leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Светлана Орлова рассказала в АиФ, для помощи инвалидам нужны не временные документы, а постоянные

Светлана Орлова рассказала в АиФ, что для помощи инвалидам нужны не временные документы, а постоянные
«Система медико-социальной экспертизы России: что выявила проверка использования средств федерального бюджета», - пресс-конференция аудитора Счетной палаты РФ Светланы Орловой состоялась в Издательском доме «Аргументы и Факты».
Замминистра труда и социальной защиты РФ Григорий Лекарев не явился.
64% опрошенных знают о процедуре установления инвалидности, 14% не знают, 30% что-то слышали, 3% не интересовались. Не хватает 23% доступности, качества 33%, врачей 12%, законов 33%. Опросы проводили с участием организаций инвалидов.
Конспект 11.04
Светлана Орлова. Цифры наверное реальные. Мы проверяли Московскую область и Ставропольский край. Проблемы есть в Забайкалье, Хакасии, Северном Кавказе. Документы не отработаны. Документы временные. Медико-социальная экспертиза проблема врачей. Они не имеют преференций обычных врачей. 622 тыс инвалидов детей растет на два процента в год. Минюст тоже должен оказываться помощь. Реестр инвалидов. Не проведена цифровизация. Недовольные инвалиды подают в суд и выигрывают. В поликлинике оборудование будет окупаться 97 лет. Зачем такое оборудование. С Лекаревым многие вопросы обговорили. Тема очень ощутимая. Программа реабилитации должна быть. Система маршрутизации комфортная. Лекарственное обеспечение. Внутри бюджета аренда. Не мы должны навязывать некачественные услуги. Лифта нет коляска не проходит. Должны смотреть международную ситуацию. Люди не все рады что в подъезде инвалид. Толерантность. Рынок труда изменился сейчас другие профессии. Давайте вы будете задавать вопросы, а то я вас уговорю.
Вопросы 11:19

Л.М. Вопрос труд инвалидов. Не секрет, был короткий период когда инвалидность раздавали без особых оснований и остались такие агрессивные инвалиды провоцирующие людей. Потом процедуру ужесточили и человек без руки должен каждый год ходить. Процедура настроен на отказ даже в очевидных случаях. На мой взгляд проблема вредного правоприменения. Как впрочем и почти везде. В то же время есть очевидные факторы инвалидизации детей, некоторые явно искусственные в форме школьной перегрузки. Мы прошли только что это семь кругов ада, есть в семье инвалид, но вот на мой взгляд он сам виноват: если мужик жить не хочет жить не хочет это веяние века не лечится.

Орлова. Система более-менее отработана. По детям я сама говорила. Обеспечение работой инвалидов проблема. Предприятия все в центре. Многие банкротят эти предприятия. Кто-то занимается дизайном из инвалидов. В Германии министр на коляске. Острота темы социума цифровизация системы. Не ждать когда на бумажном носителе придет в поликлинику. Еще не сказали коляски, нет предприятия. Оборонные предприятия там и специалисты хорошие. Мы этим вопросом тоже занимаемся. Посмотрим правоприменительную практику. Хотим посмотреть вместе с Фондом соцстраха путевки. Все-таки инвалид это помощь от государства.
Андрущенко. Сколько времени вы отводите на решение программы?
Орлова. Не питаю иллюзий что быстро будет сделано. Дали девочке коляску она никак ей не подходит. Важна реальная статистика. Какой будет диагноз и соответственно лечение.
После проверки Московской области и Ставропольском крае мы пойдем в профильные комитеты ФС. Если мы не будем заниматься медициной, у нас не будет продолжительности жизни. Показатели количественные и качественные разнятся, у регионов не хватает средств.
При Голиковой когда была министром ратифицировали конвенцию. Общественные организации активны, с Лекаревым общаются. Тема трансграничная. Может быть провести международную конференцию, как по безопасности на дорогах. Смертности стало меньше, освещение лучше, меньше пьяных за рулем. Коляски такие носом нажимаешь и едешь.
У нас же большая проблема нехватки врачей. Мы попросили Минздрав посмотреть по преференциям. Ключевая проблема с врачами.
Количество недовольных решениями по инвалидности выросло за 18 год с 46 до 52 тыс на 8,7%. По 12% было пересмотрено. Некоторые регионы пугают Карелия 42%, Мурманская область 48,6%.
Наталия Андрущенко. Сложная у вас задача. Какая ближайшая проверка?
Орлова. Не военная тайна, Камчатка. Недострой, дети-сироты. Государство сказало, так за сказанное надо отвечать.
11:54

пресс-релиз

Система медико-социальной экспертизы работает недостаточно эффективно
Система медико-социальной экспертизы (МСЭ) решает важнейшую задачу обеспечение социальной защиты инвалидов. В 2012 году Россия ратифицировала Конвенцию ООН «О правах инвалидов» и Минтруд немало сделал для усовершенствования правовой базы деятельности МСЭ и обеспечения ее независимости. Например, процедура установления инвалидности стала более прозрачной, внедрены новые критерии ее установления, для детей увеличены сроки, на которые устанавливается инвалидность, упрощена процедура внесения изменений в индивидуальную программу реабилитации.
Однако, несмотря на принятые меры, работает система МСЭ пока недостаточно эффективно: ей не хватает правового регулирования, контроля и межведомственного взаимодействия.
«Тема социально значимая. На начало 2019 года численность инвалидов в стране составила 12 млн человек. Почти треть из них -3,5 млн человек – это граждане трудоспособного возраста, еще 672 тысячи – дети-инвалиды. Для этих людей доступность и качество медико-социальной экспертизы имеет первостепенное значение. Поэтому Минтруд должен обеспечить надлежащий контроль и правовое регулирование в этой сфере, однако, как показала наша проверка*, пока этого не происходит», – заявила на Коллегии аудитор Счетной палаты Светлана Орлова.
Так, Минтруд до сих пор не утвердил классификации и критерии установления инвалидности детям. В результате используются общие критерии без учета детской специфики заболеваний. Кроме того, для определения профинвалидности, система МСЭ по-прежнему использует временные критерии, которые были установлены в 2001 году. «Минтруду необходимо оперативно принять все документы, предусмотренные «дорожной картой» по совершенствованию медико-социальной экспертизы, и совместно с регионами и профессиональным сообществом организовать систему трудовой реабилитации инвалидов с учетом минимизации времени на их интеграцию в общество», – считает аудитор.
Не установлены единые требования к организации деятельности учреждений МСЭ. В зависимости от уровня заболеваемости в регионах создаются бюро и экспертные составы смешанного, общего или специализированного профиля. Однако нормативные акты не раскрывают эти термины, не устанавливают перечень специалистов бюро и экспертных советов. В результате структура учреждений МСЭ в регионах существенно различается, что влияет на качество предоставляемых услуг. «Например, в Московской области не созданы специализированные бюро для освидетельствования лиц до 18 лет и для больных туберкулезом. В результате дети и взрослые, больные туберкулезом, ВИЧ инфекцией – все проходят освидетельствование в одном бюро. Это создает для людей, и так уже имеющих проблемы со здоровьем, дополнительные риски заражения социально-опасными заболеваниями», – привела пример Светлана Орлова.
Одна из наиболее острых проблем МСЭ – дефицит кадров, особенно врачей. Причина все та же правовая неурегулированность. Врачи, работающие в системе МСЭ, хоть и приравнены к медицинским работникам, фактически находятся с ними в неравных условиях. Например, они не могут досрочно выйти на пенсию, на них не распространяется сокращенная продолжительность рабочего дня. В результате этот нормативно-правовой пробел негативно сказывается на кадровом составе бюро и экспертных групп. Так, только в Московской области с начала 2019 года из-за неукомплектованности кадрами были временно закрыты 31 бюро из 73. «В результате нагрузка на врачей существенно возрастает, очереди растут, в доступность и качество услуг снижаются. В таких условиях процесс принятия решения об установлении инвалидности зачастую сводится всего и одному экспертному мнению. Соответственно говорить о разработке качественных индивидуальных программ реабилитации достаточно сложно*, «отметила Светлана Орлова.
О низком качестве проведения медико-социальной экспертизы наглядно говорит статистика. В 2018 году число граждан, не согласных с решением МСЭ, выросло на 7,8% – до 52,4 тыс. человек. Решение по 12,2% из них было просмотрено. По регионам этот показатель достигает отметки 20% и больше. Пиковое значение Счетная палата отметила в Мурманской области, где изменено решение по 48,6% обращений. «За этими цифрами стоят неудовлетворенные, обиженные люди. Поэтому необходимо разрабатывать более объективные механизмы установления инвалидности», – подчеркнула Светлана Орлова.
Еще одна проблемная тема – трудная доступность услуги медико-санитарной экспертизы для инвалидов. Нередки случаи, когда учреждения МСЭ располагаются на втором этаже, не имеют пандуса или подъемника на входе. Размещенное в главных бюро регионов оборудование недоступно для граждан из отдаленных районов. Например, в Ставропольском крае расстояние от г. Нефтекумск до главного бюро более 300 километров, «в таких условиях исполнение в 2018 году показателя госпрограммы «Доступная среда» «Доля граждан, удовлетворенных качеством предоставления государственной услуги по МСЭ...» на уровне 90% выглядит неубедительно. Минтруду необходимо провести объективную оценку данного показателя, принимая во внимание всеобщий охват регионов, определить причины принятия неправильных решений и наметить пути их устранения», – констатировала аудитор.
В ходе проверки Счетная палата также обратила внимание на техническое оснащение учреждений МСЭ. На 1 января 2019 года все они были обеспечены специальным диагностическим оборудованием общей стоимостью более 2 млрд рублей. Вот только необходимость приобретения отдельных видов оборудования вызывает сомнения: во-первых, оно практически не востребовано, а во-вторых, и так имеется во всех поликлиниках.
Не в полной мере используется такой важнейший инструмент совершенствования системы МСЭ, как межведомственное электронное взаимодействие. Например, в учреждения медико-социальной экспертизы практически не поступает информация об исполнении индивидуальных программ реабилитации. «Это может негативно отразиться на качестве Переосвидетельствования инвалида и не позволит оценить реабилитационный эффект», – подчеркнула аудитор.
Минтруд с выводами Счетной палаты в целом согласен. «У нас очень много задач и очень много проблем. Мы благодарны коллегам из Счетной палаты. Считаем, что это был свежий, новый взгляд. Будем работать в этом направлении, в том числе в части более эффективного использования оборудования», – заявил заместитель министра труда и социальной защиты Всеволод Вуколов, который присутствовал на Коллегии. I
Справочная информация:
* «Проверка эффективности использования средств федерального бюджета, направленных в 2016-2018 годах и истекшем периоде 2019 года на реализацию мероприятий по совершенствованию государственной системы медико-социальной экспертизы»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments