leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

СФ принял в острых спорах пару законов по ответственности за распространение недостоверной информаци

СФ принял в острых спорах пару законов по ответственности за распространение недостоверной информации под видом достоверной при угрозе безопасности
11. 606593-7 СФ в итоге обсуждения принял закон «О внесении изменений в статью 153 Федерального закона „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“ (в части уточнения информации, распространение которой в РФ запрещено)
Председатель комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас Приостановление началось до вступления в силу без административной ответственности. Получили замечания СПЧ и проанализировали. Они носят такой политологически-философский характер.
Бурико. Что делать с информгруппами в сетях.
Андрей Панков Роскомнадзор. В обращениях прокуратуре указывается точка применения. Работа с социальными сетями меняется. Группы пропаганды суицидов и зацеперов.
Андрей Климов. Мы на вашей стороне. Тем не менее в общественном дискурсе смешиваются понятия. И в то же время якобы мы преувеличиваем.
Клишас. Вчера у нас были СПЧ какие законы нам надо принимать. Впечатление что юристы СПЧ не вычитывает его документы. Любой фейк должен быть удален или заблокирован. Но административная ответственность наступает только при заведомости.
Николай Федоров. Раздать заключение комитета, нам же тоже вопросы задают.
Вячеслав Мархаев. Не кажется ли вам противоречит 29 ст. Конституции.
Панков. Мне ответить трудно.
Клишас. Противоречия нет, у граждан есть право на достоверную информацию. Побуждение к неправомерным действиям граждан противоречит их конституционным правам.
Людмила Нарусова. Применение пыток в нашей стране стало известно от СПЧ. Прислушаться к СПЧ, а не уничижительно называть политологией. Первый канал распространил ужасную информацию о распятом мальчике. Кто должен отвечать Эрнст диктор корреспондент. Конвенция.
Клишас. СПЧ предложил отклонить закон. Вы считаете уничижительно. Ну продолжу цитировать: Несогласованность юридических формулировок. Как известно из философии истина всегда относительно. Я не собираюсь комментировать распятого мальчика. Все до вступления закона в силу не подпадает.
Федоров. Я понимаю если завалить юриста вопросами, но надо ли нам это.
Нарусова. По настроению зала я вижу никакие аргументы не подействуют. Как с блокировкой Telegram ничего не получится. Миллионы молодых прогрессивных людей найдут как обойти. Цель репрессивная. Я предлагаю согласительную комиссию.
Олег Мельниченко. Механизм защиты в том числе от вторжения извне. Механизм защиты в том числе и этих молодых людей если будет какая-то оранжевая свистопляска. Эту демагогию надо заканчивать
149 3 3

12. 606595-7 Одновременно принят закон «О внесении изменений в Кодекс РФ об административных правонарушениях» (в части установления административной ответственности за распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации)
144 4 2

Стенограмма обсуждения двух законов
Одиннадцатый – о Федеральном законе "О внесении изменений в статью 153 Федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", двенадцатый – о Федеральном законе "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях", а также тринадцатый – о Федеральном законе "О внесении изменения в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и четырнадцатый – о Федеральном законе "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" – вопросы докладывает Андрей Александрович Клишас.
На обсуждении данных вопросов с нами Панков Александр Александрович, заместитель руководителя Роскомнадзора.
Пожалуйста, Андрей Александрович.
А.А. Клишас. Уважаемые коллеги! Как сказал Николай Васильевич, я докладываю четыре вопроса. И Совет палаты принял решение о том, что по одиннадцатому и двенадцатому вопросам я представлю вам один доклад и потом – по тринадцатому и четырнадцатому.
Председательствующий. Коллеги, нет возражений против предложения Совета палаты?
Пожалуйста.
А.А. Клишас. Уважаемые коллеги! Рассматриваемые федеральные законы направлены на предупреждение и пресечение распространения недостоверной общественно значимой информации, подчеркиваю, под видом достоверных сведений, если при этом создается угроза безопасности. Для этого законом предусматривается введение следующих мер: предусматривается внесудебный механизм ограничения доступа к такой информации (или, как часто говорят, блокировки) и устанавливается административная ответственность за распространение такой информации. В частности, законами предусматривается, что доступ к недостоверной общественно значимой информации может быть ограничен по требованию Генерального прокурора или его заместителей. Аналогичный механизм действует в настоящее время и в отношении информации, содержащей призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых публичных мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка. И отдельно обращаю ваше внимание, коллеги, что когда говорят о том, что уже такое регулирование существует, – это абсолютно не так, потому что и по предмету регулирования, и по субъектам все эти составы отличаются.
За распространение в СМИ, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, устанавливаются ответственность в виде наложения административного штрафа и другие меры административной ответственности. Причем размер налагаемых штрафных санкций зависит от степени общественной опасности и от потенциальных последствий распространения такой информации. В частности, за распространение такой информации (далее я уже буду называть, уважаемые коллеги, именно ту редакцию, которую мы рассматриваем, хотя с коллегами, в частности, с коллегой Боковой и Вяткиным мы вносили намного более низкие штрафы) Государственная Дума нам предложила рассматривать штрафы в пределах: для граждан – от 30 тыс. рублей до 400 тысяч, если распространение указанной информации повлекло смерть человека и причинение вреда его здоровью или имуществу или прекращение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры; для должностных лиц такие штрафы составят от 60 до 900 тыс. рублей; для юридических лиц – от 200 тысяч до 1,5 млн рублей.
Необходимо отметить, что распространение заведомо недостоверной общественно значимой информации началось до вступления закона в силу, и предусмотренная им административная ответственность в таких случаях применяться не будет.
Отдельно необходимо остановиться еще раз на поправках к указанным законам, которые были внесены в ходе второго чтения в Государственной Думе. Так, были учтены и детализированы потенциальные последствия распространения недостоверной информации, при установлении которых доступ к информации ограничивается. Был предусмотрен особый порядок ограничения доступа к информационным ресурсам, являющимся сетевыми изданиями, а также установлено, что действие положений закона не распространяется на деятельность новостного агрегатора, потому что новостные агрегаторы регулируются другим законом – законом об информации.
Необходимо также отметить, что в ходе доработки законопроектов меры ответственности были ужесточены, и я вам перечислил те параметры, которые появились. Также было внесено положение, согласно которому обо всех случаях возбуждения дел об указанных административных правонарушениях в течение 24 часов уведомляются органы прокуратуры Российской Федерации. Это, в общем-то, было сделано (и мы с этим абсолютно согласны) с целью более плотно мониторить правоприменительную практику и не допустить злоупотреблений в применении норм данного закона.
Предлагаемое вам регулирование соответствует международной практике. Так, в соответствии с законом Франции о свободе печати опубликование, распространение или воспроизведение любыми средствами недостоверных публикаций, если такие действия приводят к нарушению общественного порядка или создают угрозу такого нарушения, подлежат наказанию в виде штрафа в размере 45 тыс. евро.
Уголовный кодекс Германии (обращаю внимание: уголовный) за совершение передачи другому лицу или публичное распространение заведомо поддельных или фальсифицированных сведений или утверждений фактического характера, которые в случае их подлинности имели бы значение для внешней безопасности или отношений Германии с другими государствами… Уважаемые коллеги, за такие действия предусмотрена уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до пяти лет.
Также Европейский союз в настоящее время разрабатывает специальные меры, направленные на борьбу с дезинформацией в Интернете, и 5 декабря 2018 года Евросоюзом был опубликован соответствующий план действий по противодействию дезинформации. Есть еще ряд актов, в частности, принятых европейской комиссией. Например, в 2018 году был опубликован кодекс практики борьбы с дезинформацией.
То есть этим я хочу сказать, что законы, которые мы предлагаем вашему вниманию, являются достаточно актуальными.
Совет Федерации получил заключение Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, мы его внимательно проанализировали и вчера даже составили специальную таблицу по всем замечаниям, которые высказал совет по правам человека.
Но я вынужден вам сказать, что они скорее носят политологический или философский характер, мне даже не очень удобно останавливаться на его отдельных положениях. Если будет желание, я, конечно же, это прокомментирую. Но мы подготовили очень подробный ответ на заключение совета по правам человека, и по согласованию с Председателем Совета Федерации мы в ближайшее время (возможно, даже уже сегодня) направим свои мысли, свое ответное заключение на то, что мы получили от совета по правам человека.
Уважаемые коллеги, я предлагаю вам на основании решения нашего комитета одобрить данный закон. Закон соответствует Конституции, соответствует правовым позициям Конституционного Суда, это все достаточно подробно изложено в заключении нашего комитета. Прошу оба закона – и материальный, основной, и об изменениях в административный кодекс – одобрить.
Председательствующий. Спасибо, Андрей Александрович, за достаточно обстоятельный и в то же время лаконичный доклад.
Но есть вопрос.
Я просил бы коллег по возможности сразу адресовать, кому вы задаете вопрос.
Оксана Михайловна Бурико, пожалуйста.
О.М. Бурико, член Комитета Совета Федерации по международным делам, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Республики Тыва.
Спасибо большое.
У меня вопрос, наверное, к представителю Роскомнадзора Александру Александровичу. Указанные субъекты (сетевое издание) можно идентифицировать. А что делать с информгруппами (например, с известной нам сети "ВКонтакте", где на площадках так называемой "стены" публикуется самая недостоверная, самая грязная информация, содержащая и общественную значимость, и так далее?
Потому что ведь они не подпадают под закон о СМИ, и ни Роскомнадзор, ни пятый отдел МВД здесь не обладают никакими полномочиями. Спасибо.
Председательствующий. Александр Александрович, пожалуйста.
А.А. Панков, заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Спасибо за вопрос.
Два аспекта. Во-первых, мы занимаемся правоприменением по аналогичному механизму статьи 15.3, имеющейся в законе об информации, по представлениям Генеральной прокуратуры. В этих представлениях указывается точка приложения усилий.
Во-вторых, на самом деле способы работы и взаимодействия с социальными сетями, они имеются. Есть два достаточно ярких примера в нашей деятельности прошлых лет – это работа с группами, пропагандирующими суицид (особенно подростковый), и так называемые зацеперы. Я привожу именно эти два примера, потому что по ним есть богатая наработанная статистика. Взаимодействие с администрациями соцсетей по такой тематике, вообще говоря, налажено, и информация удаляется активно.
Председательствующий. Спасибо, Александр Александрович.
Андрей Аркадьевич Климов, пожалуйста.
А.А. Климов. Спасибо.
Андрей Александрович, Вы понимаете, конечно, хорошо, что наша комиссия тоже давно изучает эту тематику, и здесь мы всецело на вашей стороне, тем более среди авторов есть члены нашей комиссии. Но тем не менее в общественном дискурсе, особенно в сетях, все время иронично возникают комментарии о том, что тут якобы передергиваются и смешиваются понятия – между заведомо недостоверной информацией или информацией, которая недостоверно там чего-то освещает. И также одновременно с этим пускается тезис о том, что якобы мы все это преувеличиваем и придумываем про западные страны, которые жестко с этим борются.
Пользуясь тем, что Вы на трибуне, еще раз, пожалуйста, на эту тему обратите внимание.
А.А. Клишас. Коллеги, тут давайте так я, наверное, поступлю сейчас. Я отложил, но я вернусь к первому вопросу. У меня есть заключение совета по правам человека. Вчера у нас был представитель совета, но, к сожалению, не юрист, а политолог, объясняла нам, какие нужно законы принимать в парламенте, а какие нет.
Я вам готов зачитать небольшой фрагмент. Это пункт 1, собственно говоря, замечаний совета по правам человека. Я думаю, что мы с вами сможем оценить данный пункт. В частности сказано… Нам предлагал совет отклонить данные законы по следующему основанию. Между двумя взаимосвязанными законами есть существенное отличие: наказание по статье 13.15 КоАП налагается за распространение заведомо недостоверной информации, а внесудебная блокировка ресурса (говорит нам совет по правам человека) производится по факту недостоверности информации. Совет по правам человека считает, что это противоречие и что по данному основанию закон, в частности, может быть отклонен.
Коллеги, знаете, мне даже как-то неудобно это все комментировать, потому что у меня складывается такое впечатление, что когда совет по правам человека пишет документ, то его юристы просто даже не вычитывают.
Почему есть разница? Мне кажется, что это абсолютно всем в зале будет понятно. Почему мы говорим о блокировке недостоверной информации, а когда мы с вами вносим соответствующие изменения в Кодекс об административных правонарушениях, мы говорим о том, что заведомо недостоверная информация является основанием для привлечения к административной ответственности?
Коллеги, ну ничего нет проще. Потому что если это, извините, фейк, как это называют сейчас, то этот фейк должен быть либо удален, либо заблокирован. И это просто, и никто не должен анализировать – юридическое лицо или человек, который разместил эту недостоверную информацию, заведомо это разместил, не заведомо, знал он о том, что это фейк или не знал. Наша задача – предотвратить в данном случае негативные последствия от распространения фейков. Все. Мы либо предлагаем ему в соответствии с этим законом удалить эту информацию, либо ее блокируют в установленном порядке.
Когда мы с вами вносим изменения в Кодекс об административных правонарушениях и конструируем диспозицию административного правонарушения, мы с вами обязаны указать субъективную сторону, то есть мы должны сказать, что только заведомое размещение – и это будет предметом доказывания при привлечении лица к административной ответственности, – только заведомое размещение, а не любой появившийся недостоверный факт где-то в Интернете может быть основанием для привлечения к административной ответственности. Я не знаю, есть здесь противоречие? По-моему, абсолютно никакого.
Это достаточно простая юридическая ситуация, которая просто требует элементарного понимания того, как конструируется диспозиция нормы. Все, больше ничего.
И вот из такого рода, извините, замечаний и состоит заключение совета по правам человека. Ну, я не хотел сразу это комментировать, но пришлось.
Председательствующий. Спасибо, Андрей Александрович.
Коллеги, мне кажется, что заключение нашего комитета по конституционному законодательству стоило бы, так же как и обзор зарубежной практики, не только в их адрес, но и всем нам по электронным ящикам разослать. Это не помешает. Нам ведь тоже задают вопросы.
Согласились, да, Андрей Александрович?
А.А. Клишас. Да, конечно.
Председательствующий. Спасибо.
Вопросы?
Вячеслав Михайлович Мархаев, пожалуйста.
В.М. Мархаев. Спасибо.
Александр Александрович, вопрос к Вам. Данная инициатива, так же как и весь пакет, вызвала неоднозначную реакцию в обществе. В Государственной Думе практически треть проголосовала против либо вообще не поддержала.
Есть мнение, что данная инициатива находится в череде непопулярных законов, которые мы с вами здесь принимали. Это и НДС, и повышение пенсионного возраста.
Вопрос: не кажется ли Вам, ужесточение контроля в информационно-коммуникационной среде противоречит статье 29 Конституции, гарантирующей свободу мысли, слова, информации? Спасибо.
А.А. Панков. Спасибо за вопрос, но боюсь, что содержательно мне на него будет ответить трудно. Если Государственная Дума…
А.А. Клишас. Давайте я.
Председательствующий. Я думаю, Андрей Александрович специалист у нас в части Конституции.
А.А. Панков. Простите. Я услышал: Александру Александровичу.
А.А. Клишас. Нет, это Вам, действительно Вам был задан вопрос.
Никакого противоречия в данном случае Конституции не усматривается, потому что у граждан есть право на получение именно достоверной информации. Информация, подчеркну: ложная информация, общественно-значимая информация, которая вынуждает граждан к совершенно нерациональным, ничем не обоснованным действиям, вредит их конституционным правам и свободам.
Председательствующий. Спасибо.
Людмила Борисовна Нарусова, пожалуйста.
Л.Б. Нарусова, член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Республики Тыва.
Во-первых, Андрей Александрович, я подробно вчера выступала на заседании комитета, не буду утомлять коллег. Но даже в сегодняшнем Вашем выступлении… Во-первых, Вы, упомянув два раза об отзыве совета по правам человека, не сказали, что это отрицательный отзыв. А все-таки согласитесь, что совет по правам человека – в данном случае профильная структура, и не хотелось бы, чтобы (как это было на прошлом заседании совета с участием президента) именно от совета президент узнал, допустим, о таком факте, как наличие пыток в нашей стране. До этого, кроме совета, никто ему не говорил. Поэтому, мне кажется, следует прислушаться к тому, что говорил совет по правам человека, а не уничижительно называть это политологией, тем более что Вы прекрасно знаете, что там присутствуют не просто доктора наук, а бывший судья Конституционного Суда, который, наверное, как никто, стоит на страже защиты конституционных прав граждан.
Второе. Вы сказали, вот сейчас привели пример и стали жонглировать терминами "достоверная информация", "недостоверная информация.
Председательствующий. Людмила Борисовна, Вы еще записались на выступление?
Л.Б. Нарусова. Да.
Нет-нет, это вопрос.
Председательствующий. Вопрос – до одной минуты.
Л.Б. Нарусова. Скажите, пожалуйста… Российская Федерация…
Председательствующий. Включите, пожалуйста.
Сформулируйте вопрос.
Л.Б. Нарусова. Российская Федерация подписалась (стоит наша подпись) под статьей 10 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая не допускает (читаю) ограничения права на свободу выражения мнения исключительно по мотиву недостоверности распространенной информации. Вот как быть с этим противоречием? Это первое.
И второй вопрос. В докладе у Вас… В законе написано: ответственность должностных лиц. Не только граждан, но и должностных лиц, что как бы уравновешивает. Скажите, пожалуйста, в ужасной фейковой информации, имеющей большое политическое, общественное значение, которую распространил Первый канал (и до сих пор не извинился), о якобы распятом мальчике в Донбассе, кто, по Вашему мнению, по мнению вашего закона, должен отвечать? Эрнст, диктор телевидения или репортер, который доставил эту информацию? В законе это не прописано.
Председательствующий. Людмила Борисовна, я вынужден, по Регламенту, сделать Вам замечание. Время для вопроса у нас – одна минута. Вы почти три минуты проговорили. Это не очень красиво. Я обязан на это обратить внимание.
А.А. Клишас. Уважаемые коллеги! Мне кажется, вы все слышали, что я сказал: совет по правам человека предлагает нам отклонить данный закон по следующим основаниям… Мне кажется, только Людмила Борисовна не услышала этого, поскольку…
Л.Б. Нарусова. Слово "отрицательный" я не услышала.
А.А. Клишас. Ну, слово "негативный" могу использовать. Я тоже не сказал, что оно негативное. Ну, как бы, знаете, те слова, которые я использую, я использую их, исходя из наших… Оно не отрицательное и не положительное. Там написано: "Предлагаем Совету Федерации отклонить данный закон". Людмила Борисовна, посмотрите заключение. Там нет фразы: "у нас отрицательное заключение". Там написано: "отклонить". Я об этом палате доложил.
Дальше, что касается уничижения. Ну, давайте я вам продолжу цитировать тогда.
Л.Б. Нарусова. Нет, пожалуйста, на вопрос ответьте.
А.А. Клишас. Я отвечаю на Ваш вопрос. Вы считаете, что это уничижительная характеристика. Цитирую также… Продолжаю цитировать первый пункт заключения совета по правам человека, когда они нас убеждают в том, что просто понятия "недостоверность" и "заведомая недостоверность" – это противоречие.
Дальше. Что я должен читать в данном случае? В данном случае налицо не просто несогласованность юридических формулировок, а подразумеваемая презумпция наличия у контрольно-надзорных органов (Роскомнадзора и прокуратуры) знания абсолютной истины. Однако, как известно из философии, коллеги, истина всегда относительна. Следовательно, то, что сегодня представляется не соответствующим действительности, назавтра может оказаться соответствующим, и наоборот. Я Вам могу прислать, можете почитать дальше.
Уважаемая Людмила Борисовна, я не собираюсь комментировать ни распятого мальчика с ОРТ, ни какие-то другие примеры. Так, на всякий случай, я специально оговорился в законе, что все, что происходило до принятия данного закона… Когда он вступит в силу, если будет подписан президентом… Все эти ситуации мы не рассматриваем. Вы на заседании комитета и про Чернобыль вспомнили, мы внимательно всё это выслушали.
Поэтому, уважаемые коллеги, я предлагаю сосредоточиться на нормах данного закона. Все необходимые пояснения по данному закону я дал. Готов продолжить отвечать на вопросы. (Оживление в зале.)
Председательствующий. Спасибо, Андрей Александрович. Спасибо большое.
Мы, такая грамотная и опытная аудитория, понимаем, что если пытаться "забить" юриста вообще, особенно доктора юридических наук, какими-то вопросами… Он готов отвечать часами на наши вопросы.
А.А. Клишас. Да, пожалуйста.
Председательствующий. Но надо ли нам это?
Из зала. Тогда голосуем?
Председательствующий. Есть предложение у Бориса Александровича Невзорова голосовать, да?
Из зала. Голосовать, да.
Председательствующий. Есть настаивающие на выступлениях?
Л.Б. Нарусова. Да, есть.
Председательствующий. Есть настаивающие на выступлениях.
Тогда с вопросами мы завершили.
Людмила Борисовна настаивает на выступлении.
Регламент соблюдайте, пожалуйста, Людмила Борисовна.
Л.Б. Нарусова. Хорошо. Правда, Андрей Александрович не ответил мне о том, что это противоречит подписанной конвенции о правах.
А.А. Клишас. Да, про подписанную конвенцию. Я прошу прощения.
Л.Б. Нарусова. Нет, но у меня выступление, само собой.
А.А. Клишас. Да-да, конечно.
В подписанной конвенции ничего не говорится о свободе на распространение недостоверной информации под видом достоверной, как это сказано в диспозиции нормы. Вот про право обманывать граждан под видом распространения достоверных сведений мы никаких международно-правовых обязательств на себя не принимали.
Председательствующий. Спасибо.
Настаивает на выступлении Людмила Борисовна Нарусова.
Пожалуйста, Вам слово.
Л.Б. Нарусова. Вы знаете, по настроению зала я понимаю, что никакие аргументы не подействуют, потому что это заведомо принятое решение, выражаясь языком нынешнего закона. Поэтому могу только сказать о том, что… Вот как не получилось у Роскомнадзора с блокировкой Telegram, так ничего не получится и с этим. Потому что нас тут 200 человек, в Госдуме – 400, а за стенами наших залов – миллионная аудитория молодых, прогрессивных, знакомых с новейшими технологиями людей, которые, абсолютно точно, найдут возможность это обойти. И это те реалии, с которыми мы не можем не считаться.
Поэтому я полагаю, что цель данного закона – не технические блокировки или борьба, а просто репрессивная цель – устрашение, моральное устрашение граждан, которые никак не могут реализовать в данном случае свое конституционное право на свободу выражения мнений.
Поэтому я предлагаю согласительную комиссию… Прошу поставить этот вопрос на голосование.
Председательствующий. Спасибо.
Все, больше настаивающих на выступлении нет.
Я думаю, что можно двигаться дальше.
Есть предложение профильного комитета…(Оживление в зале.)
Мельниченко настаивает?
О.В. Мельниченко. Да.
Председательствующий. Пожалуйста, Олег Владимирович.
О.В. Мельниченко. Уважаемые коллеги, о каком нарушении вообще прав человека, Конституции может здесь идти речь? По крайней мере предлагается механизм определенной защиты общественно-политической стабильности в нашем государстве, в том числе и от вторжения извне.
Мы знаем, насколько сейчас применяются различные технологии для того, чтобы расшатать общественно-политическую ситуацию. И в данном случае предлагается не какой-то там ограничительный механизм, чтобы помешать молодым людям, которые находятся за стенами нашего Совета Федерации, пользоваться сетями Интернет. Предлагается механизм конкретной защиты, в том числе этих молодых людей. Потому что когда здесь будет искусственным образом устроена какая-нибудь оранжевая свистопляска, в конечном итоге будут страдать эти же самые молодые люди. Поэтому мне кажется, эту демагогию надо заканчивать. Надо ставить вопрос на голосование и закон принимать, вот и всё.
Председательствующий. Спасибо.
Уважаемые коллеги, по Регламенту теперь, поскольку исчерпан список и вопросов, и желающих выступить, я обязан поставить на голосование одобрение представленного закона.
Прошу подготовиться к голосованию за одобрение Федерального закона "О внесении изменений в статью 153 Федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". Идет голосование.
Результаты голосования (14 час. 01 мин. 22 сек.)
За 149 чел. 87,6%
Против 3 чел. 1,8%
Воздержалось 3 чел. 1,8%
Голосовало 155 чел.
Не голосовало 15 чел.
Решение принято.
Поскольку два закона были представлены в одном докладе, сейчас ставится на голосование одобрение следующего закона.
Прошу подготовиться к голосованию за одобрение Федерального закона "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях". Идет голосование.
Результаты голосования (14 час. 01 мин. 44 сек.)
За 144 чел. 84,7%
Против 4 чел. 2,4%
Воздержалось 2 чел. 1,2%
Голосовало 150 чел.
Не голосовало 20 чел.
Решение принято.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments