leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Власть как управление пороками и законы с признаками властных пороков

Завершение парламентской сессии и ожидание перемен.
Власть как управление пороками и законы с признаками порока привели к тому, что СФ восстал против разносчиков демократии
366-е пленарное заседания Совета Федерации завершило парламентскую сессию 2016 года. Традиционное парадно-речевое оформление про большую проделанную работу и совершенно конкретные предложения не скрывало общей тревоги. Чувствовалось какое-то ожидание перемен. Единый день голосования 18 сентября уберет из обеих палат значительную часть надежного парламентского костяка. Работа в парламенте приносит огромный опыт «искусства возможного». Благие намерения спотыкаются о бесконечную и неумолимую ерунду и наконец умирают.
Парламентский опыт непокоренного корреспондента МП освобождает от бессмысленной веры во всесилье власти как своей, так и внешне глобализующей. Власть над людьми независимо от постов и званий дает управление пороками, запуск экстремизма и террора. Мы с 70-х в генетике видим как это делается. Амбиции второго лица превращают первое в марионетку и в конце концов спаивает и доводит до смерти или уголовки. Потом оказывается, что вольно или невольно выполняет деструктивны задачи внешнего управления всех нас перессорить.
Зачем превращать председателя СФ Матвиенко в куклу и натравливать на сенатора Белякова, когда он произносит с трибуны правду? Есть только один разумный путь лишить его оснований – не давить суверенную прессу и не поддаваться давлению глобализованных СМИ. У Матвиенко прекрасная живая речь и ее не надо править.
Очевидно, на завершающем заседании СФ произошел перелом, формат дискуссии стал более конструктивным.
Ситуация в России уникальна. Страна лидирует по преодолению террора. Внешнее управление накачивает экстремизм через СМИ под гнилую доминанту отсталости России. Наказывает терактами любую страну, лидер которой выскажется за сближение с Россией. Россию наказывать сложнее, требуется особый креатив, потому что продвинутая представительная власть распутает замыслы помыслы и домыслы внешнего влияния. Из-под асфальта закатанных СМИ все равно что-то пробьется.
Сенатор не меньше депутата зависим от теневой власти помощников, манипуляций с бумагами и диктата СМИ от непубличных и потому безответственных людей. С помпой запущенный новый сайт СФ стал проблемным источником дезинформации – дает новости недельной давности, сцепляет несвязные заголовки и текст. Повестки заседаний комитетов сайт размещает произвольно и другого источника нет. Скачивание информации требует некой эквилибристики на основе знаний о политических отношениях сетевых компаний.
Нелишне вспомнить, за что изгнали из СФ носителя указанной информации Руслана Гаттарова. С тех пор ситуация усугубляется. Каждый поход в СФ напоминает восхождение на Голгофу с непредсказуемым исходом. Попытки следить за мероприятиями СФ по трансляции увеличивают непредсказуемость. Организаторы стараются, даже титры с именами выступающих иногда дают. Много технических перебоев, задержек или повторов. К тому же транслируется далеко не все.
Пример новости с сайта СФ. Заголовок «Сенаторы поддержали закон о запрете выращивания в России генетически и инженерно-модифицированных растений и животных» сам по себе путает, потому что запрет внедрили в массовое сознание на первом этапе разрушения советской биотехнологии. Что нового в законе, узнать с сайта СФ невозможно – за заголовком идет текст о выступлении Дмитрия Козака на предыдущем заседании СФ. Однако про закон все известно, продвигают его давно во исполнение установки второго этапа – легализации западных монополистов биотехнологии в России. Попытки возрождения собственного семеноводства и племенного дела сорваны. Поле осталось за транснациональными монополистами. Но нелегально, собирать свою дань в полной мере они не могут. Закон регистрирует поставщиков. Семенной генномодифицированный продукт защищен гибридизацией инбредных линий. Минсельхоз против зависимости. Закон передали Минобрнауки, профильному лишь номинально филиалу дискредитированного Минэка. Валентина Матвиенко удивлена, почему закон передали непрофильному министерству.
Один пример из полутора сотен.
В повестке 164 вопроса в т.ч. 156 законов три ФКЗ и 153 ФЗ. Принято и направлено на подпись президенту 155. Один отклонен. По Конституции большинство из вопросов не относится к компетенции СФ и рассмотрения не требует не требуется. Но и не запрещается, что позволяет демонстрировать значимость палаты и иногда отлавливать заведомые вредности. 164 вопроса повестки – такого не было в Думе. Заседали без перерыва больше семи часов. Большинство принятых законов как минимум вызывают вопросы. Предварительно критику старались притушить и само пленарное заседание в экспресс-режиме новой информации по сути законов не принесло. От перерыва отказались. Вопросы повестки щелкали как орешки настолько быстро, что трудно было успеть записать данные голосования. Валентина Матвиенко глотала сказуемые, торопясь назвать приглашенных. Вопросов им не задавали. Посыпались предложения докладчикам выступать с места, с чем Матвиенко не согласилась.
На середине марафона произошел перелом.
Ожидаемых зрелищных перепалок невпопад не было. Все впопад. При обсуждении повестки мятежный сенатор Антон Беляков предложил снять с обсуждения антитеррористический закон Яровой-Озерова. Выступление позволило сенатору обобщить критику закона. В обращении большой четверки мобильных операторов утверждается, что хранение данных потребует двух триллионов.
Дальше произошло неожиданное. Впервые без упреков и нападок со ссылками на очевидную неправду об отсутствии в СФ проблем доступа журналистов, Валентина Матвиенко спокойно объяснила, в чем Беляков неправ. Если не рассматривать, закон просто уйдет на подпись президенту. Прятать голову в песок некорректно.
Такова норма Конституции. Не требующий рассмотрения в СФ закон может быть рассмотрен, если СФ в течение 14 этого не сделает, закон считается принятым.
В течение долгого заседания Матвиенко практически после каждого выступления Белякова его поддерживала. За протест против создания фонда-кормушки как бы в защиту дольщиков Беляков получил поручение изучить как это будет работать.
Ускорение законов не сделало СФ покорным. Один закон отклонили – о финансовых посредниках с поправками в законы о рынке ценных бумаг и о СРО в сфере финансового рынка. Отклонение стало естественным итогом долгих споров при подготовке документа. Намерение легализовать деятельность посредников-консультантов очевидно было сорвано каким-то скрытым лоббированием. Получилось нечто неполноценное. Закон отклонили с предложением ГД создать согласительную комиссию.
Интересная вышла судьба у блока законов по коллекторам и микрофинансам. Под чудовищным давлением парламенту России пришлось пойти на легализацию того, что в принципе не могут быть узаконены. Это против так называемого естественного права. Коллекторы действуют на таких же основаниях, как и тот детский лагерь, который утопил детей. То есть как и многое другое, коллекторы – это произвол. Функция принуждения является государственной и передавать ее частным структурам нельзя. Перед голосованием об этом сказал Вячеслав Штыров. Ограничения на микрофинансовые организации недостаточны. Еще Владимир Мономах пятьсот лет назад ввел условие, что проценты не могут превышать сумму долга.
Закон позволяет превысить вчетверо, но не больше, и без нынешнего произвола. Такой вот компромисс.
Сломались о закон по декриминализации. Несмотря на цейтнот, Матвиенко настояла на том, что надо дать высказаться всем и в том числе Елене Мизулиной, которая превратила дискуссию в митинг против ЮЮ и с нападками на своего вечного врага в ГД Павла Крашенинникова. Его две поправки вводят ЮЮ и за каждый синяк ювенальная полиция может забрать ребенка, а потом разбирайся откуда синяк.
Антон Беляков посчитал закон сырым. Почему за шлепок чужому человеку одно наказание, а своему намного больше? Пострадавшему от бытового насилия надо самому доказать, сняв на мобильный телефон, обидчика оштрафуют и они вместе пойдут домой.
Матвиенко примирительно объяснила, почему нельзя отложить закон. Речь идет не только об одной норме. В законе много норм для снижения давления на бизнес.
На последнем заседании сессии принято несколько законов типа регламентации ценообразования в строительстве, которые в какой-то степени устраняют произвол.
Перелом виден и по правительственному часу с Минфином Антоном Силуановым. Экономить на нем не стали. Наряду с положенными мантрами про цены на нефть и падение доходов, десятипроцентному секвестру и отказу лот индексации социальных выплат и пенсий, Минфин заметно склоняется к нормальному бюджетированию через казначейство и ряду иных мер вывода из безвыходности.
После споров по кадастровой оценке Антон Беляков поблагодарил Валентину Матвиенко за ведение, СФ стал местом для дискуссий.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments