leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Сенаторы требуют от Минфина перевести накопления с доллара на золото – правчас Силуанова

Сенаторы требуют от Минфина перевести накопления с доллара на золото – правчас Силуанова на 462-м заседании СФ
5. Правительственный час «О реализации единого плана деятельности Правительства РФ по достижению национальных целей в области экономики»
Зампред правительства РФ – Министр финансов Антон Силуанов
Силуанов в ответ Каграманяну предложил сейчас не рассматривать передачу на федеральный уровень орфанных заболеваний. Давайте посмотрим, какие заболевания
Матвиенко Ответ неправильный, у нас все готово для принятия командирского решения.
Силуанов. Отмена второй смены в школе двигаться последовательно после третьей.
Силуанов не рассматривает продление ЕНВД после 20 года, происходит существенное уклонение от уплаты налогов. Меховые изделия под контролем, но попадая под ЕНВД их стоимость выпадает.
Аудитор Дмитрий Зайцев. Единый план по сути не является планом, не содержит перечня сроков. Отток капитала за пять месяцев увеличился в два раза 35 млрд долл. доходы населения снизились на 2,3%. Из 10 показателей только три ежеквартально реально располагаемые доходы уровень бедности.
Олег Морозов. Растут резервированные средства неоправданно. Инвестиции снижаются. Просьба нивелировать риски для того чтобы добиться темпов роста 3,5%.
Евгений Бушмин. К сожалению запасы наличных долларов у граждан России 30 млрд. Это очень большая величина. Используют для хранения и инвестиций. Центр эмиссии доллара в США и мы не можем на него влиять. Есть ли другие способы? Золото. Центры эмиссии золота Магадан и Чукотка. Хотя бы приравнять налоговый режим, если проводить дедолларизацию. Привлекательность золота теряется. Одновременно отслеживание по золоту и передвижению товаров. К сожалению получили отрицательный отзыв на наш законопроект о приравнивании золотых слитков к долларов по НДФЛ и НДС. Ничего не теряем, уплачено не было.
Матвиенко. Провели в Ставрополе по нацпроектам. Больше желающих проверять, чем работать. Все при деле. Отменить эту систему, одноканально в электронном виде. Сорок страниц отчеты направляются в электронном виде. И провести проверку ДОМ.РФ, очень большие деньги.
Постановление за основу 155 0 0
Матвиенко. Просьба основательно проработать постановление, чтобы ни одна умная мысль не пропала.

Из стенограммы 462-го пленарного заседания СФ 10.07.14
Коллеги, переходим к "правительственному часу". Вопрос у нас – "О реализации единого плана деятельности Правительства Российской Федерации по достижению национальных целей в области экономики". По данному вопросу на заседании присутствуют: Дмитрий Александрович Зайцев, аудитор Счетной палаты Российской Федерации; Леонид Владимирович Горнин, первый заместитель Министра финансов Российской Федерации; Юрий Иванович Зубарев, статс-секретарь – заместитель Министра финансов Российской Федерации; Вадим Александрович Живулин, заместитель Министра экономического развития Российской Федерации; Азер Муталим оглы Талыбов, заместитель Министра экономического развития Российской Федерации. С нами остается по-прежнему Татьяна Геннадьевна Нестеренко, первый заместитель Министра финансов Российской Федерации.
Порядок, коллеги, традиционный: предлагается докладчику дать 15 минут для доклада, аудитору Счетной палаты – до пяти минут, затем выступления и обмен мнениями. Нет возражений? Нет. Принимается.
Слово предоставляется Первому заместителю Председателя Правительства Российской Федерации – Министру финансов Российской Федерации Антону Германовичу Силуанову.
Антон Германович, прошу Вас, Вам слово.
А.Г. Силуанов. Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые члены Совета Федерации! Президентом в указе определено девять национальных целей развития. Это в первую очередь задачи по снижению бедности, увеличению доходов граждан, повышению доступности и качества здравоохранения, образования, расширению доступа к комфортной городской и транспортной инфраструктуре.
Но очевидно, что все национальные цели могут быть реализованы только при выполнении целей и задач, поставленных в области экономики. Какие это цели? Это обеспечение темпов роста экономики не ниже мировых. Это вхождение Российской Федерации в пятерку крупнейших экономик мира и сохранение, как я уже сказал, темпов экономического роста выше мировых. Это увеличение высокопроизводительного и экспортно ориентированного сектора.
Что сделано в текущем году для реализации национальных целей развития? Правительством Российской Федерации подготовлен и принят целый комплекс мер. Он включает в себя активизацию частных инвестиций и повышение отдачи государственных капитальных вложений, снижение издержек, административных и регуляторных рисков, повышение производительности труда и увеличение конкурентоспособности. И был принят целый ряд национальных проектов в сфере стимулирования экономического роста. Об этом я чуть позже скажу.
Какие факторы ускорения экономического роста запланированы на ближайшую шестилетку? Первое – это повышение инвестиционной активности. Мы видим, что пока уровень инвестиций не достигает того значения, которое определено в наших планах, – это 25 процентов от валового внутреннего продукта. Сегодня уровень инвестиций находится на уровне 20,6 процента от ВВП.
Что для ускорения темпов роста инвестиций мы предприняли? Утвержден план по ускорению темпов роста инвестиций в основной капитал. Он включает в себя несколько элементов.
Первый – это системные задачи по улучшению инвестиционного климата и, соответственно, отраслевые показатели эффективности для каждого министерства и ведомства. Мы с каждым ведомством такие планы утвердили. Что в этих планах? Это улучшение предпринимательской среды и снижение издержек бизнеса, развитие инфраструктуры, меры по повышению эффективности работы госкомпаний, которые активно у нас участвуют в инвестиционной деятельности. От их работы зависит и общий инвестиционный фон в нашей стране.
Какие задачи вытекают из этого плана? Мы утвердили мероприятия по улучшению и трансформации делового климата. В первом чтении принят законопроект, предусматривающий разработку нового механизма организации и осуществления контрольно-надзорной деятельности и защиты прав подконтрольных субъектов. Проводится работа по включению неналоговых платежей в Налоговый кодекс. Мы определили вместе с бизнесом, как будем идти в этом направлении. Для чего это делается? Для того чтобы дать предсказуемость бизнесу в регуляторике по неналоговым доходам.
Разработана методика оценки социально-экономических эффектов от реализации инфраструктурных проектов. Для чего это сделано? Для того чтобы мы при подготовке бюджетных инвестиций или при оценке эффективности инвестиционных программ наших компаний с госучастием, государственных корпораций могли оценивать эту эффективность и говорить: "Эта инвестиция приведет к росту, а эта инвестиция, на наш взгляд, может быть отложена и не является эффективной". Поэтому все эти решения у нас приняты в рамках плана по ускорению темпов роста.
Мы, как я уже сказал, разработали с отраслевыми ведомствами по каждому ведомству свой план по увеличению инвестиций. Непростая работа, поскольку ведомствам пришлось "перелопачивать" и свои финансовые возможности, и нормативно-правовое поле. Тем не менее по каждому ведомству такие планы есть с выходом на цели экономического роста.
Мы ведем взаимодействие с деловым сообществом по содействию реализации конкретных инвестиционных проектов и с регионами по достижению показателей эффективности в экономической сфере. Я лично провел встречи с начала года с 51 субъектом Российской Федерации на специальных совещаниях по решению задач улучшения инвестиционного климата, повышения темпов роста экономики в регионах. Потому что действительно ведь создаются условия в субъектах Российской Федерации, и от того, как регионы сработают, во многом будет зависеть и наш с вами результат.
На реализацию национальных целей направлены три национальных проекта. Первый проект – это повышение производительности труда.
В последние годы нам удалось несколько улучшить ситуацию, и рост производительности труда за последние два года составил около 2 процентов. Это выше в среднем, чем за последние 10 лет.
Что за проект? В первую очередь это, конечно, региональное участие в этом проекте. Почему? Потому что мы заключаем соглашения с регионами (36 таких соглашений, 36 регионов участвуют в этом проекте) о том, чтобы регионы вместе с предприятиями, которые работают в этих субъектах Российской Федерации, принимали меры по повышению производительности труда по предприятиям, которые работают в том или ином субъекте Российской Федерации.
На сегодняшний момент более 500 предприятий участвует в этой программе, причем около 200 предприятий – с мерами взаимодействия с федеральным центром (так называемый федеральный центр компетенций у нас работает), и около 300 предприятий внедряет меры по повышению производительности труда под руководством субъектов Российской Федерации. Я сам был на таких предприятиях и каждый месяц по несколько раз езжу на такие предприятия вместе с субъектами. И что видно? Что те предприятия, которые внедряют принципы по повышению производительности труда, повышают этот показатель от 10 до 30 процентов за год.
У нас с вами поставлена задача увеличить темпы роста производительности труда к 2024 году на 5 процентов по Российской Федерации. Так вот, те предприятия, которые работают и включены в программу, – 10 и более процентов за год. Это очень хороший показатель.
Кроме того, производительность труда – это не только экономика, это и бюджетная сфера, это и здравоохранение, и образование. Есть такие проекты, как "Бережливая поликлиника", "Комфортная школа", где внедрение показателей производительности труда приводит к улучшению так называемых бизнес-процессов, улучшению логистики, где-то и оптимизации расходов.
Я хочу сказать, что внедрение показателей производительности труда приводит не к сокращению численности, как многие говорят, а к расширению производства и, наоборот, увеличению загрузки и участию предприятий в бизнес-цепочках.
Экспорт. Это действительно одна из серьезнейших задач. Здесь принят соответствующий национальный проект по вовлечению России в глобальную экономику и усилению конкурентных преимуществ наших предприятий.
Какие есть инструменты? Мы приняли соответствующие корпоративные программы повышения конкурентоспособности. Что это такое? Если предприятие заявляется на эту программу, получает возможность привлечения льготных кредитов. 4,5 процента субсидируется из федерального бюджета по тем предприятиям, которые включаются в эту программу и ставят себе план по увеличению экспорта.
Второе. Что уже сделано? Мы приняли федеральный закон по вычету входного НДС при экспорте услуг. Тоже важная мера (эта мера принята в текущем году), она дает дополнительные возможности нашим IT-компаниям, транспортным компаниям, другим компаниям, которые оказывают экспортные услуги.
Следующее, что сделано уже в текущем году. Подготовлены законопроекты по либерализации визового режима. С 1 июля вводится упрощенный порядок въезда иностранных граждан в Калининградскую область. И упрощенный налоговый режим, электронные визы будут постепенно внедряться на всей территории Российской Федерации. Это тоже очень эффективная мера.
И, конечно, валютное законодательство. Мы подготовили два законопроекта, смягчающих валютный контроль и ответственность за нарушения. Один законопроект находится в Госдуме, второй уже готовится к рассмотрению во втором чтении.
Следующая мера, следующий национальный проект – это малый и средний бизнес, стимулирование развития малого и среднего предпринимательства, поскольку в некоторых странах это вообще основа экономики. И мы ставим себе задачу увеличить число участников этой программы, участников малого и среднего предпринимательства. Сегодня это 19 миллионов человек. Ставим задачу достичь к 2024 году 25 миллионов человек и повысить, соответственно, вклад этого сектора в валовом внутреннем продукте.
Что сделано? Введен эксперимент (мы с вами уже обсуждали это) по налогу на профессиональный доход. Сегодня около 130 тысяч человек уже зарегистрированы в применении этого специального налогового режима, и только в четырех регионах. А со следующего года мы дадим право субъектам Российской Федерации внедрять у себя такие же налоговые режимы.
Второе – это запуск программы льготного кредитования для малого и среднего предпринимательства по ставке 8,5 процента.
Напоминаю: в прошлом году льготные кредиты выданы на сумму 80 млрд рублей, а сейчас уже заключены соглашения на сумму 100 млрд рублей с субъектами малого и среднего предпринимательства по ставке 8,5 процента. У нас в нацпроекте поставлена более амбициозная задача, и мы сейчас увеличиваем возможности, привлекаем банки, для того чтобы они более активно кредитовали малое и среднее предпринимательство. Больше будем субсидировать процентную ставку (с 2,5 увеличиваем до 3,5), даем возможность рефинансировать кредиты для малого и среднего предпринимательства, активно развиваем и микрофинансирование малого бизнеса. Кстати, для развития микрофинансирования мы увеличиваем докапитализацию действующих микрофинансовых организаций в целом ряде регионов, таких как Приморский край, Амурская область, Еврейская автономная область, Костромская область, Магаданская область, Ненецкий автономный округ и так далее.
Расширяется доступ МСП к системе закупок. В этом году ожидаем, что малые и средние предприниматели закупят у наших компаний – крупнейших госзаказчиков продукции на 3,4 трлн рублей. Сегодня объем закупок составляет на 1 июня уже более 1 200 млрд рублей.
И, конечно, речь идет о работе портала бизнес-навигатора – это вообще такой инструмент, которому нет аналогов в мире. Речь идет о том, что любой малый предприниматель может к нему подключиться и увидеть возможности закупок своей продукции, посмотреть информацию о мерах поддержки, подобрать себе помещение под бизнес, рассчитать бизнес-план. Это очень хороший инструмент, это все сделано в рамках реализации национального проекта.
Что еще произошло? С момента реализации национальных проектов и постановки национальных целей произошла полная модернизация всей системы государственного управления, выстроена система целеполагания. В рамках формирования плана по достижению национальных целей мы все национальные цели разложили на составляющие элементы пофакторно и каскадировали от федеральных министерств и ведомств до субъектов и муниципальных образований.
Создана новая система контроля и мониторинга – как стратегического контроля посредством ежегодной оценки достижения национальных целей развития, так и оперативного – на всех стадиях – от проектирования до завершения по всем уровням управления соответствующих элементов проектов. И что важно? То, что мы увязали бюджетные показатели с конечными результатами проектов (мы об этом говорили). Это серьезная новация, которая позволяет по-другому взглянуть на весь ход нашей системы, то есть всю систему нашего госуправления, определяет персональную ответственность за достижение национальных целей развития.
Изменилась и работа с регионами – они стали полноправными, полноценными участниками реализации национальных проектов. Для них определены значения показателей из системы национальных целей развития. Нередко регионы, вы знаете, говорят о том, что они сложно реализуемые, необходимо дополнительное финансирование. Но они распределены таким образом, чтобы достичь поставленных в указе президента к 2024 году задач и национальных целей развития. Да, действительно, это амбициозные цели, но тем не менее они определены для министерств и ведомств (у нас тоже была большая дискуссия с министерствами и ведомствами) и субъектов Российской Федерации. Мы говорим, что это 15 показателей основной оценки деятельности регионов. И мы будем очень внимательно вместе с субъектами Российской Федерации работать в этом направлении.
Изменилось софинансирование. Многие говорят о том, что…
Можно мне еще буквально две минутки?
Председательствующий. Да, пожалуйста.
Продлите время, пожалуйста.
А.Г. Силуанов. Многие регионы говорят о том, что да, обещали софинансирование 95 на 5, а на самом деле уровни софинансирования иные. И в качестве аргументов они приводят такие положения, как невключение в софинансирование мероприятий по подготовке проектно-сметной документации, подключению к сетям, да и вообще удорожание стоимости проектов по сравнению с теми, которые учитываются в национальных проектах. Да, действительно, по каким-то субъектам Российской Федерации это так и есть. Собственно говоря, и раньше так было, когда мы софинансировали из федерального бюджета обязательства регионов по пропорции 70 на 30 (70 – из федерального бюджета, 30 – из бюджетов субъектов).
Сейчас все-таки у нас определен показатель 95 на 5. Но действительно возникают какие-то элементы недостаточности ресурсов. И мы готовы здесь вместе с субъектами, с каждым субъектом (это индивидуальная должна быть работа), отрабатывать, потому что где-то… Вот предположим, мы были в Дагестане с обсуждением национальных целей развития, нацпроектов. Так вот, в Республике Дагестан были предусмотрены соответствующие деньги на подготовку проектно-сметной документации. В других регионах этого управленческого решения не принято, и поэтому возникает вопрос: дайте нам денег на подготовку ПСД. Поэтому нам нужно очень точечно смотреть финансовое состояние регионов и очень точечно тогда принимать решение по поддержке в рамках реализации национальных проектов.
Работа с нацпроектами выявила необходимость изменения законодательства – и мы об этом говорили. Какие это предложения (мы подготовили и вносим в законодательство)? Это распространение срока действия соглашений на период, на который утверждено распределение межбюджетных трансфертов, – на три года и на шесть лет в том числе. Необходимость утверждения правил распределения межбюджетных трансфертов до начала финансового года. Установление предельного срока заключения субъектами Российской Федерации соглашений с муниципалитетами. Участие субъектов в управлении ресурсами национальных проектов. Изменение системы оценки работы субъектов – исходя из недостижения национальных целей развития. Изменение системы стимулирования субъектов и так далее.
В заключение хочу сказать следующее – о том, что действительно национальные цели и постановка этих целей кардинально изменили принципы работы органов государственной власти и местного самоуправления. Основным критерием теперь является результат, а не освоенные средства и принятые программы. Изменилась мотивация. И более тесно теперь мы взаимодействуем, как федеральный центр, с регионами, что, безусловно, позволит нам обеспечить достижение тех задач, которые поставлены в указе президента. Спасибо за внимание.
Председательствующий. Спасибо, Антон Германович. Благодарю Вас.
Коллеги, очень много вопросов. Еще раз убедительно прошу: кратко формулируйте вопрос.
Антон Германович, и по возможности кратко отвечайте, чтобы больше сенаторов могли с Вами пообщаться.
Зинаида Федоровна Драгункина, пожалуйста.
З.Ф. Драгункина, председатель Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти города Москвы.
Спасибо большое.
Уважаемый Антон Германович! Во-первых, спасибо большое Вам за конкретную информацию. На самом деле это полезно для нас.
Далее. Хочу от имени коллег сказать о Вашем небезразличном отношении к вопросам детства и конкретно к вопросам культуры. В этой связи вспоминаю, как Вы на заседании совета при президенте однажды предложили внести строчку "детский бюджет" по Национальной стратегии действий в интересах детей, и она стала реально жить в регионах.
Тем более не понятно, почему в Год театра, еще раз говорю от имени 48 своих коллег, которые представляют детские театры в первую очередь, не выполняется поручение президента и поручение председателя правительства. Черным по белому после обращения Валентины Ивановны к президенту, а потом на нашей встрече с Дмитрием Анатольевичем Медведевым было записано: с учетом имеющихся поручений представьте предложения… (микрофон отключен) …о выделении дополнительных бюджетных средств.
Председательствующий. Продлите время.
Завершайте, пожалуйста, Зинаида Федоровна.
З.Ф. Драгункина. Речь идет о тех театрах, которые в первую очередь нуждаются в реконструкции и ремонте. Цифра всего лишь 6,5 млрд рублей.
Антон Германович, поставьте, пожалуйста, жирную точку в этом вопросе, иначе мы обсуждаем вопросы воспитания подрастающего поколения, а крыши в этих театрах скоро упадут на головы детей. С министром, с губернаторами всех 48 регионов мы выбрали самые тяжелые театры. Пожалуйста, поддержите нас в Год тетра по этому вопросу. Спасибо.
А.Г. Силуанов. Спасибо за вопрос.
Уважаемая Зинаида Федоровна, уважаемые члены Совета Федерации! Действительно, у нас выделяются деньги на театры, на поддержку театров.
Недавно мы выделяли ресурсы новосибирскому театру. Знаю, что сейчас рассматривается вопрос по театру в Перми. Поэтому какое есть предложение? Общий объем бюджета – если мне память не изменяет, порядка 19 млрд рублей мы направляем на поддержку театров. Поэтому есть предложение тогда нам вернуться к этому вопросу осенью, в осенних поправках. И осенью подготовить предложения по увеличению объема поддержки театров в Российской Федерации. Цифру мы определим вместе с вами, вместе с Министерством культуры. Давайте посмотрим с учетом необходимости поддержки тех театров, которые, как Вы сказали, нуждаются в экстренной помощи, отработаем этот вопрос.
Председательствующий. Да, Антон Германович, Вы обещали. Пожалуйста, сделайте. Это детские театры, это то, с чего начинается все. Ну, невозможно в детский театр ни войти… Понимаете? Старые, разрушенные, нет современного оборудования, нет осветительного оборудования. Ну, какие там можно ставить спектакли? Они как бы и есть, и нет. Помогите, пожалуйста, чтобы в регионах это почувствовали, не только в столицах, ладно?
Давайте, Зинаида Федоровна, вместе с министром культуры отработаем конкретные театры, у кого есть проектно-сметная документация, которые готовы в этом году освоить. Надо представить в Министерство финансов и определиться к осенним поправкам, ладно? Спасибо большое.
Максим Геннадьевич Кавджарадзе, пожалуйста.
М.Г. Кавджарадзе, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Липецкой области.
Антон Германович, Вы сказали, что Россия должна занять важное место в международном разделении труда. Я хочу сказать следующее, что в прошлом веке мы были самыми крупными экспортерами нефти и зерна на международном рынке, а в конце советской эпохи мы себя заявили как лидеры в экспорте оборудования энергомашиностроения (это атомные электростанции, ракеты-носители и так далее и тому подобное). Сейчас мы опять вернулись к тому, что поставляем нефть и зерно. Как Вы считаете, куда нужно вкладывать деньги, в какие технологии в этом вопросе?
И второй вопрос коротко. Вы сказали, что будет докапитализация "МСП Банка" (или организаций МСП). А не рассматривали ли вы (по закону это 1 миллиард – в руки и 250 человек работающих), возможно ли увеличить до 5 миллиардов и 500 человек работающих? Спасибо.
А.Г. Силуанов. По первому вопросу. На что мы нацеливаемся в качестве страны-экспортера – на нефть и зерно или на машины и оборудование? Такой был вопрос.
Вы знаете, и на то, и на другое. Почему? Потому что, предположим, зерно – это тоже очень высокотехнологичный товар. Продать зерно на мировых рынках тоже не так-то просто: здесь и качество зерна, и стоимость, и себестоимость, а для этого нужны новая сельскохозяйственная техника, новые удобрения и так далее и тому подобное. Поэтому экспорт зерна у нас за прошлый год превысил экспорт вооружения – известное сравнение.
Но, безусловно, вопрос экспорта машин и оборудования как ключевая задача стоит на повестке. Здесь (вы прекрасно знаете) мы добились хороших успехов в экспорте наших технологий в области атомного и энергетического оборудования. Мы сейчас стимулируем (и я уже об этом докладывал по программе КППК) предприятия к несырьевому экспорту, который должен составить 250 млрд долларов к 2024 году. И вот эти меры поддержки – субсидирование процентных ставок, более льготные кредитные ресурсы – востребованы нашим бизнесом, который занимается именно несырьевым экспортом.
Поэтому в нацпроекте такая задача стоит – именно увеличение несырьевого экспорта. Меры в части стимулирования приняты. Будем реализовывать, и сейчас уже целый ряд мер принят с точки зрения отбора предприятий. Кстати говоря, регионы представляют свои предложения по включению региональных предприятий в меры по стимулированию экспорта. Поэтому эта работа идет полным ходом.
Что касается докапитализации "МСП Банка", извините, Максим Геннадьевич, не очень понял Ваш вопрос. Вы спросили, на 1 млрд рублей вложений какую отдачу мы получим?
М.Г. Кавджарадзе. (Микрофон отключен.) В одни руки – 1 млрд рублей и 250 человек работающих. Но в случае прохождения контракта возможно ли увеличение до 5 миллиардов и 500 человек работающих?
Председательствующий. Максим Геннадьевич, это…
Пожалуйста, Антон Германович.
А.Г. Силуанов. Ну, давайте мы эти предложения рассмотрим, потому что докапитализация "МСП Банка" действительно будет в первую очередь направлена на то, чтобы увеличить объемы… Да, мы приняли решение о том, чтобы для тех компаний, которые готовы получать поддержку, увеличить объем инвестиционных проектов с 1 до 5 миллиардов. Такие решения приняты, и такие решения будут реализованы. Это абсолютно точно. (Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо.
Василий Николаевич Иконников, пожалуйста.
В.Н. Иконников, член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Орловской области.
Уважаемый Антон Германович, о бюджетном федерализме. За последние два года доля федерального центра в налоговых доходах растет (48 процентов – в 2016 году, 53 – в 2017, 56 – в 2018), а доля регионов соответственно уменьшается. Это связано с тем, что последние несколько лет федеральный центр систематически забирает у регионов их собственные доходы. При этом выпадающие доходы компенсируются частично либо передачей нестабильных источников доходов (акцизы на алкоголь), либо целевыми трансфертами, которые федеральный центр может забрать в любой момент. В результате регионы лишаются стимула развивать свою экономику, накапливают долги, перестают вкладывать в инфраструктуру без поддержки из федерального центра.
Не пора ли изменить финансовую политику в отношении регионов и начать двигаться в сторону развития их большей самостоятельности, увеличивая доходную базу субъектов и муниципалитетов региона и передавая им обратно налоговые доходы? Спасибо.
А.Г. Силуанов. Уважаемый Василий Николаевич, уважаемые члены Совета Федерации! Действительно, доля… Вот Вы сказали, что 48 процентов изымалось в федеральный бюджет с территорий. В 2018 году – 53. С чем это связано? В первую очередь с тем, что растут нефтегазовые доходы, в 2018 году они существенно выросли. Цена на нефть увеличилась, и, соответственно, федеральный бюджет аккумулировал эти ресурсы, и он их не потратил. Мы создали основу для увеличения Фонда национального благосостояния с последующим инвестированием в регионы Российской Федерации, как мы с вами уже говорили.
Вот Вы говорите, что 53 процента забирает Российская Федерация. Но, с другой стороны, мы же и возвращаем регионам часть этих денег в виде трансфертов. Если посмотреть без учета трансфертов, которые возвращены, то это соотношение составит 47 процентов: 47 процентов доходов остается в Федерации, 53 – в субъектах Российской Федерации.
Вы говорите: давайте передавать налоги, больше собственных доходов в регионы. Здесь какие есть соображения? Конечно, хотелось бы, чтобы у нас было больше собственных доходов у регионов. Но, передавая налоговые доходы, мы понимаем, что очень большая дифференциация в нашей стране и что, передавая налоги (можно передавать акцизы, можно передавать налог на прибыль, который у нас есть, можно передавать еще налоги, которые зачисляются в федеральный бюджет), в основном они попадут в десятку наиболее развитых субъектов Российской Федерации. А поскольку страна у нас дифференцированная с точки зрения экономического потенциала, бюджетного потенциала, нам не обойтись без выравнивающих трансфертов, без трансфертов, потому что уровень развития экономик разный.
Мы, мне кажется, сейчас нащупали такой баланс между уровнем собственных доходов и уровнем межбюджетных трансфертов. И сейчас менять этот баланс, мне кажется, было бы неправильно, потому что мы можем здесь оголить тогда федеральный бюджет и не сможем профинансировать в том числе региональные программы, в том числе и федеральные проекты, с одной стороны. И, с другой стороны, если мы будем передавать налоги, то можем создать дополнительные вопросы в дифференциации субъектов Российской Федерации.
Поэтому мне кажется, что сейчас надо решать вопросы регионов больше точечно, адресно, с учетом решения конкретных задач. Вот как мы нацпроекты решаем: поставили задачу, определили задачу, определили ресурсы, минимальный уровень софинансирования и вместе с регионами взаимодействуем. Мне казалось, что вот такой подход сегодня представляется наиболее эффективным. Спасибо.
Председательствующий. Благодарю Вас.
Коллега Ялалов, Вы хотели по ведению?.. Или ошибочно нажали?
И.И. Ялалов, член Комитета Совета Федерации по экономической политике, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Республики Башкортостан.
Уважаемая Валентина Ивановна, я записывался…
Председательствующий. По ведению, да?
И.И. Ялалов. По ведению, да.
Председательствующий. Пожалуйста, пожалуйста.
И.И. Ялалов. Я записывался на вопрос в первой части нашего мероприятия, когда мы бюджет обсуждали, и полагал, что автоматически вопрос будет перенесен на "правительственный час". А пришлось переподписываться, и я сейчас оказался в конце списка. Вопрос очень важный для муниципалитетов, жилищно-коммунального хозяйства.
Председательствующий. Ну, давайте мы дадим возможность Иреку Ишмухаметовичу задать вопрос.
Пожалуйста, задавайте.
И.И. Ялалов. Хорошо.
С 1 июля 2019 года в связи с началом применения онлайн-касс в ЖКХ существенно возрастут расходы в отрасли. Несмотря на принятый закон, который, безусловно, упрощает процедуры применения онлайн-касс, их закупка и ежегодное обслуживание для отрасли обойдутся, по мнению специалистов, в 17 млрд рублей. Учитывая, что рост оплаты за коммунальные услуги ограничен индексами, в которые не включены эти затраты, в текущем году для коммунальной сферы это означает снижение объемов средств, направляемых на модернизацию, ремонт коммунальной инфраструктуры, закупку топлива для подготовки к осенне-зимнему сезону.
Для жилищной сферы это дополнительные расходы, в первую очередь организаций малого бизнеса – мелкие котельные, водоканалы и так далее. А как следствие – это прямые расходы граждан.
Как выясняется, сегодня налоговая служба считает, что ТСЖ и ЖСК не освободили от закупки онлайн-касс. При этом увеличение размера платы граждан за жилищные услуги повлечет за собой необходимость увеличения размеров субсидий и компенсаций, предоставляемых в том числе за счет федерального бюджета.
Для коммунальной отрасли также необходимо компенсировать финансовые потери.
Закладываются ли… (Микрофон отключен.)
Председательствующий. Продлите время.
Завершайте, пожалуйста.
И.И. Ялалов. Закладываются ли в федеральном бюджете средства на устранение последствий применения контрольно-кассовых терминалов в жилищно-коммунальном хозяйстве?
Председательствующий. Спасибо.
Пожалуйста, Антон Германович.
А.Г. Силуанов. Спасибо за вопрос.
На самом деле, на наш взгляд, не все так сложно. Почему? Потому что онлайн-касса стоит порядка 18 тыс. рублей. Это первое.
Второе. Мы договорились (и такое разъяснение дано) о том, что там, где не используется принятие наличных денег в части оплаты коммунальных услуг, жилищно-коммунальных услуг, там и не требуется использование онлайн-касс. Такое разъяснение дано со стороны налоговой службы. Поэтому онлайн-касса требуется только в том случае, если предприятие коммунального хозяйства имеет дело с работой с наличными деньгами. Но это правильно, на наш взгляд. Поэтому разъяснение дано, что не везде, не на всех предприятиях жилищно-коммунального хозяйства требуется в обязательном порядке использование таких онлайн-касс, а только в том случае, если есть прием наличных денег. На наш взгляд, сегодня это объективная необходимость, с тем чтобы фиксировать все денежные потоки, которые приходят за оплату коммунальных услуг. И онлайн-кассы показали эффективность с точки зрения контроля за наличными деньгами, контроля за объемами финансовых показателей предприятий. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Елена Борисовна Мизулина, пожалуйста.
Е.Б. Мизулина. Уважаемый Антон Германович! Крупнейшим внешнеэкономическим партнером Омской области является Республика Казахстан. И это неслучайно, мы соседи. Протяженность российско-казахстанской государственной границы на омском участке – 1020 километров. И, естественно, автомобильный транспорт – один из распространенных видов транспорта при такого рода экономическом общении. Однако восемь автомобильных пунктов пропуска на этой государственной границе оборудованы по временной схеме, эксплуатируются с 1998 года, конечно, не отвечают никаким современным требованиям, требованиям безопасности. Неоднократные обращения за эти годы правительства Омской области остаются без внимания, нет никаких перспектив, а это вопрос и безопасности, и к тому же это вопрос исключительного ведения федерального значения. Мы сами ничего здесь сделать не сможем.
В ноябре этого года состоится XVI Форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана с участием глав государств. (Микрофон отключен.)
Председательствующий. Продлите время.
Пожалуйста, Елена Борисовна.
Е.Б. Мизулина. Извините, пожалуйста.
Записалось очень много делегаций. И что увидят делегации, которые поедут через эти автомобильные пункты пропуска? Унизительное и убогое зрелище. А ведь государственная граница – это и лицо государства.
Очень просим обратить на это внимание и, учитывая складывающуюся ситуацию, оказать содействие в оборудовании по современным требованиям хотя бы двух автомобильных пунктов пропуска – это Исилькуль и Ольховка. Спасибо Вам большое.
А.Г. Силуанов. Спасибо, уважаемая Елена Борисовна.
Уважаемые коллеги! Действительно, пункты пропуска – это наше, по сути дела, окно на границе. Это касается не только границы с Казахстаном, но и всех других приграничных территорий.
У нас в рамках программы национального проекта "экспорт" предусмотрена модернизация 30 пунктов пропуска. На это предусмотрены необходимые ресурсы. Я сейчас не могу сказать, пункты пропуска, которые Вы определили, включены ли в это число, которые подлежат модернизации и переоборудованию. Посмотрим, разберемся. Если нет, то мы вместе с Минтрансом примем меры для того, чтобы модернизировать эти два пункта пропуска, о которых Вы говорили. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.

окончание стенограммы см. https://leo-mosk.livejournal.com/6517414.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments