leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Первое чтение вредных иностранных и международных организаций – встревоженный Дмитрий Гудков против

10. 662902-6 Госдума в итоге обсуждения одобрила законопроект первого чтения «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ».
Тут начало, окончание см.: http://leo-mosk.livejournal.com/2408149.html
Документ внесли 27.11.14 депутаты А.Г.Тарнавский, А.А.Ищенко, сегодня его представил Александр Тарнавский:
- Российская Федерация, Россия - миролюбивое государство. Мы по-добрососедски относимся ко всем, кто нас окружает, а также к тем, кто живёт далеко - в странах Южной и Северной Америки, Азии и Африки. Россияне заинтересованы в народной дипломатии, поездках друг к другу, во взаимообмене в области культуры и искусства. Россияне всегда выступали и выступают за сотрудничество в области экономики, совместную реализацию коммерческих проектов на благо народов наших стран и всей мировой цивилизации. С этих же позиций, я убежден, мы взялись за проведение в России в Сочи зимней Олимпиады с тем, чтобы внести свой вклад в мировое развитие, притом, что пришлось и оторвать от себя, выделив из бюджета страны огромные деньги. И все мы видели, что Россия не оплошала, сделала всё более чем достойно. К сожалению, в то время как мы готовились к проведению Олимпиады, в ряде стран некоторые готовили действия откровенно недружественные по отношению к России. Выпады с их стороны, конечно же, были всегда. Но мы, думаю, делали правильно, что делали вид, что их не замечали. Однако за последний год они, эти выпады, приобрели иное качество, превратившись в ожесточённые атаки и санкционные меры против нашей страны, против наших граждан, против нашего бизнеса. То, что происходит сейчас вокруг и в связи с Россией, обоснованно ставит вопрос, а не рукотворное ли это дело? Такое чудовищное падение цен на мировом рынке нефти, вряд ли это лишь борьба саудовцев со сланцевой нефтью, добываемой в США, вряд ли здесь лишь работает невидимая рука рынка. Эта мысль всё чаще, громче и открыто звучит в устах различного рода независимых экспертов и аналитических структур. Принятые экономические санкции против российских банков и других российских компаний, работающих в нефтянке и в сфере ВПК. И это ещё не всё. Давление продолжает нарастать. Из последнего, из того свежего, что сейчас можно найти на новостных лентах. Одна американская фирма, не буду её пиарить, выкупила значительный пакет акций одного из российских фармацевтических предприятий, расположенных где-то в километрах 500 от Москвы. На предприятии работает около 2 тысяч россиян. По указанию американских акционеров менеджмент этого предприятия поставил перед работниками вопрос: либо увольняйтесь, либо прекратите обслуживаться в Сбербанке, как и в других госбанках, попавших под санкции. А как же с взятыми ранее ипотечными и потребительскими кредитами и так далее, и тому подобное? Как говорится, без комментариев. Пришло время ответить, ответить, чтобы наше молчание и терпение не стало рассматриваться как проявление слабости. Как говорили в древности: силу можно отражать силой. Говорю это не столько для вас, уважаемые коллеги, произнесённая фраза для так называемых экспертов при Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) и некоторых восточноевропейских толкователей из числа так называемых свободолюбивых журналистов, которые, как по команде, взялись, как говорится, дистанционно критиковать представляемый сейчас на ваше рассмотрение законопроект. Итак, что же предлагается? Авторы законопроекта - я и наш коллега Антон Ищенко, предлагают закрепить в российском законодательстве такое понятие как "перечень иностранных и международных организаций, деятельность которых на территории Российской Федерации признаётся нежелательной". В перечни могут быть включены иностранные, повторюсь, исключительно иностранные организации, иностранные юрлица, которые могут представлять угрозу обороноспособности и безопасности государства, а также в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, прав и законных интересов российских граждан. Для попадания в перечень необходимы материалы, сведения, документы, полученные от ФСБ и преимущественно других силовых структур, необходимо также обязательное согласование МИДа. Решение о включении в перечень принимает Генпрокуратура. Несколько в этой связи комментариев. Обращаю внимание, что в понятие "иностранные организации" включаются не только НКО, но и коммерческие организации, при этом НКО, полагаю, здесь менее важны, поскольку они являются всего лишь каналом, проводником денежных средств, обычно не более, чем получателями грантов, которые необходимо отработать. НКО сами не генерируют средства, основные средства они получают либо из бюджетов иностранных государств, либо из прибыли транснациональных корпораций и крупных компаний, а также от, так называемых, миллиардеров-филантропов. Далее, иностранные организации действуют в силу различных мотиваций, по разным причинам. Одни вредят России, так как выполняют задания спецслужб, другие - по идеологическим соображениям, третьи - из-за личной неприязни к России их хозяев, акционеров, но, а четвёртые просто преследуют экономические цели: скупить Россию по дешевке, ведь сейчас российские активы сильно подешевели, а потом их, эти активы, с выгодой перепродать. Как говорится, ничего личного. Обижаться на это не нужно, просто надо это понимать и просто этому противодействовать, поставив деятельность этих иностранных организаций в жёсткие законодательные рамки. Участие, при принятии решения о включении в перечень, и силовых структур, и МИДа, и Генпрокуратуры имеет ключевой характер, они, эти ведомства, максимально, насколько это возможно, отдалены от экономики и их забота - это исключительно интересы государства. Иногда в своей текущей деятельности, они взаимодействуют между собой как, как принято называть, лебедь, рак и щука, и для нашей ситуации это очень хорошо. Вспомним хотя бы французского писателя, правоведа и философа Монтескье, творившего в XVIII веке, издавшего свой фундаментальный труд "О духе законов" и много сделавшего для обоснования необходимости использования системы сдержек и противовесов, которая в свою очередь легла в основу Доктрины разделения властей. Таким образом, мы предлагаем так называемый тройной ключ, пользоваться которым крайне непросто. Как говорится, нужно уж очень здорово насолить России, чтобы вышеуказанные ведомства единодушно решили включить ту или иную иностранную организацию в перечень нежелательных на территории России. Я ещё ряд вещей скажу в своём заключительном слове. Единственное в заключении своего доклада хотел бы сказать, Сенека говорил: "для тех, кто не знает, куда плыть, ни один ветер не будет попутным". Мы знаем, куда плыть, и двигаемся в правильном направлении. И исключительно для вас, уважаемые депутаты: "Feci quod potui, faciant meliora potentes" - "Я сделал всё, что мог, пусть те, кто могут, сделают лучше".
Председатель комитета по госстроительству Владимир Плигин поддержал:
- Преимущество Московского университета - это хорошее преподавание латыни, действительно. Значит, уважаемые коллеги, Александр Георгиевич очень подробно остановился на законопроекте. Представленный законопроект направлен на создание предупредительных мер по защите основ конституционного строя Российской Федерации, национальных государственных интересов, законных прав и интересов граждан и безопасности России. С этой целью законопроектом, как было уже сказано, предусматривается возможность признания нежелательной на территории Российской Федерации деятельности иностранных или международных организаций, которые, как определено законопроектом, могут представлять угрозу обороноспособности, безопасности государства, общественному порядку или здоровью населения. На что хотелось бы обратить внимание? Соответствующие запреты установлены законодательством Российской Федерации, однако перечень последствий для указанных организаций при приостановлении их деятельности в случае нарушения ими требований законодательства, определён отсылочной нормой к положениям Федерального закона "О некоммерческих организациях", которые с 4 июня 2014 года утратили силу. Таким образом, комитет обращает внимание на то, что законопроект актуален, концепция может быть поддержана. Вместе с тем, считаю необходимым отметить, что наши уважаемые коллеги, комитеты-соисполнители, в частности Комитет по безопасности и противодействию коррупции, анализируя законопроект и отмечая, что он может быть рассмотрен, но требует доработки, в частности, обращают внимание на то, что представляется целесообразным предусмотреть дополнительные критерии разграничения экстремистской деятельности и деятельности, осуществление которой нежелательно на территории Российской Федерации. Комитет по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству также, соглашаясь с тем, что концептуальных возражений концептуального характера по законопроекту нет, обращает внимание на необходимость определённой корректировки, применительно к новой статье 284.1. По мнению комитета, диспозиция проектируемой статьи содержит в себе правовую неопределённость и может привести к сложности правоприменительной практики, на что не раз указывал Конституционный Суд Российской Федерации. И, кроме того, необходимо внести корреспондирующие изменения в уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации. Также хотел бы обратить внимание на то, что есть заключите Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций. Наши коллеги отмечают о том, что положения законопроекта носят превентивный характер и создают правовые условия для предотвращения и предупреждения деятельности иностранных или международных организаций, представляющих угрозу основополагающим ценностям российского государства. Но, одновременно, комитет обращает внимание на то, что требует доработки во втором чтении в части уточнения формулировок проектируемых статей 20.33 Кодекса об административных правонарушениях и статьи 284.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Имеются замечания в отзыве Правительства Российской Федерации, которые также относятся к предполагаемой редакции статьи 284'. И обращается внимание о том, что анализ обстоятельств показывает, что предлагаемая норма может оказаться неприменимой на практике, то есть, таким образом, её нужно будет анализировать. И некоторые замечания имеются в официальном отзыве Верховного Суда Российской Федерации. Таким образом, при подготовке законопроекта ко второму чтению предстоит достаточно предметная работа по, несомненно, крайне сложному вопросу. Наши коллеги затронули действительно очень актуальную проблему. К сожалению, это является, в том числе необходимость постановки этого вопроса результатом совершенно неоправданного применения санкций, ограничения деятельности в целом ряде случаев российских органов, организаций, российских физических лиц на территории иностранных государств. При этом мы понимаем, что общая тенденция, и комитет это также разделяет, общая тенденция на открытость деятельности Российской Федерации, на открытость к честной кооперации в различных областях, в том числе в рамках выполнения международных соглашений, сохраняется.
Тамара Плетнева: У меня вопрос к Александру Георгиевичу. Безусловно, конечно, тему вы затронули самую такую актуальную, про которую мы все думаем. И не хотели мы так делать, но мы делаем это в ответ на то, что и как поступают с нами, всё это понятно. Но скажите, пожалуйста, как нам вот перечень-то этот получить будет. Вот по закону, по вашему докладу я не поняла, что, мы все должны вот так, как раньше на плакате, значит, смотрите по сторонам, шпионы кругом, или как нам будут всё-таки этот перечень давать наши структуры, ФСБ и прочие. Или мы будем знать его, или не будем, или просто это в законе будет обозначено, и всё, для отдельных наших структур. И скажите, вот по обеспечению безопасности страны такие организации как, например, у нас существуют, некоммерческие, абсолютно легальные, вот эти все "Макдональдсы", которые... (Микрофон отключён.)
Тарнавский: Конечно, в течение семи минут всего не скажешь, тем более вопросов тут очень много, и о части из них буду говорить в слове по итогам обсуждения. Но что касается вашего вопроса, в законопроекте прямо прописано, что этот перечень ведёт Минюст, это уже не первый перечень, у нас есть, в соответствии с законом "О противодействии экстремизму", перечень соответствующих экстремистских организаций, он публикуется на официальном сайте Минюста в Интернете, в официальных изданиях Правительства Российской Федерации. Поэтому здесь действует общий порядок, и тут нет ничего необычного, речь идёт о включении тех в перечень этот, который официально публикуется на сайте, тех организаций, которые упомянутые мною госорганы совместно приняли решение включить.
Дмитрий Гудков встревожился: У меня вопрос к Владимиру Николаевичу, поскольку от вашей фракции зависит голосование по данному законопроекту. Вот автор предлагает дать право Генеральной прокуратуре без суда и следствия закрывать иностранные, в том числе коммерческие, организации, компании. При этом... Если Генеральная прокуратура посчитает их нежелательными. При этом автор не предлагает никакие критерии, не прописаны критерии этой нежелательности. Я уверен, что вы понимаете, что это на самом деле очень сильно влияет на деловой инвестиционной климат, потому что ни один инвестор не будет вкладывать деньги в страну, во-первых, коррумпированную, во-вторых, в страну, где твой бизнес могут в любой момент уничтожить. Вот вопрос, зачем вы это поддерживаете, если это даже противоречит установке и президента, и премьера, которые говорят о необходимости улучшать инвестиционный климат в нашей стране.
Плигин: Уважаемые коллеги! Прежде всего, когда мы даём те или иные оценки, и Дмитрий Геннадьевич это точно совершенно знает, давая эти оценки, мы должны ссылаться на фактический материал. Я должен сказать, что интерес к переговорному процессу, особенно к переговорному процессу с субъектами Российской Федерации с точки зрения присутствия иностранных компаний и коммерческих структур при всём притом, при всех сложностях не угасает. И целый ряд субъектов Российской Федерации ведут весьма успешные консультации по целому ряду инвестиционных проектов, и, в частности, не так давно в Ростовской области был запущен очень серьёзный глубокий инвестиционный проект в области строительного стекла. Почему я об этом говорю, потому что это и очень большой по масштабу проект, и создание множества рабочих мест. Российская Федерация ни в коей мере не ограничивает и не планирует ограничивать деятельность коммерческих предприятий, именно работающих в коммерческой области, нацеленных на получение прибыли. Отдельные вопросы, которые возникают к законопроекту, в частности, в рамках вашего вопроса не исключается возможность судебного оспаривания принимаемых решений. И следующий момент, речь идёт о сложных процедурах. Ваш уважаемый коллега, Александр Георгиевич, сказал о процедурах включения организаций и одновременно в рамках комитета у вас есть полная возможность работать над устранением тех замечаний, которые вам кажутся существенными. Мы будем рады этому взаимодействию.
Сергей Решульский: На предыдущий вопрос Владимир Николаевич, мне так кажется, затронул эту тему и тот вопрос, который я хотел задать и Александру Георгиевичу, и Владимиру Николаевичу, по самому законопроекту - нет, а вообще-то, предусматривается ли возможность оспорить в судебном порядке признание этой организации нежелательной на территории России, вернее, её деятельности и включения её в тот перечень, о котором говорится в законопроекте? Можно ли потом в судебном порядке это всё оспорить и в какой срок это будет проводиться? Спасибо.
Плигин: Уважаемые коллеги, несомненно, что те решения, которые принимаются в определённом порядке должностными лицами или органами Российской Федерации, эти решения могут оспариваться и, в частности, они могут оспариваться по процедурам, которые, возможно, будут урегулированы Кодексом административного судопроизводства и действующим законодательством. Что касается процессуальных сроков, они также определяются действующими кодексами. Но и российские предприятия в настоящее время начинают пользоваться этими процедурами в рамках зарубежных юрисдикции, когда ограничивается их деятельность, поэтому здесь никаких исключений не делается. Более того, что касается НКО, которые были обозначены как иностранные агенты, многие пользовались этими процедурами и участвовали в судебных спорах. Поэтому такого рода защита гарантируется.
Михаил Маркелов: Уважаемый Александр Георгиевич, но я в определённой степени продолжу тему, которую поднимала Тамара Васильевна, но не в части обсуждения "Макдональдса", поскольку "Макдональдс" не является у нас общественной организацией, а в части вот реестра. Мы в ходе обсуждения законопроекта проводили с вами такую заочную дискуссию. И мне бы хотелось всё-таки вот сейчас понять, вы наверняка анализировали информацию и не могли бы вы сегодня в качестве примера привести две-три организации, которые попадают под действие этого закона? И ещё один, на мой взгляд, немаловажный момент. Он касается религиозных организаций. Я ничего не услышал об их деятельности в законопроекте. Речь идёт о, в большей степени, нерелигиозных организациях и даже о религиозных группах, которые действуют на территории России и могут наносить вред Российской Федерации. Вот как быть с ними? Почему они не прописаны в законопроекте?
Тарнавский: Авторами был использован широкий термин "иностранные организации". И ранее мы всегда говорили о некоммерческих организациях. Неслучайно у нас, кстати говоря, запрет на деятельность уже имеется экстремистских организаций, некоммерческих, неправительственных. Это статья закона "О противодействии экстремизму", который мы ещё приняли в 2002 году. Так что у нас по некоммерческим иностранным организациям действующее законодательство уже имеется. Но мы сейчас говорим не об экстремизме, а говорим о более широком понятии нежелательности. И, во-вторых, мы говорим о всех некоммерческих организациях. Поэтому я вообще полагаю, что, и не хотел бы никого называть из организаций, поскольку я не следователь, пусть этот вопрос решают упомянутые мною государственные органы, я вообще хотел бы, чтобы этот перечень был пустым. Не расстроюсь, более того, смею надеяться, что буду рад, что никого не будет в этом перечне. Потому что я исхожу из того, что это хорошая профилактическая превентивная мера, поскольку для многих организаций, крупных компаний попадание в перечень - это ещё вопрос репутации. Кто-то об этом заботится. Для других компаний это невозможность выйти на рынок России. Не придёт одна транснациональная корпорация, придёт другая, рынок будет занят. Поэтому они должны ещё серьёзно подумать, прежде чем какие-то осуществлять недружественные действия в отношении России. Я надеюсь, что данный законопроект, если вы, коллеги, примете его сегодня в первом чтении, а потом мы вместе его доработаем и примем в целом, вообще позволит тормознуть какие-то из иностранных компаний, которые в рамках такой общей истерии антироссийской включились в борьбу против России. Я очень надеюсь, что эта превентивная мера кое-кого заставит остановиться. Спасибо.
Сергей Иванов возмущен: Уважаемые коллеги, ну что сказать? Сила этого закона в его противоречивости. Автор говорит о том, что будет рад, если там никаких коммерческих организаций это не коснется, приводит пример с Воронежской фабрикой. Кстати, эта информация абсолютно не подтверждается, надо быть аккуратными. А комитет говорит обратное, что это не касается тех организаций, целью которых является извлечение прибыли, то есть тех брендов, о которых говорил только что сейчас автор. То есть вообще странно очень это дело построено. Сначала мы тебя по представлению прокурора занесём в список нежелательных организаций. Вообще, коллеги, вдумайтесь. Вообще поразительная лояльность. Организация, чью деятельность признали угрожающей безопасности, обороноспособности, нравственности, здоровью граждан, не просто запрещают, а так вежливо говорят: "Ну мы не желаем, чтобы вы занимались подобными вещами". В любой стране такую организацию просто бы запретили. Мы настолько сильны, что как в том анекдоте - вы бейте, но, пожалуйста, поменьше, не так сильно, а то у меня кровь пойдёт. И потом мы говорим - хорошо, вас сначала прокурор объявит, Минюст занесёт в список, а потом вы, пожалуйста, доказывайте, что вы не верблюд. Ещё раз говорю, мы только за, чтобы мы отвечали адекватно на те санкции, которые против нас вводят. Вот сейчас, например, компания "Apple" ввела санкции против наших крымских программистов. Ну и что? Мы чем-то как-то ответили? Внесли какие-то санкции против этой компании? Отказались от этих телефонов? Ничего подобного. Вместо этого мы вносим законопроект, не мы, а паши коллеги, которые на простой вопрос из зала "Назовите хоть одну другую организацию, протии в кого это делается, что вас сподобило на такое?" говорят: "Да мы рады будем, если туда вообще никто не попадёт". Ну это, знаете, как в том анекдоте, когда автомобилист выезжает, въезжал на территорию СССР, потом попадал в яму и говорил: "А почему яма не огорожена была?" А ему говорят: "А ты красный флаг на границе видел?" "Видел". "Ну вот и было тебе предупреждение". То же самое и у нас получается. Коллеги, давайте сначала конкретные вещи, конкретные механизмы, потом будем уже их принимать. А так вот мы сейчас примем, во втором чтении будем дорабатывать неизвестно что неизвестно зачем.
Тамара Плетнёва: Вы знаете, я не знаю, как вы все, я вот волнуюсь, у меня внутреннее волнение. Я понимаю, что то, о чём мы сейчас все говорим, мы про это все думаем давно, давно. И в то же время, смотрите, сколько появляется других вопросов совсем с другой точкой зрения. Вот это меня больше всего заставляет волноваться. Ну что, мы не понимаем, что сегодня происходит? Ну, давайте дальше будем быть как кот Леопольд: да давайте все дружить. Да кто же против? Мы все за то, чтобы у нас мир был открытым, чтобы свободный проезд был везде, чтобы люди могли жить, где хотят, чтобы они могли работать в любой стране. Всё, мы за это. Мы не начинали эту войну. Сами говорим каждый день о том, что мы на войне. И с нами воюют не оружием, с нами воюют совсем по-другому: идеологией воюют, хитростью воюют, подлостью воюют, подкупом воюют, огромные деньги вбрасывают. Ну что это, разве непонятно нам всем? Нет, задают вопросы, а вы знаете, с вами дело никто иметь... с нами не будет. Вы зачем поддерживаете такой законопроект? Может быть, он юридически и не совсем продуман. Я, почему и про перечень спрашивала, хотелось бы посмотреть на него. Я и спрашивала и о коммерческих, не организациях, Михаил Юрьевич, а спрашивала, есть у нас предприятия коммерческие, которые деньги вывозят, которые кормят дрянью нашу молодёжь? Это тоже всё есть. Но мы опять закрываем глаза и говорим, ну совсем-то закрыться уж нельзя: давайте уж ещё потерпим, давайте ещё. Поэтому мне кажется, что, несмотря на всё то, что в законе не прописано, сейчас не об этом надо говорить. Сейчас всем до одного надо его поддержать и дальше над ним работать и сказать, наконец-то, своё слово. Вы думаете, в Советском Союзе прямо такие были руководители, не хотели ни с кем дружить что ли? Да, наоборот, делали всё для того, чтобы дружить. Но дружить с социалистической страной не хотели, и поэтому боялись, что у них там, не дай бог, в их стране рабочие поднимутся. И поэтому приходилось вот как-то лавировать, искать другие возможности, больше денег тратить на вооружение для того, чтобы защищаться, потому что угроза была. Как мы сейчас делаем? Вот я внесла законопроектов много социальных. Молчу сижу как рыба. Их не рассматривают уже больше года, потому что я всё равно про себя понимаю, что сейчас нет денег, хотя злюсь на комитеты, что они их не выносят там и прочее. Поэтому... Дорогие мои коллеги, те, кто сегодня считают, что вот это не надо делать, мне кажется, они очень близки к той самой колонии, простите.
Владимир Поневежский: Фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" поддерживает данный законопроект, который в целях создания предупредительных мер по защите основ конституционного строя Российской Федерации, национальных, государственных интересов, законных прав и интересов граждан и безопасности России, предусматривает возможность признания нежелательной на территории Российской Федерации деятельность иностранных и международных организаций, представляющей угрозу обороноспособности либо безопасности государства, общественному порядку или здоровью населения и определяет последствия приостановления деятельности коммерческих организаций, которые участвуют в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации при их финансировании иностранными государствами, а также реализуют проекты, программы или иную деятельность, представляющую угрозу интересам Российской Федерации. Полагаем, что современная непростая геополитическая ситуация, жёсткая идеологическая и экономическая борьба, развернутая в отношении России, создают условия, в которых принятие данного законопроекта представляется абсолютно своевременным, обоснованным и актуальным.
Дмитрий Горовцов : После столь обстоятельного доклада, который прозвучал с этой трибуны и, так сказать, достаточно, так сказать, глубокого и блестящего содоклада, который мы услышали с этой трибуны в лице Владимира Николаевича Плигина, спасибо огромное за те ответы на вопросы, которые были даны квалифицированно. Наша фракция не может не поддержать, так сказать, данный законопроект и будет голосовать за его принятие в первом чтении. Уважаемые коллеги, наша позиция обусловлена тем, что в настоящее время ни для кого не секрет в условиях обострившейся внешнеполитической обстановки, возросшей активности террористических и экстремистских организаций, иных угроз мы всё больше и больше внимание вынуждены уделять защите основ конституционного строя нашего государства, обеспечению территориальной целостности и суверенитета Российской Федерации. Напомню, уважаемые коллеги, что за последние годы работы нашей Государственной Думы шестого созыва был принят целый ряд федеральных законов, которые направлены на пресечение деятельности, представляющей угрозу общественному порядку и национальным интересам Российской Федерации. Это касается совершенствования законодательства в сфере деятельности иностранных неправительственных организаций и организаций с участием иностранного капитала, финансирования. Вместе с тем необходимо констатировать, уважаемые коллеги, что существуют многочисленные примеры противоправной деятельности целого ряда иностранных и международных организаций, которые из-за рубежа осуществляют, из зарубежных источников осуществляют, так сказать, финансирование политических мероприятий антироссийской направленности, которые способствуют разжиганию конфликтов, в первую очередь, межнационального и межрелигиозного характера. Уважаемые коллеги, хотел бы также обратить ваше внимание на то, что рассматриваемый сегодня законопроект коснётся тех организаций, которые на самом деле пытаются в тайне осуществлять финансирование деятельности противников российской государственности, российской власти внутри нашей страны. Хотел бы также отметить, что данный законопроект соответствует общемировой практике. Ну вы прекрасно знаете, что в Соединённых Штатах Америки в условиях обострившейся внешнеполитической обстановки ещё в 1938 году Конгрессом США был утверждён известный акт о регистрации иностранных агентов, ну так называемый закон, так сказать, FARA, основной целью которого было уменьшение влияния иностранной пропаганды в американской политике. Согласно этому акту, иностранным агентом считалось любое, подчёркиваю, лицо, действующее в качестве лоббиста, специалиста по общественным отношениям... Или адвоката в интересах иностранного доверителя, или американской организации, финансируемой из иностранных источников. Уважаемые коллеги, на наш взгляд, реализация предлагаемых законопроектом мер, безусловно, позволит повысить эффективность противодействия негативным вызовам со стороны международного терроризма и экстремизма, что соответствует, по нашему мнению, духу и содержанию шагов, которые предпринимаются в целом мировым сообществом. Спасибо за внимание. Ещё раз повторяю, наша фракция поддержит этот законопроект в ходе голосования его в первом чтении.

Первое чтение 384 2 0 17:09
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment