leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Стенограмма пленарное заседание ГД 26.09.19 обсуждение закона об исполнении бюджета-2018 - часть 3

Стенограмма пленарное заседание ГД 26.09.19 обсуждение закона об исполнении бюджета-2018 - часть 3

Ну, вот, например, профицит, львиную его долю сформировали 10 регионов, а если говорить о долгах, то 42 субъекта Федерации имеют долговую нагрузку более 50 процентов от собственных доходов, все это влияет, конечно, на разницу в бюджетной обеспеченности.
Скажите, пожалуйста, что предусматривается сделать, чтобы сократить разрыв в бюджетной обеспеченности на душу населения в различных регионах нашей страны? Спасибо.
Силуанов А. Г. Спасибо.
Уважаемый Михаил Евгеньевич, уважаемые депутаты. В своем выступлении я коснулся этого вопроса. Действительно за прошлый год у нас 70 регионов, в 2018 году исполнены бюджеты с профицитом, 70 регионов, поэтому большинство имеет положительный баланс.
Что касается стимулирования регионов по развитию. В докладе я сказал о том, что у нас отобраны регионы наиболее нуждающиеся в государственной поддержке, 10 регионов.
Также мы предлагаем задействовать ресурсы регионов по возврату федеральному бюджету бюджетных кредитов с тем, чтобы эти деньги работали на экономику субъектов Российской Федерации, а также дать возможность тем субъектам Российской Федерации, а их 50 регионов, которые имеют уровень долговой на1рузки менее 50 процентов к налоговым и неналоговым доходам дать возможность увеличивать инвестиции за счёт того, что дать увеличение по дополни тельным заимствованиям, чтобы эти деньги направлялись не на текущие расходы, а работали на экономику регионов. Вот эти три меры мы полагаем целесообразным реализовать в следующем году.
Председательствующий. Пожалуйста, завершающий вопрос.
Гартунг Валерий Карлович, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
Гартунг В. К. Спасибо.
Уважаемый Антон Германович, в 2016 году, когда мы обсуждали размеры пенсий, вы тогда, отвечая на мой вопрос "почему не индексируются пенсии рабочим пенсионерам", вы сказали, что, ну, вот появятся деньги, тогда мы к этому вопросу вернёмся. Тогда действительно прогнозировался дефицит бюджет 2018 года - 2 триллиона рублей. Сегодня по факту 2,75 триллиона рублей профицит. Не настало ли время вернуться к этому вопросу?
И второй вопрос. Так же отвечая на мой вопрос "какова ваша позиция по поддержке нашей законодательной инициативы о введении трудных жизненных ситуаций для вкладчиков, при которых поднимается порог страхового покрытия до 10 миллионов рублей", вы тогда тоже сказали, что поддерживаете. Но мы уже написали председателю правительства письмо от нашей фракции, прошло два месяца, никаких действий в этом направлении нет и никакой позиции правительства нет. Прошло уже полгода.
Спасибо.
Силуанов А. Г. Спасибо.
Уважаемый Валерий Карлович, уважаемые депутаты!
По профициту. Действительно этот профицит сложился в прошлом году, но он нефтегазовый, и в этом году тоже будет нефтегазовый. А в последующую трёхлетку буду докладывать вам, у нас ожидается профицит на уровне 0,2-0,8 процента. То есть даже с учётом таких цен на нефть — 55 долларов за баррель у нас бюджет уже будет иметь практически нулевой баланс, структурный баланс. Поэтому тратить нефтегазовые доходы мы полагаем через Фонд национального благосостояния на инвестиции, которые должны дать дополнительный стимул к росту.
Что касается вопроса людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, увеличения им страхового покрытия. Я не видел, честно сказать, законопроекта, инициативы вашей, разберёмся.
Здесь нужно всегда иметь сбалансированное решение. Если проанализировать эту ситуацию, проанализировать, как это скажется на Агентстве по страхованию вкладов, достаточно там ресурсов для выплаты в случае банкротства банков этой суммы или нет?
Но хочу сказать, в условиях улучшения надзора со стороны Центрального банка за коммерческими банками, вопрос об изменении величины, которую государство гарантирует по вкладам людям, попавшим в особую, в сложную жизненную ситуацию, под собой имеет место. Спасибо.
Председательствующий. Коллеги, вопросы завершены. Начинаются выступления представителей фракций. Фракция КПРФ, Ганзя Вера Анатольевна.
Подготовиться Катасонову Сергею Михайловичу.
Ганзя В. А. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемый Антон Германович, уважаемые коллеги!
Отрадно, что сегодня состоялся вот такой честный разговор, я бы так сказала, без ретуши, проблемы обозначены. Но мы прекрасно понимаем, что одно дело обозначить проблемы, а другое дело эти проблемы все решать, а проблемы эти системные и они требуют решения, по всей видимости, сегодня просто уже пройдена точка кипения.
Ну и хотела бы отметить, что решение этих проблем будет зависеть от нашей политической воли, от нашей с вами, между прочим.
Ну а теперь вот по тем позициям, с которыми не согласна фракция КПРФ. Первая позиция - это рост экономики 2,3 процента. Вроде, кажется, такой рост нормальный, потому как 1,8 процента — это был прогноз, но цифра эта у нас не вызывает никакого доверия.
1,8 спрогнозировали, в январе эта цифра подросла до 2-х процентов, 2 процента в начале года было, теперь эта цифра подросла до 2,3 процента. Если бы мы рассматривали исполнение бюджета 2018 года чуть позднее, насколько бы выросла тогда наша экономика?
Хотелось бы отметить, что львиная доля роста - это всё-таки добыча полезных ископаемых. Те 15 процентов ненефтегазовых доходов, о которых здесь сегодня говорили, я думаю, что эти проценты из карманов граждан преимущественно, потому что я посмотрела просто по цифрам, например, закрывшихся предприятий в 2018 году было в два раза больше, чем вновь открывшихся. То есть надо понимать, откуда пришли эти ненефтегазовые доходы. Цена на нефть, между прочим, увеличилась на 60, примерно, процентов, 59,8 процента - рост цены на нефть. Так вот откуда у нас появляются, так скажем, проценты роста экономики. А мы ждём другого, мы ждём структурных изменений в экономике. И у меня складывается такое впечатление, что мы будем ждать этих структурных изменений до тех пор, пока у нас не закончится вся нефть.
Обрабатывающая промышленность, темпы замедляются, поэтому проблемы вот эти, они, действительно, системные. Давайте посмотрим инвестиции в основной капитал. Падают инвестиции, уже здесь цифры эти показали, я не буду время на них терять.
Но если мы посмотрим внимательно, кто вкладывает инвестиции, - это бюджет и государственные компании. А если мы посмотрим ещё, куда вкладывают, - то это в сырьевой сектор. А давайте посмотрим ту отрасль, которая сегодня должна обеспечивать технологический прорыв в нашей стране - это производство машин и оборудования. А вы знаете, что там минус 9,8 процента инвестирования. Так вот, почему мы не вкладываем инвестиции туда, где сегодня должна быть наибольшая отдача? И это тоже системная ошибка, с которой не может согласиться наша фракция.
Дальше. Давайте посмотрим, прибыль 4,4 триллиона, в основной капитал - 1,6 триллиона. Где деньги, Зин, хочется спросить. А вот где: 63 миллиарда долларов в 2()18 году было вывезено за рубеж, это в противовес 25 миллиардов долларов, которые был и вывезены в 2017 году. Вот они где, деньги.
Зато профицит у нас 2,7 триллиона рублей. Мы давно, сколько мы говорим: давайте будем менять бюджетные правила. Антон Германович, вот вы сегодня, сейчас сказали, что мы будем тратить деньги из Фонда национального благосостояния. Но ведь есть два варианта, первый вариант — тратить деньги из Фонда, а второй вариант — поднять порог цены отсечения на нефть. И мы считаем, что второй вариант, он более прозрачный, чем тот, который предлагаете вы. Мы и так не можем досчитаться миллиардов, даже триллионов рублей, которые то выведены за границы, то разворованы, то ещё где-то.
Поэтому считаю, что нужно бюджетные правила пересматривать и именно с этих позиций.
Мы сегодня можем назвать цифры, вот 97 есть у нас публичных акционерных компаний, а вы знаете, что они 3,2 триллиона рублей отдали на дивиденды, причем 50 процентов, о которых мы говорили по бюджету, они не спешат отдавать, так, может быть, и здесь тоже поискать корень зла и, может быть, это тоже проблема, которая сегодня требует системного решения.
0,1 роста доходов населения это вообще ни о чем при таком профиците и при таких сегодня вложениях, мы должны получить, как минимум, в десятки раз больше рост доходов, однако мы сегодня делаем все, чтобы сжать потребительский спрос, чтобы урезать расходные обязательства, в том числе, и регионов.
Что касается регионов, говорили об этом сегодня. Долг сократился на 4,7 процента, но ведь параллельно с долгом сокращаются расходные обязательства. Вот скажите, даже тем регионам, у которых 510 миллиардов рублей профицит бюджета, им что, не на что потратить эти деньги. Да, конечно, есть на что. Но сегодня у нас появился такой финансовый подиум, когда мода пошла на профицитные бюджеты, у нас профицитный бюджет федеральный, почему бы не сделать нам профицитный бюджет региональный. Для чего? Ну может, губернаторов похвалят. Я считаю, что это в корне неправильно.
Снова идет речь о взносах в уставный капитал госкорпораций. 455 миллиардов, из них 140 это остатки. Мы сколько раз говорили, это еще одна проблема, давайте не будем давать им столько денег, они не осваивают, 6 миллиардов в 2018 году они наварили на процентах, ну разве это дело, деньги не работают в экономике, зато прекрасно живут на депозитах и приносят доход государственным корпорациям.
Государственные программы. Вот знаете, только ленивый не потоптался на этих государственных программах. А почему? Да, мои коллеги дорогие, мы же сами создали этот механизм, неповоротливый, громоздкий, совершенно не учитывающий никаких приоритетов.
Вот Новосибирск, у нас сегодня, нам как воздух нужно метро, нужны школы. А нам говорят, например: стройте ледовый дворец. Ну ладно, конечно, он тоже нужен ледовый дворец, ну ведь приоритеты-то не те.
А потом, Антон Германович, вы же в 2018 году вот здесь нам жестко так пообещали, что вы будете рассматривать программу строительства метро в городах-миллионниках. Но ведь ничего, к сожалению, этого нет.
Поэтому у нас есть предложения такие. Пересмотреть программы, само формирование, принципы формирования этих программ, оценку этих программ, в конце концов, пересмотреть.
Второе. Давайте все-таки Росстат сделаем независимым. Невозможно выстроить какие-то перспективы и дать прогноз, если мы не знаем реальной ситуации в отраслях экономики. И потом рекомендация ООН это тоже говорит: давайте сделаем Росстат независимым.
Фракция КПРФ будет голосовать против данного вопроса — против исполнения бюджета 2018 года. Спасибо.
(Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо, Вера Анатольевна.
Для чистоты отношений. Вы расходитесь курсом. Посмотрите, если бы резервы были у Советского Союза, он бы не развалился. Вы к чему призываете? Идти по старому пути? Раз.
Второе. Госсектор, который инвестирует. Если говорить об идеологии КПРФ, она выступает за развитие госсектора. Так, Николай Васильевич, Николай Михайлович? Выходит, что Силуанов реализует программу компартии, причем по двум ключевым вопросам - формирует резервы, чтобы сохранить стабильность страны, учитывая вызовы. А мы только что с Иваном Ивановичем Мельниковым закончили переговоры с нашими китайскими товарищами, исходя из тех вызовов, нам резервы нужны, которые они также считают, что есть.
А что касается госсектора, здесь у нас вес под контролем. Вам бы мог возразить Алексей Леонидович как представитель либерального крыла, но вы знаете, кризис либерализма. Тогда куда вы? Кого поддерживаете? Может быть, и Алексей Леонидович уже пересмотрел свою позицию.
Из зала. Давно, давно.
Председательствующий. Вот видите, а это, Вера Анатольевна, говорят идеологи. Вот так вот, а вы говорите - интернационал. Разберись здесь.
Как председательствующий. В поддержку того, что вы поддержали Силуанова. Как в чём? В его действиях. Потому что вы его критиковали, а на самом деле он делает правильно, делает всё, чтобы создать запас прочности страны, делает всё, для того чтобы стимулировать развитие крупнейших госкомпаний. Какие частные? Это достояние государства. Они частными были, когда мы с вами сюда пришли в 2000 году, и у вас было побольше голосов. А, вот и всё.
Коллеги, переходим к обсуждению. Фракция ЛДПР, пожалуйста, Катасонов Сергей Михайлович. У нас сейчас в Газпроме свыше 70 процентов, а было 30 процентов в 2000 году. А сейчас это принадлежит государству. У нас с вами практически не было государственных нефтяных компаний, а сейчас остался только ЛУКОЙЛ. А у нас была одна компания. Это вот здесь наши новые коллеги, они не вступают в дискуссию, потому что где-то не знают этой истории или предмета. А мы не должны их вводить в заблуждение. Вот коллега Власов, он получает истинное удовольствие от нашего диалога. Почему? Потому что он подпитался информацией. А фракция ЛДПР - это фракция, которая всегда выступает конкурентом КПРФ. Поэтому не делайте ошибок.
Катасонов Сергей Михайлович. Фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" - Исаев. Дискуссия должна быть по бюджету, дискуссия. Макаров, видите, уже готовится.
Катасонов С. М., фракция ЛДПР.
Очень приятно мне продолжить наш диалог после той дискуссии и таких прекрасных слов, в адрес нашей партии сказанных.
Ну, что, коллеги, мы сегодня вроде рассматриваем формальный вопрос, и очень часто, когда мы слушаем на бюджетном комитете, всегда хочется свести этот диалог к чисто кассовому вопросу: сколько поступило средств, сколько освоено, и так далее. Но, на мой взгляд, все-таки сегодня наш вопрос, он более широкий и глубокий. Мы анализируем, насколько правительство может планировать, насколько оно может предвидеть, насколько оно может исполнять те задачи, которые в документе поставлены. И, наверное, неслучайно сегодня звучало с этой трибуны, что мы, наверное, больше даже сегодня говорим не о 2018 годе, потому что сегодня 2019-й, а мы уже как бы перед собой видим 2020 год. Вот как бы задача.
20 триллионов — доходная часть бюджета. Я когда пришел в Государственную Думу, по-моему, это где-то в районе 10 было. То есть сумма, конечно, существенно большая и осязаемая. Конечно, мы понимаем, что часть здесь корректировка рубля произошла и так далее. Но если мы посмотрим структуру доходов, о доходах мы говорим, это у нас 6 триллионов НДС, 6 триллионов НДПИ, по 1 триллиону акциз — прибыль предприятий, и 3 триллиона — экспортные пошлины. Вот вся структура доходной части. То есть большая половина, 12, это практически падает на НДПИ и НДС.
Мы очень хорошо научились администрировать и НДС, и НДПИ. Надо сказать налоговой службе, а эта служба как раз в структуре Минфина, огромное спасибо. Но сама структура доходной части, она говорит о том, что чем больше ты добавляешь добавленную стоимость, тем больше ты платишь налогов. Я бы хотел видеть в доходной части, чтобы у нас 6 триллионов было — это налог на прибыль предприятия. Это был бы совсем другие предприятия, это была бы другая производительность труда, это были другие рабочие места, это вообще другие бы люди были у нас в стране, и другие бы, наверное, были в этом зале. Но я думаю, что мы доживем до этих счастливых времен.
4,2 триллиона дополнительных доходов. Представляете, 20 процентов.
Это мы с вами не берем то, что ушло в ФНБ, это то, что только пришло в бюджет. Ну я считаю, это всё-таки качество планирования. Это очень много, ошибаться на такой параметр нельзя. Но 4,2 дополнительно пришло, а расходов дополнительно всего только 183 миллиарда. 4 процента от допдоходов. То есть это о чем говорит? То есть мы не готовы, мы не ждали, мы не умеем, у нас нет в планах. В общем, вопросов здесь очень много. И главное, что из этих расходов мы только на 95 процентов выполнили роспись. 778 миллиардов вообще мы не освоили.
Посмотрите, кто у нас из отраслей впереди, кто выполнил менее 90 процентов. Жилищно-коммунальное хозяйство, культура, спорт. И чуть выше 90 - наша оборонка и национальная экономика, а это фактически экономика, вся наша оборонка, экономика. То есть экономика не двигается, с точки зрения выполнения, и рядом с ними образование, здравоохранение. То есть вот самые отстающие, скажем так, отрасли. Мы поэтому и говорим, что люди-то никак не ощущают, что у нас профицит, что так замечательно мы администрируем налоги. То есть двигаемся мы, конечно, плохо.
Реализация национальных, приоритетных проектов. 200 миллиардов было заложено, уровень выполнения даже на 2 процента ниже, чем в среднем исполнение бюджета. Вот, что здесь еще сказать? По развитию экспортного потенциала образования — 29 процентов исполнение, а по производительности труда — 47. Ну, вот результат.
Майские указы. Объем инвестиций не достигнут, производительность труда не достигнута. А это первое. Ну, и дальше идет: не достигнута заработная плата в основных отраслях (социалка, здравоохранение, педработники), жилье - не достигнуты показатели. Поэтому здесь огромное количество проблем.
В бюджетной сфере, вот то, что сегодня нам говорили, скажем так, оторвался рубль от нефти. Он оторвался, только, как Центральный банк с августа перестал покупать валюту, он опять приравнялся, то есть обратная пропорциональность. Нефть пошла вверх, рубль укрепляется. Поэтому здесь все это условно.
Но, вообще, как бы взаимоотношения Центрального банка и Минфина, правительства... На форуме Набиуллина говорит: давайте смягчим бюджетные правила. В ответ Минфин ей говорит: не учите нас жить, мы же вас не учим, чего делать с ключевой ставкой. У меня вопрос как бы к Центральному банку, ну не правительство, но тем не менее. У нас в законе есть, ЛДПР вносила: ввести ключевые индикаторы Центробанку, чтобы он отвечал хоть за что-то. Слушайте, я тоже вот не могу понять. ЦБ, что говорит? Проблема инфляции — это рост тарифов, рост бензина, о них заявляет правительство, вы говорите, эта проблема - рубль. То есть вы друг на друга как бы сваливаете эти вопросы, но фактически я считаю, что мы делаем одно общее дело, и если мы хотим добиться результата, надо здесь в этом направлении договориться.
То, что рост ВВП, да дело здесь даже не в Росстате, и я согласен там с Верой Анатольевной, народ живет плохо, понимаете. Можно как угодно считать, народ это не чувствует. Мы увеличили там в этом году на 6,8 реальные зарплаты, мы же говорим о 2020 годе, а смотрите, а 2019-й уже подкорректировали под 1 процент. А реальные доходы с 2013 года не растут, что там 0,1 процента?
Поэтому вот смотрите, вот все здорово, вопросов вот как к специалистам к вам нет, на комитетах все цифры в голове, все знаете, все ответите, все разложите. Но если у нас постановлением правительства 1234, номер у него такой, уже исчез целевой сценарий...
Председательствующий. Добавьте минуту.
Катасонов С. М. ...то мы даже задачи не ставим для бюджета, 5, там, 6 процентов поставить, он остался базовый и консервативный - все.
То есть вопрос-то не к специалистам, не к вам, вопрос к задачам. И я считаю, если президент ставит задачи выше мировых, ну как-то правительство... А то получается так: президент ставит задачу, мы её понимаем, мы все за, правительство говорит, что нам нужно всё-таки как-то выжить в этих ситуациях, нам нужно как-то консолидированно и сделать запасы, население вообще не понимает.
Значит, смотрите, у нас сложные были годы, мы подушку безопасности там съели, нефть упала, но сейчас профицит бюджета 2,7 триллиона, ФНБ переполнен, допдоходы 4,2, почему у населения нет роста доходов? Вот это главная проблема, и мы все время говорим, фракция ЛДПР, у нас есть целый ряд направлений, мы считаем, что основным индикатором всё-таки должен быть не профицит, не ФНБ - это уровень жизни наших граждан. Если мы это почувствуем, то нам все равно, кому подчиняется Росстат, нам все равно, какое бюджетное правило. Нужно решить таким образом, чтобы население наше жило достойно. Спасибо.
Председательствующий. Фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ", Исаев Андрей Константинович. Подготовиться Ремезкову.
Исаев А. К., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги. Сергей Михайлович прав с формальной точки зрения, рассматриваемый нами закон технический и голосуя "за" или "против" закона мы просто отвечаем на вопрос: достоверно отражено в законе реальное положение с бюджетным процессом в 2018 году, да или нет? С нашей точки зрения - да. Но означает ли это, что картина, которая нарисована, реальная картина нам в полном объеме нравится? Конечно же, нет.
В 2018 году, и это, уважаемые коллеги, нам всем следует признать, мы достигли целого ряда важных целей, которые ставили перед собой, рассматривая и принимая этот бюджет.
Самое главное, все социальные обязательства, включая те, которые возникали уже непосредственно в 2018 году и ранее не планировались, были исполнены в полном объеме.
Мы констатируем, что значительно повысилась устойчивость бюджетной системы, и это во многом благодаря тому бюджетному правилу, которое здесь неоднократно критиковалось в этом зале. В конце 2018 года колебание цен на энергоносители было сопоставимо с тем, что происходило в 2014-2015 годах, а устойчивость рубля была значительно выше и инфляцию мы сохранили на рекордно низком уровне.
Существенно снизилась зависимость нашего бюджета от нефтегазовых доходов. Ненефтегазовый дефицит в 2014 году почти 1 1 процентов, в 2018 году чуть более 6 процентов.
Значительно снизились остатки средств от межбюджетных трансфертов, это значит, что планирование этих расходов все-таки улучшилось. Эти, коллеги, мы с вами ставили, когда принимали бюджет 2018 года, и мы констатируем, что эти цели достигнуты.
Вместе с тем мы констатируем также, что не достигнуты показатели экономического развития и здесь самым тревожным, безусловно, является ситуация с инвестициями. Даже при росте прибыли, создания условий для инвестирования мы видим снижение желания такого инвестирования.
Прибыль выросла на 4,8 триллиона рублей, из неё инвестировано только 1,6 триллиона рублей.
Здесь уже много было сказано об эффективности бюджетных расходов. Коллеги, мы каждый год говорим о госпрограммах. Андрей Михайлович Макаров нам плешь проел этой ситуацией. Читаем отчёт Счётной палаты: средняя эффективность — 21 программа, низкий уровень эффективности — 7 программ, по 12 программам эффективность вообще не устанавливалась. Это что означает? Это означает, что в 2018 году мы с вами, коллеги, угрохали на государственные программы с низкой эффективностью или эффективность которых вообще не определена более 2,5 триллиона рублей.
Федеральная адресная инвестиционная программа — рекордно низкий уровень исполнения - 80 процентов на сегодняшний день. Это тоже почти 2,5 триллиона рублей, которые угроханы в тысячи нсдостроев, стоящих сейчас по всей стране. Что с ними будет дальше? Они останутся стоять, как памятники выдающимся лоббистским способностям тех, кто ухитрился записать их в программу без проектно-сметной документации и нормативной базы? Всё это, безусловно, означает, что нам нужно сейчас обсудить наши подходы к бюджету 2020 года.
Вчера фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" встречалась с Антоном Германовичем Силуановым, и по предложению Председателя Государственной Думы мы выработали идеологию нашей работы с бюджетом 2020 года. Четыре важнейших вопроса, которые мы будем отслеживать на всех этапах.
Первый из них прозвучал уже в этом зале. Это своевременное доведение средств до регионов. Помним мы все "правительственный час" с участием Максима Станиславовича Орешкина, конец марта, и сущие проценты, доли процентов доведены по национальным проектам.
Давайте сегодня уже, поскольку весь зал с этим согласился, дадим протокольное поручение комитету по бюджету проработать с Министерством финансов необходимую нормативную базу и одновременно с бюджетом принять поправки в законы для того, чтобы все подзаконные нормативные акты всех ведомств были выпущены до 1 января 2020 года.
Второй важный момент — это, безусловно, он прозвучал тоже здесь — это бюджетный разрыв между регионами по их обеспеченности в семь раз на сегодняшний день.
По валовому региональному продукту между десятью богатыми и десятью бедными в 12 раз, по душевым доходам среднее, значит, по уровню жизни, объективно говоря, в три раза у одних и тех же граждан одной и той же страны в три раза различается их возможность на реальное получение социальных услуг от государства.
Давайте под призмой сокращения этого разрыва будем рассматривать все бюджетные расходы 2020 года и последующего периода.
Третья не менее важная тема, о которой мы говорим — это инвестиции непосредственно в регионы. Давайте посмотрим и убедимся, что на каждый вложенный рубль государственных инвестиций реально приходит 2, 3 рубля частных инвестиций. Это не деньги, которые будут заморожены впоследствии в бессмысленных и в ненужных стройках.
И четвёртое. По очереди, но, коллеги, не по важности — это комплексная профамма развития села. Напомню вам, что здесь, в этом зале, во время отчёта правительства мы с вами добились, премьер-министр согласился и настоял на этом на правительстве о том, что такая программа состоялась. Нельзя допустить, чтобы она осталась лозунгом, для этого необходимы средства, реальные средства, которые сдвинут ситуацию в селе с мёртвой точки и которые обеспечат, будут реализованы в полной мере и в полном объёме, здесь необходим контроль за этими средствами в наибольшей и в наивысшей степени.
У коллег из Коммунистической партии был хороший лозунг, который я предлагаю нам всем позаимствовать, они его 70 лет, да, воплощали в жизнь... Председательствующий. Добавьте время.
Исаев А. К. ...к сожалению, не смогли воплотить, давайте попробуем вместе: стирание граней между городом и деревней, приближение селян по уровню жизни к горожанам. Давайте вместе над этим работать.
Что касается самого закона, то, уважаемые коллеги, конечно же, мы будем голосовать за. Градусник правильно показывает температуру тела, нравится она кому-то или не нравится? Бессмысленно голосовать против градусника. (Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо, Андрей Константинович.
Против градусника тоже можно проголосовать, если не хочешь знать температуру тела.
Пожалуйста, Ремезков Александр Александрович, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
Ремезков А. А., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
Добрый день, уважаемый Вячеслав Викторович! Антон Германович! Коллеги!
Соглашусь, что даже несмотря на то, что Бюджетным кодексом смысл рассмотрения закона об исполнении бюджета состоит в оценке точности кассового исполнения бюджета, "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" считает, что по факту это больше, чем бухгалтерский отчёт. И важно в ходе его обсуждения понять, насколько выбранная правительством бюджетная политика, инструменты и методы были эффективные, насколько качественно и профессионально работало правительство для решения поставленных задач, и как решены проблемы и ошибки прошлых лет.
По факту в течение последних трёх лет правительство твёрдо реализует курс модели экономической стабилизации, а по сути всё это тот же консервативный сценарий выживания.
И об отчёте. Как видим, использование принятой правительством модели не спасло показатели, прогнозы и бюджет 2018 года от их двукратной корректировки и серьёзных отклонений показателей, которые утверждены законом, от их кассового исполнения по итогам года.
Напомню некоторые результаты этой модели. Накопление огромных финансовых резервов в форме ФНБ 4 триллиона, профицита федерального бюджета - 2,7, профицита бюджетов субъектов - полтриллиона, неиспользованных переходящих остатков средств федерального бюджета в сумме 778 миллиардов, неиспользованных переходящих остатков средств бюджетов субъектов — 2 триллиона, дебиторской задолженности по выданным авансам в сумме 3,7 триллиона рублей. И если условно посчитать это простым счётом, то в общей сумме объём так называемых резервов, а по сути неиспользованных средств, составил 13,7 триллиона рублей, что больше половины федерального бюджета.
К слову, остатки неиспользованных средств на конец года возникают и растут ежегодно и ежегодно вновь распределяются и иногда тем же, кто их и не использовал. И этот год не исключение, рост здесь 20 процентов. И мы не видим мер, которые бы принимало правительство для решения этой проблемы.
"СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" считает, что это беспрецедентное накопление так называемых резервов, а, по сути, неиспользованных средств в отчетном году привело к изъятию из средств экономики и самое главное, что важнее, остались нерешенные важнейшие социальные проблемы. И вот результаты 2018 года — зафиксировано сокращение доли расходов ВВП с 19,1 до 16,1 процента за 3 года, самый низкий уровень исполнения расходов за последние 10 лет — 95,5 процента, самый низкий уровень исполнения ФАИП — 81,8 процента за последние 15 лет.
При этом главными драйверами экономического роста должны были стать в 2018 году инвестиции и рост потребительского спроса. А по факту 2018 год это год самых низких темпов ввода в эксплуатацию инвестиционных объектов, количество объектов незавершенного строительства составило 12 тысяч 752 объекта или 2,4 триллиона рублей, из них 41 процент объектов строительство даже не начиналось или заморожено, а это не только объекты инфраструктуры, а самое главное социальные объекты - детские сады, школы, поликлиники, больницы и дома культуры.
"СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" считает, что эти болезни хронические и как видим, лечить их никто не собирается, это говорит о низком качестве бюджетного планирования, исполнения бюджета, управленческой дисциплины, отсутствие жесткого контроля и главное отсутствие персональной ответственности за такое положение дел.
Отсутствие четких правил, а также неоднократное их изменение, порой несколько раз за год привело к значительному снижению инвестиционной активности бизнеса. Приведу пример, что вот общий объем средств юрлиц на банковских счетах составил около 28 триллионов рублей, а депозиты, вклады юрлиц 18,5 триллиона на 1 августа 2019 года.
Ну а что с гражданами? В 2018 году по данным Счётной палаты фиксируется стагнация реальных денежных доходов, несмотря на опережающий рост реальных зарплат.
Рост уровня жизни населения ограничивается ростом цен, ростом налогов, сборов и высоким процентом по кредитам.
О ценах. В 2018 году бензин подорожал на 9,4, табачные — на 10,1, стройматериалы — 4,9, а услуги населению — на 3,9 процента. А доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в 2018 году составила 12,6 процента, это 18,4 миллиона человек.
Нужно отметить, что в 2018 году были достигнуты определенные финансовые успехи, создан серьезный денежный резерв и большая денежная подушка, которая, безусловно, является фактором нашей экономической безопасности. Но получается интересная картина: бюджет что называется пухнет, по сути, от неиспользуемых денег, экономика задыхается от их отсутствия, а населению объясняют, что, к сожалению, на решение всех ваших социальных вопросов пока денег нет.
"СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" считает, что при таких финансовых показателях, отраженных в отчете, мы вполне могли бы доиндексировать пенсии всем пенсионерам, индексация материнского капитала, повышение уровня финансирования здравоохранения до 7 процентов ВВП, отмена транспортного налога, снижение порога расходов на оплату услуг ЖКХ с 22 до 15 процентов от дохода семьи, расширение комплекса мер поддержки для семей с детьми, ну, и вернуть, наконец, долги по советским вкладам.
Также "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" предлагает отказаться от практики замораживания социальных расходов, модель экономического роста вместо существующей модели стабилизации. Необходимо существенно скорректировать бюджетное правило — отказаться от избыточного финансирования компаний с госучастием. Как всегда, наши предложения остаются без внимания.
И в заключение хочу отметить, что "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" считает, что качество исполнения бюджета крайне низкое, хронические болезни бюджета при его исполнении, о которых мы говорим ежегодно, усиливаются, и похоже, что шансов выздороветь очень мало. Именно поэтому наша фракция будет голосовать против. Спасибо.
Председательствующий. Уважаемые коллеги, фракции выступили по вопросу исполнения федерального бюджета за 2018 год. У нас с вами в соответствии с Регламентом есть возможность предоставить заключительное слово официальному представителю Правительства Российской Федерации и председателю Комитета по бюджету и налогам — до трёх минут.
Антон Германович, пожалуйста. Учитывая, что ряд вопросов прозвучали и предложений, если можно, прокомментируйте предложения и ответьте на те вопросы, которые в ходе выступлений от фракций прозвучали, в том числе предложения нашего коллеги Исаева о протокольном поручении соответственно профильному комитету, который должен вместе с вами подготовить внесение изменений в законы, предполагающие введение ответственности и обязательств, чтобы до конца текущего года нормативная база профильными министерствами была подготовлена, с тем чтобы средства поступали в январе.
Вот сейчас нас критикуют за то, что... нас, я как бы считаю, что мы вместе, за то, что многие проекты не реализованы, а ведь на самом деле не виноваты те, кто работает в регионах, мы им сократили время на это, мы... хотя Минфин к этому тоже отношение имеет. Мы по ряду вопросов, коллеги, занимались, Минфин свою нормативную базу подготовил, средства зарезервировал, какую-то часть перечислил. Эти средства не могут дальше двигаться, потому что нет нормативной базы в министерстве, они не могут их принять и направить по конкретным объектам, у них там даже титула нет.
Поэтому нам с этим надо заканчивать, и если только мы выйдем действительно на такое решение, а оно непростое, вот здесь еще будет вопрос, успеют они до января или необходимо срок этот будет передвигать до февраля, но это уже правильно было бы, чтобы правительство свою позицию сформулировало.
Так вот, говоря об этом, если можно, выскажитесь, потому что это серьёзное решение и, если мы его примем, понятно, что оно активизирует многие процессы и реализацию проектов, особенно национальных проектов, и здесь уже можно будет потом говорить о результате. А пока вот деньги есть, но они приходят очень поздно. Пожалуйста.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments