leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

ЕР отклонила законопроект Шаргунова о доступе в учреждения ФСИН сотрудников аппарата омбудсмена

ЕР отклонила законопроект Сергея Шаргунова о доступе в учреждения ФСИН сотрудников аппарата омбудсмена
8. 361159-7 Госдума в итоге обсуждения отклонила в первом чтении законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» (в части предоставления права сотрудникам рабочего аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ на посещение мест принудительного содержания при исполнении ими служебных обязанностей по распоряжению Уполномоченного)
Документ внес 11.01.18 Депутаты ГД С.А. Шаргунов (КПРФ).
Представил депутат Сергей Шаргунов.
Член комитета по безопасности и противодействию коррупции Фарит Ганиев.
Законопроектом предлагается внести в Уголовно-исполнительный кодекс РФ, Закон «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» изменения, предусматривающие наделение сотрудников рабочего аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ правом при проверке жалоб по распоряжению Уполномоченного посещать учреждения, исполняющие наказания, и места содержания под стражей без специального разрешения администрации указанных учреждений, а также правом на посещение центров временного размещения и мест временного содержания лиц, ходатайствующих о признании беженцами либо вынужденными переселенцами или о предоставлении временного убежища на территории РФ, лиц, признанных беженцами либо вынужденными переселенцами или получивших временное убежище на территории РФ, либо специальных учреждений.
В ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в РФ» не содержит положений, предусматривающих делегирование права беспрепятственного посещения мест принудительного содержания Уполномоченным при проведении им проверок по жалобам. Право др. должностных лиц посещать места принудительного содержания без специального разрешения на сотрудников их аппаратов также не распространяется.
Первое чтение 85 0 0 14:55

Стенограмма обсуждения
8-й вопрос. Проект федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательный акты Российской Федерации". Докладывает Сергей Александрович Шаргунов.
Шаргунов С. А. Вновь добрый день, уважаемые коллеги!
Постараюсь говорить сухим языком законодательства. На пленарном заседании Совет Федерации 31 мая 2017 года при обсуждении доклада Уполномоченного по правам человека был поднят вопрос системной проблемы недопуска сотрудников рабочего аппарата Татьяны Николаевны в места принудительного содержания. Тогда Председатель Совета Федерации поддержала инициативу подготовки нормативного акта в целях создания необходимых условий для деятельности Уполномоченного.
В настоящее время вносимый и разработанный проект федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" поддержан Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации.
Зачем всё это нужно? Дело в том, что действующие законодательные акты не учитывают специфическую деятельность Уполномоченного по рассмотрению проверки и разрешению значительного количества жалоб, ежедневно поступающих в её адрес из мест принудительного содержания. У каждого из нас этих жалоб выше крыши. У Татьяны Николаевны этих обращений до потолка. При этом количество их ежегодно увеличивается.
Проверить данные жалобы и принятие их к рассмотрению в порядке подпункта 1 пункта 1 статьи 20 Федерального конституционного закона одному Уполномоченному невозможно.
Для надлежащего обеспечения своей деятельности Уполномоченный имеет рабочий аппарат, это статья 37 закона. Соответственно, он утверждает структуру рабочего аппарата, положения о нем и о его структурных подразделениях. Уполномоченный вправе определять конкретных должностных лиц, рассматривающих и проверяющих адресованные жалобы.
Кто такие сотрудники этого аппарата? Это не случайные люди с улицы, это люди компетентные и подготовленные. Они проходят государственную гражданскую службу в соответствии с требованиями, закрепленными в федеральном законе.
Итак, значит, мы видим сегодня определенный пробел, который приводит к тому, что, к сожалению, Федеральная служба исполнения наказаний не предоставляет безусловную возможность сотрудникам рабочего аппарата Уполномоченного, направленного в тот или иной субъект Российской Федерации, посещать по поручению Татьяны Николаевны следственные изоляторы и исправительные учреждения для проверки конкретных жалоб.
Мы говорим не об абстракциях, а о том, что люди сталкиваются с пытками, с истязаниями и с самыми жестокими проявлениями со стороны некоторых недобросовестных сотрудников ФСИН. Примеров много, вы знаете было расследование по ярославской колонии, когда видеорегистратор вовремя не отключили. Это вообще отдельный законопроект. Я считаю, что видеорегистраторы должны быть постоянно включены в тот момент, когда сотрудники ФСИН общаются с заключенными. Как правило, такие запреты, они уже есть, эта конкретика относится к учреждениям, расположенным в наиболее проблемных регионах страны, например, Республика Мордовия. Приезжают сотрудники аппарата, им говорят, до свидания и заворачивают. Есть ещё несколько примеров. Вот, например, учреждения по Нижегородской области, целый ряд. Проверка в названных учреждениях была сорвана.
Складывающаяся негативная ситуация, к сожалению, не может расцениваться иначе, как попытка воспрепятствовать осуществлению правозащитной деятельности Уполномоченного в целом. Поэтому объективному разбирательству обстоятельств способствует, на мой взгляд, и, по мнению Татьяны Москальковой, личное присутствие сотрудников её рабочего аппарата, своими глазами увидевших, например, в каких именно условиях находятся арестованные и осужденные, в какой мере соблюдаются условия содержания и санитарно-эпидемиологические нормы и правила. Понятно? Конечно. Говорим постоянно о гуманизации нашего законодательства, сами назначаем Уполномоченного по правам человека, ее квалифицированным сотрудникам при этом не можем предоставить права, которые на самом деле и так вытекают из действующего законодательства, просто нужно замазать этот пробел.
Реальная практика, вот возвращаясь к теме того, что у нее этих обращений хоть отбавляй. Реальная практика ежедневного труда омбудсмена свидетельствует о крайне сложном разбирательстве с каждой конкретной жалобой из-за дефицита служебного времени и объема работы. У нас 1100 исправительных учреждений различного вида. Соответственно, если не будет беспрепятственного доступа сотрудников этого аппарата, то никто и не приедет. Понимаете? Есть, конечно, местные ОНК, но, собственно говоря, нигде в законе не прописано, что Уполномоченная должна исключительно находиться с ними во взаимодействии. У нее есть сотрудники, это люди, которые работают. Так в чем же заключается эта работа?
Поэтому, дорогие друзья, необходимость в подготовке законопроекта обусловлена еще и выполнением международных стандартов обращения с заключенными, в соответствии с которыми законодательство Российской Федерации должно содержать перечень органов власти и должностных лиц, имеющих право на беспрепятственное посещение мест принудительного содержания.
Проект федерального закона направлен не только на полное и незамедлительное обеспечение правовых условий деятельности Уполномоченного рабочего аппарата в местах принудительного содержания, но и на более открытую, гуманную и прозрачную работу этих мест.
Нет сомнений, что законопроект оказывает в целом позитивное влияние на выполнение Уполномоченным по правам человека возложенных обязанностей и создает надлежащие условия для деятельности Уполномоченного по защите прав человека и гражданина в местах принудительного содержания.
Понимая, что данная проблема не может быть урегулирована никак иначе, нежели на законодательном уровне, предлагаю поддержать данный законопроект. Всё здесь учтено, всё прописано.
Понятно, что можно уклониться от голосования, но к этому вопросу мы все равно вернемся. Потому что тема, на мой взгляд, крайне болезненная. И те, кто думает, что нарушение закона в лагерях и тюрьмах каким-то образом воспитывает там находящихся, на мой взгляд, глубоко заблуждаются. Тем более, как мы видим, многих, к сожалению, наша пенитенциарная система не исправляет, а, наоборот, ломает судьбы, и в итоге люди выходят закоренелыми преступниками. Законы должны неукоснительно соблюдаться везде и всюду.
Спасибо за внимание.
Председательствующий. Спасибо, Сергей Александрович. С содокладом от Комитета по безопасности и противодействию коррупции выступил Фарит Глюсович Ганиев. Пожалуйста. Ганиев Ф. Г., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ". Уважаемый Иван Иванович! Уважаемые коллеги!
Комитет по безопасности и противодействию коррупции отклонить просит законопроект в связи с тем, что у нас существует Конституция России, где в статье 103 пункте "е" сказано, что Государственная Дума Российской Федерации назначает и избирает нашего Уполномоченного по правам человека. Там о рабочем аппарате ничего не сказано.
Мы исходим из Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека...". Там о рабочем аппарате сказано только, что обеспечивает его рабочее делопроизводство и остальное. Там ничего не сказано, где он посещать должен места лишения свободы.
Мы, если примем этот законопроект, мы обидим наш аппарат комитета, который скажет — давайте посещать пленарные заседания вместо депутатов Государственной Думы, у них тоже работы много. Вон Федот Семенович скажет — Якутия большая, пускай аппарат Комитета по охране здоровья ездит по тундре, к оленеводам. Он не успевает один на всю Якутию. Есть аппарат комитета, пусть туда едет тоже.
Я думаю, что уважаемый Сергей Александрович беспокоится о правах, которые нарушаются в местах лишения свободы. Но есть Конституция России, есть федеральные законы, о которых мы говорим. И их аппарат имеет право проходить со специальным разрешением. Мы, депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации имеем право без разрешения проходить в места лишения свободы. Но он имеет право заявку подать. Есть инструкция МВД, есть инструкция ФСИН о том, что им могут разрешить посещать эти места. Есть прокуроры, которые посещают, есть Уполномоченный по правам ребенка, который тоже имеет право посещать, есть Уполномоченный по правам предпринимателей, который имеет право по статьям предпринимательства посещать без специального разрешения. В каждом субъекте есть уполномоченный по правам человека, который, согласно региональному законодательству, может посещать эти места. У них тоже рабочие аппараты, тогда там тоже надо заходить. Я думаю, что в целях безопасности рабочего аппарата в числе интересов уполномоченного человеком Москальковой исчез сохранить хотим рабочий аппарат Уполномоченного по правам человека и просим отклонить данный законопроект. Спасибо за внимание.
Председательствующий. Спасибо, Фарит Глюсович. Задержитесь, пожалуйста.
Вопросы есть?
Включите режим записи на вопросы. Покажите список.
Ионин Дмитрий Александрович, пожалуйста. Ионин Д. А., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
Фарит Глюсович, внимательно вас послушал, но до конца все-таки не понял. Вот смотрите, Уполномоченный по правам человека, он один, он не разорвется на все вот эти учреждения, чтобы туда просто поехать. Он обращается к нам и говорит: дайте возможность нашему аппарату, чтобы они туда ездили беспрепятственно. Вы сравниваете ситуацию почему-то с Государственной Думой. Слушайте, а если Вячеслав Викторович Володин попросит, чтобы мы своему Аппарату какие-то полномочия дополнительные дали, мы также будем это рассматривать.
Здесь Уполномоченный просит, чтобы люди могли туда ездить. Все-таки я не получил ответ на вопрос: что плохого-то будет, если сотрудники аппарата будут иметь такую возможность, и их не будут разворачивать, как по примерам, которые депутат Шаргунов привел?
Ганиев Ф. Г. Могу сказать, что Уполномоченный по правам человека существует во всех субъектах, это 85 субъектов. Пожалуйста, пускай они просят Уполномоченного по правам человека субъекта. И работа существует там, просто рабочий аппарат. Мы экономим бюджет страны, бюджет Уполномоченного по правам человека. У него, что, рабочий аппарат сейчас в Якутию будет ездить, в Магадан, на Колыму? Думать надо о деньгах государства все-таки.
Председательствующий. Сухарев Иван Константинович.
Сухарев И. К., фракция ЛДПР. Спасибо, Иван Иванович.
Все-таки Сергей Александрович здесь немножко использовал такую терминологию "выше крыши, выше потолка". Наверное, некоторым нашим коллегам непонятно, но я, как юрист, привык фактами руководствоваться. И я могу сказать, что, в частности, за 2018 год, согласно отчету Уполномоченного, к ней поступило 38 тысяч 698 обращений от наших граждан, а лично принято было более 4 тысяч человек. Ну, собственно говоря, я думаю, что эти цифры о многом говорят.
Что касается находящихся на 1 сентября 2019 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы наших граждан, их 536 тысяч 760 человек.
Поэтому, безусловно, ЛДПР поддержит данный законопроект, он обсуждается постоянно с Татьяной Николаевной.
Вопрос в следующем. Я уж не буду иронизировать по поводу клонирования, но возможно у вас есть какой-то другой, более инновационный путь... (Микрофон отключён.)
Ганиев Ф. Г. Иван Константинович, вы самый умный у меня были студент по моему предмету, всегда вопросы задавали, я вам чётко всегда говорил в течение обучения вас на юридическом факультете: "Я жду ваших идей, мой дорогой Иван Константинович".
Председательствующий. Спасибо.
Синельщиков Юрий Петрович. Синельщиков Ю. П., фракция КПРФ. Спасибо.
Сергей Александрович, вопрос такой.
Известно, что наиболее эффективным институтом выявления в стране нарушений законодательства в местах лишения свободы является всё-таки прокурорский надзор, об этом свидетельствует и статистика, и практика. Так может быть... Именно прокурорский надзор, не Уполномоченный по правам человека и даже не внутриведомственный контроль, а прокурор. И, может быть, следует всё-таки расширять полномочия штата прокуроров? Спасибо.
Председательствующий. Я понял автору это законопроекта. Сергею Александровичу Шаргунову включите микрофон.
Шаргунов С А. Юрий Петрович, конечно, согласен. Но я думаю, что здесь речь идёт о правильной связке добросовестных сотрудников прокуратуры и одновременно мы для чего вообще-то избираем Уполномоченного по правам человека, чтобы она реально защищала права граждан. И как здесь справедливо сказано: разорваться ей сложно.
К сожалению, у местных наблюдательных комиссий уполномоченных есть определённые проблемы, связанные, в том числе, с давлением на местах. Федеральный Уполномоченный - лицо независимое. А для чего, собственно говоря, вообще существует штат у неё? К вопросу о бюджетах. Давайте и штат её распустим, и рабочий аппарат выгоним за дверь, сказав, что это является проеданием государственного бюджета.
А что касается прокурорского надзора, целиком и полностью солидарен. Председательствующий. Спасибо.
Коломейцев Николай Васильевич.
Коломейцев Н. В. Спасибо.
Уважаемый Фарит Глюсович, ну, вы понимаете, рассуждаете с точки зрения прокурорско-следственной. А вот вы поставьте себя на место Уполномоченного по правам человека, к которому обращаются тысячи человек, а он один. И в данной ситуации я вам напомню, что Москалькова является генерал-лейтенантом полиции, и на самом деле у нее в аппарате там, в основном ваши коллеги, которые имеют специальные допуски, в том числе на посещение, но у них нет, в их должностных полномочиях нет этого разрешения в силу того, что у нас закон не предписывает.
Поэтому, мне кажется, что вот, ну, непротивление злу насилием, оно неправильное, понимаете. Поэтому надо все-таки, уполномоченного если создали, то надо создавать условия, чтобы он мог выполнять свои функции.
Почему вы против, только, потому что как бы имеете большой опыт вот другой работы посадить или в чем проблема?
Ганиев Ф. Г. Николай Васильевич, мы же говорим, что они имеют право по специальному разрешению, они могут туда прийти. Не забудьте, я бывший след... адвокат, я защищал тоже, одновременно могу сравнивать следователя и адвоката, поэтому нельзя говорить, что я всю жизнь занимался расследованием, я еще и...
Из зала. (Не слышно.)
Ганиев Ф. Г. Я адвокатом, утверждаю, 6 лет был и вот преподавал, Иван Константинович, предмет криминалистам, как надо правильно расследовать.
Председательствующий. Спасибо. Смолин Олег Николаевич. Смолин О. Н., фракция КПРФ.
Уважаемый Сергей Александрович, скажу откровенно, аргументы вашего оппонента у меня вызвали улыбку сквозь слезы. Понятно, что Конституция может запрещать ограничивать права человека, но она никак не запрещает нам расширять какие бы то пи было права, это, во-первых.
Во-вторых, что касается того, что нужно заботиться о деньгах. Я думаю, что, прежде всего, нужно заботиться о людях.
Вопрос к вам. Как вы думаете, в чем реальная причина отклонения вашего законопроекта, не в том ли, что у нас фактически сформировалось сословное право. Одно право - право пытать, бить и так далее для одних сотрудников силовых структур и другое право, право быть пытаемыми, избитыми и так далее для остальных граждан? Спасибо.
Председательствующий. Сергею Александровичу Шаргунову включите микрофон.
Шаргунов С. А. Спасибо за ваш вопрос, Олег Николаевич. Но видя, в том числе большое неблагополучие в судебных делах и в пенитенциарной системе в целом, давайте все-таки делать все для того, чтобы двигаться в сторону человечности.
Я думаю, что и нынешнее обсуждение не пропадет бесследно, и, я надеюсь, к этой теме мы ещё вернемся.
А возвращаясь к Конституции и к законам, ну а как же, вообще, есть закон, регулирующий деятельность уполномоченного, и согласно пункту 1 статьи 2 закона уполномоченный независим и неподотчетен в своей деятельности, и там же прописано и то, что он утверждает структуру рабочего аппарата.
Надо сказать, что ряд судебных решений, в том числе принятых в этом году, как раз подтверждает право уполномоченного давать конкретные должностные инструкции тем, кто с ним работает — своим помощникам и своему аппарату. Это даже изложено в обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации.
Так что все это зафиксировано, просто нужно эти юридические пробелы исправить. Я надеюсь, что не сейчас, так в скором времени мы это сделаем. Председательствующий. Спасибо. Морозов Антон Юрьевич. Морозов А. Ю., фракция ЛДПР.
Вопрос к представителю комитета.
Уважаемый Фарит Глюсович, я вот в своих регионах бываю в местах принудительного содержания и могу вас заверить, что на практике происходит такая ситуация, что региональные уполномоченные, они туда, по сути, приходят в качестве туристов, то есть для галочки заходят и практически не ведут никакой работы. Депутаты Государственной Думы и депутаты регионального уровня тоже редко работают с этим контингентом.
Здесь совершенно справедливо ставится вопрос о том, чтобы предоставить возможность небольшому количеству сотрудников аппарата уполномоченного посещать эти зоны. Ведь нам нужна определенная вертикаль, на местах не должно возникать каких-то междусобойчиков и коррупционных проявлений, они должны иметь возможность беспрепятственно контролировать деятельность нижестоящих уполномоченных. Почему вы так сильно сопротивляетесь? Это не нанесет никакого ущерба, а принесет только пользу.
Ганиев Ф. Г. Я люблю Конституцию России, там написано, что мы не имеем права. Я очень люблю Конституцию России. Как можно нарушить Конституцию России, которую мы приняли в 1993 году ещё?
И есть Закон "Об Уполномоченном по правам человека в России" вы сначала, начните сначала с Конституции, что рабочий аппарат имеет полномочие часть отдать, делегировать рабочему аппарату своему.
Я не могу от имени комитета сказать, что мы имеем право Конституцию России. Я чту Конституцию России и люблю Конституцию России, и наш комитет это делает.
Председательствующий. Спасибо, Фарит Глюсович. Присаживайтесь.
Коллеги, будут ли желающие выступить? Тогда запись проведём.
Включите режим записи на выступления.
Есть желающие выступить.
Покажите список.
Ионин Дмитрий Александрович, пожалуйста. От фракции, Дмитрий Александрович? От фракции поставьте, пожалуйста.
Ионин Д. А. Коллеги, я понимаю желание людей в службе исполнения наказаний, чтобы как можно меньше должностных лиц, вообще как можно меньше разного народа имели возможность без их высокого соизволения оказаться на территории их учреждения. Ну, да, наверное, можно понять, у меня был опыт, я ездил в знаменитую на всю страну 13-ю колонию в Нижний Тагил, где сидят бывшие сотрудники. Вот рядом шёл начальник этой колонии и как бы не ко мне, а вот своему заму, шёл и всё вот прямо бубнил всю дорогу: зачем депутат приехал, что он приехал, может, это его друг, может, это брат, может, это сват, зачем он ему нужен. Я его периодически перебивал, он говорит: нет, нет, нет, Дмитрий Александрович, у нас вес по закону, вы имеете право, пожалуйста, конечно, мы вам всё покажем. И дальше продолжал, и так вот всю дорогу ходил и возмущался.
Поэтому понимаете, какая штука, то есть мы с вами здесь в этом зале приняли в своё время решение о том, что нам нужен Уполномоченный по правам человека. Мы наделили его определёнными полномочиями, более того, мы выбрали Уполномоченного по правам человека одну из наших с вами коллег, причём весьма авторитетного и заслуженного человека, в том числе в правоохранительных кругах и в правоохранительной системе.
Сегодня к нам наша бывшая коллега, которую мы на столь высокий пост отправили и поручили определённую деятельность, приходит и говорит: слушайте, мне нужна помощь, мне нужно расширить, с точки зрения аппарата. Я напомню, нам докладчик говорит: надо деньги экономить, зачем деньги тратить. Мы же не говорим о расширении самого аппарата, мы говорим о расширении полномочий сотрудников уже действующего их аппарата. Просто давайте помнить, что деятельность Уполномоченного по правам человека носит конституционно-правовой характер, на него возложена существенная миссия, и когда мы действительно, правильно коллега Смолин говорит, что давайте тогда в первую очередь говорить о том, что мы должны думать о её деятельности и думать о защите прав людей, а всё-таки не о том, как нам сэкономить. Если бы мы думали, как нам на этом сэкономить, тогда не надо было вообще вводить такую форму как Уполномоченный по правам человека.
Давайте просто понимать, что чем больше контактов у заключённых с волей, положительных, доверительных контактов, которые могут возникнуть, в том числе благодаря тому, что в места лишения свободы будут ездить сотрудники аппарата, тем больше шансов, что он выйдет оттуда нормальным человеком и обратно не вернётся на преступный путь.
Поэтому законопроект замечательный и его надо поддержать и надо поддержать нашу коллегу Татьяну Москалькову. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Дмитрий Александрович.
Смолин Олег Николаевич. С места включите микрофон.
Смолин О. Н. Уважаемые коллеги, уважаемый Иван Иванович! Ну, конечно, я прошу поддержать этот законопроект.
Обращаю ваше внимание на следующую аргументацию. Во-первых, Российская Федерация, увы, один из лидеров по количеству заключённых на душу населения, причём мы всегда говорим о чём? О том, что нам нужно увеличивать количество наказаний, не связанных с лишением свободы и тем не менее мы продолжаем наказывать, наказывать и наказывать.
Коллеги, вы знаете, что количество оправдательных приговоров при Брежневе было где-то под 15 процентов, сейчас это доли процента. Обвинительный уклон в Российской Федерации налицо и мы должны понимать, в каком положении оказываются люди, которые сидят за плитки шоколада там или за булку хлеба, по выражению того же самого Марка Твена.
Во-вторых, коллеги, мы должны понимать, что если верить официальной статистике, мы одни из мировых лидеров, если вообще не мировой лидер по количеству полиции и, вообще, представителей силовых структур на душу населения, при этом мы не можем сказать, что у нас очень успешно производится борьба с преступностью и коррупцией, не можем.
Соответственно, если так произошло, то мы должны понимать, что государство должно быть заинтересовано в том, чтобы в России существовала достаточно гуманная или, по крайней мере, законная пенитенциарная система.
Рассказы бесконечные в средствах массовой информации про пытки, избиения и прочее — это, между прочим, подрыв авторитета власти. И, прежде всего, партии власти стоило об этом подумать, уважаемые коллеги.
Третье. Мы уже говорили о том, что Уполномоченный по правам человека не может физически посетить все пенитенциарные учреждения, которые ему надо было бы посетить.
Что касается уполномоченных в регионах, коллеги, ну давайте скажем, что кроме закона есть ещё и культура. Как правило Уполномоченный по правам человека в регионе, за редким исключением, близко очень связан с местными элитами, с местными силовыми структурами и поэтому его проверки оказываются гораздо менее эффективными, за исключением, может быть, там Питера, Екатеринбурга и Свердловской области и так далее. По исключения в данном случае только подтверждают правила.
Четвёртое. Я ещё раз хочу сказать, что меня крайне удивили аргументы уважаемого содокладчика. Коллеги, если считается, что если в Конституции нет никаких прав администрации Уполномоченного, то предание законом этих прав является нарушение Конституции, я позволю себе напомнить крамольную вещь, в Конституции, вообще-то, нет администрации президента.
Не предложите ли вы, уважаемый содокладчик, в таком случае либо ликвидировать администрацию, либо резко ограничить её полномочия? Аргументация, мне кажется, мягко говоря, не выдерживающая никакой критики.
Председательствующий. Добавьте время. От фракции выступление. Смолин О. Н. Я завершаю.
Самое главное, коллеги, - это вопрос наших людей. В России, к сожалению, есть печальная пословица: "От сумы и от тюрьмы не зарекайся". И мы понимаем, что люди из силовых структур, когда они оказываются в местах лишения свободы по делу или без дела, они начинают понимать, какова судьба остальных граждан, которые тоже довольно часто не по делу оказываются в этих самых местах. Конечно, этот законопроект нужно поддержать. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Олег Николаевич.
Сухарев Иван Константинович.
Сухарев И. К. Да. Спасибо, Иван Иванович.
Председательствующий. От фракции, да, Иван Константинович?
Сухарев И. К. Да. От фракции. Спасибо.
Председательствующий. Семь минут поставьте.
Сухарев И. К. Уважаемый Иван Иванович! Уважаемые коллеги!
В первую очередь хотелось бы поблагодарить Фарита Глюсовича за то, что он напомнил мне о имеющейся между нами юридической связи. Очень приятно вспомнить годы учёбы в юридическом вузе Башкирии в Уфе. Спасибо.
Но если серьёзно, хотелось бы напомнить о том, что права человека и гражданина - это высшая ценность в нашем государстве. И Уполномоченный по правам человека, в частности, в рамках своей компетенции также следит за тем, чтобы эти права не нарушались.
Я ещё раз повторюсь, что я привык, как юрист, оперировать, в основном, цифрами, поэтому хотелось бы озвучить количество сотрудников аппарата, которые трудятся при Уполномоченном по правам человека, - это 250 человек.
Еще раз повторюсь, количество жалоб, которые поступили только в 2018 году, это 38 тысяч 700 обращений. Лично принято Татьяной Николаевной 4 тысячи 494 гражданина. А у неё есть ещё международная повестка, потому что наши граждане, более 40 наших граждан находятся в заключении только в Соединенных Штатах Америки, в частности, в том числе и сын нашего коллеги Селезнева, Бут, Ярошенко, другие - список можно продолжать. Этими вопросами также надо заниматься и разорваться невозможно. Тут можно говорить, что научно-технический прогресс шагнул вперед, но клонировать Татьяну Николаевну мы не можем. Это не шутка.
Поэтому данный законопроект на самом деле очень серьезный. Действительно, у нас по состоянию на 1 сентября 2019 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержались 536 тысяч 760 человек. И я хочу сказать, что, Олег Николаевич, да, действительно, у нас огромное количество граждан содержатся в исправительных учреждениях, но количество их существенно уменьшилось - было около 700 тысяч человек, и это радует.
Мы надеемся на то, что цифра эта будет так же уменьшаться.
Поэтому, безусловно, данный законопроект нужен. Разорваться Татьяна Николаевна не может, а права и свободы человека и гражданина должны соблюдаться на территории Российской Федерации.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Иванов Сергей Владимирович, пожалуйста.
Иванов С. В. Так, уважаемые коллеги нам сказали, что любят Конституцию. Я не могу сказать, что я её люблю, но я тоже уважаю Конституцию, хотя многое здесь надо менять. Статья номер 1: "Российская Федерация — Россия есть демократическое, федеративное, правовое государство с республиканской формой правления".
И вот это правовое государство не может обеспечить соблюдение прав граждан. И то, что сейчас комитет говорит, нет, не надо Уполномоченного по правам человека наделять этими правами, говорит о том, что у нас нарушается уже в первой статье Конституция. Поскольку в сокрытии всех этих преступлений заинтересовано только авторитарное полицейское государство. Нам говорят: Уполномоченный имеет право, его сотрудник аппарата приехать по специальному разрешению, посетить. Послушайте, коллеги, сначала он дает запрос, потом всё там подчищают, кого надо удаляют, кого надо в больницу кладут, теперь можете посетить.
У нас в Конституции с вами много чего написано. Мы с вами имеем право на труд, но наши бесправные инспекторы по труду вообще ничего не могут сделать, поэтому у нас огромное количество людей зарплату не получают. Мы с вами имеем право по Конституции на благоприятную окружающую среду, но наши, извините, контролирующие органы тоже ничего не могут сделать, и мы живем возле свалок, дышим всякими отходами и так далее.
Поэтому, уважаемые коллеги, вот эта вот позиция - это вообще не позиция, это просто-напросто позор, потому что у нас права человека декларируются, но не обеспечиваются, как и многие другие. Я очень удивлен, что данный законопроект вызывает... практически не вызывает обсуждение, то есть все согласились, комитет решил - и ладно. Вы имейте в виду, Олег Николаевич правильно сказал, пословицу эту никто не отменял: от тюрьмы и сумы не зарекайся. Потом к кому-то, не дай бог, конечно, не сможет попасть этот Уполномоченный по правам человека, чтобы проверить, как он там содержится. Да, они совершили преступление, да, они несут наказание, но тем не менее если мы соблюдаем Конституцию и считаем себя правовым государством, мы должны обеспечить возможность Уполномоченного по правам человека и его аппарата без всякого предупреждения в любой момент приехать и проверить. В противном случае эти проверки с разрешения, по специальному разрешению не имеют никакого смысла.
И так надо делать во всех сферах. Когда губернатор приезжает куда-то, не объявляя, что он туда едет, там сразу такой шорох наводится, и в следующий раз другие главы районов, уже зная о том, что он не объявляет о своей цели приезда и времени приезда, содержат свой район в порядке. И это польза для всех. А вот то, что мы сейчас делаем — это позор для нас всех.
Председательствующий. Спасибо, Сергей Владимирович.
Валеев Эрнест Абдулович, пожалуйста, от фракции выступление.
Валеев Э. А., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ". Уважаемый Иван Иванович! Уважаемые коллеги!
Поговорили мы обо всем. Давайте всё-таки определимся, для чего работники аппарата Уполномоченного по правам человека должны попадать в места лишения свободы, в места содержания обвиняемых и места временного размещения и временного содержания лиц, которые являются беженцами.
Ведь на сегодня работники аппарата полномочиями по контролю и надзору за деятельностью этих учреждений не обладают. Это право им не дает ни статья 37 Закона "Об Уполномоченном по правам человека...", ни положение об аппарате. А если у них нет права на контроль, то посещение этих учреждений превращается, как сегодня уже упоминали, в экскурсию.
А авторы законопроекта не предлагают внести изменения в закон об Уполномоченном по правам человека и в статью 37, в частности, чтобы каким-то образом расширить возможности полномочий аппарата.
По существующему закону рабочий аппарат осуществляет юридическое, организационное, научно-аналитическое, информационно-справочное обеспечение деятельности Уполномоченного. И всё. А если у него нет права контроля, то что он будет делать в этих местах? Это первый момент.
Тут ссылались на то, что получая от Уполномоченного по правам человека множество жалоб, 38 тысяч, поэтому он не в силах реализовать свои полномочия. Но мы с вами прекрасно знаем, что Уполномоченный по правам человека реализует свои полномочия в том числе через взаимодействие с прокурором, обладающим надзорными полномочиями, передает эти жалобы для рассмотрения и получает ответ, дает оценку. И потом надо иметь в виду, что все эти 38 тысяч ни в коем случае не являются жалобами на условия содержания. Там масса других вопросов.
И ведь, собственно говоря, право посещать и в общем порядке с разрешения администрации, а беспрепятственно - без разрешения, оно определяется особым статусом лиц, которым дана такая возможность, и выполняемыми ими функциями. Но, как мы уже говорили, рабочий аппарат таким функционалом не обладает.
И могу сослаться и на другое. У нас все лица, кто обладает правом беспрепятственного посещения без особого разрешения, будь то президент, председатель правительства, прокуроры, уполномоченные по правам ребенка, они-то имеют право, а их аппарат-то не имеет право посещать без разрешения. Почему выделяем только Уполномоченного по правам человека? Если уж пытаться решить эту проблему, то тогда надо вносить в закон об Уполномоченном, а не в закон об этих учреждениях. Вначале дать им такие права на контроль, а потом им дать право на беспрепятственное посещение.
Поэтому фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" не поддержит законопроект. Мы считаем, что те мотивы, которыми руководствовался Комитет по безопасности и противодействию коррупции, Комитет по государственному строительству и законодательству и правительство, они вполне обоснованы. Они основаны на законе, а не на рассуждениях.
А что касается правового положения лиц, которые содержатся в этих учреждениях, то это у нас тоже вызывает озабоченность, то, что ... нарушение этих прав. Но тут надо идти по пути, во-первых, укрепления уполномоченных контрольно-надзорных органов, это первое. Второе, усиления взаимодействия Уполномоченного по правам человека с этими органами. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Эрнест Абдулович.
Сергей Александрович, можно выступить с заключительным словом. Сергей Александрович, пожалуйста.
Депутату Шаргунову с места включите микрофон.
Шаргунов С. А. Татьяна Николаевна Москалькова, я думаю, это тот человек, в чьей юридической компетенции сомневаться сложно. Этот законопроект разрабатывался в тесном сотрудничестве с ней. И если говорить о внесении изменений в действующий закон, то как раз вот они и предложены. Да, изменения, которые и меняют полномочия рабочего аппарата Уполномоченного по правам человека. Так что не будем заниматься юридической казуистикой, но надеюсь, что к этому вопросу мы еще вернемся. Нам всем нужно очеловечивать все, что происходит у нас в государстве, и защищать наших людей, особенно тех, кто чувствует себя абсолютно беззащитными и бесправными.
Председательствующий. Спасибо.
Фарит Глюсович, будете выступать?
Депутату Ганиеву включите микрофон.
Ганиев Ф. Г. Эрнест Абдулович дополнил меня. Мы должны быть все здесь, депутаты, все-таки юристами и понимать законы, правильное написание от Конституции до остальных законов. Все дополнил Эрнест Абдулович.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, обсуждение завершено. Ставлю законопроект на голосование. Включите режим голосования.
Покажите результаты.
Результаты голосования (14 час. 55 мин. 56 сек.)
Проголосовало за 85 чел. 18,9%
Проголосовало против 0,0%
Воздержалось 0,0 %
Голосовало 85 чел.
Не голосовало 365 чел. 81,1 %
Результат: не принято Отклоняется законопроект
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments