leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Стенограмма пленарное заседание ГД 26.09.19 обсуждение закона об исполнении бюджета-2018 - часть 1

Стенограмма пленарное заседание ГД 26.09.19 обсуждение закона об исполнении бюджета-2018 - часть 1
Коллеги, мы переходим к рассмотрению проекта федерального закона "Об исполнении федерального бюджета за 2018 год". Порядок рассмотрения такой. Доклад представителя правительства — до 10 минут, доклад Председателя Счётной палаты - до 10 минут, содоклад председателя Комитета по бюджету - тоже до 10 минут. Обсуждение - по три вопроса от фракции к любому из докладчиков. Выступления представителей фракций до семи минут. Ну, и завершающее слово - как обычно.
Уважаемые коллеги, я хочу предоставить слово официальному представителю Правительства Российской Федерации Первому заместителю Председателя Правительства Российской Федерации - Министру финансов Антону Германовичу Силуанову. Пожалуйста.
Силуанов А. Г., официальный представитель Правительства Российской Федерации Первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации - Министр финансов Российской Федерации.
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые депутаты!
Сегодня мы рассматриваем отчёт об исполнении бюджета за 2018 год, и когда мы подходим к этому вопросу, то всегда стараемся оценить исполнение тех задач, которые были поставлены при формировании бюджетной и налоговой политики.
Ключевыми целями, которые мы ставили при утверждении закона о бюджете, являлись: формирование более устойчивых темпов роста экономики и на этой базе рост благосостояния населения и особенно тех слоев, которые больше всего нуждаются в государственной поддержке. Давайте посмотрим, каких результатов мы достигли за истекший период.
Несмотря на наметившийся во второй половине 2018 года спад мировой экономики за прошлый год мы получили темпы роста экономики в размере 2,3 процента. Это еще отстаёт от желаемой динамики развития, но тем не менее вот эти темпы являлись... являются самыми высокими, самыми быстрыми за период с 2012 года, и в два раза превышают среднегодовые темпы за последние 10 лет.
Выросла реальная заработная плата за прошлый год на 8,5 процента. Реальные денежные доходы увеличились на 1,1 процента. В 2018 году завершилась многолетняя консолидация бюджета. В сравнении с 2014 годом зависимость от нефти и газа снизилась, и так называемый ненефтегазовый дефицит составил безопасный уровень - около 6 процентов. Такой же уровень предполагается нам обеспечивать и на предстоящую трехлетку.
Впервые с 2011 года федеральный бюджет исполнен с профицитом 2,6 процента валового внутреннего продукта. Началось пополнение наших резервов, пополнение Фонда национального благосостояния.
В прошлом голу хорошо пополнялась казна. Рост ненефтегазовых доходов, которые не связаны с нефтью и газом, 15 процентов плюс к прошлому году. Здесь речь идет, конечно, в первую очередь об улучшении администрирования, и рост и отдача от активов, то есть дивидендов. Они увеличились на 40 процентов.
Расходы. Прошлый год был годом подведения итогов реализации майских указов 2012 года. Из ключевых задач хотелось бы отметить реализацию программы "Ликвидация аварийного жилья", достижение целевых параметров по заработной плате работников бюджетной сферы.
Были, конечно, и недоработки и невыполнение тех задач, которые были поставлены. Что имеется в виду? Конечно, в области макроэкономики мы ещё не встроили в прошлый шестилетний период страховку от внешних шоков, внешних рисков. И, безусловно, мы не смогли достичь те цели в области экономики, в первую очередь в части доли инвестиций в валовом внутреннем продукте, повышение производительности труда, в целом ряде других параметров.
Какие выводы мы можем сделать? Действительно, мероприятия указов реализовывались ещё в условиях отсутствия так называемых проектных которые мы начали реализовывать уже с текущего года. И это затрудняло и контроль за теми целевыми показателями, которые мы ставили, и затрудняло, конечно, весь мониторинг кооперативный, принятие своевременно управленческих решений. Отсутствовала полноценная координация с регионами, что на первоначальном этапе приводило к нестыковке задач и объему финансирования, и росту долговой нагрузки субъектов Российской Федерации.
Ну, что можно сказать, это был первый опыт. Действительно, такой опыт мы считаем, что он важный, и мы его используем, этот опыт, для реализации задач, которые поставлены в 2018 году. Мы их реализуем по-новому, вы прекрасно знаете, это национальные проекты. И совершенно по-другому мы принимаем управленческие решения в этой части и, соответственно, инструментарии. Нацпроекты структурированы по срокам, по этапам, исполнителям, определены конкретные объемы целевых показателей, финансы, источники реализации этих показателей. Мы перешли к шестилетнему горизонту планирования, возможности оперативного маневрирования средствами, предусмотрели серьезные изменения в части межбюджетных отношений. Совершенно по-другому у нас теперь строятся взаимоотношения в части софинансирования со стороны Федерации. И это не создает непосильную нагрузку на субъекты Российской Федерации. У нас создана целая система мониторинга за достижениями результатов и целевых показателей национальных проектов, которая позволяет оперативно принимать необходимые решения.
Да, действительно, сегодня еще нацпроекты не набрали тот темп, который нам бы хотелось. С начала года 48 процентов с небольшим исполнение национальных проектов в целом при исполнении расходов по текущему году на 60 процентов. То есть нацпроекты еще отстают несколько от исполнения по другим статьям расходов. Но национальные проекты, значительная часть, это расходы на магистральную и транспортную инфраструктуру, это цифра... новые проекты, которые начинают исполняться, и по ним пойдет освоение средств во втором, и пошло уже во втором полугодии текущего года, поэтому мы видим увеличение темпов исполнения нацпроектов.
Поскольку, значит, большая часть в нацпроектах это составляют регионы, то нам необходимо совершенствовать порядок взаимодействия с субъектами Российской Федерации, чуть позже я об этом скажу.
Кратко об исполнении региональных бюджетов. В 2018 год бюджеты регионов окрепли. Опережающий рост доходов по сравнению с расходами. Доходы выросли на 15 процентов. Рост поступлений наблюдался во всех субъектах Российской Федерации в прошлом году. Впервые с 2007 года бюджеты регионов исполнены с профицитом в 510 миллиардов рублей, 70 регионов исполнили с профицитом свои бюджеты, 15 — с дефицитом.
Что важно, начал сокращаться долг, и меры, которые мы принимали, дали свой результат. Долг сократился на 5 процентов по сравнению с предыдущим годом. Снижение долга произошло в 66 субъектах Российской Федерации, наблюдается и сокращение и расходов по обслуживанию долга, что очень важно. Такая тенденция продолжилась и в 2019 году.
Какие выводы мы можем сделать из исполнения бюджета прошлого года? Первое. Необходимо совершенствование бюджетного процесса в части исполнительской дисциплины. Соглашения и порядки принимаются поздно. В Правительстве Российской Федерации принято решение о том, что это надо делать заранее, и мы готовим предложения по распределению... значит, по порядкам распределения и утверждению этих порядков в течение 5 дней после принятия закона о бюджете, а соглашения, которые сегодня подписываются до 15 февраля года, на котором планируется исполнение межбюджетных отношений, необходимо подписывать до начала нового финансового года, то есть в декабре.
Второе. Ситуация в регионах. Действительно. Большие различия ещё в бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации. Что нужно делать?
Мы выделили специально 10 субъектов Российской Федерации, которые требуют дополнительной поддержки со стороны федерального центра и по каждому из таких субъектов Российской Федерации будут приняты, по части из них уже внесены, специальные программы по увеличению их экономического потенциала.
Второе. Мы готовим предложения по облегчению долга, по облегчению бремени по возврату кредитов перед Российской Федерацией. На следующий год субъекты Российской Федерации должны вернуть 75 миллиардов рублей бюджетных кредитов.
Предложение. Давайте рассмотрим вопрос о реструктуризации этой задолженности при условии, что эти деньги будут вкладываться в развитие, в новые проекты, в инфраструктуру, которые реализуют регионы.
Третье. Смягчение требований по величине госдолга. Сегодня у нас очень жесткие действительно требования по соглашениям с регионами и это дало свой результат. Но сейчас мы видим, что целый ряд регионов уже имеют безопасный уровень долга и можно дать определенное послабление с точки зрения того, чтобы долг, если будет наращиваться, наращивание долга шло на инфраструктуру, на инвестиции, но в пределах не более 50 процентов объема долга, 1,2 триллиона рублей дополнительных инвестиционных источников могут регионы таким образом получить, за исключением Москвы, 50 субъектов Российской Федерации.
Третье, последнее. Необходима поддержка сельских территорий. Здесь дополнительные расходы на инфраструктуру, особый подход в госпрограммах у нас около 80 миллиардов рублей и мы готовы увеличивать средства в бюджете на следующий год. Спасибо за внимание.
Председательствующий. Спасибо, Антон Германович.
Содоклад Председателя Счётной палаты Российской Федерации Алексея Леонидовича Кудрина.
Пока Алексей Леонидович идет, я вам сообщу, что вчера Алексей Леонидович Кудрин был избран председателем организации ИНТОСАИ, это организация всех счетных палат мира всех контрольных органов.
Поздравляем вас с этим. (Аплодисменты.)
Кудрин А. Л., Председатель Счетной палаты Российской Федерации. Спасибо.
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемый Антон Германович, уважаемые депутаты Государственной Думы. Счётная палата представляет заключение об исполнении бюджета за 2018 год, это основная задача Счётной палаты как высшего государственного аудитора. Ключевая задача бюджета, главного финансового документа государства, обеспечивать развитие страны, результат, который осязаем для граждан.
Сразу подчеркну. Счётная палата установила, что отчёт об исполнении федерального бюджета за 2018 год по доходам, расходам и источникам финансирования является достоверным, это главный вывод, который закладывается в закон об исполнении бюджета.
2018 год был успешный по темпам экономического роста, за много лет, он составил впервые 2,3 процента. Также впервые за последние годы мы вышли в небольшой плюс по росту реальных доходов населения, но этот год показывает, что такие высокие показатели неустойчивы, и мы, конечно, видим, что и темпы роста существенно снижаются, они будут около 1 процента или чуть выше 1 процента, и реальные доходы тоже сейчас ближе к нулевой отметке.
Вновь подчеркну, что за последние три года, в том числе за 2018 год, правительство смогло снизить ненефтегазовый дефицит бюджета с 9,1 процента ВВП до 6,1 процента ВВП. Что это такое? Это действительно сохранение высокой устойчивости нашей бюджетной финансовой политики. В этом смысле я считаю, что это действительно высокое достижение. Здесь можно отдать должное социально-экономическому блоку правительства.
Вместе с тем, вы знаете позицию Счётной палаты, мы считаем, что можно было немного, более плавно уменьшать такой ненефтегазовый дефицит, имея в виду, что, конечно, в перспективе к 2024 году нам нужно иметь ненефтегазовый дефицит не выше 6 процентов.
Кстати, обращаю ваше внимание, что у нас в прогнозе трёхлетки, который будет в ближайшее время рассматриваться, ненефтегазовый дефицит в силу правил даже чуть-чуть снижается ещё, ниже 6 процентов и даже 5,8-5,9 процента будет. Я считаю, что 6 — это уровень уже хорошей устойчивости, поэтому здесь, повторяю, здесь, скорее, положительное достижение правительства, но можно было ещё более плавно этого добиваться.
У нас 2018 год - неплохой год по уровню доходов бюджетной системы. Мы получили 18,7 процента ВВП это столько мы не получали с 2012 года. Конечно, это за счёт в том числе и высокой цены на нефть. В прогнозе 2018 года цена на нефть принималась 43,8 доллара за баррель, а по факту был 70.
Вот по сравнению с первоначальным планом, утверждённым в 2017 году, когда трёхлетку утверждали на 2018 год, превышение тем самым доходов по сравнению с запланированным, первоначально в бюджете составило 4,2 триллиона рублей.
По сравнению с уточнениями, которые прошли в течение года, бюджет тем не менее всё равно перевыполнен на больше чем 500 миллиардов рублей, в первую очередь перевыполнены доходы по НДПИ на 102 миллиарда рублей, экспортные пошлины — 98,5 миллиарда рублей.
Ненефтегазовые доходы выросли на 201, прошу прощения, нефтегазовые доходы, связанные с нефтью, выросли на 20 1 миллиард рублей по сравнению с последним уточнением, а ненефтегазовые — более чем на 306 миллиардов рублей.
Мы отмечаем работу Министерства финансов по проведению методик прогнозирования в соответствии с общими требованиями, у нас на данном этапе только семь методик прогнозирования доходов не соответствуют требованиям - это всего 10 процентов. Эту работу, конечно, нужно продолжать.
Неисполнение расходов составило 778,3 миллиарда рублей, то есть 4,4 процента расходов бюджета или 0,7 процента ВВП. То есть я, конечно, был министром финансов, когда мы работали с колёс и денег не хватало, сейчас у нас 773 миллиарда министерствами не выполнено, причём на первом месте национальная оборона - 236 миллиардов рублей, национальная экономика - 167 миллиардов рублей, общегосударственные расходы — 154 миллиарда рублей, включающие резервные фонды, которые не были исполнены.
Но хочу сказать, что, похоже, что мы к концу этого года уйдём на новый рекорд и в следующем году, на 1 января зафиксируем ещё больший объём неисполнения расходов бюджета. Видимо, это связано, в том числе и с переформатированием под национальные проекты, время прошло, не все успели подстроиться по новым планам, но тем самым это заставляет задуматься ещё раз о дисциплине.
В течение года правительством принимались решения о продлении и завершении сроков расчёта по неисполненным обязательствам.
По ряду ГРБС продление срока осуществляется из года в год, тем самым мы можем определить, почему эти ГРБС из года в год не выполняют стабильно эти расходы. Обращаем внимание па это.
Сразу отмечу, что 20 сентября завершилось общественное обсуждение проекта постановления, которое внесло Министерство финансов, где Министерство финансов, действительно, предлагает ужесточить дисциплину по бюджетным расходам. Мы здесь всячески приветствуем, там учтены и наши многие предложения.
У нас растёт перенос остатков по оплате заключённых контрактов на закупки. Объём переноса по уже заключённым контрактам составил 357 миллиардов рублей. Тоже своеобразный рекорд, год назад их было 275.
Увеличена дебиторская задолженность по выданным авансам, за начало года составила 3 триллиона 753 миллиарда рублей — это у нас дебиторка по авансам. У нас треть бюджета, по сути, в авансах находится, треть годового объёма бюджета, но впервые эти авансы не наросли, то есть эта дебиторка не наросла, а даже на 50 миллиардов снизилась. Будем считать, что она стабилизировалась, это тоже хороший шаг, хороший признак.
Важный аспект, который в центре нашего внимания, - это оценка результативности и эффективности государственных программ. Конечно, в нашем законе "Об исполнении бюджета" мы не будем оценивать государственные программы, но в отчёте правительства в сводном, конечно, даётся оценка государственных программ, а, в общем-то, ради этого и принимается бюджет в части... Мы, конечно, ожидаем, что он будет результативным, эти будут расходы, поэтому давайте оценим, что с результативностью государственных расходов и государственных программ.
17 июля правительство приняло методику определения расчета показателей, интегральных показателей и весовых коэффициентов по государственным программам. И мы с удовлетворением отмечаем, что ряд положительных изменений по нашим предложениям нашёл отражение в методике, однако остались и недостатки.
Теперь, что получилось по оценке государственных программ по этой методике? В этой методике, надо сразу сделать оговорку, было сказано, что если нет фактических значений исполнения того или иного показателя государственной программы, уровень достижения оценивается как нулевой по этому показателю. Однако переходный год, 2018 год, в этой методике предложено определять наоборот: если нет фактических показателей, то он выполнен, ну вот это, конечно, вносит существенное искажение, мне кажется, оценки таких государственных программ. И в этой связи получилось, что эффективных программ по итогам 2018 года — 22, напомню, что по предыдущей методике их было 6, такой резкий рост с 6 до 22 сразу эффективных программ. Выше среднего - 13, в прошлом году это было 12, ниже среднего - 4, а было 2 и с низкой эффективностью одна программа оценена, было 6.
Вот теперь, если бы мы поставили ноль, как в самой базовой методике и записано по показателям, которые не имеют фактических значений, то тогда у нас с высокой эффективностью было 16, а не 22, с низкой эффективностью 10, а не одна.
Вот, конечно, коллеги, мы должны навести порядок в оценке государственных программ, все-таки все наши расходы в интересах выполнения государственных программ, в достижении целей, в результативности наших бюджетных расходов и вот эта методика должна как бы подытоживать результативность наших государственных расходов.
Сегодня, несмотря на то, что правительство приняло решение и приняло новую методику оценки государственных программ, она, конечно, по итогам прошлого года все-таки остается ну еще несовершенной.
Давайте, проведем ряд слушаний по госпрограмм по этой методике, чтобы нам всем и перед своими избирателями, и перед обществом более строго и четко отвечать, как мы оцениваем выполнение этих госпрограмм, тем более у каждой госпрограммы есть фамилия, имя и отчество его ответственного за ее исполнение. Я сегодня не буду их называть, но давайте со следующего раза будем более строго к этому относиться.
Конечно, мы через год будем оценивать и национальные проекты, поэтому, может быть, нам придется и госпрограмму и нацпроекты оценивать. Ну и, конечно, если позволите... Мне одну минутку еще. Председательствующий. Да, добавьте время. Кудрин А. Л. Спасибо.
Традиционная проблема это ФАИП. В ФАИП по-прежнему включаются объекты не обеспеченные утвержденной проектной документацией, положительны заключением госэкспертизы.
Смотрите, что получилось. На 1 января 2018 года таких ресурсов ФАИП, которые не были обеспечены, тем самым, как помните, заблокированы или со звездочкой было 339 миллиардов рублей, 59 процентов, то есть 59 процентов на начало года заблокированы, и они не могут даже приступить к финансированию, потому что у них еще нет документации. Включение в проект таких объектов считаем неправильным. Уровень исполнения тем самым за 2018 год самый низкий за 15 лет — 81,8 процента. Объем неисполнения составил 134 миллиарда рублей. 10 ГРБС исполнили ФАИП ниже 50 процентов.
Посмотрите, что получилось. Не введен в эксплуатацию 181 объект, это 45,5 процента. У нас полпрограммы не введено объектов. При этом посмотрим, что, может быть, произошло. Мы посмотрели, может быть, в течение следующего года они вводятся. На 1 июля 2019 года из тех 181 объекта были введены лишь 53, значит, 128 объектов ушли дальше, чем за полугодие, по их введению. Видимо, они уйдут и дальше года.
Мы посмотрели, что за 2017 год, какая была ситуация. Например, в 2017 году не введено 145 объектов, это 35 процентов было, из них за весь 2018 год введено только 64. Значит, 81 объект, не введенный в 2017 году, ушел по срокам больше чем на один год по времени введения. Это вообще-то неудовлетворительная дисциплина инвестирования наших ресурсов, это, конечно, можно признать.
Поэтому давайте и здесь наводить порядок. У нас целая программа действий Счётной палаты на этот счет есть. Мы вывесили таблицу мониторинга незавершенных объектов, их исполнения не только по федеральному бюджету, но в разрезе субъектов Российской Федерации. Вы можете эту таблицу мониторинга, панель мониторинга увидеть на нашем сайте. Мы теперь будем строго следить за незавершенным строительством.
И по приватизации. Мы выполнили всего... В прошлом году доходы составили 12,8 миллиарда рублей, это, конечно, мизер.
Повторю, что мы считаем, что бюджет тем не менее представлен в достоверном виде. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо. Содоклад Андрея Михайловича Макарова. Пожалуйста.
Макаров А. М. Спасибо.
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги!
Очевидно, что 2018 год, представленный закон, который мы сейчас рассматриваем, они на самом деле абсолютно разные темы обсуждения. Если касается закона, то можно было бы ограничиться словами Алексея Леонидовича о том, что цифры достоверны, подтверждены, потому что на самом деле это закон о подтверждении тех цифр, которые были в бюджете. Да, они достоверны, да, анализ проведён, закон надо поддерживать. Наверное, именно поэтому этот закон принимается в одном чтении, а не в трёх, потому что мы просто проверяем то, что было в этом году.
Но сейчас, наверное, модно выходить за рамки обсуждения того закона, который рассматривает Государственная Дума, я последую, наверное, по тому пути, который избрали и Антон Германович, и Алексей Леонидович, тем более вчера состоялось очень серьёзное обсуждение на фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ" этого закона. И, наверное, все-таки поговорим... для нас это, может быть, самое главное сегодня, вот эти цифры, тот анализ, который проведён, дают возможность проанализировать состояние нашей экономики, дают возможность поставить задачи, которые нам предстоит решать уже в следующем бюджетном цикле, дают возможность определить, что нам надо доделать в 2019 году, для того чтобы новый трёхлетний цикл начал работать с 1 января, а не так, как у нас иногда бывает, начинает работать со второй половины года. Вот, строго говоря, именно это я и хотел бы предложить, но для начала результаты, они понятны.
Первое. В очень сложных, реально в очень сложных условиях — разнонаправленного развития экономики, в условиях санкций, давления, очень сложных экономических процессов, которые происходят в мире, — страна сходит с нефтяной иглы. Я хотел бы, чтобы просто показали слайд, вот он, и так далее, мы видим, что за четыре года у нас 4,8 процентных пункта — снижение нефтяной зависимости. Нефтяная зависимость, у нас ненефтегазовый дефицит — 6,1 процента. Почему это стало возможным? Потому что почти на 15 процентов в 201 8 году выросли ненефтегазовые доходы.
Следующий вопрос. Вот в 2018 году колебания цены на нефть были, доходили, превышали 30 долларов. Строго говоря, мы видели. Вот эта черта, мы видим, это колебания курса рубля, то есть то, что очень беспокоит население, то, что возникают всегда вопросы, что происходит. Посмотрите, страна адаптировалась к изменениям цены на нефть. Это очень важный фактор, и здесь, безусловно, его надо иметь в виду.
Вы знаете, на самом деле перед тем как перейти к анализу других составных частей нашей экономики, я хотел бы сказать, что это был и бюджет для людей. Потому что, наверное, не стоит забывать, что построено 26 новых школ, 29 детских технопарков "Кванториум", почти 20 тысяч дворовых территорий улучшено, почти 4 тысячи - это общественные территории, парки. Вот это реально решенные задачи.
Ну опять же на 8 процентов снизилось число безработных. Результат? Да, результат. Снизилась смертность, скажем, от болезней системы кровообращения и от туберкулеза. За счет этого выросла продолжительность жизни. Вот это можно перечислять. Но, наверное, нам сейчас лучше всё-таки поговорить не о том, что сделано, тем более это было сделано в 2018 году, а о том, что сделать предстоит. И поэтому я хотел бы перейти к государственному долгу субъектов Российской Федерации, тем более этому сейчас было посвящено.
Посмотрите, он действительно, государственный долг, вот я показываю этот график, государственный долг начал сокращаться. Понятно, что это ещё не то, что нам хотелось бы как итог. Но то, что наметилась тенденция, мы впервые имеем реальное снижение, это факт, на который нельзя не обратить внимание.
Опять же мы видим, по каким регионам это не происходит, мы видим, по каким регионам это происходит.
Но я хотел бы обратить внимание на то, что сейчас звучало о дефицитах дефицитных регионов и дефиците, профиците региональных бюджетов. Посмотрите на него. Вот это те цифры, о которых сейчас говорил министр, говорила Счётная палата, вот как он распределяется. А вот дальше нам нельзя ограничиваться поверхностным анализом вот этих, безусловно, положительных цифр. Давайте посмотрим следующий слайд, который говорит об инвестициях. Об инвестициях на федеральном уровне. Тем более вот вчера, например, президент говорил, что это главная задача для обеспечения экономического роста. Посмотрите, у нас с вами 2018 год, на федеральном уровне снижение инвестиций, оно происходит. Более того, если мы посмотрим с вами, мы выходим реально... мы возвращаемся в ту точку, с которой мы начинали рост. Это очень тревожный симптом.
Но еще более важно в этой ситуации проанализировать следующий слайд, как обстоят дела с инвестициями в расходах консолидированных бюджетов. И тут мы видим, что они падают, падают очень серьезно. То есть посмотрите, 2018 год — это еще более серьезное проседание инвестиций в региональных бюджетах. Почему это происходит? Наверное, тоже надо ответить на этот вопрос. И вот анализ закона позволяет на этот вопрос ответить. Ведь расходы регионов увеличились на 1,1 триллиона рублей. То есть нельзя сказать, что инвестиции падают, упали расходы. Нет, они увеличились на 1,1, это почти 10 процентов, 9,9. Расходы на выплату заработной платы увеличились на 14,7 процента.
И в результате мы с вами видим, что расходы инвестиционного характера сокращаются, деньги ушли из инвестиций, выполнение социальных обязательств регионов. 2018 год - это год подведения итогов, выполнение указов 2012 года. И, очевидно, в данном случае у регионов не хватало средств на инвестиционные расходы, они потратили их на социальные расходы. Теперь давайте посмотрим, может быть, в данном случае проблема опять же некорректного расходования средств регионов.
Дайте, пожалуйста, следующий слайд. Мы говорим о том, что доходы регионов растут. Это абсолютная правда. У нас с вами произошло увеличение доходов почти на 2, 1 триллион 634 миллиарда, 15,2 процента рост доходов в субъектах. При этом у нас, если... Ну, основные, это налог на прибыль вырос на 22,8 процента. То есть это и состояние экономики, это состояние предприятий.
И на 12,4 вырос подоходный налог, тоже база регионов. Но, как они распределяются, посмотрите. НДФЛ у нас с вами 55 процентов приходится на десять крупнейших регионов, а на остальные только 45 процентов, а налог на прибыль на десять крупнейших регионов приходится вообще 57 процентов, то есть неравномерность очень серьезная.
Да, огромные остатки нецелевых бюджетных средств на счетах регионов, они ничем не связаны, они могут их тратить, но мы понимаем, что эти средства в первую очередь находятся, сосредоточены в трех—пяти регионах, а в остальных эти резервы, тот необходимый резерв, у них же нет Фонда национального благосостояния, они должны иметь эти средства, для того чтобы в случае необходимости иметь возможность их оперативно использовать.
Ну и, наконец, отсюда возникает вопрос, который звучал, — это дифференциация социально-экономического развития регионов. Мы видим с вами, что ВРП на душу населения в 2017 году, разница более чем в 12 раз. Я говорю о 2017 годе, к сожалению, практически эта ситуация не изменилась. Если мы посмотрим с вами среднедушевые доходы граждан за 2018 год, разница, а это граждане, разница в 3 раза. А ведь я напомню, что у нас граждане-то по Конституции имеют равные права, независимо от того, в каком регионе Российской Федерации они проживают, а это и право на соответствующее образование качественное, и на медицинскую помощь. И очевидно, что вот это неравенство регионов приводит к неравенству граждан, которое на самом деле транслируется и вот переходит в неравенство в получении обязательств.
Ну и, наконец, коллеги, я просто дал картину, которая есть, и это вопросы, которые нам скорее предстоит решать. Я повторяю, очень много достижений, просто эти достижения, не надо забывать о тех проблемах, которые остались.
Ну и, наконец, эффективность государственных программ. Об этом уже говорили, и я хотел бы показать эффективность государственных программ, то, что сейчас говорил Алексей Леонидович. Если вы посмотрите с левой стороны, это то, что нам дает Минэкономразвития, которое, кстати, отвечает за государственные программы. Вот если убрать пятую... правую сторону этой картинки, у нас все великолепно просто, да вообще никаких проблем нет. А вот если взять правую сторону (это данные Счётной палаты), мы с вами увидим, что на самом деле ситуация обратная.
А нас это волнует сегодня не потому, что... Мы говорили о качестве государственных программ очень много, нас волнует это, потому что в государственные программы погружены национальные проекты, и насколько эффективно они будут работать, зависит, будут ли достигнуты национальные цели.
Сегодня это лишь одна из разновидностей бюджета, то есть министерства перекладывают ответственность на финансовый блок и не занимаются...
Можно добавить время? Извините, просто у меня еще вопрос, который очень важен для...
Председательствующий. Добавьте время.
Макаров A. М. Извините меня, Вячеслав Викторович.
Поэтому в данном случае просто перекладывается ответственность и вместо того, чтобы заниматься политикой в своей сфере, мы пытаемся делить деньги.
На самом деле очень интересно, что вот то, что сказал Алексей Леонидович, почти 700 миллиардов у нас не выбираются. С другой стороны у нас добавляются средства на такую же сумму, но показатели программ не меняются, ни один показатель не изменился. То есть выполнение госпрограмм, то есть вот та картинка, которую я сейчас представил, то, что и должно делать Министерство экономического развития, они на самом деле от денег вообще, как показывает отчет бюджета, не зависят.
Ну и, наконец, последний вопрос, потому что он действительно очень важен и возник практически случайно.
Мы посмотрели и вдруг увидели разницу между фондом оплаты труда по данным Росстата и ФНС. Казалось бы, ну, какое значение. Стали, естественно, проверять. Вот фонд оплаты труда и фонд заработной платы, они напрямую влияют, напрямую, я подчеркиваю, влияют на экономический рост. Потому что методика, которая утверждена тем же Минэкономразвития, напрямую включает, кстати, там мультипликатора два, то есть вот эти данные можете смело умножать на два.
И вот если мы берем с вами эти данные, мы увидим с вами, что по итогам в 2018 году по данным Минэкономразвития рост фонда оплаты труда составил 11,3, а вот по данным НДФЛ формы 2-НДФЛ, то есть фактическое исполнение 8,3 процента.
Почему такое возникает? Да просто, потому что, оказывается, данные статистики, которые берутся за основу в Минэкономразвития, они берутся не из фактических данных, а из опроса предпринимателей и потом переноса вот этого опроса на всю страну.
А вот теперь, как в таких случаях говорят, следите за руками, а точнее вот на этот слайд. У нас с вами в течение 2018 года этот показатель в прогнозе Минэкономразвития менялся пять раз. Помните, как в "Поле чудес", угадал все буквы - не смог прочитать слово.
Вот в данном случае, это тот случай, когда мы видим с вами, если мы посмотрим по анализу, это идёт подгонка под другие показатели вот этого конкретного показателя статистики.
Наверное, может быть, это и не стоило бы об этом говорить, но разница, поскольку 2018 год ложится в основу 2019 года и того прогноза экономического развития, который мы будем с вами рассматривать в трёхлетнем бюджете, на сегодняшний день превышает 1 триллион рублей. Умножьте его на два. Я повторяю, это факт. Это не вопрос и предположение. И вдруг неожиданно у нас получаются совершенно другие цифры экономического роста. Отсюда возникает вопрос: как мы получили в конце 2018 года вот этот рост — 2,3 процента? Мы попросили, когда комитет рассматривал, чтобы Министерство экономического развития представило нам пофакторный анализ роста 2,3 процента. Сегодня идёт пленарное заседание Государственной Думы, эти цифры нам так и не представлены. Поэтому пока в данном случае могу констатировать только одно - этот рост, с точки зрения его обоснованности, означает только передачу управления статистикой Министерству экономического развития, поскольку на данных... и мы рассматривали вопросы, связанные с Росстатом, это был очень серьёзный анализ, который дали на Совете Государственной Думы, вот в этих цифрах мы на самом деле не видим всего того, что действительно делает Росстат, идёт подгонка данных Росстата под нужный результат. Поэтому, может быть, одним из основных выводов обсуждения отчёта об исполнении бюджета, может быть, всё-таки поднять статус Росстата и вернуть его под управление непосредственно правительству, чтобы никакое ведомство не могло использовать эти данные для достижения своих целей. (Аплодисменты.)
Коллеги, поверьте, мы были бы рады получить цифры, отчёты о том, что наши данные не соответствуют действительности. К сожалению, мы проверили, это всё по факту, это подтверждается данными Пенсионного фонда, данными налоговой службы и данными фактического исполнения по 2019 году.
Коллеги, я говорю это не для того, чтобы кого-то обидеть, но просто вчера мы услышали, что целевые показатели... А ведь мы когда говорим сегодня - это отчёт и о работе над указом президента 2012 года, как будет, вот сегодня Антон Германович говорил как раз о создании механизма, как много сделано, чтобы вот это теперь было реализовано всё в рамках национальных проектов. Вчера мы, к сожалению, вновь услышали: "Целевые показатели, они взяты не из воздуха, они проистекают из указа президента, недостижение этих показателей в отдельных регионах будет означать недостижение в целом по стране". Максим Станиславович Орешкин вчера.
Коллеги, означает только одно — это попытка переложения ответственности с себя на регионы. Все регионы говорили, что эти цифры с ними не обсуждались. Никто не просто не против, все говорят, что мы будем выполнять, но все эти цифры на сегодняшний день сделаны без увязки с конкретными возможностями регионального развития.
И нам, безусловно, предстоит вот все эти вопросы ещё раз обсудить как в ходе уже 2019 года, обсуждая национальные проекты, так и, безусловно, в ходе обсуждения трёхлетнего бюджета.
Поэтому мне бы хотелось просто попросить всех коллег из профильных комитетов: у нас должен быть совершенно другой уровень обсуждения государственных программ и погруженных в них национальных проектов.
Вот это то, что Государственная Дума и то, что парламент может сделать для того, чтобы действительно национальные проекты реализовывались успешно, а цели, поставленные президентом, безусловно, выполнялись. Спасибо.
Председательствует Председатель Государственной Думы В. В. Володин
Председательствующий. Спасибо, Андрей Михайлович.
Уважаемые коллеги, я думаю, что вы согласитесь: за последнее время это, наверное, самый такой ёмкий и подготовленный доклад нашего комитета, который не прикрашивает, а даёт объективную картину.
В этой связи, если не возражаете, давайте попросим, чтобы материалы, представленные Андреем Михайловичем Макаровым сегодня, были розданы всем, доклад был роздан. Ну и, соответственно, дальше у нас есть возможность обсудить как доклад первого заместителя Председателя Правительства — министра финансов, так и содоклад Андрея Михайловича Макарова через вопросы и выступления от политических фракций.
Subscribe

  • Мои твиты

    Ср, 12:35: Китай не отвечает на вопрос о вакцинации населения, встраиваясь в глобализацию для наследования ... https://t.co/hSMTa33K8W…

  • Мои твиты

    Ср, 10:11: О защите домашних животных - Крашенинников https://t.co/G85skdHH3A Ср, 10:13: Отметка в ЕГРН об аварийных домах -…

  • Мои твиты

    Пн, 14:38: Сергей Цеков: в ходе визита в Москву 202..014 года крымские парламентарии поняли, что Россия ... https://t.co/mAmefFjDUR Пн,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments