leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Вышла в свет статья Натальи Вакуровой Фейковые новости и принудительное мемообразование

Вышла в свет статья Натальи Вакуровой Фейковые новости и принудительное мемообразование // Ценностные ориентиры современной журналистики : сб. науч. ст. VI Всерос. науч.-практ. конф., посвяш. 80-летию Педагогического ин-та им. В. Г. Белинского (г. Пенза, 3-5 октября 2019 г.) / под ред. д-ра филол. наук, доц. Е.К. Рева. – Пенза: Изд-во ПГУ, 2019 – стр. 26-29

Статья подготовлена 29.04.19 © Наталья ВАКУРОВА, Лев МОСКОВКИН

УДК 070 (069)
ББК 76.01

Н.В.Вакурова
доц., к.филол.н. (Институт современного искусства, г. Москва);
Л.И.Московкин
(газета «Московская правда»)

ФЕЙКОВЫЕ НОВОСТИ И ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ МЕМООБРАЗОВАНИЕ

Аннотация. В статье рассматривается фейковое мемотворчество как инструмент управления массовым сознанием. Проводится параллель между постановочными «событиями» глобальной политики и процессами самоорганизации в новых медиа.
Ключевые слова: гибридная война, викиномика, fake news, mainstream media, мем, постправда, псевдореальность

FAKE NEWS AND FORCED CREATIVITY OF MEMES

Annotation. The article considers fake memoir-making as a tool of mass consciousness management. A parallel is drawn between the staged "events" of global politics and the processes of self-organization in new media.
Keywords: hybrid warfare, wikinomics, fake news, mainstream media, meme, post-truth, pseudo-reality

Законы против ложных новостей и оскорблений России, ее власти и населения, вступили в силу 29.03.19. Данный факт вызвал обратный эффект, хамской грубости в адрес России в социальных сетях стало заметно больше. Тем не менее, законы сыграли свою роль месседжа. Первым примером применения стало «экологическое дело» в Архангельске.
Чтобы разобраться в подобных делах, в палатах Федерального Собрания было проведено несколько парламентских слушаний и круглых столов. Показано отсутствие логики, внешнее управление, тщательная проработанность, нацеленность на подавление развития и общая задача дискредитация страны. После масштабных проектов изъятия с рынка дешевой кровли на основе асбоцемента и уничтожения холодильной промышленности с фреоном факт торговой войны стал очевидным. Россия не является глобальным загрязнителем по сравнению с США и Китаем. Тем не менее, факт навязывания налицо. Страна теряет возможности развития, население лишается трудовой занятости. Достигается такая ситуация искусственного тупика с помощью управления массовым сознанием на основе фейкового мемотворчества.
Некие представители населения выступают как бы в защиту населения. Диалогу эти люди недоступны и в ответ на попытки проявляют агрессию.
Проблема фейковой дискредитации исторически создана во время трансформации Руси в Россию. Сочинений с нелепыми выдумками о Московии было достаточно много. Наиболее известно творчество Александра Гваньини. Вымышленная нелепость удивляет стойкостью выполненных под заказ сочинений. Нынешний министр культуры В.Р.Мединский провел исследовательскую инвентаризацию фейковых сочинений и сам попал под ожесточенную критику с нелогичным сочетанием обвинений как в плагиате, так и фальсификации одновременно.
Атака на Мединского и его исторические исследования стали имманентной составляющей частью становления фейковой дискредитации России в ее нынешнем формате для подготовки «снежной революции» на Болотной. Фактически мир стал контрастно черно-белым, состоящим из переплетения двух антагонистических подсистем согласно схеме В.А.Геодакяна сопряженных подсистем [3]. Консервативная (сохраняющая) и оперативная (революционная) подсистемы не разделены пространственно. Каждый конкретный случай несет немалые трудности идентификации, однако их сопоставление позволяет создать единую целостную картину.
Определенность создает сегрегация стран мира, наций и этносов с концентрацией вокруг одного из глобализующих эпицентров, Вашингтона или Москвы. На второй линии геополитических амбиций находится ряд стран с собственной политикой. В целом ситуация в мире чрезвычайно устойчива, но при этом содержит высокий взрывоопасный потенциал. Ни одна из сторон не может выйти из своей роли без возбуждения режима с обострением. Творчество фейковых новостей переросло в постоянный поток целостной фейковой реальности. Чтобы состояться в науке, образовании, журналистике, от человека требуется подход, условно говоря, в жанре Гваньини и такая же коллаборация с воюющим противником.
Физик Г.Г.Малинецкий (соавтор монографии «Синергетика и прогнозы будущего») посмотрел телевизор и заявил, что атомная бомба уже не нужна.
Отдельные случаи каждый по-своему выявляют те или иные стороны общего процесса. В большинстве это частные постановочные события, которые через зависимую прессу искусственно поднимаются на уровень триггеров глобальной политики. Практически все из них не вызывают сомнений и тем не менее работают по задуманному плану.
Наиболее резонансными стали следующие. Отравление Скрипалей в Лондоне. Имитация химического оружия в Сирии «белыми касками». Адресация Путину ответственности за сбитый Украиной голландский Боинг. Обвинения Москвы в фальсификации выборов по цепочке ГОЛОС – БДИПЧ – Европарламент. Обвинения российских олимпийцев и затем паралимпийцев в допинге. Пробирка Пауэлла с якобы оружием массового поражения Саддама Хусейна.
То, что нам стало известно в постсоветское время, заставляет пересмотреть историю сбитого южнокорейского Боинга и аварии на ЧАЭС, с помощью которой Джордж Сорос сумел ответственность за радиационное поражение в Японии переключить с США на СССР.
Менее известна история вице-президента ЕБРР Е.В.Котовой, которая стала эталонной благодаря ее романам «Третье яблоко Ньютона» и затем «Провокация». У Котовой сохранились протоколы допросов, и ей удалось из русской ментальности реконструировать ментальность англосаксонскую с творчеством псевдореальности.
Характерный момент. К Котовой был применен механизм ведомственного расследования якобы силами compliance ЕБРР (корпоративной службы собственной безопасности), в которую был внедрен легендированный следователь ФБР Марк Мендельсон. По сути это квазисуд, на котором назначенная жертва не имеет права на состязательность и адвоката.
Аналогичный инструмент был применен к рассекреченной агентессе ЦРУ Валери Плейм Уилсон за попытку опровержения «пробирки Пауэлла». Она описала свой опыт борьбы с антагонистической системой в романе «Fire game», изданном на русском под названием «Игра без правил».
Кроме имитации ведомственного расследования, существуют и другие варианты применения презумпции виновности. Например, проект disser.net, запущенный в России через два года после успешной работы аналога в Германии. В данном случае мы сталкиваемся с боевым применением метода викиномики (промышленного фейсбука), сетевой технологии двойного назначения. В отличие от Германии, в России проект провалился. Массированная атака на Мединского была отбита. В негативном выражении викиномика является сетевым вариантом суда Линча, когда гнев толпы по механизмам самоорганизации направляется против назначенной жертвы.
Председатель комиссии СФ по СМИ А.К.Пушков неоднократно отмечал, что фабрикации fake news быстро раскрываются, но успевают сработать, и после выяснения правды ответственности никто не несет. Он же выявил, что США работают по естественным национальным проблемам.
Как это делается, описано многократно во множестве исследований, посвященных новым медиа и их использованию для смены власти. Например, исследование международной группы авторов под руководством А.В.Вырковского [2].
Обязательным атрибутом любого фейкового проекта является мемотворчество. Генерация и эмиссия слоганов, слов и словосочетаний значительно перекрывает репортерскую журналистику. Такие модные слова, как блокчейн, постправда, гибридная война, fake news или mainstream media, не означают ничего нового и при этом успешно работают на эмитента как первооткрывателя.
Процесс возникновения и эволюции мемов описан ранее [1].
Подавляющее большинство мемов не возникает произвольно, но искусственно генерируется. Достаточно вспомнить «разобранные на цитаты» комедии Эльдара Рязанова и Леонида Гайдая. Новое русское кино дает для этого немало заготовок, соответствующих текущей реальности. Однако национальные СМИ инкорпорированы в антагонистическую подсистему и позитив не транслируют. Искусственно поддерживается миф о том, что мемы – это обязательно нечто устрашающее. Традиционные мемы приобрели ложное негативное звучание: демократия, элита, конкуренция и даже государство, Механизм извращения смысла хорошо отработан, и его запускают не только для достижения конкретной цели, а прежде всего демонстрации силы. Отмеченные в начале статьи законы против фейков и оскорблений подверглись серийным атакам. Вслед за ними под аналогичные атаки попали законы о суверенном Рунете, электронном и дистанционном голосовании в Москве. Попытки расспросить критиков, как это работает, натыкались на однозначный ответ: «Мне это не нужно». Критика строится из измышлений, что еще кровавый режим может придумать против народа для своего укрепления.
Проявляется общая закономерность: власти инкриминируется не что-то реальное, а то, что, по мнению авторов заготовок, может быть подхвачено протестным сегментом аудитории. Релевантность искусственного мемотворчества с логикой не соотносится.

Список литературы
1. Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Мемы, меметика, мемотип // Научно-практический журнал «Заметки ученого» №6 2018. – Ростов-на-Дону 2018, стр. 56-68
2. Вырковский А.В, Горбунова А.С., Давлетшина М.И. Влияние новых медиа на политические процессы в постсоветских странах (на примере «цветных революций»). / Центр исследований медиа постсоветского пространства. – М.: Факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, 2019
3. Геодакян В. А. Роль полов в передаче и преобразовании генетической информации. / Проблемы передачи информации. – М.: Наука, 1965 I № 1, с. 105.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments