leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Сергей Ильченко Как нас обманывают СМИ - Правда – бог свободного человека

08.10.19 Лев МОСКОВКИН, Наталья ВАКУРОВА
Книга в Москве
Правда – бог свободного человека
Профессор Института «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ Сергей Ильченко хитрым образом и не без обмана выпустил в свет книгу «Как нас обманывают СМИ» (Ильченко Сергей, Дмитрий Goblin Пучков. Как нас обманывают СМИ. Манипуляция информацией. Предисловие Дмитрий GOBLIN Пучков. – СПб.: Питер, 2019. – 320 с., тир 3 тыс. – (Серия «РАЗВЕДОПРОС»).
Мастер-класс и презентация издания состоялись 4 октября в рамках Всероссийской научно-практической конференции «Ценностные ориентиры современной журналистики» Пензенского государственного университета.
Профессор рассказал, что поводом для книги стало его возмущение подходами главного редактора «Комсомольской правды» Владимира Сунгоркина. Речь шла о тайне перевала Дятлова. Популярная газета не заинтересована в завершении темы.
С начала февраля прошло девять месяцев, за это время Ильченко родил достаточно серьезную книгу-исследование, в котором принимали участие студенты. Вряд ли в теме перевала Дятлова есть какая-то тайна. Вероятно, кто-то из участников проведенных тогда оружейных испытаний не хочет по каким-то своим причинам, чтобы о них стало известно доподлинно. Причина подобных «тайн» иногда раскрывается совершенно случайно и в таком случае неизменно удивляет. Пути пиара неисповедимы.
Выступление Сунгоркина на пленарном заседании ежегодной конференции «Журналистика в 2018 году: творчество, профессия, индустрия» прошла 7 февраля 2019 года на Журфаке МГУ было выстроено намеренно вызывающе с противопоставлением превосходства медиахолдинга КП и не соответствующей практике подготовки журналистов: На что вы тратите годы своих студентов? Сунгоркину за державу обидно, он даже половину слов не понимает.
Стало понятно, за обидными характеристиками в адрес Журфака и собственных корреспондентов под видом конвергенции скрывается банальная экономия на оплате труда журналистов, что нелепо в сочетании с похвальбой о доходах холдинга. Наши экспертные опросы и практика парламентской журналистики показывают, что база СМИ-обмана закладывается дискриминацией информирующей журналистики и mainstream media.
В вопросах Сунгоркину возникла перепалка, но суть проблем современного глобализованного журнализма развития не получила. Запустил пикировку Сергей Ильченко. Отметил публикацию про дом Юрия Башмета полемику на сайте КП о перевале Дятлова. По мнению профессора, все это раскручивается непонятно зачем.
Сунгоркин в ответ честно сказал, что работает в системе поклонение рейтингам. Перевал Дятлова суперрейтинговая тема. Шум, гам, подготовка к экспедиции. Это самая большая загадка России.
Холдинг КП производит сотни страниц в день, откуда Сунгоркину знать, что там пишут?
Так главред КП повторил прием талантливого провокатора, замминсвязи Алексея Волина шесть лет назад на той же площадке. К тому времени рядом волевых решений в России были заложены основы развития информирующей журналистики, к чему Волин приложил руку в роли креативного исполнителя. Иначе у нас бы ничего не было кроме буйного произрастания сорняков на информационном поле. Мы об этом писали. Конференция в Пензе показала, что до сих пор в исследованиях и преподавании журналистики главная тема не раскрыта.
В книге «Как нас обманывают СМИ» упоминания Сунгоркина нет. Про историю раскрутки «Тайны перевала Дятлова» написано много, подробно и эмоционально-обличительно:
«Формирование фейков может происходить в современном медиапространстве абсолютно разными способами. Чаще всего фейк возникает один раз в эфире, сетевых ресурсах или на полосе соответствующего печатного СМИ. Но в практике наших родных медиа бывали и более уникальные случаи, когда однажды обнародованная «сенсация» в течение нескольких месяцев остается в поле внимания журналистов. А к ее раскрутке подключаются коллеги из конкурирующих органов массовой дезинформации населения. Можно вспомнить удивительную историю, похожую на сказку, которая происходила на отечественное медиаполе некоторое время назад. Называется она «тайна перевала Дятлова». Перед нами – нескрываемый его авторами откровенный медийный фейк, механизм создания которого виден невооруженным глазом.
Речь идет о расследовании трагического инцидента на северном Урале, который случился в феврале 1959 года. Он связан с загадочной гибелью так называемой «группы Дятлова» в составе девяти человек. Телепутешествия в мир мертвых давно стали достоянием таких маргинальных вещателей как телеканал ТВ-3 или телесеть ТНТ, а заодно – соответствующих псевдонаучных или криминальных печатных изданий. Однако мало кто ожидал, что подобными проблемами, их обсуждением озаботятся весной 2013 года ведущие СМИ страны. Тем не менее, это произошло. Первый канал вместе с «Комсомольской правдой» взялись разгадать «тайну» более чем 50-летней давности».
В результате проверки событийного ряда «Тайны перевала Дятлова» Ильченко насчитал увеличение версий до 64-х. к экзотике вроде НЛО и КГБ прибавились фантазии о снежном человеке и геофизической аномалии, коридоре телепортации во времени и появлении монстров-мутантов.
Ильченко вскрыл обычное сочетание двух приемов: «...Мы видим типичный метод фейковой журналистики. Он формулируется весьма лапидарно: показано, значит, доказано. Давно замечено, что в подобных лженаучных документальных творениях чаще всего используется креативный и доходчивый для зрителей принцип организации исходного материала. Он хорошо формулируется русской пословицей – «в огороде бузина, а в Киеве – дядька». К тому же под одну фабульную гребенку фантазий создателей таких лент попадают все инциденты и драматические события, которые случились либо недалеко от места исследуемого происшествия, либо со свидетелями и участниками событий. Типично логическая манипуляция для потенциальной аудитории по принципу: после этого, значит, вследствие этого».
На приведенные выводы следует обратить особое внимание. Трудно представить фейковую постановочную журналистику в условиях монопольного доминирования, если бы не были приняты отмеченные выше принятые руководством России меры, имевшие последствия для всего глобализованного журнализма. Биологически паразит или хищник не могут доминировать в сообществе, но именно к этому стремится. Однако изучение и преподавание журналистики строится не сначала «пищевой» информационной цепочки, существенное как правило выпадает в части организации и обеспечения общей жизнедеятельности.
Естественно, нет этого и в книге Ильченко. У него другая задача: генераторы фейков отработали поражение воображения в своей компетенции, на этой базе можно поражать воображение их разоблачением.
Смысл книги автор исчерпывающе раскрывает во введении: «Почему стоит говорить правду. «Правда – бог свободного человека» с известным эпиграфом неоднозначного смысла: «Правду говорить легко и приятно».
«Было это давно, в середине 70-х годов прошлого столетия. На уроке литературы в 10-м классе английской школы номер 525 г. Ленинграда мы начали изучать пьесу Максима Горького «На дне». Учительница, видимо, решив интеллектуально размять нас, неожиданно спросила: «А какое слово чаще всего звучит в пьесе?». И мы, не сговариваясь, почти хором ответили: «Правда!». Ответ оказался верным. Далее последовал разбор и изучение одной из самых депрессивных драм русской литературы, но слово «правда» прочно засело в сознании. Впрочем, сама действительность не давала его забыть. Орган ЦК КПСС – главная газета СССР – также называлась «Правда». По этому поводу даже ходила шутка о том, что в каждой республике, крае или области была своя «правда»: «Ленинградская правда», «Московская правда», «Правда Севера» и т. д. С тех пор много воды утекло в реке времени, но спор о правде продолжается. Причем порою самым невероятным образом.
Так в 2016 году по мнению составителей известного Оксфордского словаря самым используемым англоязычным термином стало словосочетание «post-truth», что в дословном переводе на русский язык означает «постправда». По мнению зарубежных экспертов, сам термин имеет датой рождения 1992 год. Но с тех пор частотность его употребления возросла неимоверно, а в том же 2016 году по подсчетам филологов она выросла в 20 раз. Русскоязычная версия зарубежного термина традиционно обрастает множеством значений. Здесь вспомним и термин «пост», который характеризует определенный формат высказывания в сетевом пространстве. Можно вспомнить и о том, что английское слово «post» означает также и почту, то есть некоторую организованную структуру, ответственную в том числе и за доставку соответствующих коммуникационных отправлений – от писем и телеграмм до посылок и доставки газет и журналов.
Однако, похоже, что англичане имели ввиду совсем другое. Судя по комментариям экспертов, термин «постправда» есть некий информационный поток, который намеренно конструируется в современном обществе с помощью СМИ и целью которого является создание виртуальной реальности, принципиально отличной от действительности. А целью подобных операций является манипуляция общественным сознанием. «Постправда» с точки зрения филологии означает «после правды». С точки зрения медиатеории его интерпретация более прагматична, если не сказать цинична. Она означает «вместо правды».
Строго говоря, описываемый нами термин является неким семантическим эвфемизмом, который теоретически допускает наличие в журналистских произведениях недостоверной, неточной, лживой информации. Чаще всего, подобные массивы сведений организуются специально, то есть носят сконструированный характер. В данной книге мы разберемся с какой целью создаются фейки, и при помощи каких механизмов СМИ манипулируют аудиторией, когда зрители, читатели, слушатели, пользователи, – словом, все, кто воспринимает информацию посредством различных каналов коммуникации, становятся объектами воздействия со стороны медиа, их руководителей и сотрудников.
В последние годы активно обсуждается даже термин «политика постправды», что еще раз указывает на политический смысл происходящих подобным образом манипуляций с массовым сознанием. Результатом таких действий и становится формирование политического дискурса с опорой не на логику и аргументы, а на эмоции, убеждения и стереотипы. Формируя контент на основании фейковых новостей, СМИ осознано исключают ту информацию, которая не попадает «в рамки» заданной картины мира. Повторение определенного набора аргументов. «оставление за скобками» иных точек зрения на событие, и что еще важнее – объективных, неподвергаемых никем сомнению фактов – наиболее распространенные приемы постправды».
Конфликт самой известной пьесы Горького «На дне» среди персонажей ночлежки в словах религиозного деда Луки: «Зачем умер бедный Сокол? Надо, надо жить ярко! ... Он грустно признаётся, что, конечно, лгал, ибо не знал, есть ли где эта блаженная земля. ... «Но на что нужна его правда, когда она камнем ложится на крылья?»
Не зря Ильченко помянул сожженного Джордано Бруно.
Таким образом, нравится нам это или нет, запрос на фабрикацию виртуальной реальности содержится изначально в человеческом сознании. Нам достался в наследство от высших обезьян генератор параллельного мира в коре головного мозга, когда мозг неандертальца был еще больше, чем у человека. Зачем, непонятно. Многообразие дикой природы содержит множество примеров поддержки эволюцией вредных признаков.
Любая живая система состоит из двух антагонистических подсистем. Генерации виртуальной реальности противостоит описанная Натальей Бехтеревой индикация ошибок. Профессор Ильченко взял на себя роль подобной подсистемы в отношении публичного информационного поля.
Введение книги «Как нас обманывают СМИ» окончательно убедило нас, что не только генераторы фейков и вслед за ними преподаватели журналистики, человечество в целом заигралось словами и заблудилось в них. На наших глазах развивается тенденция усложнения языка, обратная экономии языковых средств, описанной Дитмаром Розенталем и Владимиром Вакуровым. Какое-то давно известное явление, иногда аж несколько веков, обозначается новым англоязычным словом с мемо-потенциалом. Автор словесного фокуса получает славу оригинатора самого явления и возможности его приоритетного использования для управления массовым сознанием в разных формах.
Фактически окончание холодной войны с демонтажом СССР обозначило смену эпохи -измов на прекрасный новый мир -ингов.
А то мы забыли вариации реализма – сюрреализм соцреализм гиперреализм.
Когда мы кого-то непримиримо критикуем, стоит вспомнить, что начали первые.
Сбылась мечта англосаксов сделать свой язык универсальным. В прошлом попытки универсализации испытали латинский, французский, немецкий. Ушли вместе со своими империями.
Английский один из самых неудачных языков для целей межнационального общения, науки и образования. Развернувшаяся игра в слова намеренно наращивает неоднозначность и многозначность, случайные сиюминутные ассоциации в образовании терминов. К сожалению, теория журналистики не имеет собственной терминологии, пользуется запущенными на публичное информационное поле мемами и добавляет такие литературоведческие изыски, как нарратив и дискурс.
Слушаешь доклады на журналистской конференции и видишь, что далеко не все докладчики понимают друг друга или слышат разное в одном и том же.
Получается имитация многократно запараллеленной жизни в разных плоскостях без видения ее пространства. В нем однако все просто. Мир стал контрастно черно-белым. В нем используется всего два типа истин. Абсолютная истина требует безусловной и исключает сомнения на основе некой презумпции. Например, упомянутое превосходство английского языка. На данном основании английский упорно продавливают в делопроизводство и образование. Ряд стран уже сломались, уступив давлению в обмен на сомнительные преференции.
Относительная истина генерируется в теории, она обсуждается и доказывается в эксперименте и логическом выводе, пока два подхода не сомкнутся в единой модели.
Профессор Ильченко фактически описывает черно-белую картину мира в формате ложь vs. правда.
Мы не можем в полной мере разделить его подходы. Призывы профессора к журналистской точности на практике сталкиваются с цейтнотом перед дедлайном, действует формула время vs. правда. Ильченко и сам знает, что fake news не всегда генерируются злонамеренно. С другой стороны, машину фабрикаций зачастую запускают для демонстрации власти и просто чтоб не заржавела.
Существует несколько причин, почему фейки тиражируются. Главная том, что они изначально генерируются в релевантной форме. Актуальная правда тоже может быть релевантной, но в таком случае мы не видим проблемы.
Еще одна причина связана с боязнью редактора непроверенных новостей. Проще оштрафовать корреспондента за просос, когда опубликует другое СМИ. В результате корреспонденты конкурирующих СМИ после события становятся в кружок и проводят стремительный брейн-ринг для выработки формулировок, договариваются о времени и форме подачи. Могут сначала пойти кофе попить, но строго все на глазах друг друга, чтоб никто не опередил.
Есть запретительная причина, с которой сталкиваются только настоящие репортеры, не связанные условностями, обязательствами, рамками самоцензуры. Редакторы, журналисты, ньюсмейкеры, журналисты, преподаватели и студенты, практически все одинаково склонны обсуждать только то, что уже слышали. Нам неоднократно приходилось слышать: ваши вопросы неконкретны. Что конечно неправда. Так говорят, когда слышат впервые.
По причине нерелевантности приходится грубо говоря использовать язык оккупантов, созданный для хаотизации. Профессор Ильченко не избежал, он не вводит необходимых универсальных терминов сам и не использует естественнонаучную терминологию физики или синергетики. В книге нет даже модного ныне словечка турбулентность. Слово катастрофа является термином для описания Макроэволюции, в тексте книги встречается исключительно в журналистском применении – авиакатастрофа, техногенная катастрофа.
Вследствие нерелевантности вновь открытых фактов из дискуссии полностью выпал вопрос подмены позиций публичных фигур во власти заготовками из закрытых аналитических центров. Мы утверждаем, что вопрос генеральный и без его решения мир людей развиваться не может. Практически все описанное в книге Ильченко является следствием обозначенного явления.
Надо иметь в виду, что согласно выводу эволюциониста Юрия Чайковского, существует два вида цели. В нашем понимании есть цель автора и есть системные последствия. Например, представитель России в МАГАТЭ и других международных организаций в Вене Михаил Ульянов с неприязнью говорил на видео пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» о недоступной пониманию политике США заводить в тупик любую проблему, за которую они берутся. Однако в терминологии эволюционной генетики это единственный путь вывода из всеобщего кризиса, который имеет физическую природу. Англосаксы и их заокеанский дериват WASP блестяще развивают то, что есть. Создать кризис им не под силу.
Другой пример. Генетику известно, что ГМО безопасны и опасными быть не могут, потому что в известном смысле мы все ГМО. Горизонтальный поток генов идет постоянно. Однако если людей убедить в этом, глобальный монополист Monsanto получит возможность собирать четверть урожая из семян с патентованными генами.
Третий пример касается древней абсолютной истины о сотворении мира. Понятно, бога в том виде, как его рисуют богословы и теологии, не существует. Но вот есть в физике антропный принцип и есть антропный принцип в синергетике Сергея Курдюмова о предопределенности будущего из настоящего. Популярный благодаря программе ВГТРК «Церковь и мир» митрополит Иларион полагает, что приведенный факт вполне может быть использован в теологии. Даже странно, что до сих пор попыток не видно.
Некоторые несогласия с автором книги «Как нас обманывают СМИ» никак не умаляют ее научно-познавательных достоинств. Неформализованная журналистская форма описания допускает перевод в доказательный язык. Достаточно понимания, что это в принципе возможно на основе естественнонаучного мышления автора. Среди гуманитариев оно встречается редко и неизменно открывает пути к истине. Получается тот же активный связный мир в понимании эволюциониста Чайковского.
В этом плане легкий труд профессора (книга напечатана на дешевой бумаге и весит всего 340 грамм, стоит на Озоне 396 рублей) является определенным прорывом на фоне множества подобных. Автор подобрал ряд примеров, в большинстве достаточно свежих, причем сам подбор уже является его личным know-haw. Подбор нацелен прежде всего на связность достоверности текста. И уже во вторую зависимую очередь на поражение воображения читателя или представления журналистов в неприглядном виде, как обычно бывает.
Автор отличается двумя качествами в редком сочетании. Он прежде всего веселый и находчивый модератор в жанре Александра Ширвиндта. Данный факт безусловно придаст его книге некоторую долю популярности. Мы не были на его занятиях с учетом его питерской локации и не видели его телепрограмм, но по итогам мастер-класса в Пензе очевидно, студенты и телезрители ему симпатизируют.
Одновременно на конференции профессор Ильченко показал выверенную адекватную позицию, определившую авторский подход к проблеме лжи на публичном информационном поле. Адекватность не добавит популярности в условиях наркотизации аудитории все более ужасными ужасами и катастрофическими катастрофами.
Например, на стр. 57-59 профессор описывает как незаконную деятельность Елены Летучей по модели, отработанной на Украине. Однако в сознании телезрителей Летучая закрепилась в роли мастера журналистского расследования, способного с блеском выводить правду на чистую воду.
Откуда зрителям знать, что подается как расследование, журналист либо получает в готовом виде либо инсценирует согласно установке (презумпции) одинаково в интересах торговой или геополитической войны. Выявляемые нарушения как правило в разной степени у всех, а на экран попадают те, кого заказали конкуренты.
Заказ может быть разного уровня. На федеральных телеканалах встречаются русофобские информационные уколы или умолчания вроде того, что открыл Ильченко в контенте Ольги Скабеевой. Данные факты связываются с утверждением депутата-единоросса Евгения Федорова о распределении грантов USAID среди крупнейших национальных СМИ. Другой единоросс Андрей Исаев сообщил, что эти СМИ получают из-за рубежа обязательные к размещению материалы.
Для завершения бескрайней темы следует отметить значимый эпизод на конференции в Пензе, который никто не использовал. Почву для дискуссии создала грамотная организация дискуссии. Завкафедрой журналистики Екатерина Рева спланировала на берегу так, чтобы развитие дискуссии шло свободно в заданном конструктивном русле. Студенты присутствовали во множестве с установкой участия с вопросами. Заводилой с их стороны стал Илюша Маслов, который сыграл на мероприятии роль либеральной прессы MSM. Благодаря ему основным вопросом стали не подготовленные исследования двух резонансных инфоповодов-2019 федерального уровня, а пензенское областное событие в селе Чемодановка. Поводом обсуждения стали не стычки цыган и сельчан, а ссылка губернатора Белозерцева на Госдеп на встрече с пострадавшими местными жителями.
Когда конференция дошла до мастер-класса с презентацией книги Ильченко, осмелевший Илюша попытался оспорить возможность доказуемой истины, выводимой логически или установленной в эксперименте.
В этой истории показательно все. Она камерой-обскурой собрала пучок проблем и преподавателей и студентов.
Жертвы Google-культуры действительно не ведают про доказуемую истину. В результате все, что требует исследования, становится вопросом веры. О проблеме сказал председатель комиссии СФ по защите суверенитета Андрей Климов во время отчета по стодневному мониторингу внешнего вмешательства в выборы.
Характерно, что оценку циничности губернатора Илюша взял и «Ведомостей», ведущего MSM России. MSM не сами придумывают темы и формы подачи, они появляются в итоге перманентного скрининга потоков на публичном информационном поле и приватного контента. Читателям, студентам и преподавателям, в голову не приходит самим проверить, как на самом деле восприняли сельчане слова губернатора. Повторяется схема с использованием слов Павла Астахова «Ну чего, как вы поплавали?»
Психолог оценил бы нормально и грамотно, но MSM вывернули так, чтобы избавиться от профессионального переговорщика с адекватной позицией в борьбе за детей России. Опыт обучения и работы в США позволял ему успешно добиваться цели изнутри самих США, когда вскрылась системность организованной атаки на детство.
Так из контента MSM участники событий узнают свое собственное мнение, а за ними журналисты со своей аудиторией.
На конференции Вера Богуславская представила исследование, как через социальные сети формируют повестку, вынужденную для СМИ.
В итоге студент Илюша Маслов с дефицитом знания стал героем взрослой конференции и его продолжали обсуждать вечером на кафедре и затем наутро поминали во время экскурсии в Тарханы. Характерный фактор кризисной эпохи, когда действует не приписанный Чарльзу Дарвину отбор лучших, а центрифугальный отбор Ивана Шмальгаузена, то есть маргиналов, троечников-недоучек. Во время кризиса особь с мутацией, генетическим дефектом получает преимущества.
Исполнители метажурналистики MSM знаниями не владеют точно так же, как студент Маслов. Интеллектуальный багаж мешает участвовать в обмане и не дает получать близкое к половому удовольствие от его навязывания фигурам во власти.
«Ребята, учитесь!» – призвал во время волнений студентов ректор Московского университета, князь Сергей Трубецкой. Спустя век эти слова повторил ректор Виктор Садовничий в ответ на вопрос о поддержке студентов – участников протеста, как сделали из ВШЭ.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments