leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Партия Роста предложила ранжировать сайты по степени общественной опасности

Партия Роста предложила ранжировать сайты по степени общественной опасности
23 мая на II Столыпинском форуме прошла секция, посвященная обсуждению «закона о суверенном интернете» (Федерального закона от 01.05.2019 № 90-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О связи…»).
Участники секции пришли к мнению о том, что цифровая самоизоляция ничего хорошего России принести не может, а сложившийся порядок блокировки сайтов приносит обществу больше вреда, чем пользы. Растет число субъектов, выносящих решения о блокировке. Возрастает число случайных отключений (попытки блокировки Google, Wikipedia и т.п.). Опыт опротестования блокировки сайтов крайне разноречив. Часть блокированного контента не содержит противозаконной информации и блокируется в ответ на отказ удалять отдельный спорный контент – в большей степени для демонстрации административного веса регулирующих органов.
Принятие и правоприменительная практика новых законов (оскорбление власти, пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних и т.п.) фактически создают стереотип о «запрещенности» к публикации в интернете едва ли не любой информации политического, сексуального, религиозного характера. Обоснования регуляторов обычно сводятся к тому, что ограничения доступа законно. При этом игнорируется экспертиза реальной общественной опасности блокируемых сайтов.
По этому поводу Партия Роста, возглавляемая Борисом Титовым, выступила с инициативой ввести нормативное разделение «сомнительных» сайтов по степени их опасности. Партия намерена предложить на общественное обсуждение концепцию разделения интернет-сайтов по степени угрозы, в соответствии с которым Роскомнадзор будет принимать соответствующие решения об их возможной блокировке. Как объяснил руководитель интернет-проектов Партии Роста Юрий Анциферов, предлагается следующее ранжирование общественной опасности сайтов:
Высокая (продажа наркотиков, огнестрельного оружия, детская порнография).
Существенная (экстремизм, финансовые пирамиды, онлайн-казино, сайты по продаже поддельных документов).
Дискуссионная (сайты с пиратским контентом, порносайты).
Неочевидная (оппозиционные политические сайты, игровой сервис Steam, криптовалютные биржи, интернет-магазины алкоголя и табака, и так далее).
Отсутствие опасности (сюда относятся «блокировки по недоразумению» - Linkedin, Либрусек, Самиздат, Lurkmore, “Живой журнал», и так далее).
«В приведенной таблице есть действительно курьезные примеры с блокировкой украинских сайтов, например, РБК-Украина, - подтвердил президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. - И блокировка сайтов с информацией о синтетических рыболовных сетях из Китая тоже совершенно не решает проблему борьбы с браконьерами. А порнография (если мы, конечно, не говорим о детской порнографии), по социологическим исследованиям, вообще снижает уровень криминального насилия. И «колоссальная ее общественная опасность» - как минимум, повод для дискуссии».
«Быть или не быть суверенному интернету – это вообще неправильная постановка вопроса, - уверен общественный интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев. - Любой сегмент интернета в любой стране является автономной сетью, априори технологически суверенной. И отсоединить любой сегмент не составляет сложности.
Суть глобализации интернета в том, что люди договорились разговаривать на одном языке, каждому с каждым. А суверенизация приведет к тому, что в каждом сегменте будут говорить только на своем языке. И тема патриотизма тут вообще ни при чем. Суверенный интернет возможен только тогда, когда у вас есть технологическое превосходство и технологическая значимость. В противном случае суверенный интернет – это патефон, к которому нет новых пластинок. Этот подход ведет в никуда».
«У сторонников запрета все равно ничего не получится, - считает профессор МГИМО Валерий Соловей. - Потому что новое поколение сформировалось в эпоху мобильных гаджетов, и научилось пользоваться ими раньше, чем читать и писать. Цифровая свобода уже является неотъемлемой частью человеческих свобод. Как свобода перемещения, свобода политического волеизъявления. По ошибке или недомыслию власти в 2000-е годы люди пользовались безбрежной цифровой свободой, и я думаю, что лишение людей этой свободы вызовет очень сильную реакцию.
Мир вообще на наших глазах переходит в другое качество, и противиться этому – значит обрекать себя на отставание».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments