leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

32-я МОСКОВСКАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ КНИЖНАЯ ЯРМАРКА

32-я МОСКОВСКАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ КНИЖНАЯ ЯРМАРКА
В этом году ММКВЯ проходит в другом формате. Журналистов пускают без аккредитации по редакционному удостоверению. Посетителей мало. Меньше обычного экспозиция, но она более насыщенная. Значительно проредилась макулатура, хотя всяческих руководств на все случаи жизни по-прежнему много.
Крупные магазины и сети воспользовались выставкой для распродажи. Например, Московский дом книги представил широкую палитру творчества Гузель Яхиной с неизменной Зулейхой, которая давно открыла глаза. Тем не менее нового стало больше.
Процветает формат цивилизованного самиздата Ridero. Сайт-конструктор позволяет автору самому сверстать книгу и сформировать обложку. Автор назначает роялти допустим по сотне рублей с книги. Продажная цена рассчитывается от роялти в среднем 350-400. «Танаис» Марата Байпакова объемное описание похода скифов в 770 году до нашей эры обошелся всего в 150 руб.
Возможно издание как в электронном так и бумажном варианте. Есть платные услуги по верстке и продвижению продаж. Формат Ridero за пять лет существования настрогал огромное количество книг. На выставке представлена капля в море в основном новинки. Графомании на удивление мало, в основном интересно и неожиданно.
В связи с окончанием 75-летнего авторского срока пошли в издание рассказы Сеттон-Топмсона о животных для детей.
Детской литературы очень много. Издательство «Детская литература» представило большую серию изданий победителей Международного конкурса им. Сергея Михалкова. Например, «Литерадура» Юлии Линде и «Неправильная сказка» Александра Столярова.
Девушка Марианна с библейской внешностью насоветовала повесть «Левушка» популярного писателя Анатолия Крыма.
Питерская «Антология» выпустило книгу о творчестве выдающегося фотографа Гиппенрейтера. Он был практически первым автором летописи российской природы. Автор книги Марина Дороченкова биолог из Смоленска, ведет проект «Мобильный музей». Между книг представлены палеонтологические находки – аммониты и белемниты.
«Белая ворона» переиздала книгу Фарли Моуэта «Не кричи: «Волки!» с неожиданным признанием биолога Формозова.
Среди изданий «Кучкова поля» труд под редакцией Вероники Крашенинниковой «Мюнхен 1938: Падение в бездну».
«Вечное» от издательства РГГУ.
Интернациональный союз писателей INGO «ICWPJ» питает читателей разнообразными изысками. Николай Балицкий «Екатерина Балицкая. Мысли, картины, стихи». Анатолий Изотов «Новеллы» (Русская культура). Яна Варшавская «Осенний романс. Поэтический сборник».
Много книг из Белоруссии, среди которых привлекает внимание «Марк Шагал и Витебск» Людмилы Хмельницкой.
Особое внимание к пухлому двухтомнику научного журналиста Тима Скорпенко «История русской изобретательской мысли от Петра I до Николая II» и «Изобретено в СССР. История изобретательской мысли с 1917 по 1991 год» издательства «Альпина нон-фикшн» при поддержке Фонда «Траектория».
Во все тяжкие пустился Жириновский. Его бессмертные брошюры датируются 2020 годом. За прилавком ЛДПР никого нет, потому что все бесплатно. «О глобализации и упадке власти». «Современный фашизм. Сделано в США» о природе террористического квазигосударства и русофобии.

32-я МОСКОВСКАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ КНИЖНАЯ ЯРМАРКА
Крупнейшая и старейшая в России, Восточной Европе и Центральной Азии.
4-8 сентября 2019 года
ВДНХ, павильон 75
Вот уже более 40 лет на ярмарке ежегодно собираются авторы, издатели и читатели всех возрастов. В этом году, как всегда, будет много книжных новинок, дискуссий и встреч с главными фигурами российской литературы.
Сохраняя верность традициям, ярмарка все же движется вперёд – и в этом году предложит читателям много нового.
Кроме лидеров рынка, в этом сезоне в ярмарке принимают участие больше молодых и малых издательств. Появляются новые темы и имена, заметно увеличивается присутствие интеллектуальной литературы. Особенное место в программе занимают книги для детей, зона детских издателей расширяется больше чем в два раза.
Насыщенная программа для издателей и художников детской книги подготовлена совместно с нашим партнером – Болонской ярмаркой детской книги. В ней участвуют два десятка первоклассных профессионалов книгоиздания из Великобритании, Италии, Испании, Китая, Португалии, США, Японии. Лекции, мастер-классы, встречи с художниками будут особенно интересны представителям творческих профессий, студентам художественных вузов и школ.
Все дни ярмарки будет проходить выставка «Нарисованные миры: 1001 книга со всего мира», собранная Грацией Готти, одним из крупнейших мировых экспертов по детской книге. Юные читатели, их родители и все любители смогут подержать в руках и полистать тысячу лучших изданий планеты. Приятно отметить, что пятнадцать из этих книг были созданы в России.
Этой программой ярмарка переходит к новой, активной и открытой для международного сотрудничества стратегии развития. Она со временем превратится в одну из важнейших в мире интеллектуальных и рыночных площадок в сферах книгоиздания, образования и edutainment.
Ярмарка будет увеличивать присутствие и в российских регионах. Будут запущены специальные проекты, преследующие цель просвещения, образования и обеспечения равного доступа к знаниям и достижениям культуры для всего населения РФ.
Особенное внимание мы будем уделять новому поколению: мы готовим новые форматы работы с подростками и молодежью, а в 2021 году планируем открыть в Москве новую международную детскую книжную ярмарку, которая станет точкой опоры для всей просветительской, образовательной и творческой сферы страны.
Андрей ГЕЛЬМИЗА, генеральный директор ММКЯ

Авторы выражают глубочайшую признательность Марии Вадимовне Гиппенрейтер за неоценимую помощь в подготовке текста книги и предоставление фотоматериала из архива Вадима Евгеньевича Гиппенрейтера.
Дороченкова М. С, Кравчук А. Н.
Вадим Гиппенрейтер: Природа – среда моего обитания. – 2-е изд., испр. – СПб.: Издательство «Антология», 2019. -144 с.: ил.
ISBN 978-5-907097-50-6
Как изучают вулканы Камчатки? Когда открыли Долину гейзеров? Какие тайны хранят Командорские и Курильские острова? Как удалось сохранить животных, исчезающих с лица Земли?
В книге не только рассказывается о заповедных территориях нашей родины. Фотографии Вадима Гиппенрейтера помогут читателям побывать в этих уникальнейших местах. Легендарный фотограф, альпинист, чемпион-горнолыжник, вулканолог и путешественник посвятил свою жизнь тому, чтобы показать людям красоту первозданной природы.
УДК 502.2 ББК 26-89
© Дороченкова М. С, Кравчук А. Н, текст, 2019
© Гиппенрейтер М. В., наследник, 2019
© ООО «Издательство «Антология», 2019

В оформлении переплёта использован фрагмент картины Ф. П. Решетникова «За мир»
Крым А. И.
Лёвушка : повесть / Анатолий Крым ; худож. Андрей Горнов, [в оформлении переплёта использован фрагмент картины Ф. П. Решетникова «За мир»]. – М.: Дет. лит., [2019]. – 80 с. : ил.
ISBN 978-5-08-006219-3
Имя писателя, сценариста и драматурга Анатолия Крыма известно не только в России, но и во всём мире. Повесть про маленького мальчика Лёвушку настолько полюбилась читателям, что в американских университетах и колледжах штата Массачусетс он входит в программу по внеклассному чтению. А в России уже много лет постановки его пьес имеют колоссальный успех.
УДК 821.411-32
ББК 84(Укр)-44
© Крым А.И., 2004
© Решетников Ф.П., наследники, фрагмент
картины на переплете, 1950 © Иллюстрации, оформление. АО «Издательство
«Детская литература», 2019
Имя писателя, сценариста и драматурга Анатолия Крыма известно не только в России, но и во всём мире.
Каждый его новый роман, рассказ, повесть – открытие и откровение, каждая новая пьеса – настоящее театральное событие.
Его повесть про маленького мальчика Лёвушку издана более чем в десяти странах и переведена на многие европейские языки. Она настолько полюбилась читателям, что в американских университетах и колледжах штата Массачусетс её включили в программу по внеклассному чтению!
Анатолий Крым закончил «Литературный институт имени А. М. Горького» в 1974 году в мастерской Виктора Розова по специальности «драматургия».
Его пьесы с большим успехом шли и идут в России, Украине, Болгарии, Греции, Уругвае, США и других странах.
Творчество Анатолия Крыма лишено сиюминутной суеты. Оно даёт возможность разглядеть большое и главное в малом и, на первый взгляд, незначительном. Произведения пронизаны настолько мощной энергией слова, что поднимают читателя на совершенно новый уровень. В них заложено очень важное в наше смутное время миротворческое начало.
Моему другу, чей дворик на Подоле навсегда остался в моём сердце
Неизвестно, какой архитектор нафантазировал это нагромождение деревянных скворечен в два этажа, скрипучих лестниц, полутёмных переходов с подгнивающими досками. Дополнением к его зодческим фантазиям служил маленький, с непременным столом, вкопанным в землю, четырьмя корявыми пеньками и отполированными до блеска лавками, дворик, окружённый высоченным забором, за которым была скрыта от постороннего глаза бурная жизнь многодетных семей. Как правило, семьи эти состояли в близким родстве, сам же дом, первоначально задуманный как добротное одноэтажное строение, начинал возводить один из удачливых дедов-прадедов, а поскольку потомки старательно воплощали в жизнь библейскую заповедь «плодитесь и размножайтесь», то каждому сыну или дочери перед свадьбой пристраивалась отдельная комната, и тогда дом расширялся, карабкался вверх мансардами и чердаками, пока не выяснялось, что дальше строить некуда, дальше – забор, а за ним – улица, и тогда в комнатах ставились перегородки, примусы выносились на лестницы, которые, в свою очередь, срочно обшивались рамами и превращались в кухни.
Неудивительно, что чем теснее становилось обитателям этого нелепого деревянного замка, тем веселее становились игры многочисленной детворы и тем чаще ссорились их родители. В крайней башне с остроконечной крышей, покрытой ржавой жестью, рос хилый и болезненный мальчик по имени Лёва. Дети неохотно брали его в свои игры, потому что он был неуклюжим, всё время падал, а упав, истошно ревел, размазывая сопли по розовой мордашке. Зато его обожали родные бабушки, потому что ребёнок не был замечен в невинных детских грехах, не говоря уже о том, чтобы привязать к кошачьему хвосту пустую консервную банку, – любимая забава двоюродных и троюродных братьев. А если учесть, что на двух бабушек Лёвушка был единственным родным внуком, стоит ли удивляться, что его ангелоподобная мордашка всегда лоснилась домашним вареньем и поцелуями.
Одну бабушку звали Роза, другую – Даша. Бабушки не разговаривали друг с дружкой с того самого дня, когда их дети объявили о своём намерении пожениться. Слышали бы вы крик, который в тот день крутил ветки распустившейся сирени и вырывал с корнем чахлую траву. О проклятьях я умолчу, потому что боюсь их даже переносить на бумагу, но даже угрозы «только через мой труп» не возымели должного действия. Наверное, у молодых дело зашло намного дальше, чем невинные поцелуи всё в тех же кустах сирени, подпиравшей забор по всему периметру, и отступать, как сказала знакомая акушерка, было некуда. Как бы там ни было, но Лёвушка, родившийся в результате подобного демарша, ничего не знал ни о криках, ни о проклятьях, и вообще, его появление на свет произошло в тишине – ледяная враждебность между подольскими «монтекки и капулетти» возвышалась повыше любого забора. Зато когда он стал самостоятельно ходить, то в полной мере узнал, как хорошо иметь сразу двух бабушек.
Целыми днями женщины, подобно сказочным хищным птицам, высматривали из полуслепых окошек внука, набрасывались на него, затаскивали в свои гнёзда и там давали волю страстям – за-кармливали вареньем, фруктами, тискали и целовали и почему-то беззвучно плакали. И уж так повелось между ними, что не успевшая поймать внука безропотно отступала на свою территорию, надеясь, что в следующий раз окажется проворнее.
Сердце мальчика ухнуло и спряталось в глубинах живота. Он никогда не был в церкви, боялся даже думать о том, чтобы войти внутрь, потому что знал: в этом доме живёт Бог, который всё видит, слышит и наказывает маленьких детей не только за плохие поступки, но, как говорили шёпотом взрослые, даже за дурные мысли. А таких мыслей у него за день накапливалось много.
Лёвушка притормозил сандаликами, но бабушка уже втянула его за собой в высокую залу, где на стенах висело множество шоколадных досок в золочёных рамах. От испуга он чуточку уписался и крепко сжал бабушкину руку, чтобы унять леденящую дрожь.

Отцу, конечно, не расскажешь про рубль – отнимет, его по воскресеньям, кроме кино, ещё бокал пива червём точит, а вот бабушка – другое дело.
Мальчик стремительно влетел в комнатку, где попал в такие привычные мягкие руки.
- Майн хаис, майн арц, майн эйникел таир, ой ло мир зан фар дир! – запричитала бабушка Роза и, вытирая передником нечаянную сопельку, как всегда, спросила: – Ты давно встал? А изверги твои спят? – и, выглянув в окошко, торжествующе усмехнулась. – Конечно, этот хозер, твой папочка, уже курит свою папиросочку, а моя дочечка, чтоб у неё руки отсохли, спит вместо того, чтобы покормить ребёнка. Даже кошка ухаживает за своим котеночком, а эта зараза, кроме кино, знать ничего не хочет! Губы накрасит – ив кино, а хо-зер – за ней. Чтоб им пусто было! Сейчас бабушка Роза покормит своего мальчика, у бабушки Розы есть блинчики вкусные, компотик.^р?^
- Я уже пил компотик, – сообщил Лёвушка и тут же прикусил язычок.
- При слове «компотик» губы женщины сжались в тоненькую ниточку, и голосом сталинского следователя она спросила:
- И кто же тебе дал ком-по-тик?!
- -Бабушка Даша, – скривил губы Лёва

- Честное слово. Ты бабушке не веришь?
- И ругаться не будешь?
- Зачем мне ругаться? Ты же не ударился, не дай бог, не поцарапался, не порезался. Ну?
- Хорошо, скажу. – На всякий случай Лёвушка встал и отошёл поближе к двери. – Я ходил с бабушкой Дашей.
- Что?! – таким возгласом, наверное, начальник разведки реагировал на сообщение об измене ценного разведчика. – И... к-куда ты с ней ходил?..
Лёвушка покрепче сжал в кармане штанишек второй рубль – не такой хрустящий, как рубль бабы Даши, но всё равно настоящий, и тихо произнёс:
- В церковь.
Роза рухнула на табуретку, рука метнулась к сердцу, а голова отчаянно замоталась, словно пыталась отвинтиться от туловища.
- Нет, нет, нет, только не это, нет, я сейчас умру! Ой, я уже!
Лёвушка от страха уписался второй раз за нынешнее утро. Ему показалось, что бабушка немедленно выполнит своё обещание и умрёт, поэтому он разрыдался и спрятал голову на мягкой бабушкиной груди.
Через несколько мгновений бабушка Роза передумала умирать, слёзы высохли сами по себе, и, смачно поцеловав курчавую голову внука, она очень спокойным тоном произнесла:
- Я никому ничего не скажу. Но чтоб это было в последний раз. Ты слышишь? В последний раз. Самый последний.
Лёвушка согласно кивал головой, плохо представляя, как выполнит подобное обещание, особенно если бабушка Даша вновь поманит его рублём.
- Ты еврей, понимаешь? Ты не должен ходить в церковь! – чеканила тяжёлые слова бабушка Роза. – Евреи не ходят в церковь.
Радуясь, что бабушкина смерть отложена на неопределённое время, Лёвушка полюбопытствовал:
- А куда ходят евреи?
Вопрос внука удивил бабушку Розу, но только на мгновение. На её лице заблистала улыбка Юдифи, сокрушившей врага иудеев Олоферна, и почти с библейским распевом она торжественно изрекла:
- Я тебе покажу, куда ходят евреи. Сейчас увидишь.
Странно, но в синагоге, куда они пришли, мальчику не было страшно. Здесь не висели портреты грозных старцев, не пахло приторно-сладким ладаном, наоборот, здесь было шумно, как на воскресном базаре, хотя всех женщин согнали за перегородку, чтобы не мешали мужчинам, и это было разумно, потому что, когда в их дворе мужчины садились играть в домино, ни одна женщина не смела подойти к столу, стонущему от грохота костяшек. И человек, стоявший на кафедре, был добрым, ещё не старым, правда, чуточку усталым и озабоченным, и мужчины, которые сидели перед ним и пальцами следили по толстым книгам, что он читал правильно, ничего не пропуская, были кутаны расшитыми полотенцами, а на лбах у них сели какие-то коробочки, и самое смешное – эти мужчины все время нетерпеливо раскачивались взад-вперёд, точно кура-то спешили.
Всё здесь было нестрашным и забавным. И, конечно, грел душу третий рубль, который бабушка Роза вручила внуку перед синагогой. Лёвушка оглядывался, желая отыскать портрет еврейского Бога, но портретов в зале не было: чистые голубые стены были расписаны синими цветами, а на окнах висели тяжёлые бархатные шторы, да и вся синагога была, как одна большая комната в маленьком доме, где собралось полным-полно гостей, совсем как у них перед майскими праздниками, когда из всяких житомиров и жмеринок съезжалась родня, уцелевшая в войне. Но где же Бог? Наверное, евреи прячут его вон в том огромном красивом шкафу, чтоб его не украли другие люди, которые не евреи, а совсем наоборот, и правильно делают, потому что такой, как Витька, если зайдёт сюда ночью, обязательно что-нибудь стибрит. Если не Бога, то красивые серебряные подсвечники – это уж как пить дать.
Хорошо и не страшно. Ещё бы понимать, о чём шепчут эти загадочные и пугливые люди и что за книги они читают вслух.

На улице бабушка Роза ласково спросила: – Тебе понравилось, майн хаис?
- Да, там не страшно, – радостно откликнулся Лёвушка.

















Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments