважением учениям Маркса и Ленина, а незнание как раз этих учений, соответственно, непонимание, что нужно делать в экономике нашей страны и приводит нашу страну к экономическому, а затем и политическому краху. А закон, который мы сейчас рассматриваем, ничего, кроме вреда, в экономику не внесёт. Вот что писал Владимир Ильич Ленин в работе: "Грозящая катастрофа и как с ней бороться". Я вам, позвольте мне зачитать, ибо более умных вещей никто никогда не говорил и сказать, наверное, невозможно, потому что Владимир Ильич Ленин сказал как раз по этому вопросу очень правильно: "Говорить о регулировании в экономической жизни и обходить вопрос о национализации банков, значит, либо обнаруживать самое круглое невежество, либо обманывать простонародье пышными словами или велеречивыми обещаниями при заранее обдуманном решении не исполнять этих обещаний. Контролировать и регулировать доставку хлеба или, вообще, производства и распределение продуктов не контролируя, не регулируя банковских операций - это бессмыслица - это похоже на ловлю случайно набегающих копеечек и на закрывание глаз на миллионы рублей. Современные банки так тесно и неразрывно срослись с торговлей, хлебной и всякой иной и промышленностью, что накладывать руки на банки решительно ничего серьёзного, ничего революционного, демократического сделать нельзя". То есть, другими словами, надо национализировать банки. И далее, что он пишет: "Только при национализации банков можно надеяться и добиться того, что государство будет знать, куда и как, откуда и в какое время переливают миллионы и миллиарды? И только контроль за банками, за центром, за главным стержнем и основным механизмом капиталистического оборота позволил бы наладить на деле, а не на словах контроль за всей хозяйственной жизнью, за производством и распределением важнейших продуктов наладить то регулирование экономической жизни, которое иначе суждено неминуемо оставаться министерской фразой для надувания простонародья". Поэтому все законы, которые сейчас мы говорим, о саморегулировании, всё это надумка, которая не приведёт к существенному изменению в финансовом рынке. А как было безобразие, так и останется, сколько бы мы этих законов о саморегулировании не принимали. Мы знаем закон о саморегулировании в строительном секторе, который, действительно, изменил, всего лишь навсего, что собственность из одних рук перетекла в другие, а как было безобразие, так и осталось.
Бурыкина от заключительного слова отказалась
Первое чтение 293 13 2 17:08
Аннотация и заключением комитета см. http://leo-mosk.livejournal.com/2407697.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments