leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Правительство предложило демпфер для нефтянки за счет бюджета чтобы транслировался в цены топлива

Правительство предложило демпфер для нефтянки за счет бюджета чтобы транслировался в цены топлива и еще прицепило льготы для ДОМ.РФ, Дума с возмущением приняла – первое чтение – Андрей Макаров Позволяет снижать цены Если не принять сложный механизм посыпятся региональные дорожные фонды Право правительству кто будет хулиганить вводить запретительные экспортные пошлины – Николай Коломейцев Прекратить заигрывать с нефтянкой? Мы лидеры поставок и у нас проблемы Правительство не неуспело а нехотело В условиях пожара можно нагнуть Пожары создаются искусственно – Макаров Рассмотреть вопрос о ценообразовании в отрасли – Вера Ганзя Чем будем компенсировать потери бюджета опять акциз повышать? – Макаров Компенсация из НДПИ – Сергей Катасонов Козак пытался договориться с нефтяными компаниями Уменьшена средняя цена Этим законом мы не можем диктовать цену, даем обратный акциз компенсации Поручить СП проверить какая цена и сколько продали Какой сложный механизм для понимания нормального человека – Валерий Гартунг Правительство перекладывает на Думу
47. 752627-7 Госдума в итоге споров приняла законопроект первого чтения «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса РФ» (в части корректировки параметров «демпфирующего механизма»)
Документ внесли 12.07.19 Депутаты ГД А.М.Макаров, Г.Я.Хор, Н.С.Максимова, Г.И.Данчикова, С.В.Чижов, В.П.Водолацкий, М.Т.Гаджиев, Л.И.Ковпак, В.В.Бузилов (ЕР).
Представил председатель комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров.
Законопроектом предлагается:
- снижение установленной в НК РФ условной средней оптовой цены реализации на внутреннем рынке автомобильного бензина с 56 тыс. руб. до 51 тыс. руб. за тонну (41 руб. за 1 л. на автозаправочной станции (далее – АЗС));
- снижение установленной в НК РФ условной средней оптовой цены реализации на внутреннем рынке дизельного топлива с 50 тыс. руб. до 46 тыс. руб. за тонну (41,75 руб. за 1 л. на АЗС);
- ежегодное увеличение условных оптовых цен реализации на внутреннем рынке автомобильного бензина и дизельного топлива на 5% до 2024 г. включительно;
- увеличение компенсационного коэффициента с 0,6 до 0,75 в отношении автомобильного бензина и до 0,7 в отношении дизельного топлива в 2019 г., с 0,5 до 0,68 в отношении автомобильного бензина и до 0,65 в отношении дизельного топлива – начиная с 2020 г.
С 1 августа 2019 г. в отношении авиационного керосина, приобретаемого эксплуатантами воздушных судов, законопроектом предусматривается применение «демпфирующего механизма», который предполагает:
- установление дополнительного слагаемого к сумме вычета по акцизам на приобретенный авиационный керосин (обратный акциз), применяемого при высоких мировых ценах на нефть (более 70 долл/барр), в зависимости от разницы средней цены экспортной альтернативы для авиационного керосина и средней оптовой цены реализации авиационного керосина на внутреннем рынке, устанавливаемой в НК РФ в размере 48 300 руб. за тонну в 2019 г., с ее последующей индексацией на 5% ежегодно до 2024 г. включительно;
- установление компенсационного коэффициента в отношении авиационного керосина в размере, установленном для дизельного топлива (0,7 в 2019 г. и 0,65 с 2020 г.).
Также предлагается установление дополнительного демпфера в размере 2 тыс. руб. на тонну в случае реализации автомобильного бензина и дизельного топлива на базисах поставок, расположенных в Дальневосточном федеральном округе по перечню, утверждаемому Правительством РФ.
Компенсация выпадающих доходов федерального бюджета, возникающих в связи с принятием данных мер, предполагается за счет:
- с 1 октября по 31 декабря 2019 г. – увеличения на 150 руб. на тонну действующей в настоящий период фиксированной надбавки к ставке налога на добыче полезных ископаемых (далее – НДПИ) при добыче нефти;
- применения дополнительного слагаемого к ставке НДПИ при добыче нефти, начиная с 1 января 2020 г., определяемого по формуле с полной корреляцией дополнительных расходов, связанных с предлагаемыми изменениями демпфирующего механизма;
- с 1 апреля 2020 г. предлагается признать подакцизными и отнести к средним дистиллятам все темные нефтепродукты, которые в настоящее время не признаются подакцизными товарами, в том числе мазут.
При использовании средних дистиллятов, в качестве топлива для производства тепла и электроэнергии, предусматривается право на вычет уплаченных покупателем таких средних дистиллятов сумм акциза с коэффициентом 2.
Вносится ряд технических корректировок, направленных на упрощение процесса применения и администрирования налоговых норм.
Предусмотрено исключение из налогооблагаемой базы по налогу на прибыль доходов и расходов агента РФ, возникающих при осуществлении им функций в соответствии с законом «О содействии развитию жилищного строительства».
Первое чтение 301 63 1 14:48

Стенограмма обсуждения
47-й вопрос. Проект федерального закона "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации". Докладывает Андрей Михайлович Макаров. Макаров А. М. Спасибо.
Уважаемый Иван Иванович! Уважаемые коллеги!
На самом деле это продолжение того вопроса, который мы сегодня рассматривали во втором чтении, из которого поправки связаны с тем, что названо таким сложным и непонятным словом "демпфер", были исключены.
Вот правительство внесло свои поправки в другой закон и сейчас у нас есть возможность рассмотреть данный вопрос по её полной процедуре. Законопроект внесен депутатами Государственной Думы, и мне бы хотелось теперь остановиться на тех вопросах, почему вообще правительство предложило такой законопроект. Поскольку, я повторяю, в законопроекте в основном практически дословно воспроизводятся предложения правительства. Хотя есть изменения, некоторые изменения, о которых я скажу выше.
Итак, до 1 июля действовало соглашение правительства с нефтяными компаниями. Это соглашение предусматривало, давало возможность ограничить рост. Вы помните, какой был взрывной рост цены к маю прошлого года, именно в связи с этим и возникло данное соглашение. Вот правительство предложило, что ограничение цены на нефтепродукты должно осуществляться не соглашениями правительства с отдельными компаниями, тем более, у нас есть и независимые, и заправки, и всё остальное, а должно ограничиваться на законодательном уровне. Именно поэтому и возникло вот это предложение -внести тот механизм, который разработало правительство, в закон.
Строго говоря. Вот тот законопроект, который мы с вами рассматриваем, этому и посвящен. В чем основная идея этого закона? Цена на нефть может быть любой. Вы знаете, она может падать, она может расти. Вот вопрос ведь в чем? Какая цена на бензин будет для граждан, какая цена будет на дизель для селян, для армии? Если завтра цена, допустим, будет 80-100 долларов, вот механизм, которое предложило правительство, позволяет при любой цене на нефть обеспечить, как считает правительство, чтобы цены не росли выше инфляции. Вот неважно, будет 100 долларов или будет 50 долларов — цена выше инфляции вырасти не может.
Для этого, строго говоря, правительство и предложило механизм, когда в случае, если цена экспортной альтернативы, то есть той цены, которую могли бы получить компании, продав нефть на экспорт, могли бы получить большую прибыль над теми ценами, которые ограничены в Российской Федерации, правительство говорит: я буду компенсировать вот эту разницу - 70 процентов, 65, 70, 75 процентов - компенсировать эту цену нефтяным компаниям.
Вопрос первый. Откуда возьмёт эти деньги правительство? Эти средства, эти средства по существу заплатят сами компании, просто это вопрос о том, откуда они берутся и куда они возвращаются, то есть это всё идёт как бы в бюджет, но ровно на эту же цифру произойдёт рост нагрузки на компании по НДПИ. То есть, иными словами, они взаимно уравновесили друг друга.
Возникает вопрос: зачем тогда такой сложный механизм? Дело в том, что если мы не предусмотрим этот сложный механизм, то при изменении цены на нефть у нас с вами посыплются региональные дорожные фонды. Напомню, что у нас в данном случае это прямой источник региональных дорожных фондов.
Вот в данном случае не побочный, а, может быть, один из важнейших элементов данного механизма регулирования - это сохранение региональных дорожных фондов.
Ну, и наконец, хотел бы просто обратить внимание, что очень важная тема здесь регулируется, это тема Дальнего Востока, поскольку мы знаем, что цены на Дальнем Востоке значительно выше. Вот для того чтобы все-таки выравнивать цены Дальнего Востока со всей территорией страны, здесь предлагается дополнительная поддержка в размере 2 тысяч рублей на тонну, непосредственно уже Дальний Восток, там Якутия, и так далее, весь этот регион будет получать дополнительные цены. То есть вот это то, что касается данного, то, что касается механизма.
Теперь разница в подходах, которые есть между тем, что внесено депутатами в данном законопроекте, и тем законопроектом... я сейчас не буду говорить о технических деталях, связанных с самим законопроектом, я скажу всего лишь о пояснительной записке.
Мы просчитали эффект поддержки, который предоставляет этот механизм нефтяным компаниям. И мы видим, что вот эта поддержка позволяет не просто ограничить рост в размере, не превышающем инфляцию, она позволяет реально снижать цену. Демпфер существует для того, чтобы он транслировался, вот этот вот демпфер, то, что даёт государство, чтобы он транслировался в цену.
И очень важно проконтролировать, чтобы все эти средства пошли именно на цену продукта. Именно поэтому вот то, что...
Здесь, какие есть механизмы? Первое. Это механизм, который мы приняли в законе значительно раньше, когда мы дали право правительству в случае, если кто-то будет хулиганить на этом рынке, вводить запретительные, по существу, экспортные пошлины. И напомню заявление Дмитрия Анатольевича Медведева, председателя правительства, которое он сделал совсем недавно, что в случае, если это произойдет, правительство готово прибегнуть к этому механизму.
Второе. Это то, что я уже говорил здесь во время отчета Счётной палаты. Мне кажется, что мы могли бы, и комитет по бюджету предлагает именно это решение, в решении комитета оно есть, мы предлагаем дать поручение Счётной палате проконтролировать, с одной стороны, эффективность механизма, который предложен правительством, с другой стороны, проконтролировать расходование бюджетных средств, то есть того демпфера, который получают нефтяные компании.
Правда, надо сказать, что на следующий день после того, как с этим мы здесь выступили на пленарном заседании Государственной Думы, последовало заявление Счётной палаты, что они отказываются это делать, потому что они считают, что в этом случае они будут подменять собой ФАС и Министерство финансов. Но хотел бы обратить внимание, нам нужна в данном случае не фотография цены заправки, это действительно ФАС делает по всей стране, и мы получаем эту информацию регулярно, и уж тем более нам нужен не отчет Минфина, сколько денег ушло в нефтяные компании. Нам нужна оценка эффективности, как работают бюджетные средства на ценообразование, а это прямая функция Счётной палаты.
Поэтому комитет будет предлагать в случае, если этот законопроект будет поддержан, постановлением Государственной Думы поручить Счётной палате провести эту работу, проводить ее регулярно раз в полгода. Спасибо.
Председательствует Первый заместитель Председателя Государственной Думы А. Д. Жуков
Председательствующий. Спасибо. Есть ли вопросы? Включите запись. Покажите список.
Гартунг Валерий Карлович, пожалуйста.
Гартунг В. К., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Андрей Михайлович, насколько я понимаю, вы хотите усовершенствовать механизм, который, скажем так, скрасил бы или, как сказать, снизил отрицательные последствия от налогового маневра.
Так не проще было его вообще отменить и не создавать вот этой вот разницы в доходности при продаже нефти за рубеж и переработке внутри страны? Спасибо.
Макаров А. М. Спасибо за вопрос.
На самом деле вопрос, он очень философский, с одной стороны, с другой — абсолютно практический.
Вот не проще ли отменить? Мы не ставили перед собой эту задачу, когда готовили данный законопроект.
Это первое.
Второе. Не проще ли? Да, наверное, всё проще. Просто вопрос только один: а мы готовы установить рыночные цены полностью внутри страны, отпустить цены? Вот готовы ли мы отпустить цены на дизель или бензин?
Потому что ведь, напомню, скажем, если взять 2014 год, когда всё рушилось, когда шли санкции, когда, вы помните, что происходило с курсом, и тогда государство приняло ответственное решение, оно сказало: мы не будем на бирже поддерживать курс рубля, мы не дадим спекулянтам забирать эти деньги. Строго говоря, ничего не случилось, мир не обрушился, наоборот, как бы сейчас рубль стабилен, рубль в данном случае отвязывается от цены на нефть.
На самом деле существуют абсолютно рыночные механизмы - это вариант: отпустить цены. И тогда вопрос не того: хотим ли мы осуществлять налоговый манёвр или не хотим, это вопрос того: как мы хотим, чтобы регулировались цены, потому что людей волнуют цены. Для нас важны именно цены на продукт.
И не случайно поэтому, выступая здесь по этому же самому закону, я говорил, наверное, эта тема заслуживает гораздо более глубокого обсуждения -это тема ценообразования в нефтяной отрасли со всеми последствиями, со всеми нюансами этой проблемы. Это гораздо более сложная тема.
А этот законопроект направлен на решение главной задачи, чтобы в отсутствии соглашения правительства с нефтяными компаниями (а оно отсутствует с 1 июля) не возникло желания, не возникло ситуации, когда просто рванут цены вверх. И мы решаем вот эту конкретную задачу.
Правительство предложило этот механизм. Мы, повторяю, просчитали этот механизм, и считаем, что он позволяет не только предотвратить рост выше инфляции, он позволяет снижать эти цифры.
И я могу сейчас сказать, насколько должна снижаться цена при любой цене на нефть, начиная, вот мне будет называться цена на нефть, я могу сказать, какой по идее должна быть расчётная цена на бензин, на дизель при этой цене.
И если окажется, что это не так, станет ясно, что те, кто реализуют нефтепродукты, получают двойную выгоду, с одной стороны, от бюджета получая эти средства, а с другой стороны получая это и от граждан. Вот для этого мы и даем поручение Счётной палате проверить эффективность этого механизма.
Председательствующий. Нилов Олег Анатольевич, пожалуйста.
Нилов О. А. Андрей Михайлович, несколько справок, если у вас есть такая возможность, предоставьте, пожалуйста. Вот размер прибыли за последний год-два, которую получили, получают нефтяные компании. Я думаю, что это цифра не сильно меняется, она, на мой взгляд, только растет. И теперь в этом механизме мы готовы были бы поддержать именно тот посыл, который президент направил, стабилизировать цены. А вот механизм, который правительство предлагает за счет кого, за счет чего, ну, очень непонятен. Ну, за счет бюджета, за счет Фонда национального благосостояния, и, самое главное, на какую сумму. Вот озвучьте, пожалуйста, эту сумму компенсации, которую получат нефтяники, ну, в виде вот платы за упущенную ими выгоду при... (Микрофон отключен.)
Макаров А. М. Спасибо за вопрос.
На самом деле вопрос очень важный. Кстати, что касается прибыли нефтяных компаний, я уже озвучивал на пленарном заседании эту прибыль, равно как и сумму федеральных льгот, которую эти нефтяные компании получают, и именно это и убеждает меня в том, что нам надо посмотреть вообще механизм не только налогообложения, но и механизм ценообразования, но я об этом уже говорил.
Теперь по поводу сумм. Я ясно сказал, что здесь речь идет о компенсации, вот если мы возьмем, скажем, текущие условия, если не изменится цена на нефть, вот она останется такой же, как она есть сейчас, то мы в расчете, расчетная цена, вот можно расчетно сказать, то в данном случае нефтяные компании по демпфирующему механизму до конца этого года получат 19 миллиардов рублей. И автоматически, откуда они получают эти 19 миллиардов? Они получают текущие деньги, 19 миллиардов, но они все возвращаются от тех же нефтяных компаний за счет механизма повышения НДПИ, который повышается автоматически ровно на ту сумму, которую они получают компенсации. То есть, иными словами, это вопрос того, что компенсация происходит за счет увеличения налога на доходы... НДГ1И, доход с полезных ископаемых на нефтяные компании. И вот если завтра эта компенсация будет 10 миллиардов, она увеличится, НДПИ увеличится на эту сумму, на 10 миллиардов, и это произойдет дальше автоматически, будет 100 миллиардов, все равно НДПИ вырастет на эти 100 миллиардов. Это необходимо, как я уже сказал, для того чтобы ни в коем случае не ударить по региональным дорожным фондам. Вот тот механизм, который здесь предлагается.
А цифры, ну я ещё раз говорю, я озвучил эти цифры и прибыли компаний и так далее. Кстати, я хочу вам сказать, что в принципе они сопоставимы с теми прибылями, которые получают аналогичные компании за рубежом.
Председательствующий. Коломейцев Николай Васильевич, пожалуйста.
Коломейцев Н. В., фракция КПРФ.
Спасибо.
Уважаемый Андрей Михайлович, но вы то говорите депутаты, то Минфин. Вот замминистра энергетики Сазанов в газете "Ведомости" вчера сказал, что бюджету это обойдется в 25-30 миллиардов в этом году, в следующем - в 85-90, ну для справки.
Но у меня вопрос в другом. В 2009 году цена на нефть 63,5 средняя, цена на заправке - 19 рублей. В этом году 65, цена на заправке - 49 рублей. Вы мне поясните, что же это за эффективность такая нефтяных компаний? И куда же тогда девается сверхприбыль, потому что, если верить ещё одной информации, скажем, которая в сетях распространяется, что в Оренбурге, в приграничных территориях, Казахстан бензин "Роснефти" покупает по 26 рублей.
Но, может, здесь просто лукавство? У нас ведь, смотрите, у нас Норвегия и Азербайджан — соседние страны, у них есть закон об обороте нефти. Мы, кстати, внесли такой... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте время. Давайте вопрос уже.
Коломейцев Н. В. Да я вопрос задаю. Скажите, пожалуйста, может, мы прекратим заигрывать с нефтяниками, а все же и Счётную палату, которая вроде как наш инструмент, заставим, как вы правильно предлагали, работать всё-таки на парламент и на страну, а не научно-исследовательским институтом? Спасибо.
Макаров А. М. Спасибо за вопрос.
Николай Васильевич, я ещё раз хотел бы просто обратить внимание, что тот вопрос, который вы задаёте, гораздо шире, чем тот законопроект, который сегодня рассматривается, законопроект направлен на решение конкретного вопроса. В отсутствии соглашения мы должны обеспечить, это наша, вот наша с вами ответственность с тем, чтобы цена в любом случае не росла выше инфляции. Вот это задача данного законопроекта.
Вы предлагаете обсуждать более глобальные вопросы. Для того чтобы глобальные вопросы обсуждать, я, по-моему, и начал с этого, что нам необходимо рассмотреть абсолютно фундаментально вопрос о ценообразовании в нефтянке, в том числе налогообложение нефтяной отрасли и так далее.
И, по-моему, не первый раз это говорю уже с этой трибуны, но повторяю, этот законопроект направлен на абсолютно конкретные цели, и, с нашей точки зрения, он позволяет решать не только те задачи, которые поставило правительство, когда вносило это в качестве поправки, но и более серьёзные задачи.
Ну, например, давайте я вам просто приведу пример, чтобы было понятно, о чём мы говорим. И когда вот мы говорим о тоннах что-то, а я предлагаю посмотреть на литр. Вот смотрите, вот скажем, если мы возьмём с вами при цене 65, вот это та цена нефти, которая сейчас у нас есть, вот демпфер предлагает, демпфер, вот если мы берём просто в этих условиях, на литр 92-го у нас получается 5 рублей 54 копейки. Какая цена у нас на сегодняшний день без демпфера? Она 47,27, без демпфера - 47,27. Вот 5,54, это без демпфера, то есть предполагаемая цена. Демпфер даёт 5,54 в прямо исчислении, значит, цена должна быть 41,73, она сейчас выше, хотя механизм работает. Поэтому я ещё раз говорю, я полностью согласен с тем, что надо обсуждать, чтобы не получилось так, что, получая одновременно поддержку из бюджета, компании в данном случае не получали вторую поддержку за счёт ценообразования продуктов.
Но это реально очень сложный механизм. У нас с вами есть и так называемые независимые компании. Крупные компании могут регулировать это оптовыми ценами. Поэтому вот это тот случай, когда, мне кажется, лучше руководствоваться принципами наших врачей. Вот сидит председатель Комитета по охране здоровья, вам скажет, что главный принцип это всё-таки не навредить. Вот мне кажется, этот закон точно не навредит, а в каких-то вариантах он поможет.
Спасибо.
Председательствующий. Ганзя Вера Анатольевна, пожалуйста. Ганзя В. А., фракция КПРФ.
Андрей Михайлович, у меня вопрос вот такой. Понятно, что сейчас потери компенсируются повышением НДПИ, а вот как будет на перспективу?
Дело в том, что получается, что чем выше цена на нефть, тем больше получается и компенсация. И поэтому вот повышение НДПИ, скорее всего, на перспективу не закроет тех потерь бюджета, которые мы будем иметь, а, наверное, только наполовину может закрыть, исходя из того, что говорят эксперты.
Так вот чем всё-таки компенсировать мы будем потери бюджета, неужели опять акцизы повышать?
Макаров А. М. Я попробую ещё раз просто сказать одно и то же. Вот весь смысл в том, что то, что предложило правительство, вот предложение: на законодательном уровне урегулировать этот механизм - это как раз и есть попытка уйти от обсуждения в каких-то ситуациях вопросов получения решений через там внесение каких-то изменений в соглашение и так далее.
Вот механизм законодательный, который здесь предусмотрен, он абсолютно гарантирует компенсацию из НДПИ всего того, что компания получает здесь. И мы просчитывали эти последствия и этот механизм, безусловно, достаточен, никаких других механизмов здесь не требуется. Это плюс этого механизма.
Я повторяю: можно обсуждать много проблем. Я ещё раз говорю, что, скажем, когда мы видим цену демпфера, которая была, то есть то, что получали компании в течение срока соглашения и они далеко не всегда транслировались полностью в цену. Вот мы должны исключить, принимая закон, возможность, чтобы эти средства шли на какие-то иные цели, кроме как компенсация цены.
Вот в данном случае, я ещё раз говорю, предложенный механизм в этом плане — это сообщающиеся сосуды, абсолютно сообщающиеся сосуды. Это то, что платит государство и то, что возвращают компании, вот это абсолютно одинаково.
Председательствующий. Спасибо.
Будут ли желающие выступить?
Включите запись
Андрей Михайлович, спасибо.
Покажите список.
Катасонов Сергей Михайлович, пожалуйста.
Катасонов С. М., фракция ЛДПР.
Конечно, какое-то регулирование всегда лучше отсутствия неопределённости и непонятности на рынке, но надо признать то, что каждый год мы говорим при принятии бюджета, то, что мы говорили с вами в этом году пару недель назад при корректировке бюджета, о том, что все наши вот сегодняшние потуги как-то это отрегулировать — это следствие того налогового манёвра, в который мы вступили несколько лет назад.
Напомню, идея этого налогового манёвра - обнуление экспортных пошлин и переложение нагрузки на нефтяные добывающие компании через НД11И. То есть вроде для бюджета ничего не поменялось, то есть мы пошлины отменяем, вместе этого поднимаем НДПИ, но даже вот по тем количествам выступлений, законопроектов, по тому количеству времени, которое мы с вами тратим, а кроме нас мы ещё по телевизору видим, что тратят на это и наши руководители правительственные, вице-премьеры, говорит о том, что механизм, который заложен, он не работает. Он не работает, и более того, по сути, мы говорили об этом при принятии налогового манёвра, вот скажем так, переложение всей нагрузки от экспортных пошлин на НДПИ приводит к тому, что у нас идёт рост внутренней цены на бензин.
Помните, мы всегда с вами говорим: как же так происходит, у нас цена идёт вверх, бензин на заправках идёт вверх, неожиданно цена падает вниз, цена на заправках опять идёт вверх? Я хочу сказать, что наша страна входит в тройку стран, в которых доля налоговой нагрузки приближается 65-67 процентов. Таких стран не много, мы одна из них. То есть за счёт того, что в цене огромное количество налоговой составляющей, получается, что сегодня цена не бензоколонке она практически не зависит от цены на нефть, мы так или иначе вынуждены компенсировать и перекладывать это на наших граждан.
О чем была история в начале недели, помните, в начале года, когда вице-премьер Козак пытался договориться и в ручном режиме с нашими нефтяными компаниями, чтобы они не понимали. Были те формулы, те демпфирующие коэффициенты, о которых мы знаем, но в результате того, что у нас заложена абсолютная цифра в Налоговом кодексе, абсолютная, а рынок, скажем так, складывается так, как он складывается, от этого рынка пляшет экспортная альтернатива и идея выравнивания сводилась к тому, что, если разница между экспортной альтернативой и внутренним рынком будет такая, что невыгодно будет здесь им продавать нашим производителям нефтепродуктов, то будет идти компенсация.
Вот в ручном режиме это пытались урегулировать. Результатом вот этих мучений рождается вот этот закон, который мы сейчас видим, здесь уменьшена средняя цена, изменены демпфирующие коэффициенты, задача... Какая задача? Стимулировать наших экспортеров, оставлять часть продукции здесь.
Вот вопрос основной, который у нас у всех возникает. Является ли данный закон прямым действием на наши нефтяные компании для того, чтобы снижать цену на бензин? Ответ - нет. То есть этим законом мы не можем заставить диктовать цену на бензин, на дизтопливо, этим законом мы даем обратный акциз, компенсацию. Но вы же понимаете, это совершенно несвязанные вещи. Одно дело цена, по которой скажем так, продает производитель или там независимая компания, а другое дело возвращение акциза. И мы сейчас смотрите, какую хитрую схему придумываем. Поручить ФАС, поручить Счётной палате, проверить, сколько они получили возвратных акцизов, а сколько они получили прибыли от той цены, которая на заправке. Вы понимаете, как это все сложно.
И всё, конечно, это ни к чему, потому что на самом деле цифры, которые (вот сегодня задавали вопрос), они есть в том бюджете, который мы с вами рассматривали. Сумма компенсации по акцизу, я вам напомню, мы её уменьшили с 300 миллиардов (две недели назад) до 292 миллиардов. То есть это вот те цифры, которые должны вернуться нашим компаниям в качестве компенсации в надежде. Прямой связи нет, что они имеют совесть, и будут понимать, что здесь они получили, а вот здесь, скажем так, они должны проиграть во внутренней цене на нефть.
Но я считаю, что, конечно, у правительства есть намного больше рычагов, и необходимость ставить сегодня на уши все наши контролирующие инстанции (ФАС, Счетную палату), просчитывать каждого производителя, говорить, сколько он получил, а сколько он ещё и получил от внутреннего, я считаю, что это вообще такая интересная, достаточно коррупциоёмкая составляющая, когда их начнут сравнивать и говорить.
Конечно, всё лежит в этом нашем мучительном налоговом маневре. Всё было очень просто, когда были экспортные пошлины, когда они хотели вывозить, и мы получали с них в бюджет. А мы доработались до того, что сейчас из бюджета будем отдавать им. Вообще сложный достаточно для понимания нормального человека. Слава богу, что не все понимают, о чем я сегодня говорю, и это отчасти успокаивает.
Но я считаю, что всё-таки наличие формулы, это лучше, чем ничего, лучше. Но ещё лучше всё-таки, если мы говорим о рыночной системе, то привязываться, конечно, не к конкретным цифрам, потому что все они меняются. Вот полгода были назад, мы поработали — не получилось. Сейчас опять абсолютные цифры в Налоговый кодекс, опять поработаем, опять может не получиться. Уж если мы привязываемся к рынку, то, конечно, в Налоговом кодексе должны быть биржевые индикаторы, и это упростит, отрегулирует, и более или менее будет всё понятно, и мы хотя бы не будем возвращаться к этому вопросу. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо. Коломейцев Николай Васильевич, пожалуйста.
Коломейцев Н. В. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги!
Удивительная ситуация. Мы сегодня являемся лидерами мировыми по поставкам нефти и нефтепродуктов на международный рынок. Цена на нефть, ну, можно молиться, 65 долларов за баррель, да, и у нас проблема. А, может, проблема не в нас, а в аффилированности определённых чиновников с нефтяным сектором и в отсутствии нормальных механизмов регулирования этого вопроса?
Вот я не успел в вопросе изложить, мы специально изучили и выяснили с экспертами, мы единственная нефтедобывающая страна, у которой государство в принципе не хочет иметь механизмы регулирования деятельности нефтедобычи, как и разведки, понимаете? В результате говорят: ой, правительство не успело. Да оно не хотело.
Ну, как, вот если вы ответственный чиновник, да, и вы знаете, что у вас договор есть только на полгода, но вы же как минимум за месяц должны уже всех своих подчинённых напрячь и заставить подготовить, и спросить, почему и что делать. Но, видно, это никому не надо, потому что в условиях пожара можно и Думу нагнуть, можно и всех остальных нагнуть, дальше продлевать шоколадную жизнь для определённой узкой группы лиц. Понимаете?
Поэтому для этого и налоговый манёвр придуман, потому что мы внесли еще полгода назад и на встрече с председателем правительства сакцентировали, что мы по примеру Норвегии и Азербайджана внесли закон, ничего не придумывая, с экспертами посоветовавшись и подработав под российскую действительность, где мы даём правительству все козыри — оно регулирует оборот, добычу и все вопросы с нефтью.
И что бы вы думали, в течение полугода нам уже четвёртый раз продлевают срок дачи заключения, причём по одним и тем же мотивам. Причём, я провёл разведку боем, выяснил, что в Минэнерго уже давно подобный закон есть, но определённые лоббистские группы просто не дают возможности даже разговаривать о нём. Поэтому, с моей точки зрения, все вот эти пожары создаются искусственно. Создаются искусственно почему?
Посмотрите список Форбс по России. Кто там основной? Обрабатывающие отрасли или владельцы обрабатывающих отраслей или все-таки в первой десятке там "НОВАТЭК", "ЛУКОЙЛ" и ряд других компаний, которые, в общем-то, с моей точки зрения, паразитируют на природных ресурсах, надувают щеки, но не платят необходимого количества ресурсов в бюджет страны, обогащая другие страны и себя.
Второй вопрос. Вот здесь рассказывали о том, что независимые какие-то там у нас есть заправки. Да нет независимых заправок. Рынок монополизирован и поделен между десяткой самых крупных нефтяных компаний. Ни одного независимого заправщика на линейной сети нет, их давно удушили. И удушили опять же не рыночно, понимаете, потому что у нас нельзя приехать на НПЗ и заключить договор, чтобы вам давали энное количество бензина или солярки. Вы туда просто не попадете, понимаете, или вам будут предложены такие условия, что вы в принципе никогда в жизни на этом бизнесе денег не заработаете. Хотя казалось, чего проще, рядом с дорогой, и гаишники, и все зарабатывали всегда.
Поэтому, уважаемые коллеги, ну давайте мы себя не обманывать. Да, не получилось с драгоценными металлами. Ну, спасибо Андрею Михайловичу, он оперативно в принципе вместо правительства сделал эту поправку, ну, и, наверное, она будет принята. Но я просто хочу принципиально поставить вопрос. Поймите, можно поправками за счет бюджета продолжать кормить узкую группу ограниченных людей. Я не думаю, что Сазанов оговорился "Ведомостям", назвав сумму в 25-30 миллиардов за полгода, которые будут, и 85-90 в следующем году. Хотя я думаю, что эти цифры тоже... Замминистра не может оговариваться порядками.
Поэтому давайте мы все-таки с вами попробуем подумать о стране. Давайте все-таки более принципиально ставить вопрос: почему у нас Роснефть - государственная компания, но в ней в Совете директоров из 11 - 8 иностранцев?
Российская ли эта компания и "Роснефть" для её названия сегодня? Понимаете?
Давайте посмотрим, а где основные дивиденды получают другие крупные из десятки компании. Понимаете? И почему мы должны вообще-то своими ресурсами обогащать других? Может нам пора задуматься и над ФНБ, и над налоговым манёвром, которые навязаны нам МВФ.
У нас правительство, понимаете, против нас санкции, а мы с вожделением слушаем МВФ и реализуем повышение НДС. И что в результате? Что дало повышение НДС или повышение пенсионного возраста для бюджета и граждан страны? Кроме негатива, ничего. Дополнительные на рынок труда освобождённые люди, более миллиона, дополнительной проблемой для нас. Может, давайте всё-таки думать о стране, а не о тех, кто уже и так незаслуженно обогатился.
Мы не будем поддерживать этот закон.
Спасибо.
Председательствующий. Гартунг Валерий Карлович.
Гартунг В. К. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги!
Я всё читаю внимательно, перечитываю этот закон, и всё думаю: для чего такие сложные схемы придумывать, когда всё гораздо проще можно сделать. Понизьте рентабельность реализации нефти за рубеж, то есть сырья за рубеж, и, соответственно, у вас по принципу равной доходности, скажем так, более выгодно будет перерабатывать нефть внутри страны и, соответственно, снизятся цены на топливо. Всё. Рыночный механизм. Ничего придумывать не нужно. Всё голову ломаю: для чего такие сложные вещи придумываются.
Вчитываюсь внимательно, и у меня вот тут подозрения возникли.
Дело в том, что вот этот демпфер — механизм, он работает для реализации высокооктанового автомобильного бензина класса 5 и дизельного топлива класса 5, соответственно. То есть...
Если мы посмотрим на рынок, ну, Николай Васильевич тут говорил, что на самом деле уже практически нет независимых заправок, ну, они еще немножко где-то остались, но этим законом мы их добиваем. Я думаю, а для чего вот это вот делается все?
Смотрите. У меня такое подозрение, что этот механизм вводится, и причем законодательно, причем правительство пытается на нас переложить ответственность, чтобы нашими руками убить вообще всю конкуренцию на этом рынке напрочь, все. Вот принимая этот закон, что будет? То есть компании, которые производят бензин только пятого класса, они это получают, если класс у вас немножко ниже четвертый, третий и другой, на вас это распространяется. Причем это не октановое число, чтобы вы понимали, это экологический класс, то есть он достигается определенными присадками. Это первое замечание и подозрение. Боюсь, что оно оправданно.
Второе замечание. Зачем, еще раз я хочу сказать, зачем городить огород, зачем настаивать на, скажем так, на реализации тупикового пути, тупиковый путь, ведь всем же очевидно, уже это прозвучало от представителей других фракций, что основной причиной роста цен на топливо внутри страны является налоговый маневр. Ну, так устраните причину и не надо больше ничего придумывать. Нет, причина не устраняется.

окончание стенограммы см. https://leo-mosk.livejournal.com/6578675.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments