leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Охотный ряд - Определенная неопределенность

Охотный ряд
Определенная неопределенность
Госдума приняла в первом чтении два резонансных законопроекта в сфере защиты окружающей среды
Госдума на заседании в среду приняла в первом чтении проект изменений в закон «Об отходах производства и потребления» и закон «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом».
Второй документ называется «О проведении эксперимента по квотированию выбросов загрязняющих веществ и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части снижения загрязнения атмосферного воздуха».
Первый законопроект направлен на упорядочивание обращения с отходами I и II класса опасности. Это самые опасные отходы, которые сегодня фактически не учитываются в Российской Федерации.
Председатель ответственного комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов рассказал, что не смогли добиться официальных данных об объемах образования этих отходов. По экспертным оценкам примерно 350 тыс тонн ежегодно. Из 350 тысяч тонн самых опасных отходов сегодня обезвреживается, утилизируются и перерабатывается всего 2-3%. Куда девается все остальное? Сваливается в леса и овраги.
По словам главы комитета, функции оператора будет выполнять корпорация «Росатом». У нее есть соответствующие компетенции, мощности, квалификация, людские и финансовые ресурсы. От самой корпорации потребуется порядка 17 млрд рублей вложений для того чтобы создать систему учета опасных отходов.
Единая система учета опасных отходов должна быть прозрачной, показывать потоки отходов начиная с их образования и заканчивая объектами по их обезвреживанию и утилизации. Оператор создаст информационную систему, которая будет эти потоки показывать и заниматься непосредственно обращением с данными отходами, их транспортировкой, утилизацией, переработкой и обезвреживанием. В законе прописано, что действующие участники рынка входят в единую систему обращения с опасными отходами и она гарантирует тем, кто сегодня имеет лицензию и уже занимается обезвреживанием опасных отходов, что они продолжат работать на этом рынке.
Второй законопроект о проведении эксперимента по квотированию выбросов загрязняющих веществ в двенадцати городах - Братск, Красноярск, Липецк, Магнитогорск, Медногорск, Нижний Тагил, Новокузнецк, Норильск, Омск, Челябинск, Череповец и Чита. Сводные расчеты будет проводить Росприроднадзор. Территория 12 городов будет покрыта расчетной сеткой и в узлах этой сетки будет фиксироваться концентрация вредных веществ. Рассчитывается сумма всех выбросов: и предприятий-загрязнителей, и автомобильного транспорта, и предприятий ЖКХ, котельных, предприятий социальной сферы и так далее. Роспотребнадзор подсчитает, какие вредные вещества могут нанести наибольший вред человеческому здоровью, и выдаст каждому предприятию квоту, насколько оно должно дополнительно снизить выбросы от сегодняшнего уровня.
По словам Бурматова, о принятии данного закона просили сами регионы.
Законопроекты вызвали затяжные и непримиримые споры.
Геннадий Онищенко поставил вопрос о половинчатом решении по опасным отходам. Мы построили семь заводов по уничтожению химического оружия, Росатом только четыре берёт себе. Технологии утилизации опасных отходов очень разные. Уничтожение бомб с химическими зарядами предполагали отдать под полигон Красный Бор, но его выкупил эндокринный завод и там будут производить медицинские препараты для обезболивания.
Горный Краснопартизанского района Саратовской области, там перевели химические отравляющие вещества в пек, во II класс опасности, и на этом закончили.
«Мы не знаем, какие мы будем конкретно рецептуры уничтожать. Вот с точки зрения научного обеспечения использование этих выбранных вами четырёх заводов понимание есть и в какие сроки это все будет сделано?» - спросил депутат Онищенко.
Замгенерального директора Росатома Сергею Новикову ответить по существу было нечего, только признать правоту депутата. После работы, которая была проделана и завершена по уничтожению химоружия, остались хвосты, которые по-прежнему несут экологическую опасность, по которым нужно принимать решение, что дальше с ними делать.
Практически тот же вопрос по квотному законопроекту задал Михаил Шеремет: по какому принципу выбирали города, в которых будет производиться эксперимент? И почему среди них нет таких крупных промышленных химических производств, которые находятся в таких городах, как Дзержинск и крымский Армянск? Оттуда поступает большое количество жалоб жителей.
Олег Смолин сказал, что в Омске находится нефтезавод, а компания "Газпромнефть" находится в Санкт-Петербурге. Дышит выбросами Омск, деньги в основном уходят во вторую столицу России, которую Смолин очень любит, но не больше, чем свой собственный город. Кто будет платить в случае превышения квот - нефтезавод или головная компания?
Докладчик, замминистра природных ресурсов и экологии Владимир Логинов ответить по существу не смог. Да и на другие вопросы тоже.
Валерий Гартунг спросил, как связать превышение с конкретным загрязнителем? Как связать точки загрязнения с тем, кто виновен в этом? Здесь есть определенная неопределенность.
Логинов сослался на то, что метод научно обоснован.
Председатель комитета Бурматов говорит пафосно и логически сильно, а из дискуссии вылезают какие-то боковые интересы. «Определенная неопределенность» очевидна и продолжает мусорную реформу. Тут дальше больше: имитация деятельности, увеличение поборов, создание новых источников наживы, подавление промышленного развития и промразведка.
«Определенная неопределенность» обозначилась и в законопроекте первого чтения «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части уточнения объектов государственной экологической экспертизы на Байкальской природной территории в целях упрощения строительства и реконструкции объектов социального назначения».
Смысл документа простой: от государственной экологической экспертизы освобождается строительство и реконструкция объектов социальной сферы. Стоит она дорого в пределах полутора миллионов рублей и тянется год. В результате вокруг Байкала социалка вообще не строится. Что совсем не мешает строить что-то другое. Там живет 4.5 млн человек, которым запрещено сельское хозяйство, охота и ловля омуля. Что никак не мешает загрязнять Байкал и ради наживы гнать байкальскую воду на повышение генерации, чтоб гнать электроэнергию в Китай.
А чем жить человеку, непонятно.
Борьба «за экологию», начатая «Яблоком», привела в Байкальском регионе к запутанной и опасной картине. Например, закрытие ЦБК не исключило опасные отходы. Наоборот, за накопленный вред теперь некому отвечать.
Депутаты Сергей Тен и Михаил Щапов рассказали удивительную историю бывшиего мэра Ольхонского района Сергея Копылова. Неопределённость нормативного регулирования привела к тому, что после строительства дороги на байкальский остров Ольхон мэр Копылов был осуждён районным судом к лишению свободы на три года. При этом эта дорога, когда была построена, спасла тысячи гектар уникальных прибайкальских степей. Степи он спас, а сам сел за это.
По сути нужна не «экология», а нажива для тех, кому на нее наплевать. Именно поэтому Минприроды не представил списка объектов, которые выводятся из-под действия экспертизы. По словам Щапова, предлагается голосовать за кота в мешке.
На самом деле конечно депутаты от прибайкальских регионов знают, для кого принимается закон. Такая вот определенная неопределенность.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments