leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Проблема заканчивается, как только начинается прямая линия с Путиным

Селектор страны
Проблема заканчивается, как только начинается прямая линия с Путиным
17-я прямая линия с президентом в Гостином дворе безусловно дает репрезентативное преставление о стране. Президент демонстрирует осведомленность и полет фантазии. Министра Веронику Скворцову прервали, чтоб не заполняла эфир отчетами по проделанной работе.
Путин признает ухудшение ситуации для населения и ссылается на внешнюю конъюнктуру. Что конкретно, звучит привычно и по сути непонятно. Президент не стал развивать внешнюю тему, говорил в этом году в основном о внутренних проблемах.
17-я прямая линия продолжалась больше четырех часов. По длительности это не рекорд, но формат новый. Губернаторы и прочие чиновники слушали на рабочих местах, если понадобятся. Сама возможность проведения масштабного селекторного совещания со страной свидетельствует о прямом восстановлении иерархической властной вертикали. Возьмем это факт на заметку.
Вывод ведущих «Проблема заканчивается, как только начинается прямая линия с Путиным» конечно же не оправдывается. Это только начало пути. Теоретически именно с этого Путин должен был начинать 19 лет назад. Тогда он был неизвестен сам себе.
Начало Путина между делом тоже вспомнили, причем в опасном компоте с дагестанским вопросом. Из наших дней видится так, что Ельцин на него переложил ответственность.
Путин ответил просто: «Я был обязан».
Я насчитал 41 тему и плюс блиц. В основном внутренние вопросы включая такие, как отсутствие воды в селе Каскара Тюменской области.
Тут надо отметить такой существенный факт, как прогрессивное изменение формата журналистики ВГТРК. Исследователи журналистики много лет говорят, что она погружена в PR и рекламу. Со стороны аудитории современная журналистика смотрится бешеной собакой: бежит несчастное животное по деревне и понадкусывает все, что шевелится. К своим жертвам не возвращается. И тут перелом жанра.
На 17-й прямой линии журналистика в лице ВГТРК сбросила позорную зависимость и занялась своим прямым делом. До завершения прямой линии в обезвоженный поселок приехала съемочная группа. Историю вопроса пытался объяснить тюменский губернатор Александр Моор. Предложил жителям обратиться для решения вопроса. Путину было все равно, какая там история и кто к кому должен обращаться. Он предложил считать, что они уже обратились. Он сам от них обратился. И давайте решайте проблему воды.
В том же ключе была решена проблема китовой тюрьмы в бухте Средняя Японского моря. Проблема в больших деньгах, косатка стоит сто млн долларов. Существо с чрезвычайно высокоразвитой ВНД. Пусть бы журналист представил себя на ее месте: выловили допустим мать четырех детей и выставили в зоопарке в голом виде. Вмешался главный по зоо-ГУЛАГу и заставил выпустить. Куда? Где поймали. Вряд ли это хорошее решение, но другого нет. Похоже на реабилитацию после смерти Сталина, возвращаться было некуда. Потому что не надо к другим животным относиться, как англосаксы к другим людям. Вмешательство Путина по крайней мере поставит под вопрос саму идею: а стоит ли ловить? Моральные риски превысили сто млн долларов, что и требовалось доказать.
Наиболее существенные вопросы пришли в формате блица.
Вам не надоело быть президентом?
Путин ответил твердым «Нет». Иначе он бы не баллотировался на этот срок.
Вам бывает стыдно?
Путин в ответ рассказал своеобразный мини-роман. Была слякоть. Женщина перед ним упала на колени и передала записку. Он передал ее помощникам. Записку потеряли. «Мне до сих пор стыдно», – признался Путин.
Махровый единоросс Елена Панина в своем аккаунте facebook написала, что прямая линия с президентом высветила две системные проблемы.
Первая: безответственность и безнаказанность на всех уровнях власти.
Вторая: полная неэффективность системы управления на местах.
«Всем совершенно очевидно, что когда во время прямой линии к президенту обращаются по поводу того, что где-то не замостили дорогу, где-то нет водоотвода до села, и сразу начинается суматошная активность губернаторов, мэров, министров и прочих чиновников, то это точечные меры, которые в целом не исправят порочность системы тотальной безответственности и неэффективности. Зачастую указания президента просто саботируются, о чем во всеуслышание было сказано», – отметила Панина.
Депутат сама с этим сталкивалась неоднократно. Стоило поистине героических усилий согласовать с различными ведомствами поправки к закону, который закрывал игорный бизнес, хотя было прямое указание президента. То же было и с законом о промышленной политике, на который мне пришлось потратить шесть лет. То же было с законом о стратегическом планировании, разработать который правительство должно было в соответствие с майскими указами еще 2012 года.
В итоге пришлось взять инициативу на себя. Когда нерадивый чиновник попадает в поле зрения президента и получает соответствующую оценку, он спокойно переходит на другой ответственный пост. Это и есть системная безответственность и безнаказанность, когда не работает система неотвратимости наказания. Точечными арестами и посадками ситуацию не исправить.
Что творится в сфере ЖКХ, как многие жильцы воюют со своими управляющими компаниями? – написала Елена Панина. Надо понять, прямая линия стала для единоросса Паниной отдушиной. Но вот этот вопрос не звучал.
Она считает, ситуацию могут изменить только экстраординарные меры. Если не углубляться в опричнину XVI века, современная история знает такие примеры. Это Италия в 1970-е годы, когда был введён институт спецпрокурора, подчинявшийся непосредственно президенту и получивший чрезвычайные полномочия. В значительной мере сращивание мафии и бюрократии было преодолено. Это Сингапур, который под руководством Ли Куан Ю смог превратиться из одной из самых коррумпированных стран мира в современный мировой центр цивилизованного и честного бизнеса. В обоих примерах действовали два принципа: чрезвычайные полномочия органов по борьбе с коррупцией и неотвратимость наказания, кого бы оно не касалось.
«Вторая проблема, тесно связанная с первой, – полное отстранение общества от решения местных проблем, от контроля за местными финансами, от контроля за выполнением даже принятых решений, то есть от всего. Отсюда полная безнаказанность и бездеятельность местной бюрократии, хотя, конечно, не во всех регионах так, но в целом система местного самоуправления порочна», – Елена Панина ударила по больному. В 1990-х годах она пыталась возродить в России традиции земства, описанные Кизеветтером в историческом очерке о местном самоуправлении в России.
Однако в 1993 году с принятием Конституции была принята модель местной власти, навязанная западом. Реформу местного самоуправления проводил Дмитрий Козак, известный также законом о сборах на капремонт. Это было уже и вовсе поперек Конституции с истинной целью повышения поборов с населения.
Путин о природе бедности российского населения несомненно знает больше, чем он сказал о выплатах по кредитам. Судя по анализу депутата Николая Коломейцева, картина бедности в богатой стране стала итогом антинациональной теневой программы с комплектом поборов, вымогательства, спланированного обмана и отделения местной власти от национальных обязательств.
Елена Панина в 1995 году предупреждала, что в случае муниципализации страны в продавливаемом местной бюрократией виде, нас ждет разгул коррупции и произвола. Ее обвинили в стремлении возродить советы. В этом был разумный смысл, потому что советы в своей конструктивной части наследовали земствам.
«Сейчас заговорили о земских врачах и учителях. Может пора вернуться и к земским принципам местного самоуправления, главная суть которых – участие всех социальных групп населения, проживающих на данной территории, в принятии решений и контроле за их реализацией чиновниками. Это не карманные муниципальные советы, как сейчас. Да и чиновников немного, как это было в земских управах», – объяснила Панина.
Вывод депутата Паниной однозначен: прямая линия президента показала невозможность отрегулировать все проблемы одним человеком. Страна должна пойти вперед и очиститься от раковой опухоли безнаказанности и неэффективности.
Конкретику причин либерального управления Путин не развивает, в отличие от депутатов мазохистского толка. Однако из того, что подготовили журналисты ВГТРК, встает картина властного паралича нижних уровней власти, именно для этого отделенных от властной вертикали по Конституции-93.
Глобальное имперское управление строится на разрушении национальной вертикали. Что и проявилось практически во всех вопросах прямой линии – лекарственное обеспечение, кадровое наполнение, утраченный водопровод, региональное снижение МРОТ вопреки федеральному закону. Непонятно, почему Минюст не отменяет такие акты.
В каждой озвученной теме обнаруживается слабое звено, через которое блокируется исполнение всей данной задачи. И так везде.
Блокировать получается далеко не все. Судя по словам Путина, благодаря внешнему давлению Россия принялась делать то, что Союз никогда не делал. Президент привел в пример морское двигателестроение. Ключевой вопрос поставила Наталья Касперская о запуске импортозамещения в элементной базе и поддержке закупщиков. Путин предложил мотивировать закупки российских продуктов.
Касперская сама не без вины, она как и все ссылается на проблемы китайской Huawei из-за нерыночного давления США. Но умалчивает, что Россию они в полном согласии поделили. О бронебойной китайской дипломатии в защиту собственных торгово-экономических интересов Касперская сама же говорила в Совете Федерации. Тем более странно слушать невнятные рассуждения о борьбе с коррупцией. Путин говорит об ответственности как взяточников так и взяткодателей. Фокус в том, что Huawei вырывается в лидеры взяткодателей через рынок элементной базы и телекоммуникации, блокируя развитие России.
Путин гордится Яндексом и это правильно. О том же говорил посол США Майкл Макфол, отбывая из России после провала снежной революции. Однако Яндекс лишь частично национальная компания в отличие от Google с его узко национальными задачами WASP США и глобальным навязыванием по коррупционным схемам. Разумеется, Путин об этом знает лучше всех остальных россиян вместе взятых. Однако к великому сожалению, главную проблему Путин обозначил эвфемизмом про низкую производительность труда. Прозвучало вроде как сами виноваты. О том же говорит патентованная либералка Эльвира Набиуллина. В общем виде это неверно.
По факту не хотят россияне заниматься рутинной работой в обеспечение собственного благосостояния и это действительно большая проблема. Еще больше проблема в угасании мужского начала и замещении мужского труда женским. Ну и самая большая проблема: глобальное антинациональное теневое управление, которое ловит все естественные проблемы и раздувает их до неимоверной степени.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments