leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Принят законопроект об исключении экологической экспертизы объектов социального назначения

Принят законопроект первого чтения об исключении экологической экспертизы объектов социального назначения – Владимир Бурматов Вокруг Байкала проживает 4.5 млн человек Не могут реализовать ФЦП Байкал Ничего не делается с накопленным вредом ЦБК Байкал хищнически разворовывают близкие к власти дельцы – Владимир Поздняков Лигнин от ЦБК Спирогира гниет – Михаил Щапов Не списка исключаемых объектов, предлагается голосовать за кота в мешке СХ вылов омуля запрещено
12. 687768-7 Госдума в итоге обсуждения приняла законопроект первого чтения «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части уточнения объектов государственной экологической экспертизы на Байкальской природной территории в целях упрощения строительства и реконструкции объектов социального назначения»
Документ внесен правительством 12.04.19.
Представил замминистра природных ресурсов и экологии РФ – руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Иван Валентик.
Председатель комитета по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов.
Законопроектом предлагается уточнить объекты государственной экологической экспертизы, строительство, реконструкцию которых предполагается осуществлять на Байкальской природной территории, исключив из объектов государственной экологической экспертизы федерального уровня проектную документацию объектов социального назначения, перечень которых устанавливается Правительством РФ, не относящихся в соответствии с законодательством в области охраны окружающей среды к объектам I и II категории, строительство, реконструкцию которых предполагается осуществлять в границах населенных пунктов, находящихся в границах буферной экологической зоны и экологической зоны атмосферного влияния Байкальской природной территории за пределами особо охраняемых природных территорий.
ФЗ вступает в силу с 1 сентября 2019 г. и не применяется к проектной документации объектов капитального строительства, представленной на государственную экологическую экспертизу и (или) на экспертизу проектной документации до его вступления в силу.
Первое чтение 357 19 0 15:53

Стенограмма обсуждения
Пункт 12. Проект федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части уточнения объектов государственной экологической экспертизы на Байкальской природной территории в целях упрощения строительства и реконструкции объектов социального назначения".
Доклад официального представителя правительства замминистра природных ресурсов Ивана Владимировича Валентика. Пожалуйста.
Валентик И. В., официальный представитель Правительства Российской Федерации заместитель Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации - руководитель Федерального агентства лесного хозяйства.
Добрый день, уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые депутаты! Во исполнение поручения Президента Российской Федерации номер пр-6102 и в соответствии с пунктом 39 плана о законопроектной деятельности Правительства Российской Федерации, Минприроды разработан законопроект, которым предлагается исключить из перечня объектов государственной экологической экспертизы федерального уровня проектную документацию объектов социального назначения, не относящихся к объектам I и II второй категории, строительство и реконструкцию которых предполагается осуществлять в границах населённых пунктов, находящихся в границах экологической зоны Байкальской природной территории за пределами особо охраняемых природных территорий.
Перечень таких объектов предполагается к установлению Правительством Российской Федерации. Понимая чувствительность тематики, проект постановления мы уже разработали и он в установленном порядке между первым и вторым чтением, при принятии законопроекта в первом чтении будет представлен на рассмотрение.
Также законопроектом вносятся изменения в Градостроительный кодекс Российской Федерации, которые предусматривают упрощение процедуры подачи документов для проведения государственной экологической экспертизы к проектной документации.
С учётом того, что имеются все необходимые согласования, прошу данный законопроект поддержать.
Председательствующий. Спасибо.
Содоклад Владимира Владимировича Бурматова. Пожалуйста. Бурматов В. В. Уважаемый Александр Дмитриевич! Уважаемые коллеги!
Озеро Байкал - это уникальное природное озеро с колоссальными запасами пресной воды. Аналогичных объектов на планете больше не существует, ну и поэтому и меры по защите Байкала, которые мы предпринимаем и которые мы принимали в этом зале, они не имеют прецедентов.
На законодательном уровне озеро Байкал защищает отдельный федеральный закон. Аналогов в современном российском законодательстве нет. И наш комитет в отношении озера Байкал придерживается приоритетов -сохранение экосистемы озера и экологических интересов. И мы здесь, в этом зале, с вами голосовали, в том числе, против вносимых законопроектов, которые, с нашей точки зрения, действительно, угрожали экосистеме Байкала и Байкальской природной зоне, разрешая там строительство тех или иных объектов. Но вот эту инициативу мы обсуждали достаточно давно и очень подробно. И вот та формулировка, которую в итоге предложил Президент Российской Федерации Владимир Путин, она является максимально взвешенной. То есть, предложено государственной экологической экспертизой освободить только объекты социальной инфраструктуры и ещё и которые находятся вне, понятно, особо охраняемых природных территорий (там строить ничего нельзя будет) и вне центральной экологической зоны, которая является самой строго охраняемой.
Здесь надо сделать небольшое отступление. Во-первых, у нас вокруг Байкала в трёх прилегающих к Байкалу субъектах Российской Федерации проживает 4,5 миллиона человек. Это огромная цифра. Люди нуждаются в объектах социальной инфраструктуры. Люди нуждаются в детских садах, школах, ФАПах и так далее.
Сама Байкальская природная территория состоит из трёх зон.
Центральная экологическая зона - это самая строгая, она окружает само озеро, и граница находится, примерно на расстоянии 70 километров, то есть вот в этой зоне ничего как нельзя было строить без государственной экологической экспертизы, так и дальше нельзя будет строить.
Но при этом вот представьте ситуация. Забайкальский край, 200 километров от озера Байкал и сейчас, для того, чтобы там построить в двухстах километрах от озера Байкал школу, детский сад или ФАП, надо в Москве проходить государственную экологическую экспертизу, которая стоит там около 1,5 миллиона рублей, которая сама по себе идет 3 месяца и затягивает все следующие процедуры соответствующим образом, из-за чего регионы, в том числе, не успевают освоить федеральные средства, выделенные на строительство детских садиков, школ и так далее, там тех же самых ФАПов. А представьте, если речь о ФАПе идет, который сам по себе, его возведение можем стоить там 10 миллионов рублей и 1,5 миллиона надо будет отдать на экологическую экспертизу, это очень существенный пункт.
Поэтому есть предложение, сформулированное Президентом Российской Федерации. Значит, вдалеке от Байкала за пределами центральной экологической зоны, которая самая строгая является и где по-прежнему ничего нельзя будет возводить без государственной экологической экспертизы, вывести из-под государственной экологической экспертизы соответственно только объекты социальной инфраструктуры. Причем, я хочу сакцентировать внимание на том, что мы договорились о том, что Минприроды до второго чтения представит подзаконный акт, где будет закрытый перечень этих объектов социальной инфраструктуры, потому что дьявол всегда в деталях, чтобы туда случайно не попали гостиницы, торговые центры или что-нибудь еще, мы до второго чтения хотим вот этот подзаконный акт увидеть.
И, таким образом, мы эту позицию, чтобы было понимание, согласовали с учеными, у нас есть заключение Байкальского государственного университета, Иркутского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук, Бурятского научного центра Сибирского отделения наук, которые совершенно справедливо указывают на то, что объект, построенный в двухстах километрах от Байкала, как я вот вам привел пример с Забайкальским краем, если это школа, если это не промышленное предприятие, школа, детский сад или ФАП не имеет никакого воздействия на экосистему самого Байкала, потому что, ну, просто там нет ни выбросов вредных, ничего. И, таким образом, 4,5 миллиона человек обрекать на отсутствие объектов социальной инфраструктуры и на все вот эти вот сложности — это неправильно.
Уважаемые коллеги, законопроект поддерживается профильным комитетом Совета Федерации, комитетами-соисполнителями - по физической культуре, по природным ресурсам, - Правовым управлением Государственной Думы, и просим также его поддержать в первом чтении.
Председательствующий. Есть ли вопросы, коллеги? Нет?
Включите запись.
Покажите список.
Ионин Дмитрий Александрович, пожалуйста.
Ионии Д. А. Владимир Владимирович, ну, вот всё, что касается Байкала, это очень острый социальный вопрос, в том числе после того, как вчера было предложение ограничить турпоток туда, чтобы спасать экологию. Но вот в пояснительной записке указано, 181-й федеральный закон, да, в котором обязательность проведения экологической госэкспертизы любых объектов была, показал нецелесообразность экспертизы объектов, оказывающих умеренное воздействие на окружающую среду.
В чём ттецелесообразность? Только в том, что, как вот вы говорите, в Забайкалье за 200 километров нельзя школу поставить? Может быть, тогда можно просто разграничить, чтобы именно на берегу оставить действие госэкспертизы экологической для всех, а для тех, которые подальше, действительно как-то разграничить? А то получается двойная трактовка, вроде благое дело, но мы можем реально ухудшить экологическую обстановку на Байкале.
Бурматов В. В. Большое спасибо за вопрос, Дмитрий Александрович.
Ну, во-первых, я хочу сказать, что, конечно, туристы не являются основными загрязнителями Байкала. Мы изучали эту ситуацию, наибольшую угрозу для Байкала несут накопленные отходы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината и деятельность региональных властей там, условного региона, который разрешает строительство заводов прямо на берегу Байкала по забору байкальской воды и для продажи там её за рубеж дальнейшей. Туристы к этому отношения никакого не имеют.
Или отсутствие очистных сооружений, или то, что у нас регионы, как говорит нам Счётная палата, не могут год за годом больше, чем на 30 процентов, реализовать ФЦП "Байкал", они не могут построить очистные сооружения или строят их за несколько десятков километров от Байкала, что никак не улучшает экологическую ситуацию на самом Байкале.
Почему выделяются именно объекты социальной инфраструктуры? Почему не принимается решение, например, освободить от экологической экспертизы вдалеке от Байкала все объекты, например, III и IV класса опасности, которые не опасны, ну как бы считаются неопасными? Потому что к объектам III и IV класса опасности, например, относятся производственные базы, фабрики, склады хранения и реализации сжиженного газа, каменного угля, нефтепродуктов, объекты нефтеналивных цистерн, объекты приема и обработки лома цветных и черных металлов. Ну, согласитесь, что то, что я перечислил, сравнить с детским садом или ФАПом по воздействию на окружающую среду никак нельзя.
Поэтому мы, во-первых, сохраняем запрет на строительство в центральной экологической зоне без экологической экспертизы, но это 70 километров от озера Байкала. Во-вторых, делаем исключения даже для тех объектов, которые считаются III и IV классом опасности, потому что они все равно могут какое-то воздействие оказать. Поэтому их в сторону. А исключение делается только для объектов социальной инфраструктуры - школ, детских садов, ФАПов, и рассмотрим перечень, который коллеги представят. Мы договорились рассматривать его совместно с нашей межфракционной группой депутатской "Байкал". Ну уж это коллеги, которые избрались от байкальских регионов, они точно в обиду озеро не дадут.
Председательствующий. Журавлев Алексей Александрович.
Журавлев А. А. Уважаемый Владимир Владимирович!
Я, конечно, с удовольствием послушал, как мы защищаем Байкал, но сегодня в топе Яндекса у нас новость такая, что директор института лимнологического Сибирского отделения Академии наук Андрей Федоров заявил о том, что Байкал находится практически в катастрофическом положении. И это на водном конгрессе на всероссийском, не просто так.
И, надо заметить, что я с вами не соглашусь, что Сергей Иванов, который говорит, что нужно отвечать за экологию, кстати говоря, за это всё, он сказал, что нужно ограничить туристов туда. А вы говорите, они не несут вред. Не знаю, наверное, представитель президента всё-таки тоже что-то понимает в этом деле.
Поэтому хотелось бы понять. Конечно, 1,5 миллиона сэкономить - это хорошо. Но есть заключение этого института как раз по вопросу, который мы сегодня рассматриваем, или нет? И, в общем-то, собственно, мне кажется, это дело серьезное. Не так все радужно на Байкале.
Бурматов В. В. Алексей Александрович, я только, наверное, не сакцентировал просто на этом внимание. Я, отвечая на вопрос нашего коллеги, как раз и говорил три минуты о том, как все не радужно на Байкале. На Байкале не радужно, потому что ничего не делается с объектами накопленного вреда Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Если, не дай бог, там пройдет селевый поток и все смоет в Байкал, ну это будет экологическая катастрофа. А такая опасность есть. Миллиарды рублей выделяются, ничего не происходит.
Беда на Байкале из-за того, что не одно там предприятие, гостиницы, туристические комплексы и так далее, они просто не имеют очистных сооружений, они все льют в озеро фактически. А регионы ничего не делают для того, чтобы эту ситуацию исправить. Беда на Байкале из-за того, что там судоходство соответствующее. Там заправка судов происходит, понятно, каким образом, из канистр фактически. Ну, я так немножко грубо говорю, но по факту это так. Выбрасывается весь этот мусор с этих же судов тоже, понятно, куда. Сливаются отходы жизнедеятельности человека с этих яхт, теплоходов и всего остального тоже, понятно, в воду.
Давайте мы сейчас посмотрим вот этот вот объем и объем условного мусора, который куда-то там бросит турист. Есть разные точки зрения, ограничивать поток или не ограничивать. На мой взгляд, надо эффективнее тратить те деньги, которые выделяются нами с вами каждый год в рамках ФЦП "Байкал" трем субъектам Российской Федерации. Л потом нам Счётная палата приносит отчет, что 10 процентов - освоение бюджетных денежных средств, и строится все в десятках километрах от Байкала.
Поэтому, еще раз говорю, те исключения для объектов, которые мы делаем... Я вот привел пример Забайкалья. Ну, какое влияние школа, построенная за 200 километров от берега озера, за пределами зоны, в которой вообще ничего строить нельзя, может оказать влияние на экосистему? Ну, проблема, давайте будем честными друг с другом, она кроется в другом. Она кроется в том, что Байкал хищнически разворовывают, ну так уж называя вещи своими именами, близкие к определенным органам власти определенных субъектов Российской Федерации дельцы.
Потому что, когда нашему комитету приходиться добиваться отмены строительства заводов по забору воды непосредственно на берегу Байкала в посёлке Култук, это ненормальная ситуация, потому что их просто там нельзя было строить. И нам удалось доказать, что там это проводилось без экологической экспертизы нормальной, без публичных слушаний, земля выделена незаконно, разрешение на строительство незаконно. Нарушено было всё, но губернатор этого региона говорил, что это классный инвестиционный проект и его надо поддерживать. Давайте мы тогда об этом будем говорить, а не подменять вот, не путать кислое с пресным. Спасибо.
Председательствующий. Грешневиков Анатолий Николаевич. Грешневиков А. Н. Спасибо. Вопрос Валентику.
Уважаемый Иван Владимирович, Комитет по экологии и охране окружающей среды дважды просил вас предоставить перечень тех социально значимых объектов, которые попадают под юрисдикцию данного законопроекта, и которые будут лишены обязательной экологической экспертизы.
Вот как член Комитета по экологии и охраны окружающей среды я по сей день и по сей час, и по сию минуту данный перечень не имею.
Понятно, что "социально значимые объекты" - это понятие растяжимое. Если туда попадают трубопроводы, электрические сети, дороги, то строительство очистительных сооружений не нужно. Но если это больницы, школы, то очистные сооружения обязательны.
Недавно я читал материалы проверки Счётной палаты по исполнению федеральной байкальской целевой программы. Даже федеральные деньги, которые были выделены на строительство очистных сооружений тех предприятий промышленности, сельскохозяйственных, которые были построены раньше в береговой зоне... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте время на вопрос.
Грешневиков А. Н. Так вот если мы сейчас освободим от экологической экспертизы строительство этих непонятных социально значимых объектов, которых даже перечень неизвестен, то кто будет финансировать строительство хотя бы очистных сооружений, потому что любой объект будет загрязнять, продолжать загрязнять озеро Байкал?
Валентин И. В. Спасибо, уважаемый Анатолий Николаевич, за вопрос, за озабоченность этой тематикой.
На самом деле проект подзаконного акта (и я об этом сказал и в выступлении, и Владимир Владимирович это подтверждает), он готовился, и в настоящий момент он находится на финишной прямой.
В соответствие с установленным порядком он представляется, после принятия законопроекта в первом чтении он, при условии поддержки его депутатами, может быть представлен в комитет незамедлительно уже сегодня для рассмотрения, для того, чтобы действительно состоялась дискуссия.
Мы, поверьте, абсолютно не заинтересованы со своей стороны в том, чтобы помимо социальных объектов, перечень которых мы предельно и отчетливо для себя понимаем, и он действительно связан с созданием условий для жизни тех людей, которым нужно строить школы, детские сады, больницы и иные объекты, которые, исходя из тех критериев, которые являются общепринятыми и относятся к таковым объектам.
Поэтому, безусловно, этот перечень будет, он будет широко обсуждаться, он, безусловно, является предметом нашего совместного обсуждения и не будет никакого закрытого решения, которое не было бы согласовано с профильным комитетом, Владимир Владимирович, об этом тоже в своем выступлении сказал, я думаю, что он, безусловно, обеспечит контроль за ходом нашей совместной работы. Спасибо.
Председательствующий. Центральную трибуну включите.
Бурматов В. В. Уважаемый Анатолий Николаевич, уважаемые коллеги. Решение комитета сформулировано следующим образом, что мы поддерживаем, наш комитет поддерживает в первом чтении этот законопроект, но мы не будем его рассматривать во втором чтении до тех пор, пока на совместном заседании с межфракционной рабочей группой "Байкал" и со всеми желающими депутатами, избранными от трех регионов, входящих в Байкальскую зону, мы не рассмотрим детально и не согласуем тот проект подзаконного акта, который, собственно, фиксирует закрытый перечень, ну, закрытый в смысле, что там перечисление всех этих объектов социальной инфраструктуры, конкретный перечень этих объектов социальной инфраструктуры. И это обсуждение, я думаю, что будет непростым, оно однозначно для нас будет открытым, мы это все покажем, то есть здесь закрытости никакой не будет и до второго чтения мы просто, ну, комитет не будет голосовать пока мы не посмотрим вот этот вот перечень.
Председательствующий. Спасибо.
Есть ли желающие выступить?
Включите запись на выступление.
Покажите список.
Поздняков Владимир Георгиевич, пожалуйста, с места.
Поздняков В. Г., фракция КПРФ. Спасибо.
Я иркутянин, прожил свою сознательную жизнь на Байкале. Сегодня первое выступление господина Бурматова, говорит, рассказывает, что такое Байкал: это жемчужина российская, международная, планетарная и так далее.
И тем не менее мы много говорим об этом, и что получается? Всё-таки лигнин - это отходы Байкальского целлюлозного комбината, не ликвидированы, спирогира - это водоросль, которая губит сегодня Байкал, она десятки, уже на сотни метров по побережью выбрасывается самим Байкалом, гниет. Средства, которые выделяются на охрану Байкала, на все эти очистные сооружения, не осваиваются, и так далее, и так далее.
Вот то, что сегодня предлагается лазейку - снять, ликвидировать экологические паспорта, документы на социальные объекты, это лукавство, это прикрытие. Есть, конечно, там и... будут там и те же котельные, да много чего там будет. И вот под прикрытием якобы вот такого, заботы о человеке идет наступление на Байкал, его уничтожение, и у нас перспективы в данном случае нет.
Я категорически против любого ослабления и экспертизы экологической, любой... развития туризма и много чего. Нам нужно делать то, что сегодня уже обозначено. Действительно, и нужно было там на 20 метров, должно было судно, которое ходит по Байкалу, его делают 19,5 метров, а что от этого изменилось? Конечно, нужны танкеры, которые будут собирать отходы, и заправочная — разговоры и больше ничего нет.
Для того чтобы как-то скоординировать деятельность 200 с лишним органов федерального уровня, которые занимаются Байкалом, нужен уполномоченный по делам Байкала. Общество, будущее, человечество нам поставят высокую оценку, если мы что-то позитивное сделаем, а вот за то, что сегодня собираемся голосовать и поддерживать комитетом, наши представители, - это враждебное и предательское отношение к нашему достоянию, которое дала нам природа и общество. Спасибо.
Председательствующий. Щапов Михаил Викторович, пожалуйста. От фракции.
Щапов М. В., фракция КПРФ.
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Представленный законопроект, не побоюсь этого слова, — долгожданный, выстраданный и даже вымученный. Данный законопроект направлен на решение критической для жителей прибайкальских территорий проблемы.
В 2014 году была допущена ошибка, тогда было введено требование о прохождении обязательной экологической экспертизы при строительстве любых объектов, включая школы, детсады, ФАПы и жильё на Байкальской природной территории. То, что это было ошибкой было понятно сразу, против выступали и местные жители, и научное сообщество, и общественность, и власти и Иркутской области, и Республики Бурятия. Его принятие сначала практически парализовало работу на территории Байкальской природной территории по строительству объектов социальной инфраструктуры. Да, Байкалу как объекту всемирного наследия требуется максимальная защита -это аксиома. Все наши действия подчинены этому правилу. Кому как не нам, живущим на Байкале, знать о том, как он ценен. Но под экологическую экспертизу попадают школы, детсады, ФАПы, которые находятся в 150-200 километрах от побережья озера, это всё равно, что проверять школу в Калуге на экологическую опасность для Московского Кремля, это полный абсурд, в котором уже пятый год вынуждено жить полтора миллиона человек. Этот абсурд дорого обходится государству, каждая экспертиза вместе с подготовкой стоит до полутора миллиона рублей. Это абсурд дорого обходится гражданам, процедура настолько долгая, что часть социальных объектов просто не строится, невозможно уложиться в определённые законодательством сроки.
В этом году этот абсурд дошёл до крайности, проверяющие органы требуют дословного исполнения процедуры и подготовки экологической экспертизы, а её в рамках Байкальской природной территории, для её прохождения нужно, чтобы объект прошёл девять общественных слушаний, подготовка каждого общественного слушания занимает один месяц. То есть одна только экологическая экспертиза, например, спортивной площадки будет занимать год и более.
Естественно, в рамках бюджетного законодательства невозможно уложиться в такие сроки. Фактически всё строительство социальных объектов на огромной территории сейчас встало, ситуация критическая, поэтому мы так ждём принятия данного законопроекта.
Теперь непосредственно о внесённом правительством законопроекте. Он рождался очень тяжело, Минприроды больше года не могло согласовать поручение президента с требованиями нормативно-правового регулирования. Результаты вы видите перед собой: законопроект рамочный и не содержит самого главного - списка объектов, которые выводятся из-под действия экспертизы.
По факту нам предлагается голосовать за кота в мешке. Мы договаривались с Минприроды, что перечень будет подготовлен к первому чтению, но эта работа не была сделана, хотя времени на неё было достаточно.
Список объектов прорабатывается уже примерно полгода. Свои предложения представляли и Иркутская область, и Республика Бурятия. Полгода - это достаточный срок, чтобы составить список, но этого сделано не было.
Сейчас Минприроды обещает нам предоставить проект перечня ко второму чтению. И если ко второму чтению перечня не будет, то мы с вами окажемся перед выбором: либо проявить принципиальность и оставить без школ, детсадов и больниц десятки тысяч людей, либо довериться Минприроды и понадеяться на то, что в итоге в перечне будет учтено всё необходимое.
Вместе с тем представленный законопроект устраняет лишь одно противоречие из того нагромождения и хаоса, который творится сейчас в нормативно-правовом регулировании вокруг Байкала.
Я приведу лишь несколько примеров. Нельзя строить очистные в прибайкальский посёлках, потому что приказ Минприроды требует, чтобы в Байкал сливалась вода чище, чем та, которая есть в самом озере, в итоге отходы жизнедеятельности человека просто сливаются в озеро.
Нельзя убирать мусор на побережье, потому что в центральной экологической зоне Байкала муниципалитеты не имеют права этим заниматься, в результате берега завалены мусором.
В Байкальске работает огромная устаревшая угольная ТЭЦ, оставшаяся от комбината, которая загрязняет атмосферу, почву и воду, но новую, небольшую, современную угольную ТЭЦ, соответствующую потребностям города, построить нельзя, потому что это запрещено постановлением правительства.
Можно построить газовую, но в этой местности газа никогда не было, можно построить электрическую, но тогда тарифы для населения вырастут в разы.
Местному населению нельзя заниматься практически никакими видами деятельности: сельское хозяйство запрещено, вылов омуля запрещён, охота запрещена. Можно обслуживать туристов, и в итоге поток туристов вырос до огромных размеров, угрожает сохранности озера Байкал, но инфраструктуру для того, чтобы снизить антропогенную нагрузку, строить нельзя – это запрещено.
На Прибайкальских территориях даже федеральные законы друг другу противоречат. Нельзя выделить участок многодетной семье, потому что в центральной экологической зоне Байкала участки могут выделяться только под деятельность, непосредственно связанную с деятельностью по охране озера и больше ни для чего. В итоге главы поселений либо получат представление прокуратуры о нарушении одного закона, либо другого.
Ситуация дошла до того, что, буквально, на днях был осуждён бывший глава Ольхонского района Копылов на три года колонии за то, что выделил участок земли под карьер для строительства дороги. При этом эта дорога, когда была построена, спасла тысячи гектар уникальных прибайкальских степей. То есть степи он спас, а сам сел за это.
Сейчас Минприроды выставило на общественное обсуждение проект расширения границ нацпарка "Заповедное Прибайкалье" и в него попадает 50 населённых пунктов. На территории ОПТ нельзя вести никакую деятельность и поэтому почти сто тысяч человек, которые проживают в этих населённых пунктах, окончательно будут поставлены на грань выживания. Их просто выдавливают с берегов, не давая ни компенсаций, ни права выбора.
Ситуация вокруг Байкала сложилась критическая. Действующее нормативно-правовое регулирование не даёт жить людям на этих территориях и, фактически, ухудшает экологию озера. При этом, возвращаясь к обсуждаемому законопроекту, чтобы решить лишь одно небольшое противоречие, были потрачены годы, масса усилий и вместо одной проблемы мы создаём новую, вынося перечень социальных проектов на решение правительства.
Сейчас в первом чтении я от имени фракции прошу поддержать данный законопроект и проголосовать за него. Но также мы должны немедленно заняться вопросом о полном аудите и исправлении законодательства, касающегося регулирования деятельности на Байкале. Спасибо.
Председательствующий. Грешневиков Анатолий Николаевич.
Грешневиков А. Н. Уважаемый Александр Дмитриевич! Уважаемые депутаты!
Единственный водный объект в России, который имеет охранную грамоту, отдельный федеральный закон - это священное озеро Байкал. И закон так и называется "Об охране озера Байкал".
Разработка этого закона шла долго, тяжело. Я сам разработчик данного законопроекта. Ещё тяжелее шёл процесс обсуждения закона о границах водоохранных зон, еще тяжелее мы принимали Федеральную целевую программу "Байкал". И возникает вопрос: для чего все-таки мы принимали Федеральный закон "Об охране озера Байкал"? Наверное, чтобы сохранить это мировое наследие, этот гигантский резервуар чистой питьевой воды. И поэтому данный законопроект для меня как для эколога очень опасен.
Я спрашивал руководителя Федерального агентства лесного хозяйства, почему подчеркнуто неуважительно дважды на комитет не был представлен перечень социально значимых объектов? У меня не возникает вопрос: умышленно это сделали они или неумышленно? Поскольку как я уже сказал, по материалам проверки Счётной палаты мы выделяли на Федерльно-целевую Байкальскую программу большие финансовые ресурсы для того, чтобы там были построены очистные сооружения. Вот Счётная палата проверила и оказалось, даже федеральные средства не освоены, очистные сооружения там, где было должным образом построено, ничего не освоено, нет очистных сооружений. У нас принято считать, что ЦБК главный был загрязнитель, ничего подобного, есть другие промышленные, сельскохозяйственные предприятия и не обязательно крупные, которые также являются большими загрязнителями озера Байкал.
Сегодня если перечня нет социально значимых объектов, ясно, что в этот перечень попадут совершенно разные объекты, которые без экологической экспертизы усугубят и так тяжелое положение экосистемы озера Байкал и не найдут регионы на экологическую экспертизу средств.
Здесь прозвучал аргумент, что экологическая экспертиза дорого стоит. Конечно, экологическая экспертиза дорого стоит, но еще дороже стоит чистота озера Байкал.
Поэтому с моей точки зрения социально значимые объекты, понятно, что поселок, который там тысячелетиями существует, должен иметь право построить школу, больницу, какие там еще, клуб, ну 3-4 социально значимых объекта.
Неужели правительство за эти полгода не могло сформировать этот список из 4-5-7 объектов? Могло.
Председательствующий. Добавьте время.
Грешневиков А. Н. Да, я извиняюсь, от фракции.
Сходите чай попейте, вот водички. Я 10 лет добивался, чтобы приняли этот закон — "Об охране озера Байкал". Слава богу, он существует. Нельзя его дискредитировать, не нужно идти на поводу у правительства, не имея перечня этих социально значимых объектов, так вот голословно голосовать. Я мог бы вообще, как эколог, внести легкомысленное предложение, что каждый объект — школа ли это, больница — должен согласно федеральному закону здесь рассматриваться по представлению правительства, а представители экологической экспертизы должны доказывать, что эта школа, значит, или эта больница не навредит озеру Байкал.
Вот тогда у нас будет государственный подход к защите озера Байкал. А так принять неизвестно что, не имея списка, значит, и подыграть тем лоббистам, которые хотят заработать на озере Байкал, в том числе вот и упомянутое это предприятие по разливу воды для китайцев, всё это под эту сурдинку втихомолку будет принято. Поэтому я категорически против того, чтобы этот закон принимали без учёта списка социально значимых объектов. Пусть сперва правительство определит эти 3-4 объекта, и каждый объект мы, не правительство, а мы должны обсуждать, потому что есть федеральный закон "Об охране озера Байкал", и мы не должны давать спуска правительству.
Институт экологической экспертизы, он есть и на региональном уровне, и на федеральном. Но если федеральный закон обязывает проводить федеральную экспертизу, я считаю, что отменять её совершенно не нужно и опасно. И не случайно учёные, как здесь сказал уже коллега Журавлев, Лимнологического института выступают против данного законопроекта.
Фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" не будет поддерживать данный законопроект.
Председательствующий. Кузьмин Михаил Владимирович. Кузьмин М. В., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ". Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Раиса Васильевна говорит: Миша, ты там не чуди, говори там по делу, значит, всё такое.
Конечно, фракция приняла решение, мы поддержим законопроект. Но я всегда за то, что не межеваться, не качаться в сторону. Хотя я со Ставрополья, где там Байкал и так далее? Поедут мои внучки туда или нет? Казалось бы, сиди там и сиди и не разговаривай. Я комитет представляю природопользования. Мы антиподы с экологией. Экология - надзор, природопользование - это природопользование.
Что я хочу вам сказать, уважаемые коллеги? Вот в Ставрополье есть такое озеро Сенгилеевское. Это жемчужина. Это микроскопическая часть Байкала, но чистота этого озера, она аналогична байкальской. Мы бережно к нему относимся. Там были у нас базы, пионерские лагеря, дома отдыха, дачи, жилье. Мы приняли решение - там ничего нет. Там нет ни одной лодки. Там губернатор на рыбалку туда заехать не может, потому что это невозможно. Мы оберегаем наше озеро. Мы пьем из него воду. Оно находится - 650 метров ниже над городом. Город находится - плато. И оттуда мы качаем насосами воду, оберегая эти насосы. Пять подстанций идут. Это было решение принято и поддержано населением.
Мы что с Байкалом делаем? Мы сегодня принимаем решение, создаем условия, даже строя школу, детский сад, создаем условия для проживания там людей, для создания условий. Да если бы мы сегодня рассматривали программу по принудительному отселению людей, да, это вопрос, это поддержка и ограничение всего на свете. Я понимаю, что проживающие там скажут -
Кузьмин, ты что, больной что ли? Но я вам хочу сказать, если решение принимать, то важно принимать. А менжеваться вот так... Госэкспертизу, давайте сейчас... Иван Владимирович, давай сейчас госэкспертизу не будем...
А чем школа отличается от гостиницы? Я вам хочу сказать, там нужно питать детей, там отходов больше, чем достаточно. А детский сад чем отличается от гостиницы? Поэтому когда мы с вами менжуемся, мы не защищаем. А если принимать решение, надо защищать наших детей, наших внуков, наше достояние, во всяком случае, прислушиваться к нашему дыханию.
Там сколько лодок сейчас ходит, рыбой занимаются? Сколько одних лодок?
Я, конечно, поддержу данное решение, я член команды, но призываю нас, и комитет по экологии, и наш комитет, давайте делом заниматься четким и понятным. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.

окончание стенограммы см. https://leo-mosk.livejournal.com/6459827.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments