leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Праздник книги им.С.Е.Нарышкина - Пятый Книжный фестиваль «Красная площадь»

Праздник книги им.С.Е.Нарышкина
Пятый Книжный фестиваль «Красная площадь» завершился в день рождения Пушкина. К этому дню приурочены отдельные мероприятия. Конкурсы и награждения шли всю неделю Фестиваля. Организующее начало в книжном хаосе задало кураторство РГБ, больше известной как «Ленинка». «Российская газета» специально выпустила феерический путеводитель «Красная площадь. Том 5».
«Годлитературы.РФ» приобрел оттенок вечности.
Фестиваль придумал Сергей Нарышкин в бытность своего председательства над Государственной Думой. Государственным постом злоупотребил во благо: переделал русскую историю. Правда, предводитель Российского книжного союза Сергей Степашин в словах североамериканского президента Дональда Трампа услышал другое и все то же, так ведь положение каждого обязывает обоих.
Три самых крупных книжных мероприятий в Москве стали для нас непременным источником нового в литературе. Россия – страна богатая, тут как бы не смыло. Следить надо не только за новинками, но прежде всего за собой. Бывает, встаешь утром и за окном вроде все то же, а ты другой и видишь в привычной рутине совершенно не то.
Чтобы определиться на местности, начнем с Красной площади. В Россию вернулось чувство будущего. Оно вернулось через литературу. Потому что страна литературоцентричная. Понять это невозможно, только принять как данность. Когда слушаешь бедных книгоиздателей и книгораспространителей на приуроченных к Фестивалю мероприятиях (вход свободный), в топе вылезают произведения, высосанные левой задней ногой из среднего пальца. Книгораспространители менторски поучают книгоиздателей. Те строптивятся и напоминают этим про запрос читателя на новых авторов. В стране бурными темпами растет самиздат. Люди бросают работу по специальности и подаются в профессиональные писатели. Можно заработать на машину и даже квартиру в Москве.
Это не рецепт успешного бизнеса, чем мы не владеем. Так прозвучало и наше дело передать смысл услышанного. Кажется, книгоиздатели стали завидовать своим авторам. Людоеды перешли на репу, как писал Леонид Завальнюк.
Новацией фестиваля стало появление за его прилавками продавцов, погруженных в фабулу предлагаемых книг. Читатель подобен акуле: он безвкусен и хватает абы что. Если не выплюнет сразу, в его организме начинаются нежелательные физиологические перемены. Продается только половина изданного, а воспринимается и вовсе почти ничего. Даже в библиотечном фонде востребованность на уровне мелких процентов. Это мировая тенденция, в России с библиотеками ситуация особая. И не только с библиотеками.
Книгоиздатели принялись решать проблему на входе, то есть на выходе книги в свет. На Книжном фестивале это делается без посредников напрямую от издателя к читателю.
В том же ключе приобрел особый смысл формат прямого общения авторов с читателями. На Красной площади очень холодно, это место продувается всеми ветрами. Алчных читателей погодные аномалии места-времени кажется только подогревают в плане восприятия смысла.
Например, конкурс детских поэтов выявил множество авторов, которые сами только что из детства. Наверное, неплохо, что в топе детской литературы остается Корней Чуковский. Однако эти новые не хуже, а лучше, ибо феноменально адекватно описывают текущую реальность.
Ни в каких конкурсах никогда не обходится без подвоха и побеждает не лучшее, а необходимое. Поэтому мы избегаем рекламы конкретных издательств и библиотек. Стремимся отразить тенденции, как мы их воспринимаем. Например, роман «Истопник» стал первым фактом переосмысления феномена Большого террора. Надо сказать, его автор, человек известный и заслуженный, повел себя неожиданно девственно в общении с читательским миром.
Произведение прошло апробацию в журнальном формате «Роман-газеты» под псевдонимом Александр Купер. На Фестивале «Красная площадь» автор представил свой роман в твердой обложке под своим настоящим именем главного редактора «Вечерней Москвы» Александра Куприянова.
Кстати, наш улов на книжных выставках Москвы неплохо пополнился благодаря рекомендациям Екатерины Рощиной. Она сама сильный автор и ее оценки неопровержимо свидетельствуют: советский формат «Роман-газеты» оккупировали новые русские таланты. Тут дело не столько в авторах, этого добра в России как грязи, сколько в поиске, отборе и подборе.
Наш улов на Красной площади в части «Роман-газеты был насильственно ограничен четырьмя изданиями; Виктор Пронин «Кинжал для левой руки»; Александр Попов «Поселение»; Андрей Зарин «Кровавый пир»; «Одиннадцать платьев. Женская проза» – Елена Ронина, Елена Грозовская, Ольга Кузьмина и Елена Тулушева.
Автор стремится к истине в оценке других талантов? Данная дикость отражена в «Театральном романе» доктора Булгакова. Россия страна контрастов, за рубежом газон веками подстриженный. Наша особенность состоит прежде всего в стремлении к разнообразию и только Большой террор не отпускает.
Журналист становится писателем от безысходности. У нас в «Московской правде» таких проблем нет. На Фестивале выявились и другие подобные издания, что читают, не признаваясь. В перевернутом мире правда заняла место порнографии и отобрала у нее шокирующую привлекательность.
Пример Александра Куприянова как автора редкий, но характерно типичный. Автор буквально прожил свое будущее произведение начиная с рассказов поварихи в интернате, женщины бывалой. Выстрелил им за полтора года. Текст кажется авантюрой с его сопоставлениями прошлой и нынешней власти. Однако неадекватных реакций видимо не было, если автор в ответ на прямой вопрос об этом забыл сказать. Его роман не поставит точку в осмыслении феномена террора или конкретно Сталина. Скорее это старт трудного пути к истине, описанной многократно. Путь усеян политическими трупами выстреливших преждевременно.
Подобных произведений нами на Красной площади обнаружено несколько благодаря подсказкам от издателей. Например, «Небо цвета надежды» Амиты Траси о храмовой проституции в Индии. Или роман Селесты Инг «Все, чего я не сказала» с параллельным изложением детского и родительского взглядов на одну и ту же историю «О том, что родители способны сделать со своими детьми из любви и лучших побуждений. И о том, наконец, что порой молчание убивает» – так написано в аннотации.
Адекватные аннотации к книгам это тоже новация. Прежде писали план по валу, не читая произведения. Остается сущая беда с отсутствием навигации в книжном море.
Надо понимать, Книжный фестиваль «Красная площадь» проходит в начале лета, когда у нормальных людей другие интересы. Судя по повальному нашествию, в России живут одни ненормальные. Книжное море привлекает не меньше, чем Новый год или День Победы. Книгоиздатели и книгораспространители уже готовятся к двум другим ежегодным книжным выставкам – 32-я ММКВЯ на ВДНХ в сентябре и NONFICTIO№20 в конце ноября – начале декабря в Манеже, поскольку ЦДХ на Крымском валу переходит в ведение Третьяковской галереи.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments