leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Вышла в свет статья Натальи Вакуровой Социология третьего поколения ...

Вышла в свет статья Натальи Вакуровой Социология третьего поколения в основе технологической социальной инженерии // Медиа и власть: власть медиа? - Материалы Международной научно-образовательной конференции. Казань, 21-22 марта 2019 г. Стр. 91-96

УДК 070 (069)
ББК 76.01

Н.В.Вакурова
доц., к.филол.н. (Институт современного искусства, г. Москва);
Л.И.Московкин
(газета «Московская правда»)

СОЦИОЛОГИЯ ТРЕТЬЕГО ПОКОЛЕНИЯ В ОСНОВЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ИНЖЕНЕРИИ

Аннотация. Высокая разрешающая способность человека как генетического объекта позволяет представить структуру катастрофы, ключевой фазы, определяющей весь процесс Макроэволюции. В контексте статьи имеется в виду социальная инженерия на основе новых технологий социологии третьего поколения. Осмысление процесса имеет универсальное значение для теории Макроэволюции и эволюции человека. Существенная особенность человека в том, что он сам управляет своей эволюцией с помощью социальной инженерии.

Ключевые слова: автоновости, новые медиа, поколение Z, принцип сопряженных подсистем, социология третьего поколения, структура катастрофы.

SOCIOLOGY OF THE THIRD GENERATION IN THE BASIS OF TECHNOLOGICAL SOCIAL ENGINEERING

Annotation. The high resolution of the human as a genetic object allows us to imagine the structure of the disaster, the key phase that determines the whole process of Macroevolution. In the context of the article we mean social engineering on the basis of new technologies of sociology of the third generation. Understanding the process is of universal importance for the theory of Macroevolution and human evolution. An essential feature of man is that he manages his evolution with the help of social engineering.

Key words: automatic news, new media, generation Z, the principle of conjugated subsystems, sociology of the third generation, the structure of the disaster.

Публичное информационное поле меняется с ускоряющейся динамикой. Описание его текущего состояния может устареть ко времени публикации статьи. Изменения не являются произвольными в связи с применением новых технологий социальной инженерии. В результате генетическая инженерия in populi утратила свои конструктивные задачи, превратилась в генетическую инженерию in vivo, по скорости приблизившись к аналогичным манипуляциям in vitro. В норме три уровня генетических манипуляций разделены. [3]
Отмеченные изменения связаны с тремя особенностями.
Во-первых, центры генерации решений не погружены в систему – мишень манипуляций, как в случае in populi, но изолированы от нее и напрямую не зависят в своей выживаемости от ее катастрофического состояния, скорее, наоборот.
Во-вторых, особенность текущего момента связана с использованием новой высокотехнологичной социологии третьего поколения. На смену феноменологически описательной социологии Н.Я.Данилевского пришли опросы, затем – автоматический скрининг приватного контента для идентификации словесных маркеров чувствительности общественного мнения. Через нее можно управлять ходом событий, переключая каналы в точках фуркации.
В-третьих, в 2018 году в сетях Рунета заметно увеличилось влияние и вырос технологический уровень штатных комментариев. Из них уходит маркирующая цели автора обсценная лексика и унижающее хамство. Формально идентифицировать задачи комментаторов стало сложнее. Для некоторых из них комментарии являются оплачиваемой работой. Есть боты автоматической генерации. В прошлом году их стало больше, так как появились новые программы генерации автоновостей для целей государственных переворотов или опережения конкурентов, если речь об информационных агентствах. Но есть и живые люди, пораженные синдромом национального садомазохизма.
Искусственно запускаемые стримы (stream – непрерывный поток) новых медиа (сетевых) выросли из процесса викарирования отдельных fake news. Усиление потоков способствует генерации столь же искусственных точек фуркации, расширяя пределы внешнего управления.
По умолчанию принято преувеличивать роль властного управления подобно тому, как в генетике абсолютизируется программная роль генома. Основным фактором эволюции по Ю.В.Чайковскому является самоорганизация. Возможности управления сводятся к трем формам влияния в зависимости от его целей: организация жизнеобеспечения; запуск процессов деструкции, прямого и косвенного террора; переключение каналов самоорганизации в точках фуркации, фактически управление случайностью.
Точки фуркаций достаточно редки, но они обнаруживаются в разных сферах жизни, откуда можно управлять случайностью для запуска альтернативных каналов самоорганизации в обществе. Даже если результат не достигнут или не ставилась задача его достижения, происходит тренировка инструментов влияния с технологической отладкой подобно боевым испытаниям оружия. Например, по мнению зоопсихолога Е.Н.Мычко, дог-хантеров натаскивали на убийство собак с целью будущего использования в роли мобильных боевиков.
В прошлом революции со сменой государственного устройства происходили с отставанием возможной реакции власти на рост неосознанного общественного запроса перемен. Новые технологии социальной инженерии опережают запрос на перемены и в значительной степени стимулируют его искусственно.
Генетическая конституция человека позволяет запускать макроэволюционный режим катастрофы в ответ на такие перемены условий среды, для переживания которых достаточно когерентных режимов Макроэволюции и не требуется трансформация системы с высокими рисками выживания. Реакцию может вызвать однообразие, отсутствие перемен. Возникают кооперативные эффекты психики (ансамблевого поведения) нового типа, сочетающие признаки как фашизации, так и многоролевой игры. Профессиональные провокаторы стайного подражательного поведения заставляют массу людей делать то, что им совершенно не нужно и во имя того, в чем они практически не разбираются.
Личные расспросы пикетчиков у палат Федерального Собрания выявили акции двух типов. Например, кинологи или активисты НОД (Национально-освободительное движение депутата фракции ЕР Е.А.Федорова) способны четко объяснить цели как общие для них, так и своего участия, органично связывая одно с другим. К этому совершенно не способны активисты зоозащиты, правозащиты, защиты экологии, защиты свободы Интернета, защиты прав сексуальных меньшинств и националисты. Они исходят из набора установок неких абсолютных истин, которые легко находятся в Интернете, стали предметом научных исследований и политических дискуссий для преодоления навязанных проблем.
Глобально распространенный формат защиты чего-то исключает логику в аргументах защитников, личную мотивацию участия они не могут озвучить. Поблизости пикетов второго типа можно заметить смотрящих-координаторов, цель которых состоит в реализации протеста согласно технологиям социальной инженерии, разработанным организаторами в удаленном доступе.
В некоторых случаях становится известно о плате за участие. Однако превалирующим мотивом конечных исполнителей является не заработок, а психические особенности со стремлением быть на виду, отмеченные зоопсихологом М.Н.Сотской. Указанные особенности широко распространяются во время физической турбулентности. Поражают они прежде всего людей критического возраста во время организменной перестройки – климакс, кризис середины возраста и особенно пубертация.
Воспитанное в сетевой культуре «Поколение Z» сделано основной ударной силой технологичной инженерии на основе социологии третьего поколения. В их сознании виртуальность и реальность слились в единое поле [4]. Такие подростки проводят намного больше времени on line, чем на улице под трансляцией, но действуют там чрезвычайно эффективно благодаря многочисленным тренингам виртуального игрового поведения.
В общем случае ролевые игры являются наиболее эффективным обучающим инструментом любой публичной профессии, включая журналистику, но с конструктивной целью используются реже, чем это необходимо.
Деструктивная социальная инженерия крайне опасна, может быть необходимой на определенных этапах лабильного состояния общества. Она использует центрифугальный отбор Шмальгаузена, а не отбор наиболее приспособленных по Дарвину. Иными словами, на общественную арену выходят маргиналы. Во время катастрофы (кризиса) отбор лучших не работает из-за подавления конкуренции монополизацией. Вместо отечественной социальной лестницы действуют англосаксонские социальные лифты. При этом человек не успевает пройти адаптацию через воспитание к новой для него роли с зависимостью других людей от его решений. Если сам человек не способен контролировать состояние зависимых в зависимости от его решений, публичные оценки ему могут дать независимо от его возможностей, соответственно с ростом неадекватного внимания СМИ к его персоне.
Ротация элиты ускоряется. В сообществах появляются самые неожиданные новые виоленты из числа патиентов или эксплерентов, включая генетически ущербных. Появляются такие личности, как Гитлер или Муссолини. В наше время – Саакашвили или Гуайдо, подготовленные в Университете Джорджа Вашингтона, «американском инкубаторе президентских кадров». Рост технологий налицо.
Вопреки стойким мифам, человеческие системы намного более эффективны относительно таковых в дикой природе. Сам человек легко перепрограммируется с изменением генетической конституции, что отличает его от других теплокровных. Издержкой нашей прогрессивной особенности является необходимость обучения элементам поведения, которые у других животных являются врожденными.
При этом инвариантное ядро генетической конституции людей по эволюционному состоянию является примитивным, сохраняя высокий генетический груз с высокой генной нагрузкой признаков. Уровень генетического груза различается в зависимости от этнического происхождения, но в целом человек остается неприспособленным к каким-то особым условиям среды, обладая значительным спектром широкой специализации, подобно представителям сборной группы fungi imperfecti или царства Dinophytae. Такие формы приспособлены к неожиданным переменам и способны существовать в перманентном режиме катастрофы благодаря разделению генома на оперативную и консервативную компоненты.
Управление обществом и государством построено по тем же принципам сопряженных подсистем В.А.Геодакяна. Мы идентифицировали конфронтирующие подсистемы в исследовании выборов президента России. [2]
Надо отметить, режим катастрофы в Макроэволюции практически не изучен, несмотря на мощный математический аппарат. В земных отложениях катастрофы отражаются разрывами палеонтологической летописи. Генетическая инженерия in vitro делает упор на механические пересадки генов в ущерб трансформации собственного генома. Без этого не происходит закрепление новых форм. Селекционеры обычно действуют по наитию, подобно художнику, только вместо кисти или резца используют отдаленную гибридизацию и манипуляции факторами воздействия.
В генетическом анализе существует понятие «разрешающая способность объекта» согласно терминологии Н.Н.Орловой. В плане изучения структуры катастрофы объектом с максимальной разрешающей способностью оказался человек.
Результаты, в частности, были представлены 08.02.19 в докладе «Роль новых медиа в политических процессах стран СНГ» А.В.Вырковского на конференции Журфака МГУ «Журналистика в 2018 году». Представлен обзор масштабного исследования [1].
Проанализирована управляемая динамика смены власти на примере Украины, Молдавии, Киргизии и Армении. Автор описал от четырех до шести стадий в зависимости от особенностей конкретной страны, которые были обозначены как предварительная, предреволюционная, инициирующая, информирующая, активизирующая, начальная, вовлекающая, лидерская, дискуссионная, развлекательная, гомеостатическая, поддерживающая, инерционная, организационно-дискурсивная, насильственная, революционная, постреволюционная и финальная.
Процесс начинается с ряда символических актов, активно освещаемых в сети. Затем молодежь выходит на улицы. Базовым медийным инструментом становятся стримы. На первое место выходит популярность мессенджера Telegram. Поведение молодежи абсолютно игровое. Наблюдается перетекание из онлайна в оффлайн и обратно. На каком-то этапе процесс приобретает необратимость на фоне деградации старых СМИ и стремительного роста роли новых медиа на платформе огромной мощности.
Вырковский отметил невероятную для доцифровой эпохи скорость и предупредил, что описанные тенденции будут только развиваться. Необходимо принимать и понимать особенности медиа экосистемы.
Профессор Е.Л.Вартанова подчеркнула, что авторы исследования брали в выборку страны, где произошло изменение элит. Российская история не попадает в выборку. По словам Вартановой, исследователи медиацентричны и наш опыт идет от медиа.
Можно полагать, наблюдаемое ускорение динамики связано не только с ростом технологической оснащенности социальной инженерии, но и доступностью для исследования огромного объема информации, позволившего детально описать структуру катастрофы.
Одни и те же события в зависимости от формы участия или образования интерпретируются как трагедия, триумф демократии, свидетельство роли собственной личности в истории, технологии имперской экспансии, демонстрация силы и попрания норм международного права, аморальные эксперименты, пример влияния новых медиа, и так далее.
Мы попытались представить те же события как эксперимент социальной генетической инженерии. Подход позволяет дистанцироваться от морально-этической и правовой оценок того, что de facto произошло. Высокая разрешающая способность человека как генетического объекта позволяет представить структуру катастрофы как ключевой фазы, определяющей весь процесс Макроэволюции.
Мы считаем одним из существенных отличий человека от других животных то, что он сам управляет своей эволюцией с помощью технологической социальной инженерии на основе социологии третьего поколения. Настоящий исторический момент отмечен обострением двойственного управления собственной эволюцией человека на основе конфронтации двух форматов генетической инженерии с противоположными целями – русской in populi и англосаксонской in vivo. В первом случае источник решений зависит от исхода, во втором применяются инструменты in vitro в условиях сочетания зависимости и изоляции.

Список использованной литературы

1. Вырковский А.В, Горбунова А.С., Давлетшина М.И. Влияние новых медиа на политические процессы в постсоветских странах (на примере «цветных революций»). / Центр исследований медиа постсоветского пространства. – М.: Факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, 2019
2. Московкин Л.И., Вакурова Н.В. Мозаичность публичного информационного поля в аспекте избирательной кампании: обоснование уникальной исторической значимости выборов-2018 в России. // Збірник центру наукових публікацій «Велес» за матеріалами IV міжнародної науково-практичної конференції 2 частина: «Весняні наукові читання», м. Київ: збірник статей (рівень стандарту, академічний рівень). – К.: Центр наукових публікацій, 2018. – с. 66-74
3. Московкин Л.И., Вакурова Н.В. Управление катастрофизмом как эволюционно-генетическая база социальной инженерии. // М.: Евразийский Союз Ученых (ЕСУ), 2019. – № 1 (58), стр. 14-22, 4. Солдатова Г.У., Рассказова Е.И., Нестик Т.А. Цифровое поколение России: компетентность и безопасность. / 2-е изд., стер. – М.: Смысл, 2018
4. Солдатова Г.У., Рассказова Е.И., Нестик Т.А. Цифровое поколение России: компетентность и безопасность. / 2-е изд., стер. – М.: Смысл, 2018

© Вакурова Н.В., Московкин Л.И.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments