leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Приняты в первом чтении изменения действующего бюджета - продолжение

Приняты в первом чтении изменения действующего бюджета – продолжение
20. 720845-7 Госдума в итоге обсуждения приняла законопроект первого чтения «О внесении изменений в Федеральный закон « О федеральном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов»
продолжение стенограммы, начало см. https://leo-mosk.livejournal.com/6411651.html

Содоклад Андрея Михайловича Макарова.
Макаров А. М. Спасибо.
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Строго говоря, очень подробный анализ содержания закона, к которому добавить, в общем-то, нечего. Это действительно точечные изменения, настройка системы в ходе исполнения бюджета. И, строго говоря, и возражать-то, ну сложно возражать против бюджета. Кто выступит против того, что все-таки выполнить то, что президент сказал в Послании или против того, чтобы добавить средства регионам, или решать проблему дольщиков оказывается здесь. Вот, когда мы смотрим вот все эти изменения, социальная направленность того законопроекта, который мы сегодня рассматриваем, она очевидна. Против неё вообще очень сложно возражать. А если к этому добавить, что все 23 комитета, которые должны были дать заключение по этому закону, поддержали его принятие в первом чтении, строго говоря, на этом можно было бы сойти с трибуны и закончить.
Но дело в том, что для нас с вами поправки в бюджет, особенно вот эти весенние поправки в бюджет, это всегда повод поговорить о той работе, которая нам предстоит осенью, о том, как мы будем входить в следующий трёхлетний бюджетный цикл. Тем более этот год - это год начала старта национальных проектов, достижения национальных целей. Вот как это ... решается?
А я напомню, что Государственная Дума начала этот разговор, когда мы с вами приняли специальное постановление, обратившись к председателю правительства, обратив внимание на то, что исполнение, то есть прошло там два месяца тогда, даже больше, а денег нет.
Вот, наверное, в данном случае, первое, на чём хотелось бы остановиться - это сказать, что мы были услышаны, и ситуация кардинально поменялась.
Вот если мы сегодня посмотрим, вот та работа, которая была проведена правительством, Министерством финансов, в первую очередь, да, все лимиты доведены, то есть деньги есть, деньги можно тратить.
А вот теперь обратим внимание к фактическому исполнению.
Если мы берём с вами федеральные проекты, то мы видим, что здесь исполнение почти 30 процентов. За пять месяцев неплохой результат, на самом деле абсолютно нормальный, и более того, он соответствует вообще исполнению других вопросов бюджета. То есть всё ровно.
А вот если мы посмотрим с вами региональную составляющую, ту самую, которая составляет межбюджетные трансферты по регионам, то мы увидим, что здесь исполнение 12 процентов за пять месяцев. Почему? Если все деньги выделены, все лимиты доведены, что в данном случае происходит?
А дело в том, что контракты под эти деньги не заключаются. Всё стоит. Все чего-то ждут. Просто теперь здесь на федеральном уровне работа выполнена, а вот в регионах эта работа, она не идёт. И мы с вами, вот подходят депутаты и говорят: как же так, мы выделяли деньги, тут бились за то, чтобы построить школы, за то, чтобы построить больницу, а вдруг сейчас выясняется в регионе, что, оказывается, по этому объекту нет документации. То есть вдруг неожиданно выясняется, что вот то, что ждали люди, то, за что бились здесь депутаты по включению этих объектов, просто элементарно не было обеспечено документацией.
И вот Алексей Леонидович начал говорить о ФАИП. Давайте вот я просто приведу примеры на самом деле по данным.
Итак, у нас с вами объем незавершенного строительства: 2016 год - 2 триллиона 186 миллиардов, 2017 год - 2 триллиона 483 миллиарда.
У нас растет число незавершенных объектов. Было - 11 тысяч 968 объектов, теперь уже - 12 тысяч 72, и за 2018 год оно выросло еще больше, мы просто еще не имеем точную цифру, но оно растет еще больше.
А главное, что когда мы видим с вами цифры, которые идут в бюджете, у нас все время растет количество объектов со звездочкой. Будет представлена документация позднее, позднее, но документация-то не представляется.
Каким образом объекты без документации оказываются в бюджете? Почему эти средства, которые могли бы пойти туда, где действительно документация есть, все равно ставятся на то, что документации нет и то, что на самом деле, когда она появится, никто не знает.
Вот если мы с вами посмотрим сейчас, что объем ограничений у нас с вами по 2016 году был 69 миллиардов, в 2017 году - 81,5, а в 2018-м уже 133,2, то есть растет это количество. То есть мы все время об этом говорим, все говорят, что надо прекращать и все равно идет.
Но если мы посмотрим с вами, что произошло уже с учетом изменений бюджета, вот сейчас, когда 1 апреля прошло, и эти деньги должны уйти на другие цели, у нас и сейчас в бюджете остается более 63 миллиардов со звездочками.
Мы продолжаем, правительство продолжает ждать, и эта функция Министерства экономического развития продолжает ждать, что все-таки документация появится. Деньги лежат мертвым грузом. Это вторая составляющая. С одной стороны нет контрактов, с другой стороны нет документации, а деньги по-прежнему висят и не используются.
Вот те вопросы, которые мы с вами ставили, они решены, в результате появились другие вопросы. Мы упростили с вами процедуры 44 закона, но вот при этой ситуации, к сожалению, это не работает.
Ну и, наконец, хотел бы обратить внимание на те вопросы, которые мы обсуждали здесь, по ним принимали решение и об этом говорил председатель правительства, и Антон Германович говорил, мы об этом говорили в Санкт-Петербурге на Совете законодателей.
Вот мы говорили о том, что необходимо распределить, наконец, все субсидии, причем не просто на три года, мы должны переходить к тому, чтобы соглашения заключались на весь срок действия национального проекта, чтобы регионы могли планировать эти деньги. Но хотел бы обратить внимание, что даже из субсидий на 2020-2021 годы у нас 45 субсидий остаются нераспределенными и это составляет более 40 процентов всех субсидий. Почему? Ведь решения-то все были приняты.
К сожалению, мы в данном случае можем сказать только одно: министерствам и ведомствам выгодно держать регионы на коротком поводке. Любые решения проходят, но пока не распределены, регион на коротком поводке, и это делается просто потому, что так главным распорядителям бюджетных средств удобнее.
Ну и, наконец, не могу сказать ещё об одном. Антон Германович, мы договорились о том, что мы уходим от иных межбюджетных трансфертов, что они должны быть прозрачными. Сколько раз заявлялось, что все трансферты должны распределяться законом о бюджете и должны доводиться до регионов сразу с момента принятия бюджета? Но если мы посмотрим то, что происходит сейчас, количество иных межбюджетных трансфертов не сокращается, и тем более не ликвидируется, оно наоборот увеличивается, и таким образом прозрачность, прозрачность распределения этих средств, она уменьшается.
Поэтому хотел бы просто, ещё раз хотел бы обратить внимание на то, о чем мы договорились, и то, что, наверное, действительно надо сделать. Вот, Антон Германович, мы будем входить в трехлетний бюджет, всё-таки давайте договоримся, что соглашения уже вот в следующем бюджетном цикле должны заключаться на весь срок национальных проектов, если идут деньги, и в этих соглашениях должен быть зафиксирован уровень софинансирования. Вот уровень софинансирования национальных проектов должен быть полностью обеспечен, и когда идет закон о бюджете, все эти цифры должны быть на столе у депутатов.
Следующий вопрос, на который бы хотел обратить внимание. Я ведь неслучайно говорю об иных межбюджетных трансфертах. Давайте я просто приведу несколько примеров, ведь иные межбюджетные трансферты - это в первую очередь, например, дороги. Вот давайте посмотрим по дорогам вот сейчас, ну-ка, найду-ка сейчас, буду листать... там же огромные деньги идут. Например, вот федеральный проект "Дорожная сеть" — 111 миллиардов. Сколько денег на сегодняшний день ушло? 1,8 процента. Когда будем строить? Опять зароем асфальт в снег осенью?
Я просто привожу примеры, а если... я могу ведь привести и другие примеры, там, где финансирование вообще не начиналось - "Международная кооперация и экспорт". Уж тема-то действительно важнейшая, задача, поставленная президентом.
Кстати, деньги приличные выделены, почти 34 миллиарда рублей. Исполнение — ноль. За пять месяцев этого года исполнение — ноль.
Посмотрите, оснащение и оборудование региональных сердечнососудистых центров и первичных сосудистых отделений, хорошие деньги — более 11 миллиардов рублей. Исполнение —1,1 процента.
И я могу сейчас говорить, это, поймите, вот это вот всё — вот перечень того, что есть, потому что даже вот эти средние 12 процентов это не тот показатель, который может отражать успех. Вот надо смотреть — почему. И готов согласиться со Счётной палатой, у нас с вами деньги не расходуются, деньги не работают, а мы продолжаем добавлять средства тем, кто их не может эффективно истратить.
Но я думаю, что проблема здесь основная всё-таки состоит в том механизме, который у нас есть, это механизм государственных программ. Мы каждый год с вами здесь говорим о том, что мы выделяем деньги, добавляем деньги, сокращаем деньги. Показатели государственных программ не меняются. Нам каждый раз обещают, что вот мы сделаем это к следующему бюджету. Когда проходит следующий бюджет, нам говорят - вот теперь это будет к 1 апреля, когда будут изменения бюджета, мы всё поменяем. Но воз и ныне там.
Мы погрузили национальные проекты в государственные программы. Я не уверен, что можно менять механизм. Но если государственные программы, а я подчёркиваю, это не проблема денег, это проблема деятельности федеральных министерств и ведомств — ГРБСов, эффективность их деятельности, если этот механизм продолжит действовать так, на самом деле у нас будут большие проблемы с реализацией национальных проектов.
А в первом чтении комитет по бюджету предлагает поддержать законопроект и продолжить работу над ним во втором чтении.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо. Переходим к вопросам от фракций. Ганзя Вера Анатольевна.
Ганзя В. А. Уважаемый Антон Германович, вот в стране скопилось огромное количество свободных денег, на счетах юрлиц 26 триллионов рублей, профицит бюджета, мы смотрим, — 1,9 триллиона рублей, ФНБ к концу года — 8 триллионов рублей. Вместе с тем, если посмотрим на макроэкономические показатели, регионы в долгах, более 12 процентов населения прозябает в нищете, реальные доходы падают - за первый квартал 2,3 процента, потребительский спрос обваливается и так далее.
Вот скажите, почему вы не меняете бюджетное правило и не вкладываете деньги в экономику нашей страны?
Вообще, для кого вы их копите в таких количествах? От сотен красивых программ ситуация не улучшается.
Я просто повторю вопрос, который здесь ставила Счётная палата по фонду развития. Порядка финансирования мероприятия этого фонда нет, раздельного учёта нет, классификации и расходов нет. Вот скажите всё-таки, этот фонд есть или его нет, он существует или это очередной фантом? Ведь там... (Микрофон отключён.)
Силуанов А. Г. Да, спасибо. Спасибо за вопрос.
Коллеги, почему у нас, казалось бы, много денег, а мы не тратим, да? Но мы этот вопрос уже давно обсуждаем и говорили о том, что нас Фонд национального развития спас, когда цены на нефть упали.
И вы помните о том, что четыре года после снижения цен на нефть мы финансировали наши расходы из наших резервов, если бы этого не было, тогда из других источников. Мы могли бы, конечно, брать эти деньги в банках коммерческих, платить проценты, но тогда быстро бы дошли до состояния дефолта, который у нас в истории был вроде давно, но, на самом деле, это совсем недавно. Это первое.
Второе. Мы говорим о том, что для чего мы вот эти нефтегазовые доходы? Они же не заработаны: сегодня есть, завтра нет. Завтра цены упали, надо нам финансировать расходы. Откуда деньги возьмём? Из резерва. Сегодня есть, накапливаем.
И договорились о том, что планка 7 процентов от ВВП, тот предел минимальный, до которого мы не тратим эти нефтегазовые доходы. В следующем году накопим выше 7 процентов. Договорились о том, что давайте определимся по принципам, критериям, механизмам, куда направляем, в каких случаях?
Сделать это надо так, чтобы это не повлияло на нашу денежно-кредитную политику, чтобы Центральный банк не превышал ставки ключевые и, соответственно, ставки в экономике не задирались. Здесь всё же связано между собой.
Поэтому мы говорим о чём? О том, что в следующем году мы можем иметь возможность уже направлять средства в Фонд национального развития, размещать их в инвестиции, в высокоэффективные инвестиции. А сейчас пока мы этот объём не накопили.
Что касается заработной платы, то реальная заработная плата растёт, I квартал - 1,3 процента в реальном выражении, апрель - 1,6 процента в реальном выражении.
Долги регионов снижаются. Мы видим, что они снижаются в номинальном выражении примерно на 200-300 миллиардов рублей в год, и в этом году тоже будут снижаться, а как доля к налоговым и неналоговым доходам — ещё больше. Вот, собственно...
А Фонд развития, вот был вопрос про Фонд развития, мы увеличили на 0,5 процента ВВП дефицит бюджета. Куда направили? На развитие в части национальных проектов, это и дороги, это и цифры и так далее. Мы его сразу распределили, когда бюджет считали, по программам. Его нет, как мешка, и это правильно с тем, чтобы лучше обеспечивать контроль за таким фондом, а не оставлять его на решение правительства и, может, там по полгода не использовать.
Поэтому Фонд развития, он создан в качестве источника и распределён по национальным проектам, когда мы рассматривали бюджет на 2019-2021 годы.
Председательствует Первый заместитель Председателя Государственной Думы И. И. Мельников
Председательствующий. Спасибо.
Вопрос задаёт Диденко Алексей Николаевич, фракция ЛДПР. Диденко А. Н., председатель Комитета ГД по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления, фракция ЛДПР. Спасибо, Иван Иванович!
Уважаемый Антон Германович, законопроектом предусмотрено увеличение дотации на поддержку мер по обеспечению сбалансированности бюджетов субъектов Российской Федерации в объёме около 61 миллиарда рублей, в том числе за счёт уточнения прироста поступлений от централизации одного процента налога на прибыль организаций и корректировки прироста по налогу на прибыль организаций, зачисляющих в федеральный бюджет по ставке 2 процента.
Вот в прошлом году 30,6 миллиарда прироста по налогу на прибыль было направлено в субъекты в качестве дотаций на стимулирование к росту налогового потенциала по этому налогу. Вот что, планируется ли в этом году продолжение этой практики и если планируется, то в каком объёме? Спасибо.
Силуанов А. Г. Да, спасибо, Алексей Николаевич.
Мы, действительно, прирост, договариваемся о том, что прирост по налогу на прибыль двухпроцентный, те регионы, которые обеспечивают этот прирост, должны и стимулироваться. И мы в прошлом году направляли эти суммы, которые получены сверх наших планов, обратно в субъекты Российской Федерации, поощряя их тем самым за такую работу.
В этом году мы предлагаем больше средств сконцентрировать на поощрение регионов, которые выполняют ключевые показатели, которые на Госсовете были установлены, это 15 показателей, 14 из которых связаны с экономикой и социальной сферой.
Поэтому на наш взгляд, вот мы должны еще это с вами обсудить, мы можем увеличить грантовую поддержку регионов с 20 миллиардов до 50 миллиардов, взяв часть, вот эти 30 миллиардов ресурс из тех объемов, который мы направляли регионам за другие показатели. Потому сейчас для регионов самое главное выполнить вот эти ключевые показатели — это рост, это инвестиции, это занятость, это смертность, это ЖКХ и так далее — 15 ключевых показателей. И мы считаем, что нужно увеличить объем грантов, я еще раз говорю, 50 миллиардов, увеличить количество регионов, которые могут рассчитывать на эту поддержку, а в качестве источника перераспределить вот эти суммы, которые мы получаем в виде прироста налогов от налога на прибыль в виде 2-х процентов. Мне кажется, это было бы справедливо, но это требует еще раз дополнительного обсуждения, мы обязательно на трехсторонней комиссии обсудим.
Председательствующий. Спасибо.
Сапко Игорь Вячеславович, фракция 'ЪДИНАЯ РОССИЯ". Сапко И. В., фракция "ЕДИНАЯРОССИЯ". Уважаемый Антон Германович!
С 2019 года началась реализация национальных проектов, из федерального бюджета выделяется существенная регионам финансовая помощь. Понятно, что основная нагрузка ложится на региональные и местные власти, вместе с тем у регионов, очевидно, сохраняются и другие вопросы, например, поддержание заработной платы работников в бюджетной сфере в соответствии с майскими указами президента 2012 года.
Однако надо признать, что объемы финансовой помощи без учета трансфертов на реализацию национальных проектов, имеющих строгую направленность, объективно снижаются. Вот как регионам адаптироваться в этой ситуации, ведь повышение собственных доходов тоже произошло далеко во всех регионах, а по итогам I квартала 2019 года в 15 регионах собственные доходы резко упали?
Спасибо.
Силуанов А. Г. Уважаемый Игорь Вячеславович! Уважаемые депутаты! Здесь я не смогу с вами согласиться по объемам поддержки регионов.
Я хочу сказать, что в целом общий объём трансфертов в этом году вырос примерно на 30 процентов, а объём дотаций, которые мы предоставляем субъектам Российской Федерации, увеличился еще больше — на 40 процентов. Поэтому объём финансовой помощи центра регионам увеличивается. Собственно это приводит и к тому, что общая сбалансированность субъектов Российской Федерации улучшается.
И если мы посмотрим за первый квартал, как исполнены бюджеты субъектов, то с дефицитом исполнено где-то 7 или 8 всего бюджетов регионов. Все остальные исполнены с профицитом. Есть и остатки у регионов, и растут ассигнования на заработную плату, и, что очень важно, что за первый квартал у регионов начал расти объём инвестиций. Мы всегда говорили, что зарплаты растут, а инвестиции падают, а сейчас в этом году начали расти и инвестиционные расходы, что тоже очень важно для субъектов Российской Федерации.
Поэтому мы не предлагаем сокращать или оптимизировать финансовую помощь регионам, наоборот, будем увеличивать её и увеличиваем поддержку регионам - как в части сбалансированности их, так в части и национальных проектов, - поскольку значительная часть мероприятий национальных проектов реализуется в регионах, поэтому такая поддержка продолжится. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Николаев Олег Алексеевич, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ". Николаев О. А., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ". Спасибо.
Уважаемый Антон Германович! Реализация бюджетной политики, в соответствии с действующим бюджетным правилом, приводит к нарастающему из года в год отрыву доходов от расходов федерального бюджета и беспрецедентному уровню резервируемых средств. Такое положение дел могло бы быть оправданным в случае увеличения инвестиций в экономику и в социальную сферу, однако, как мы видим из материалов, представленных к законопроекту, инвестиции уменьшаются на 5,7 процентных пункта, что никак не приближает нас к решению задачи ускоренного экономического роста и вхождения в пятёрку ведущих экономик.
Такое положение дел ставит под угрозу даже достижение намеченных на плановый период уточнённых показателей среднесрочного прогноза как на текущий год, так и тех, которые намечены к 2021 году, это ВВП - до 3,1 процента к 2021 году, объём инвестиций - на уровне 7 процентов, и к 2020 году денежных доходов населения - на 2,2 процента. Вот в связи с этим вопрос. Какие меры предусматривает правительство, чтобы нивелировать названные риски? Спасибо.
Силуанов А. Г. Спасибо, уважаемый Олег Алексеевич. Уважаемые депутаты!
Действительно, мы с вами строим бюджетную политику, исходя из принципов и правил, которые определены законодательством. Это выверенная, сбалансированная бюджетная политика, с тем чтобы нам с вами в тучные годы накапливать резервы, в годы, когда внешние факторы действуют, да и, кстати, ограничения на Россию, которые также влияют, нам с вами в случае необходимости иметь такую подушку безопасности.
Что касается вопросов о сокращении инвестиций. Я вот с вами не соглашусь, потому что за прошлый год объемы инвестиций выросли в реальном выражении на сумму более 4-х процентов, 4,3, если мне память не изменяет. Также продолжается рост инвестиций и в текущем году. Чтобы простимулировать инвестиции, мы приняли целый план по увеличению инвестиций до 25 процентов от валового внутреннего продукта. Здесь и меры административного облегчения, административного влияния на бизнес, так называемая, сейчас готовится, так называемая регуляторная гильотина. Здесь и меры, которые стимулируют инфраструктуру для развития бизнеса. У нас действует целый ряд национальных проектов. Это магистральная транспортная инфраструктура, безопасные и качественные дороги, цифровизация. Мы значительное внимание уделяем развитию малого и среднего предпринимательства, производительности труда. Все это, все это должно подстегнуть нашу экономику и, соответственно, объем инвестиций.
Поэтому мы в большей части, помимо увеличения финансовых ресурсов, в большей части внимание уделяем и совершенствованию регуляторики, что тоже должно привести к росту предпринимательской активности и, соответственно, инвестиций. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Коломейцев Николай Васильевич, фракция КПРФ.
Коломейцев Н. В., фракция КПРФ.
Спасибо.
Уважаемый Антон Германович, вот мы с вами слышали и Макарова о том, что есть нулевые по выполнению программы. Но есть одно постановление 1432, который вам на рубль вложений дает рубль 80 в бюджет. На сегодняшний день у нас... Вы обещали вот при принятии в первом чтении бюджета, что если на очередную корректировку программа будет договорами подкреплена, то вы выполните обращение 388 депутатов в прошлом году и добавите на эту программу до 15 миллиардов. Поддержите ли вы нашу поправку, потому что сегодня уже на 12 заключено миллиардов договоров и вынуждены останавливать заводы, потому что крестьяне не хотят без скидки брать технику. Спасибо.
Силуанов А. Г. Спасибо.
Сельхозтехника вообще важное направление промышленности и для села. Хочу сразу сказать, я даже помню цифру, у нас доля отечественной сельхозтехники увеличилась с 2013 года где-то с 24 процентов до 60 в настоящее время. 60 процентов у нас уже работает на наших полях и у селян паша отечественная сельхозтехника. Это хорошо и важно.
В этом году мы с вами договаривались и добавили 8 миллиардов рублей непосредственно из бюджета, да, на поддержку сельхозтехники. И мы дополнительно ещё договаривались о том, что пополним средства Росагролизинга с тем, чтобы он закупал сельхозтехнику. У нас было 4 миллиарда, и мы ещё из Резервного фонда правительства 3 миллиарда выделили, итого 7 миллиардов рублей будет выделено Росагролизингу на закупки сельхозтехники.
Из зала. (Не слышно.)
Силуанов А. Г. Нет, но это та же самая сельхозтехника. Мы же... Росагролизинговая компания закупит эту технику и отдаст селянам, отдаст в село. Поэтому 8 миллиардов у нас в этом году непосредственно в бюджете и 7 миллиардов через Росагролизинг. Пока ещё из этих восьми 5 миллиардов освоено.
Председательствующий. Спасибо.
Дегтярев Михаил Владимирович, фракция ЛДПР.
Дегтярев М. В. Уважаемый Антон Германович, отмечается низкий уровень кассового исполнения расходов по некоторым нацпроектам, по цифровой экономике, известно, почти ноль. Но, если некоторые министры и губернаторы не справляются с этим, почему бы не перебросить на другие статьи? При этом предложенный законопроект не содержит подобных предложений. Не получится ли так, что по проектам с низким темпом реализации так и не будут достигнуты показатели до 100 процентов к концу года, а ресурсы, которые можно было бы вот уже сегодня перебросить на другие нацпроекты и программы, просто зависнут в виде остатков?
Силуанов А. Г. Уважаемый Михаил Владимирович, уважаемые депутаты!
Действительно, у нас существует правило, вы нам предоставили такую возможность, оперативно решением правительства менять ассигнования как внутри национального проекта, так и между национальными проектами. И если мы видим, что действительно какие-то национальные проекты отстают от графиков, мы таким право обязательно будем пользоваться.
Действительно, по цифре пока ещё ход исполнения около 7 процентов, чуть больше 7 процентов, а в целом по национальным проектам исполнение, кассовое исполнение около 30 процентов, 28 с небольшим.
Поэтому мы воспользуемся и пользуемся таким правом перераспределения ресурсов с тем, чтобы к концу года, как вы абсолютно справедливо заметили, у нас не было остатков по национальным проектам, а все они были, деньги все пошли в работу, все пошли в экономику, и давали результат.
Таким правом мы будем обязательно пользоваться в ходе исполнения национальных проектов. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Гетта Антон Александрович - фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ". Гетта А. А., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Спасибо, Иван Иванович.
Алексей Леонидович, у меня вопрос к вам.
Национальные проекты погружены в госпрограммы. А мы на сегодняшний день видим, что госпрограммы — это абсолютно неэффективный механизм, строго говоря, и ваше заключение об этом, и Андрей Михайлович этим закончил своё выступление. О неэффективности госпрограмм говорится с момента их создания. Вот сколько они существуют, столько они неэффективны. Десять лет прошло с момента идеи о госпрограммах, и всё это время они были и остаются неэффективными. Всё бы ничего, и можно было бы потерпеть, но мы действительно туда погружаем нацпроекты и достижение национальных целей.
Как вы считаете, может быть, нам подумать об отдельном механизме для реализации нацпроектов со своим контролем, со своей отчётностью или каким-то другим образом решать эту проблему, чтобы не обрекать нацпроекты с национальными целями на заведомо неэффективный механизм их реализации?
Спасибо.
Кудрин А. Л. Спасибо большое за вопрос.
Хочу напомнить, хотя идея осуществления бюджета в программном разрезе родилась действительно примерно десять лет назад, но впервые применен был аналитический подход по анализу, то есть по внедрению программы в 2013 году, а программным бюджет по-настоящему стал в 2014 году, поэтому только 5 лет как он существует. Но я соглашусь с вами в том, что, и мы сегодня констатировали при изменении этого бюджета, деньги живут своей жизнью, а показатели живут своей жизнью и тем самым даже по итогам года мы не всегда подводим по-настоящему итог о выполнении программ.
Напомню, что в прошлом году мы анализировали и с правительством, и сами эффективность исполнения госпрограмм и только половина из них попадает в зону удовлетворительную, а остальные, как правило, неудовлетворительные. Поэтому действительно можно признать, что исполнение госпрограмм, отслеживание и их роль, как инструмента достижения целей недостаточна, не эффективна.
Вместе с тем я бы не стал отступать от вообще этой формы и формата этого, а доработал и видел возможности как раз увязать расходы и цели. Ведь дело не только в том, что сам формат не эффективен, если мы не подводим итоги, не спрашиваем за результат за эти показатели, тогда он и будет не эффективным, тогда его никто и не собирается исполнять в режиме программы.
И, конечно, программы, когда они предлагались, и предполагалось, что это усилит, так называемый, проектный подход. Сегодня и правительство, и президент нас просят больше, более эффективно использовать проектный подход, собственно, и программы должны быть доработаны в рамках вот именно такого фокуса, как проектов, может, тогда они требуют коррекции. Мне кажется, вот такую ревизию, такое переосмысление нужно провести.
Правительство тоже это видит. Недавно на заседании правительства при обсуждении программы эффективности бюджетных расходов Медведев, Председатель Правительства Медведев, дал поручение министру экономического развития и министру финансов к 20 июня подготовить новую концепцию госпрограмм, то есть срок истекает послезавтра.
Я думаю, что нам нужно посмотреть, что предложат два министерства, но и правительство в целом, наверное, позже начнет обсуждать эти подходы.
Мы тоже готовы к этому подключиться, но я, может быть, присоединюсь к тем, кто сегодня высказался, что если мы вообще не будем трогать этот механизм и будем по-прежнему и вот, например, погружать нацпроекты в госпрограммы, то скорее всего у нас есть риски в достижении целей нацпроектов. И я не думаю, что здесь нужен отдельный, может быть, учет, вот как раз с учетом у нас более-менее, он, аналитический учет осуществляется по нацпроектам, вопрос в совершенствовании, в механизме работы программы... Председательствующий. Добавьте 30 секунд. Кудрин А. Л. ...чтобы он работал на цель. Спасибо. Председательствующий. Спасибо, Алексей Леонидович. Нилов Олег Анатольевич, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ". Нилов О. А. Антон Германович, данные, предоставленные Правительством Российской Федерации, свидетельствуют, что ни повышение пенсионного возраста, ни повышение НДС, ни налоговый маневр не принесли существенных доходов бюджету. В экономике не созданы условия для прорыва, нет роста доходов граждан. Как говорят в народе: "Уж отпуск близится, а тысячи на путешествие всё нет".
Может, всё-таки Правительство Российской Федерации прислушается к предложениям "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ", рассмотрит наконец положительно наши инициативы об отмене возврата НДС экспортерам сырья, о возврате под госконтроль закупок у взаимозависимых лиц по 223-му закону, о введении плоской шкалы страховых взносов, о прогрессивной шкале и многих других? И, наконец, может быть, вы услышите не только нас, но уже и Алексея Леонидовича Кудрина, который призывает вас увеличить расходы на здравоохранение и образование уж точно... (Микрофон отключён.)
Силуанов А. Г. Уважаемый Олег Анатольевич! Уважаемые депутаты!
Не могу согласиться с вашей риторикой. Почему? Потому что мы, изменив, значит, подходы к финансированию вообще проектов, программных документов, через национальные проекты определили ресурс: это и повышение НДС, да, и это увеличение дефицита бюджета на 0,5-процентных пункта. И хочу сказать, что у нас на национальные проекты в этом году выделено 1,7 триллиона рублей - это в целом общий объем, так сказать, финансирования национальных проектов.
Поэтому что касается доходов, вы говорите, не привели к увеличению доходов все эти меры.
Только доходы у нас в этом году выросли на 15,7 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Поэтому, конечно, доходов больше, конечно, источников финансирования больше, потому что полпроцента ВВП это почти 500 миллиардов рублей, 500 миллиардов рублей. Поэтому вы говорите, у нас есть, у фракции есть свои предложения — отменить НДС на экспорт. Но мы же, наоборот, сейчас стимулируем только экспорт, мы, наоборот, платим экспортёрам субсидии и стимулируем увеличивать этот экспорт, а вы говорите: давайте отменим НДС на экспорт. Мы, наоборот, сделаем неконкурентоспособным наш экспорт таким образом.
Далее. Значит, плоскую шкалу страховых взносов. Хорошо, сделаем плоскую шкалу страховых взносов, но это приведёт к увеличению нагрузки на наших предпринимателей или нет? Если не приведёт, тогда какой смысл нам сейчас делать налоговые изменения? Если снизится нагрузка на предпринимателей, тогда следующий вопрос - откуда мы возьмём деньги для выплаты пенсий, в первую очередь, нашим пенсионерам? Из бюджета будем платить больше? Но тогда это уже нужно будет сокращать другие расходы. Здесь всё очень связано между собой, уважаемые депутаты. Поэтому, мне кажется, что такие серьёзные изменения в налогах, такие серьёзные изменения, структурные изменения, их нужно очень серьёзно просчитывать.
Мы когда готовили ресурсы под национальные проекты, просмотрели, ну, не знаю, 100 вариантов, в том числе эти смотрели, но мы предложили очень аккуратно, взвешенно подходить к изменениям налогов, к изменениям принципов вообще, так сказать, бюджетирования.
Поэтому я хочу сказать, что мы... Вы говорите - недофинансируется здравоохранение. Мы только этими поправками увеличили расходы на здравоохранение на 22 миллиарда рублей, а образование на 15 миллиардов рублей. Это вот как раз те решения, которые мы сегодня предлагаем поддержать.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Куринный Алексей Владимирович, фракция КПРФ.
Куринный А. В. Спасибо.
Уважаемый Антон Германович, возвращаюсь к здравоохранению. Дело в том, что критическая ситуация сегодня с льготным лекарственным обеспечением. Только что прошла проверка Росздравнадзора в 25 регионах, в некоторых, в том числе в моей родной Ульяновской области, более половины рецептов льготных не обеспечены, и не потому, что там лекарств завал на складах, как пытаются объяснить, а потому что просто средств не хватает. Этот дефицит все признают, прокуратура признаёт, Минздрав признаёт, около 50 процентов, около 30 миллиардов. И, однако, вот опять остаётся нерешённая вот эта самая проблема - это лекарства, это опять жизни людей, это и в принципе выполнение демографических указов тех самых или показателей, которые поставлены в указах президента.
Почему правительство в очередной раз игнорирует это важнейшее направление?
Силуанов А. Г. Уважаемый Алексей Владимирович, уважаемые депутаты! Лекарства — это, конечно, безусловно, наше важнейшее направление расходов и важнейшее направление нашего внимания.
Я хочу сказать, что мы и в поправках в этот, в текущий бюджет, за счёт Резервного фонда мы всё время и в прошлые годы выделяли дополнительные деньги на лекарственное обеспечение наших граждан.
Давайте посмотрим, может быть, и в ходе исполнения, в ходе рассмотрения бюджета ко второму чтению посмотрим этот вопрос. Насколько я знаю, Минздрав говорил именно об "инсулиновых помпах" так называемых, да и вопрос в этой части.
По прививкам мы постоянно расширяем охват вакцинированием. У нас предусмотрены дополнительные деньги на вакцинирование - более 2 миллиардов рублей, более 2 миллиардов рублей дополнительно. Поэтому давайте посмотрим ко второму чтению наши возможности и определимся с дополнительными потребностями.
Председательствующий. Спасибо.
Шерин Александр Николаевич, фракция ЛДПР.
Шерин А. Н., фракция ЛДПР.
Антон Германович, и по медицине, и по агролизингу всё" не так, как вы говорите, ну ладно. Вопрос. На Совете законодателей вы говорили о том, что планируется увеличение до 50 миллиардов рублей объёма грантов субъектам Российской Федерации по итогам оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.
Вместе с тем в проекте закона указанные увеличения не предусмотрены. Мне лично хотелось бы, в частности, чтобы в Липецкой, в Рязанской и в Тамбовской областях были реальные инструменты для стимулирования эффективности деятельности этих органов.
Вместе с тем хотелось бы уточнить. Планируется ли увеличение гранитовой поддержки ко второму чтению законопроекта, какие подходы планируется для распределения этой поддержки? Спасибо.
Силуанов А. Г. Уважаемый Александр Николаевич! Уважаемые депутаты!
Ну давайте обсудим, что неправильно я говорил по сельхозтехнике и по прививкам вне сейчас этой дискуссии. Хотя я говорил те факты, те данные, которые у нас есть в бюджете.
Что касается регионов, 50 миллиардов рублей на гранты. Да, сейчас вот только что я докладывал о том, что предусматривается 60 миллиардов рублей дополнительно на сбалансированность. Вот как раз часть этих денег мы с вами можем перераспределить ко второму чтению на гранты, давайте это сделаем и выполним нашу с вами вот эту вот идею. Мне кажется это правильно, потому что основная поддержка и основное стимулирование, стимулирующий грант должен приходить в статьи регионов, которые работают активно с нацпроектами. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.

продолжение 2 см. https://leo-mosk.livejournal.com/6412640.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments