leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

круглый стол Парижское соглашение: экономико-правовые аспекты влияния на ТЭК - начало

В Думе ищут способы нивелировать вред Парижского соглашения, однако Медведев поручил Минэку с обратной задачей: заставить Россию платить за США хотя Россия и так перевыполняет обязательства
Председатель комитета Государственной Думы по энергетике Павел Завальный провел в зале 137 круглый стол «Парижское соглашение: экономико-правовые аспекты влияния на ТЭК»

Елена Фоменко, Газпромнефть Законопроект рамочный его нужно дорабатывать. Необходимы стимулирующие меры. Плата за выбросы будет колоссальная. Нефть и газ это основные доноры бюджета. Надо учитывать.
Константинов Михаил Владимирович. ИнтерРАО полностью поддерживает. Поручить Минэку совместно подготовить законопроекты. С целью гармоничного встраивания экономики России в реализацию Парижского соглашения.
Олег Баркин НП Совет рынка. Углеродный новый инструмент конкуренции источник конкуренции PR. Россия в хорошей позиции у нас четверть выбросов приходится на сжигание топлива, США Китай выше. Зеленые сертификаты инструмент передачи чистой электрической энергии тому кому она нужна. Обращение зеленых сертификатов свободное. Существуют уже 25 лет и свободно растут. Позволит снизить углеродный след. Нужно принять несколько нормативных актов. Будем просить помощи.
Это шантаж.
Геннадий Алексеев. СДС уголь. Риски.

Рекомендации круглого стола
Участники «круглого стола»: представители федеральных и региональных органов власти, депутаты Государственной Думы, представители энергетических компаний, отраслевых общественных организаций и объединений отмечают следующее.
Вопросы влияния антропогенных выбросов в атмосферу Земли на процессы климатических изменений и принимаемых мер по регулированию данных выбросов и их последствий давно обсуждаются и в мире и в России, так как представляют собой одну из основных угроз нашего времени. Глобальный характер и значимость проблемы климатических изменений и их последствий для долгосрочного устойчивого социально-экономического развития общества дают все основания для ее отнесения к категории, так называемых, больших вызовов.
Политика по ограничению выбросов парниковых газов идет вразрез с интересами стран-экспортёров ископаемого топлива, а также стран, производящих энергоёмкую продукцию. Эта группа государств включает в себя как развивающиеся страны, так и ряд развитых стран. Приоритет экономических интересов над экологическими обязательствами этих государств был продемонстрирован ими на этапе реализации Киотского протокола1. Одни страны просто не взяли на себя обязательства по сокращению выбросов, другие не выполнили свои обязательства. Так, например, Канада вообще вышла из протокола незадолго до окончания первого периода его действия. Страны, нарушившие свои обязательства в рамках Киотского протокола, не понесли за это никакой экономической или политической ответственности.
Выполнение Киотского протокола саботировалось многими его участниками из числа развитых стран, а его цели были изначально недостижимы, так как США уклонились от его ратификации, а большинство развивающихся стран не приняли на себя обязательств по сокращению выбросов.
При этом Россия - это одна из немногих стран, перевыполнивших свои обязательства по Киотскому протоколу, но не получившая фактически от этого никаких выгод. За 1990-2017 гг. Россия сократила выбросы парниковых газов на 49%. Это снижение было обусловлено не только экономическим кризисом 1990-х гг. и изменениями в структуре внутреннего валового продукта, но прежде всего активной работой по модернизации энергетики, по энергосбережению в экономике, в том числе промышленности, в сельском хозяйстве, на транспорте и в коммунальной сфере.
Парижское соглашение, принятое в декабре 2015 года на 21-й сессии Конференции сторон Рамочной конвенции об изменении климата Организации Объединенных Наций (далее - РКИК ООН.) и вступившее в силу в ноябре 2016 года, — ключевой документ, координирующий усилия государств по сокращению выбросов парниковых газов, целью которого является удержание прироста глобальной средней температуры ниже 2 градусов Цельсия сверх доиндустриальных уровней.
В отличие от предшествовавшего ему Киотского протокола, Парижское соглашение (далее - Соглашение.) не устанавливает для сторон юридически обязывающих целей по сокращению выбросов. Государства — участники соглашения сами представляют свои планы — в основном на 2030 год — в форме так называемых «национально определяемых вкладов».
Соглашение направлено на решение следующих задач:
ограничение выбросов парниковых газов в атмосферу;
обеспечение адаптации стран (особенно развивающихся) к изменению климата;
снижение рисков, минимизация потерь и ущерба, связанных с негативными последствиями изменения климата;
выделение финансовых ресурсов для развивающихся стран для борьбы с изменением климата;
стимулирование обмена технологиями, позволяющими ограничить воздействие на климат;
укрепление потенциала развивающихся стран по борьбе с изменением климата.
Одним из самых сложных для согласования вопросов международной климатической политики остается финансирование. Вопреки позиции развивающихся стран финансовые аспекты в Соглашении были описаны весьма обтекаемо. В своём решении РКИК ООН «настоятельно призывает» развитые страны увеличить уровень финансовой* поддержки предотвращения эмиссии парниковых газов и адаптации к изменению климата (при этом значительно увеличить финансирование адаптации), исходя из целевого уровня 100 млрд долл. США в год к 2020 году. Планируется, что впоследствии будет поставлена новая коллективная цель по финансированию на 2025 год. Также РКИК ООН призывает обеспечить передачу технологий и наращивание потенциала по борьбе с выбросами парниковых газов. Получателями этой поддержки должны стать развивающиеся страны, в том числе наименее развитые и малые островные государства. В качестве основного, но не единственного, канала поддержки развивающихся стран рассматривается Зеленый климатический фонд (Green climate fund), созданный при участии РКИК ООН в 2010 году и с объемом привлеченных фондом взносов на сентябрь 2017 года в размере 10,3 млрд. долл.
Россию данный вопрос затрагивает в малой степени: страна упомянута РКИК ООН как развитая, но отнесена к категории стран с «переходной экономикой», что делает ее пока добровольным донором средств для наиболее слабых и климатически уязвимых стран. Однако в долгосрочной перспективе можно ожидать, что перечень стран, которые призываются повышать уровень финансовой поддержки по линии адаптации к изменению климата, будет расширен, в том числе за счет России. Это создает определенные риски для нашей страны, при этом Россия практически не обладает рычагами влияния на Зелёный климатический фонд или его аналоги.
Премьер-министр Дмитрий Анатольевич Медведев 21 сентября подписал постановление Правительства российской Федерации № 1228 о принятии Соглашения. В документе подчеркивается, что использование Соглашения как барьера для устойчивого социально-экономического развития страны считается неприемлемым.
В соответствии с решением о ратификации Соглашения Российская Федерация приняла на себя следующие обязательства:
представлять каждые пять лет в Секретариат РКИК ООН «определяемый на национальном уровне вклад в глобальное реагирование на изменение климата» скорректированный в сторону амбициозности.
разрабатывать или укреплять соответствующие национальные планы адаптации к изменению климата;
разработать и до 2020 года представить в Секретариат РКИК ООН Стратегию долгосрочного развития с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года.
каждые два года представлять отчеты с информацией об осуществляемой климатической политике и мерах, о достигнутом прогрессе в сокращении национальных выбросов парниковых газов, о прогнозных оценках выбросов и поглощения, оценке уязвимости к изменениям климата, планам и мерам по адаптации к воздействиям изменения климата и оценке их эффективности, предоставлению добровольной технологической и/или финансовой помощи развивающимся странам.
По итогам проведенных аналитических исследований установлено, что участие в Соглашении может оказать определенное позитивное влияние на экономику Российской Федерации. Усилия России по укреплению глобального реагирования на угрозу изменения климата в контексте устойчивого развития будут оказывать положительное влияние на ускорение структурных сдвигов в национальной экономике в сторону технологической модернизации, увеличение доли несырьевого экспорта и повышение энергетической эффективности. По оценкам экспертов, сохранение текущей структуры российской экономики и ее зависимости от энергетического экспорта — приведет к значительному ухудшению экономического положения страны к 2035 году и особенно к 2050 году. Кроме того, существенный потенциал сокращения выбросов парниковых газов в различных секторах может быть использован для привлечения иностранных инвестиций в российскую экономику для поддержания «зелёных» технологий. Более того, участие в Соглашении позволит не отставать от тенденции мировой технологической революции в свете потенциальной концепции «углеродного следа», где продукция, произведенная в странах с низким уровнем регулирования выбросов загрязняющих веществ, может облагаться дополнительными пошлинами или налогами со стороны мирового сообщества при ее экспорте из страны изготовителя.
Однако отношение субъектов топливно-энергетического комплекса (далее -ТЭК) России остается неоднозначным к принятию Соглашения. В связи с этим, особое внимание должно быть уделено вопросу потенциальных рисков для экономики России, вытекающих из ратификации Соглашения. Эти риски связаны, главным образом, не с самим Соглашением - которое является рамочным (предусматривающим добровольный характер обязательств его сторон), сбалансированным документом, справедливо обосновывающим три равновеликие цели стратегии действий в отношении изменений климата и их последствий -сокращение текущих и будущих выбросов, поглощение ранее накопленных выбросов (в первую очередь, лесами) и адаптацию общества и экономики к указанным изменениям - но с механизмом его осуществления. По оценкам экспертов, таковыми являются «механизмы реализации Соглашения», предлагаемые России мировым сообществом. Среди них можно выделить введение свод «жестких мер» - «углеродного сбора», создание «безуглеродных зон», ввод системы торговли квотами. В то время как серьезного ущерба экономикам, в структуре экспорта которых ТЭК не преобладает, данные механизмы не несут, для экономики России подобные меры принимают особое значение. Принятие и имплементация данных мер неоднозначна и требует особого подхода.
Россия обладает потенциалом в том числе для реализации и более эффективных мер. Существует ряд «мягких» мер, характеризующихся низкими затратами на единицу сокращения выбросов. К таковым мерам относятся развитие лесного хозяйства с целью повышения поглощения парниковых газов лесами, стимулирование энергосбережения и повышение энергоэффективности. Принятие и имплементация «мягких мер» могут послужить отправной точкой в новой системе сокращения выбросов загрязняющих веществ.
Климатическая политика Российской Федерации.
Работа по созданию комплексной системы государственного регулирования выбросов парниковых газов в Российской Федерации ведется полным ходом. Так, согласно Распоряжению Правительства Российской Федерации от 03.11.2016 г. № 2344-р, Минэкономразвития России до декабря 2019 года поручено разработать проект стратегии долгосрочного развития с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года (далее - Стратегия). В основе разрабатываемой Стратегии должно лежать условие соблюдения баланса приоритетов климатической политики и экономического, социального и научно-технологического развития России. Ключевой целью государственного регулирования должна быть защита национальных интересов, повышение конкурентоспособности отраслей экономики и препятствование введению офаничительных мер со стороны других государств по климатическим мотивам («углеродному протекционизму»).
При подготовке Стратегии необходимо учесть проведенную и планируемую работу по снижению выбросов, объективному учету и росту поглощения лесами парниковых газов. Для этого представляется целесообразным обеспечить учет и оценку мер по сохранению и устойчивому управлению лесами, предусмотренных Стратегией развития лесного комплекса Российской Федерации до 2030 года, утвержденную Распоряжением Правительством Российской Федерации от 20.09.2018 г. № 1989-р, в качестве одного из ключевых направлений стратегии долгосрочного развития экономики Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года.
На сегодняшний день уже существует перечень основополагающих законодательных актов и подзаконных актов, определяющих архитектуру государственного регулирования выбросов парниковых газов и предотвращения изменения климата в Российской Федерации:
1. Климатическая доктрина Российской Федерации, утвержденная распоряжением Президента Российской Федерации от 17.12.2009 г. № 861-рп
2. Комплексный план реализации Климатической доктрины на период до 2020 г., утвержденный распоряжением Правительства Российской Федерации от 25.04.2011 г.№730-р.
3. Указ Президента Российской Федерации от 30.09.2013 г. № 752 «О сокращении выбросов парниковых газов».
4. Концепция формирования системы мониторинга, отчетности и проверки объема выбросов парниковых газов в Российской Федерации, утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 22.04.2015 г. № 71 б-р (актуализирована 30.04.2018 г.).
5. План мероприятий по обеспечению к 2020 году сокращения объема выбросов парниковых газов, утвержденный распоряжением Правительства Российской Федерации от 02.04.2014 г. № 504-р.
6. Плана реализации комплекса мер по совершенствованию государственного регулирования выбросов парниковых газов и подготовки к ратификации Парижского соглашения, принятого 12 декабря 2015 г. 21-й сессией Конференции Сторон РКИК ООН, утвержденный распоряжением Правительства Российской Федерации от 03.11.2016 г. № 2344-р.
Помимо вышеперечисленных действий по ограничению антропогенной нагрузки на климат осуществлялись общеэкономические и межотраслевые национальные меры. Такими ныне действующими и принятыми за отчетный период нормативно-правовыми документами и подзаконными актами, обеспечивающими их исполнение, являются:
1. Стратегия экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 19.04.2017 г. № 176.
2. Доктрина энергетической безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 13.05.2019 г. № 216;
3. Указ Президента Российской Федерации от 07.05.2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»
4. Постановление Правительства Российской Федерации от 31.10.2018 г. № 1288 «Об организации проектной деятельности в Правительстве Российской Федерации», в которой указаны 12 приоритетных национальных проектов.
Принятие и разработка вышеобозначенных документов свидетельствует о последовательности российской политики в отношении снижения антропогенной нагрузки на климат и повышения энергоэффективности экономики, а также устанавливает ориентиры для перехода на низкоуглеродный (энергоэффективный) путь развития отраслей национальной экономики.
Оценка текущей ситуации в топливно-энергетическом комплексе Российской Федерации.
Важность учета позиции ТЭК при формировании климатической политики определяется его вкладом в экономику России с одной стороны, и в антропогенные выбросы парниковых газов — с другой стороны.
ТЭК — ведущий сектор российской экономики, обеспечивающий 26% ВВП, более 60% экспорта и около 52% доходов федерального бюджета. В 2017 году 75% эмиссии парниковых газов в России приходилось на 4 отрасли - генерация энергии, добыча и переработка нефти и газа, металлургия и транспорт.2 При этом в первых трех объем эмиссии парниковых газов снижался, несмотря на рост выработки и добычи.
Основными драйверами изменения выбросов парниковых газов в России являются общие тенденции развития экономики, изменение структуры ВВП, сдвиги в структуре топливного баланса, повышение энергоэффективности. Определенный вклад в изменение выбросов вносят общий тренд и межгодовые колебания температуры воздуха на территории России и вызываемые этими факторами изменения энергопотребления.
Несмотря на низкую долю альтернативных возобновляемых источников энергии (далее - ВИЭ) в балансе электрической энергии России, он является достаточно «чистым»: в нем доминирует природный газ (характеризующий наименьшими выбросами парниковых газов среди ископаемого топлива), атомная энергия и гидроэнергетика.
По оценкам Минэкономразвития России, удельные выбросы парниковых газов на электростанциях в 2018 г. снизились на 37,2 г С02-экв/кВт-ч по сравнению с 2000 г. и на 79,7 г С02-экв/кВт-ч по сравнению с 1990 г. и составили 293,4 С02-экв/кВт-ч, с учетом выработки электрической энергии и тепловой энергии на тепловой электрической станции (далее - ТЭС). При этом средний показатель по миру превышает 800 экв/кВт-ч, а в таких странах как Китай составляет 840 экв/кВт-ч. В России в 2018 г. на долю тепловых станций пришлось 63,7% производства электроэнергии, из них ТЭС на биомассе - около 2%. Доля атомных электростанций (далее - АЭС) составила 18,3%, ВИЭ - 17,2%, из них гидроэлектростанции (далее - ГЭС) -17,1%.
Таким образом, доля безуглеродных источников составила 38,3%. По сравнению с 1990 г. генерация электроэнергии на АЭС выросла на 7,4%, на ГЭС -на 1,7% и на ВИЭ - на 0,1%. К концу 2018 г. общая установленная электрическая мощность объектов, функционирующих на основе ВИЭ, достигла 52,6 ГВт, что составило 20,5% от общей установленной электрической мощности России (256,6 ГВт). Подавляющая ее часть (50,2 ГВт) пришлась на гидроэнергетику. За ней в объеме 1,8 ГВт следовала биоэнергетика. Установленные мощности солнечных и ветряных электростанций составили 490 МВт и 105 МВт соответственно. Установленная мощность АЭС достигла 29 ГВт. Выбросы парниковых газов от электростанций в 2018 г. по сравнению с 1990 г. снизились на 156,5 млн т. СО 2 эк в и составили 573,8 млн т. С02 экв. Снижение выбросов за счет изменения структуры топливного баланса производства электроэнергии оценивается в 47,6 млн т. С02 экв. Это обусловлено снижением в топливном балансе доли угля и мазута на 5% и 11% соответственно при росте доли газа на 18%.
Снижение выбросов за счет развития безуглеродной генерации (АЭС, ГЭС и ВИЭ) составило 108,9 млн т. С02 экв. Основной вклад пришелся на АЭС (77,6%) и ГЭС (21,7%). Выбросы парниковых газов от котельных в 2018 г. снизились на 61,8 млн т. С02 экв по сравнению с 2000 г. и составили 183 млн т. С02 экв.
Углеродоемкость использования энергии способствовала снижению выбросов парниковых газов на 35 млн т. С02 экв. и тормозила рост выбросов, порождаемый увеличением производства (на 130 млн т. С02 экв.). Вклад структурного фактора (88 млн т. С02 экв.) связан в основном со снижением выработки тепловой энергии, что стало результатом политики повышения энергоэффективности в секторах конечного потребления энергии (в зданиях и в промышленности). Рост загрузки производственных мощностей в ТЭК способствовал снижению выбросов только на 0,7 млн т. С02 экв., а итоговый эффект фактора климата был равен нулю. Самый существенный вклад внесло повышение энергоэффективности, которое нейтрализовало рост выбросов на 55 млн т. СО2 экв. Таким образом, за счет прямых и косвенных эффектов от реализации мер политики по реформированию, структурной перестройки и модернизации ТЭК удалось добиться значительного снижения выбросов.
Российская экономика характеризуется относительно высокой энергоемкостью — в 2-3 раза выше3 по сравнению со странами Организации экономического сотрудничества и развития (далее - ОЭСР) — что связано с низкой энергоэффективностью в большинстве секторов экономики. По данным Всемирного банка, наибольшим техническим потенциалом повышения энергоэффективности в России (которое будет сопровождаться снижением выбросов парниковых газов) обладают жилые здания, производство электроэнергии, промышленность и транспорт.
Россия вносит существенны вклад в глобальное снижение эмиссии парниковых газов, распространяя по миру свои технологии - в первую очередь, в области атомной энергетики. Россия является мировым лидером по количеству энергоблоков, сооружаемых за рубежом - портфель иностранных заказов Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» включает 36 блоков.
Согласно Национальному докладу о кадастре антропогенных выбросов из источников и абсорбции поглотителями парниковых газов Российской Федерации, не регулируемых Монреальским протоколом за 1990-2017 гг., за этот период , как уже было сказано выше, Россия уже сократила объем выбросов на 49% с учетом поглощения парниковых газов лесами. По этому показателю у России абсолютное преимущество среди стран мира.
По прогнозу специалистов из EY с учетом планируемых мероприятий сокращение эмиссии парниковых газов составит до 47% в 1990-2030 гг.
Таким образом, реализация Соглашения может стать важной предпосылкой технологического обновления и экономического развития России, а заявленная цель ограничения к 2030 году выбросов парниковых газов на уровне 70 - 75% относительно 1990 года при условии максимально возможного учета поглощающей способности лесов является в полной мере реализуемой, что согласуется с общими целями политики устойчивого управления лесами, важнейшим элементом которой является деятельность по рациональному использованию, охране, уходу, защите и воспроизводству лесов.
Международный опыт по регулированию выбросов парниковых газов.
Конкретные действия по регулированию выбросов парниковых газов принимают и развитые страны, и развивающиеся страны, в первую очередь страны Европейского союза, Китайская Народная Республика, Австралия, Соединенные Штаты Америки - являющиеся одними из крупнейших эмиттеров парниковых газов в мире.
Механизмы государственного регулирования выбросов парниковых газов в Европейском союзе.
Европейский союз (далее - ЕС) совместно с его государствами-членами поставил перед собой обязательную цель сокращения выбросов парниковых газов в масштабах всей экономики к 2030 году по крайней мере на 40% по сравнению с 1990 годом путем имплементации правовых актов ЕС в отношении целей политики ЕС в области климата и энергетики до 2030 года, главным образом через систему торговли выбросами ЕС (ЕС ETS).
Страны Евросоюза потребляют 17,5% энергии из возобновляемых источников. На конец 2017 г. доля альтернативной энергетики в ЕС составляла 17,5% по сравнению с 17% в 2016 г., и только 8,5% - в 2004 г. К 2030 году Евросоюз намерен получать уже 32% энергии из возобновляемых источников. Новые ветряные и солнечные электростанции, а также генерация на биомассе потеснили уголь в структуре производства электроэнергии, особенно в Германии, Великобритании и Франции. В то же время использование гидроэнергетики вернулось к своему нормальному уровню, что позволило снизить выработку на основе природного газа. В результате выработка электроэнергии на основе угля в ЕС в 2018 году упала на 6%, причем по сравнению с 2012 годом она снизилась на 30%. Европа пытается доказать, что замена угольной генерации возобновляемыми источниками энергии является самым быстрым способом сокращения выбросов парниковых газов. Всего за шесть лет, между 2012 и 2018 годами, ежегодные выбросы С02 европейских угольных электростанций сократились на 250 миллионов тонн без увеличения выбросов от газовых электростанций. При этом Америка и Англия пошли по пути замены угольной генерации газовой и достигли более значительных успехов.
Механизмы государственного регулирования выбросов парниковых газов в Китайской Народной Республике.
Китайская Народная Республика (далее - КНР) создает национальный углеродный рынок (на уже имеющемся опыте торговли квотами в 2 провинциях и 5 городах), внедряет супер сверхкритические технологии в парниковой энергии и технологии улавливания и хранения углерода, реструктурирует и модернизирует энергетику, развивает возобновляемые источники энергии и атомную энергетику, занимается облесением и лесовосстановлением. Реализация мер регулирования выбросов парниковых газов в КНР происходит под руководством, жестким контролем и финансовой поддержке со стороны государства.
Механизмы государственного регулирования выбросов парниковых газов в Австралии.
Австралия имеет развитый рыночный механизм (так называемый «защитный механизм»), позволяющий компаниям получать финансирование из Фонда Сокращений Выбросов в обмен на достигнутые проектные сокращения. Согласно Плану прямых действий по сокращению выбросов парниковых газов правительство Австралии создало Фонд Сокращений Выбросов - ФСВ (Emission Reduction Fund), который представляет собой механизм по закупке сокращений выбросов. «Защитный механизм» будет являться частью центральной климатической политики правительства и представлять рыночный механизм регулирования «базовая линия и зачет (baseline and credit)». Крупные предприятия будут штрафоваться за превышение базовых уровней выбросов. «Защитный механизм» установит лимит выбросов (или базовый уровень) на подпадающие под регулирование предприятия, отчитывающиеся о своих выбросах в рамках Закона об отчетности по выбросам парниковых газов и энергии. В программе участвуют предприятия с объемом прямых выбросов более 100 ООО тонн С02 экв. в год. Закон о защитном механизме должен охватить около 50% австралийских выбросов, включив под регулирование около 140 предприятий в сфере производства электроэнергии, добычи полезных ископаемых, производства нефти и газа, отходов и транспорта. С учетом уникальных особенностей сектора электроэнергетики, «защитный механизм» устанавливает «секторальные» исходные условия для генераторов электроэнергии.
Механизмы государственного регулирования выбросов парниковых газов в США.
В Соединенных Штатах Америки, в условиях отсутствия национального углеродного рынка, регулирование выбросов осуществляется через систему жесткого нормирования на уровне электростанций, контроль над выполнением нормирования ведется как на федеральном уровне со стороны Агентства по охране окружающей среды, так и на уровне штатов. Для того чтобы соответствовать этим нормам угольные электростанции должны пройти серьезную модернизацию. Также интересен опыт калифорнийской программы ограничения выбросов С02 и торговли, которая включает 17 секторов экономики штата. Калифорнийская система является одной из крупнейших углеродных мировых рынков.
Механизмы реализации регулирования выбросов парниковых газов при ратификации Соглашения для топливно-энергетического комплекса России.
Парижское соглашение не содержит конкретных мер по ограничению эмиссии парниковых газов и национальные правительства могут самостоятельно выбирать способы решения этой задачи.
Одна из наиболее широко обсуждаемых мер, направленных на ограничение выбросов парниковых газов, это разрабатываемый Минэкономразвития России во исполнение пункта 7 плана реализации комплекса мер по совершенствованию государственного регулирования выбросов парниковых газов и подготовки к ратификации Парижского соглашения, проект федерального закона «О государственном регулировании выбросов парниковых газов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее -Законопроект Минэкономразвития), который направлен на регулирование общественных отношений, возникающих при осуществлении на территории Российской Федерации хозяйственной и иной деятельности, приводящей к выбросам в атмосферу и (или) к поглощению (улавливанию) из атмосферы парниковых газов.
Необходимость подготовки законопроекта обусловлена «Стратегией экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года», утвержденной указом Президента Российской Федерации от 19.04.2017 г. № 176, и согласно которой государственное регулирование выбросов парниковых газов является одним из основных механизмов реализации государственной политики в сфере обеспечения экологической безопасности.
Согласно законопроекту, вводятся основные (глава III) и дополнительные меры (глава IV) государственного регулирования.
К основным мерам, которые вводятся в действие через 180 дней после официального опубликование федерального закона, относятся государственный учет и мониторинг выбросов парниковых газов (статья 10); представления регулируемыми организациями отчетов о выбросах парниковых газов в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти и проверка указанных отчетов уполномоченным федеральным органом государственной власти.
К дополнительным мерам, которые вводятся Правительством Российской Федерации в отношении отдельных отраслей экономики не ранее, чем через 5 лет после вступления в силу федерального закона, отнесены применение экономических и административных механизмов регулирования выбросов парниковых газов, в том числе установление, механизма установления целевых показателей выбросов для регулируемых организаций, выполнение заинтересованными организациями проектов по сокращению и поглощению выбросов парниковых газов, верификация отчетов о выбросах парниковых газов регулируемых организаций и проектов по сокращению выбросов парниковых газов, проектов по увеличению поглощения парниковых газов, операции с углеродными единицами, уплата сбора за превышение установленных целевых показателей выбросов парниковых газов.
Однако предложенная в Законопроекте Минэкономразвития система регулирования, основанная на внедрении рыночного принципа оборота «углеродных единиц», не учитывает статус подготовки международных правил, которые должны быть установлены на международном уровне (частично - Парижским соглашением по климату). Данные правила установят рамочные принципы внедрения рыночных и нерыночных механизмов сокращения выбросов парниковых газов на национальном уровне для стран, ратифицировавших соглашения. В связи с тем, что данные правила еще не утверждены, участники «круглого стола» высказывают опасения внедрения национального регулирования, которое не будет сочетаться с международным подходом в этой сфере. В связи с этим, в случае ратификации Российской Федерацией Парижского соглашения, существует вероятность появления сложностей для гармонизации национального регулирования выбросов парниковых газов с международными нормами, которые еще только предстоит разработать международному сообществу.
В дополнение к этому, к Законопроекту Минэкономразвития есть ряд существенных замечаний.
В частности, Российский союз промышленников и предпринимателей (далее — РСПП) считает, что представленный на публичное обсуждение Законопроект Минэкономразвития в полной мере не решает указанные задачи и нуждается в существенной доработке. Данный законопроект предусматривает введение целого ряда обременительных мер для экономики, в том числе и для ТЭК - введение квотирования выбросов парниковых газов, установление разрешений на выбросы парниковых газов для юридических лиц, введение сбора за выбросы парниковых газов сверх разрешенных объемов, внедрение механизма оборота единиц сокращения выбросов парниковых газов.
По мнению РСПП, применение перечисленных механизмов не обосновано с точки зрения целесообразности и потенциальной эффективности. Оно не увязано с достижением целей по сокращению эмиссии парниковых газов в соответствии с международными обязательствами, которые выполняются Россией с существенным запасом, что свидетельствует об избыточности предлагаемых инструментов регулирования.
Предложенная законопроектом конструкция регулирования с квотированием и сборами за выбросы парниковых газов создает сильнейшую неопределенность для инвесторов, ограничивая возможность реализации их планов по расширению и созданию нового производства во всех ключевых отраслях российской экономики, включая топливно-энергетический комплекс. Таким образом, она будет препятствовать обеспечению темпов экономического роста на уровне выше среднемирового и решению задач Национальных проектов. Использование данных механизмов неизбежно приведет к росту тарифов для всех групп потребителей на тепло- и электроэнергию, услуги ЖКХ, транспортные перевозки, а также к росту стоимости на товары первой необходимости, что в конечном счете приведет к дополнительному существенному росту инфляции, что негативным образом скажется на благосостоянии граждан и инвестиционных планах компаний, а также вынудит компании, реализующие добровольные программы повышения энергетической эффективности и сокращения выбросов парниковых газов, отказаться от данных программ.
Следует отмстить возникшее противоречие представленного Законопроекта Минэкономразвития с положениями Доктрины энергетической безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 13 мая 2019 г. № 216 (далее - Доктрина), согласно которым Российская Федерация принимает участие в международных усилиях, направленных на противодействие изменениям климату, в той мере, в какой эта политика отвечает ее национальным интересам, связанным с повышением качества жизни граждан, охраной окружающей среды и рациональным природопользованием. Также в Доктрине отмечается недопустимость рассмотрения вопросов климатической политики с предвзятой точки зрения и ущемление интересов государств -производителей энергоресурсов и намеренное игнорирование таких аспектов устойчивого развития, как обеспечение всеобщего доступа к энергии и развитие чистых углеводородных энергетических технологий.
Общероссийская общественная организация «Деловая Россия» в целом поддерживает Законопроект Минэкономразвития, вместе с тем считая необходимым включить в список подсистем учета выбросов/поглощения парниковых газов государственный кадастр выбросов и поглощения, а к полномочиям субъектов Российской Федерации отнести также проведение инвентаризации выбросов парниковых газов.
Как отмечает Институт проблем естественных монополий (далее - ИПЕМ), при вводе радикальных мер регулирования, предполагающих платежи со стороны эмитентов парниковых газов, необходимо стремиться обеспечить налоговую нейтральность и (или) ввести механизмы защиты энергоёмких производств.
По оценке ИПЕМ ввод платежей за выбросы парниковых газов позволяет собрать значительные средства, но это решение чревато как ростом цен на энергоёмкую продукцию на внутреннем рынке, так и сокращением объёмов её экспорта. Например, ввод платежей в размере около 15 $/т С02 экв. позволит собрать 1,5 трлн руб., но также спровоцирует сокращение экспорта более чем на 5% по таким статьям, как чёрные металлы, алюминий, азотные удобрения. Реализация альтернативных методов платежей (акцизы на моторное топливо, надбавка к цене электроэнергии) приведёт к аналогичным последствиям, пусть и с несколько иным распределением рисков для различных отраслей промышленности.
Для компенсации соответствующих негативных эффектов возможно рассмотрение принципа налоговой нейтральности. Он заключается в том, что после ввода дополнительных платежей некоторые налоги снижаются таким образом, чтобы суммарная налоговая нагрузка на бизнес изменилась минимальным образом. При этом для компаний и секторов экономики с высокой энергоёмкостью налоговая нагрузка возрастает, и у них появляется стимул снижать выбросы.

окончание см. https://leo-mosk.livejournal.com/6819071.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments