leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Стенограмма пленарное заседание ГД 23.10.19 законопроект о бюджете-2020 в первом чтении – часть 2

Стенограмма пленарное заседание ГД 23.10.19 законопроект о бюджете-2020 в первом чтении – часть 2
Ну, и наконец, хотелось бы просто показать — вот заключение комитета по бюджету, в котором отражены все точки зрения и дан самый подробный анализ всем тем проблемам, которые обсуждались. Поэтому, может быть, подводя итог вот этой части, главное достоинство бюджета, и тут я хотел бы подтвердить слова и Антона Германовича, и Алексея Леонидовича, создана устойчивая бюджетная конструкция, которая позволяет государству выполнить все социальные обязательства независимо от конъюнктуры, любой конъюнктуры, любых санкций, любой цены на нефть и так далее.
А вот дальше те замечания, те проблемы, которые были в ходе обсуждения бюджета, показали, что они выходят далеко за рамки обсуждения бюджетной политики. Потому что на самом деле сегодня мы можем ещё раз подтвердить вывод — разумная макроэкономическая политика в состоянии предотвратить экономическую катастрофу, но она не в состоянии обеспечить экономический рост сама по себе. И поэтому бюджет - это повод поговорить именно об этих проблемах.
Почему я сейчас хотел бы с этого начать? Да только потому что мы услышали в ходе обсуждения предложений в том числе, скажем, от Алексея Леонидовича, о том, что устойчивая конструкция, может быть, не стоит торопиться дальше снижать нефтегазовый дефицит, оставив его на этом уровне. Мы слышим предложения о том, чтобы поднять цену отсечения по бюджетному правилу, запустив дополнительные деньги в экономику страны. И все эти предложения, они имеют под собой серьёзную почву, серьёзные основания.
Вот для того, чтобы эти решения принимались с открытыми глазами, давайте попробуем обратиться к цифрам. Я хотел бы показать сейчас, чтобы мы обратили внимание с вами, на нефть. Ведь у нас, как бы мы не говорили об ограничении нашей зависимости от нефти, вот тот слайд, который демонстрирует, что за последние десять лет Соединённые Штаты нарастили добычу нефти более чем в два раза. У нас и у Саудовской Аравии она осталась на том же уровне, и поэтому сегодня сланцевая нефть Соединённых Штатов по существу определяет верхнюю границу цены на нефть.
Себестоимость этой нефти 51 доллар за баррель. Более того, по отдельным скважинам она опускается уже ниже 40 долларов за баррель. То есть ниже нашей цены отсечения.
И мы видели с вами на примере Саудовской Аравии, когда эти взрывы ударили по цене на нефть, но всё это продержалось, более-менее высокая цена продержалась несколько недель и снова опустилась.
Рассчитывать на работу в условиях высокой цены на нефть не приходится.
Ну а дальше давайте посмотрим тенденции, которые у нас с вами идут.
Вот я назвал цену, за счет чего такая цена на нефть в Соединенных Штатах. Да это в первую очередь за счет научных разработок, снижение, вклад в науку, которая снижает цену.
По какому пути идем мы? Мы льготируем, покажите, пожалуйста, второй слайд, мы льготируем нефтедобычу. Доля льготируемой нефти у нас в стране, которая начиналась у нас в 2006 году с 1 процента, по данным Минэкономразвития, которые были озвучены у нас на комитете, уже в 2018 году составляла 51 процент, а в 2019 году, по оперативным данным, составляет уже 56,6 процента.
А вот если мы возьмем с вами основные направления бюджетной политики, которые приложены к бюджету, мы увидим с вами, что к 2034-2036 году она вырастет до 94,4 процента.
Не говоря уже о том, что льготы даются не всей отрасли, а отдельно взятым компаниям, мы на самом деле можем сказать - нефтяная отрасль начинает работать не на страну, а на саму себя.
А всё это происходит в условиях, когда, и вот это очень важно, у нас с вами количество электромобилей только за прошлый год увеличилось на 60 процентов.
Китай на 12 процентов в год увеличивает возобновляемые источники энергии, уходя от нефтяной зависимости.
Вот те тренды, которые есть, которые есть, они говорят о том, что нам сегодня надо думать не о трехлетке, нам надо думать о перспективах, с чем столкнутся наши дети.
Такая политика в области нефти ни к чему хорошему не приведет.
Но мы с вами должны быть готовы к тому, что уже в ближайшее время нам придется работать в условиях цены на нефть порядка 30 долларов. И это я сегодня заявляю совершенно ответственно.
Вот и подумайте, чего стоят предложения, которые звучат о том, чтобы увеличить цену отсечения, и вбросить, направить нефтяные доходы на расходы.
Это вопрос устойчивости бюджетной конструкции.
Но я не случайно заговорил сначала о нефти и сказал о науке. Я хотел бы сейчас вернуться к тому, что мы можем сделать.
Вот давайте посмотрим наши расходы на науку. Здесь очень много говорилось очень важных проблем. Но вот расходы... Если мы возьмём с вами расходы на науку, на самом деле Россия в десятке, мы реально в десятке, мы занимаем, по-моему, девятое место по расходам на науку в абсолютном выражении. Волнует другое.
Кстати, я сразу хочу сказать, у нас с вами сегодня, понятно, во всех странах мира вложения государства в науку составляют только 30 процентов, в Японии даже меньше, основное — это бизнес. Бизнес в науку не вкладывается у нас, поэтому практически мы можем говорить только о государственных возможностях.
Но вот если мы возьмём с вами наши государственные возможности, мы увидим, что сегодня мы отстаём по вложениям в науку от Соединённых Штатов в 33 раза, от Китая в 16 раз, от Японии в 10 раз и так далее. Но самое главное, что мы видим, что они наращивают расходы в науку, потому что в прошлом году у нас с вами отставание было в 26 раз от американцев, сегодня, я говорю, в 33, в 12 раз от Китая, сегодня в 16 и так далее. Мы, к сожалению, не наращиваем расходы на науку теми темпами, как наращивают другие страны. И вот это и есть главная проблема. Они строят своё развитие на научных результатах, мы, к сожалению, всё больше и больше развиваемся экстенсивно.
Следующий вопрос, который возникает. Я не буду давать на самом деле... Сейчас просто покажут слайды о том, как это идёт в долях ВВП. Но, безусловно, не могу не остановиться на том вопросе, что в указе президента от 7 мая 2012 года, 599-й указ, было ясно сказано, что уже в 2015 году мы должны были довести расходы на науку до одного процента семидесяти сотых ВВП страны. Хочу заметить, что даже в 2020 году у нас с вами происходит не просто снижение этой доли, но в 2022 году мы достигаем только одного и одной сотой процента. Я думаю, что...
Вот тут хотел бы просто сказать один очень важный тезис. Рассмотрение бюджета и даже его принятие - это не конец пути, это начало пути, это старт, это те задачи, которые мы должны себе поставить.
Почему я говорю об этом? Мы рассматривали государственные программы, и мы видим, что некоторые министерства и ведомства даже примерно не представляют, что в этих программах написано. Они просто элементарно не знают тех показателей, которые они должны достигать. И это, простите, видели все - члены не только бюджетного комитета, но и те, кто присутствовал от профильных комитетов.
Задача об инвестициях, о которых говорил Алексей Леонидович, о которых в принципе говорил президент, вот, посмотрите, это задача, то, что должна быть доля инвестиций достигнута 25 процентов ВВП.
Кстати, здесь хотел бы просто обратить внимание на одно очень важное обстоятельство. Министерство экономического развития, когда говорит о том, что будет определять развитие экономики, оно называет два пункта.
Первый - это улучшение инвестиционного климата с учётом увеличения доверия населения к судебной и правоохранительной системе, а второй -динамичное внедрение цифровых технологий. Просто интересно, кроме Министерства экономического развития верят в эти факторы экономического роста?
Но дальше давайте всё-таки вернёмся, спустимся на землю. А вот это то, что мы показывали, когда был... рассматривали с вами итоги 2018 года -падение инвестиций в регионе. На самом деле они на что должны тратить деньги? На расходы. Расходы регионов на выполнение социальных обязательств постоянно повышаются.
Давайте вот, знаете, чтобы на конкретном примере мы могли посмотреть, как это происходит. Мы вот выбрали, скажем. Курганскую область. Почему?
Потому что она вошла в список всех регионов, которым должна быть оказана дополнительная поддержка.
Вот посмотрите, ситуация по инвестициям в Курганской области за предшествующие годы, и вот тот план, который им был спущен Министерством экономического развития, что они должны сделать: ни обоснований, ничего. Но ведь экономические показатели, которые должны добиться регионы — это то, что составляет показатели страны. Специфика регионов, их возможности никем не учитывались, никем не просчитывались, их просто механически разделили.
Указ президента незыблем, он должен быть выполнен, но, наверное, надо посмотреть возможности регионов хотя бы по этапам, как их выполнять. К сожалению, по экономике это сделано не было. И вот пример по инвестициям как раз об этом и говорит.
Наконец, следующий вопрос. Мы с вами говорим о том, что возрастают расходы. Говорил Алексей Леонидович, я с этим готов тоже полностью согласиться, комитет это полностью подтверждает.
Ведь посмотрите, что у нас происходит: у нас увеличиваются трансферты регионов в первую очередь за счет национальных проектов. Но указ президента о заработных платах никто не отменял, они должны быть выполнены.
И вот если мы с вами сейчас увидим, посмотрим выполнение майских указов по зарплате, я прошу перескочить и показать сразу 13-й слайд, мы увидим с вами, что выполненные в 2018 году не обеспечены деньгами, начинается снижение, отсюда и вопрос доверия людей. Простите, это что, было нужно к дате, а дальше мы выполнять это не будем? Эти зарплаты не будут сохраняться на этом уровне? Они не будут расти в соответствии с экономикой?
Но вот здесь мы говорим, есть поддержка из федерального бюджета — 100 миллиардов рублей, но когда мы говорим о том, что надо индексировать, мы индексируем все, что угодно, что попадает в казну, но мы не индексируем то, что должно прийти людям, что должно прийти в регионе, эти 100 миллиардов не индексируются. А если у нас есть инфляция, то, естественно, у нас и растут потребности, тем более с учетом экономического роста, в том, чтобы выполнять зарплатные указания. Я думаю, что это первое обязательство государства, и очень важно, чтобы ни у кого не возникло сомнений в том, что они будут выполнены.
Наконец, хотел бы просто обратить внимание ещё на одно обстоятельство, оно действительно очень важное. Мы говорим о том, что деньги, которые мы даем регионам, Алексей Леонидович абсолютно прав, когда об этом говорит, они связанные. Мы по-прежнему с федерального уровня определяем цель тех средств, которые выделяются регионам из федерального. Более того, мы даже регулируем те доходы, которые получают сами регионы. Вот при этой зарегулированности какой-то свободы маневра не остается. Очень важно то, что сейчас по предложению Государственной Думы, Председателя Государственной Думы и то, что озвучил Антон Германович, дать возможность регионам вдохнуть, а снижение бремени по бюджетным кредитам, безусловно, будет способствовать этой задаче.
Ну и, наконец, хотел бы обратить внимание, на то, что сказал Алексей Леонидович, вы знаете, вот у нас хорошо, мы говорим об эффективности бюджетных средств, как их довести, но ведь огромное количество средств на счетах компаний, которые мы им переводим, разным, поддержка из бюджета, все это здорово. В тот момент, когда они попадают на счета компаний, они перестают быть бюджетными, и те, кто их получил, не отвечают за эффективность их расходования, вот это одна из самых больших проблем на сегодняшний день. Контроль парламентский, контроль бюджета должен быть распространён на все средства, и все они должны работать на страну. Но возвращаясь к выводу комитета, это не относится... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте, пожалуйста, время.
Макаров А. М. Это не относится вот к той бюджетной конструкции, которая сегодня представляется в Думе. Это задание, задание нам с вами, задание правительству, задание министерствам и ведомствам, что мы должны сделать для того, чтобы вот этот, вот этот бюджет работал на страну в полном объёме.
Комитет по бюджету поддерживает принятие бюджета в первом чтении и приглашает все комитеты к работе в рамках второго чтения. Спасибо. (Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо, Андрей Михайлович.
Вот вы хороший вопрос задали всем нам: что мы должны сделать? Коллеги, мы должны более ответственно подходить к своей работе. Вот посмотрите, мы сегодня рассматриваем закон о бюджете, в зале все руководители фракций, все, они вчера занимались изучением законопроекта о бюджете, сегодня здесь, но ряд наших коллег отсутствует. Вот мы вчера изучали вопросы, связанные с отдельными регионами, которые менее всего бюджетно обеспеченные, мало кто верил, что такой разговор состоится, но он состоялся, благодаря тому, что комитет поставил этот вопрос остро, благодаря тому, что министр услышал, и обсуждали уже конкретные территории, их перечень. А ряда депутатов нет, а мы за них обсуждаем. И мы сегодня, кстати, будем обсуждать это в проекте постановления. И когда вчера называли регионы, потому что они по всем критериям, которые высказали и эксперты, и комитет, и министерства, относятся к регионам с низким уровнем социально-экономического развития. Министр говорит: ну, если вы считаете, другой должен быть регион, давайте другой регион обозначим, но это будет несправедливо по отношению к гражданам, которые живут в регионах. Депутат должен в этот день в любой ситуации принимать участие в обсуждении бюджета. От этого зависит жизнь в стране и в регионах. Болезнь - это единственное, что может быть аргументом.
Что касается более радикальных мнений, коллеги, давайте это оставим, как раз это недопустимо. Вот вы сначала обсудите бюджет, а потом уже думайте об этом, да. А Толстой говорит: мандат сначала сдайте. Может быть, и так.
Вот мы с вами описываем ситуации, связанные с лишением депутатских полномочий, там много разных вопросов, которые, по большому счёту, не влияют ни на работу депутата, ни на его ответственность перед избирателями. Но рассмотрение этого вопроса и неучастие в обсуждении законопроекта о бюджете, да, наверное, это та тема, которая достойна того, чтобы взять и записать.
Не пришёл на рассмотрение бюджета — это большой звоночек к тому, что ты не хочешь исполнять депутатских полномочий. Ну, коллеги, вот Геннадий Андреевич здесь, Жириновский здесь. Вот он уже сидеть устал, стоит, понимаете? Почему? Он готовится выступать. Неверов здесь, Миронов здесь.
Коллеги, у нас кто-то для себя решил устроить отдых в этот день, в этот день надо собраться и делать всё для того, чтобы решить проблемы следующего года и последующих для своих избирателей.
Вот Силуанов - пример: всю ночь стоял перед Макаровым, всю ночь и сейчас перед нами стоит. Выступление Алексея Леонидовича - это же какой разворот. Алексей Леонидович, вы посмотрите для того, чтобы понять это, иногда со стороны надо посмотреть. Мы поэтому вам давно говорим, что необходимо развивать экономику. И здесь солидарны с Макаровым.
И у нас ряд предложений есть с вами, у нас предложения есть конкретные. Антон Германович, если вы поддержите нас, будут сдвиги. Вот вы поддержали по 10 регионам, коллеги, мы по 10 регионам с вами уже берём и сокращаем разрыв по бюджетной обеспеченности.
Коллеги, да, а сегодня сложно будет сделать выбор фракции КПРФ, потому что речь идет о том, что мы предлагаем увеличить объемы финансирования комплексного развития сельских территорий в 2 раза. Как вы будете против этого голосовать? Мы же собираемся в течение года решать, у нас в постановлении это отражено. Да, коллеги, ну это вопрос выбора и вопрос аргументов. Вот видите, мои реплики и выступление вернули Владимира Вольфовича назад в зал, он уже всё хотел уходить, а сейчас он вернулся, он понимает, что наступит время дискуссии.
Слово предоставляется Жигареву, члену фракции ЛДПР, председателю комитета, ведущего комитета Государственной Думы. Пожалуйста, вашу оценку выскажите в отношении бюджета, в том числе, может быть, опираясь на мнение фракции ЛДПР.
(Аплодисменты.)
Жигарев С А., председатель Комитета ГД по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству, фракция ЛДПР.
Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!
Мнение нашего комитета, рассмотрев прогноз социально-экономического развития страны на предстоящие 3 года, практически зеркально отражает те задачи, о которых говорил Андрей Михайлович в своем предыдущем выступлении.
Наиболее серьезным недостатком представленного документа является то, что в нем не намечено существенных изменений ни в технологической, ни в отраслевой, ни в пространственной структуре экономики.
Так в качестве рецептов ускорения технологического развития страны прогноз предлагает развитие цифровых платформ, создание сети инновационных научно-технических центров, а также реализацию различных программ технологического развития.
Однако уже сейчас ясно, что создание научно-технологических центров по типу "Сколково" практически никак не влияет на технологическое перевооружение российской экономики, а следовательно и на ускорение технологического развития страны, поскольку разработки таких центров в большинстве случае не находят применение в реальном секторе экономики или не доходят до практической реализации. Наряду с этим есть риск, что новые инвестиции, которые содержатся в проекте "Цифровая экономика", могут быть не реализованы в установленные сроки в силу неготовности проектных и иных решений. Речь идет, в том числе, об инвестициях в роботизацию производств, развитие технологии искусственного интеллекта и Интернет вещей.
Особую тревогу у комитета вызывает отсутствие в прогнозе системного видения того, как в ближайшие 3 года будет развиваться IT сектор - ядро новой экономики и какие меры для его поддержки планируется реализовать в прогнозном периоде.
Всё это ставит под сомнение повышение уровня конкурентоспособности экономики и улучшение позиции России на перспективных высокотехнологичных рынках в ближайшие несколько лет. Помимо этого прогноз, как и документы прошлых лет, по-прежнему воспроизводит инерционный тренд развития российской экономики, в рамках которого проблематично рассчитывать на улучшение динамики и качества экономического роста. Так согласно прогнозу, одним из ключевых драйверов роста экономики в предстоящие три года должны стать инвестиции в основной капитал. При этом рост госинвестиций, по мнению разработчиков документа, будут обеспечиваться за счёт реализации нацпроектов. А частные инвестиции за счёт снижения административных барьеров и развития кредитного цикла на основе восстановления на строение бизнеса. Если в части госинвестиций всё более-менее ясно, то в отношении частного капитала возникает вопрос о том, насколько упомянутые меры смогут реально повлиять на инвестиционную активность частного бизнеса. Чтобы обеспечить экономический рост 3 процента, нужно, чтобы на каждый рубль госинвестиций бизнес вкладывал в расширение производства 2 рубля и даже более.
Между тем в условиях низких темпов экономического роста стагнирующего спроса и уровня защиты инвестиций, которые оставляют желать лучшего, мотивация частного бизнеса к инвестированию находится на достаточно низком уровне. Однако разработчики прогноза не приводят по этому поводу никаких содержательных обоснований. В прогнозе также нет ответа на вопрос о том, как будут решаться предусмотренные указом президента задачи по выходу на темпы роста производительности труда не ниже 5 процентов в год, а к 2024 году не менее, чем на 10 тысяч средних и крупных предприятий базовой, не сырьевой отраслей экономики. Хотя отставание темпов роста производительности труда от роста зарплат продолжает оказывать крайне негативное влияние на развитие всей российской экономики.
Отмечу, что эти и другие перечисленные в заключении комитета недостатки прогноза во многом связаны с отсутствием долгосрочной стратегии социально-экономического развития. Поскольку именно в ней и должно быть представлено системное видение того, как будут решаться структурные проблемы российской экономики и вопросы формирования новой модели экономического роста, которые базируются на цифровизации и инновациях.
В этой связи комитет рекомендует правительству в следующем году максимально активизировать усилия по подготовке и утверждению стратегии долгосрочного социально-экономического развития страны до 2036 года.
Это позволит создать новую основу для повышения надежности и достоверности параметров среднесрочного прогноза на период 2021-2024 годов, избавив его от многих недостатков прогноза, который мы рассматриваем сегодня.
С учетом изложенного комитет считает, что основные макроэкономические показатели прогноза, как и в прошлом году, не обеспечат правового, научно-технологического и социально-экономического развития Российской Федерации, предусмотренного указом президента за № 204.
Ну и в конце своего выступления хотелось бы присоединиться к словам Андрея Михайловича, но более с худшим анализом, что мы столкнемся с падением цен на нефть, с заменой на восполняемые источники энергетики, не наши дети, а думаю, что уже мы и достаточно в близкой перспективе. И к этому надо готовить нашу экономику. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Сергей Александрович.
Уважаемые коллеги, переходим к обсуждению законопроекта о бюджете. У нас с вами от фракции КПРФ Кашин Владимир Иванович. Пожалуйста, Владимир Иванович. Только говорите, кому вопрос адресуете, потому что этот вопрос может быть как к министру финансов, так и к Председателю Счётной палаты, так и к председателю бюджетного комитета.
Кашин В. И., председатель Комитета ГД по аграрным вопросам, фракция КПРФ.
Прошу потом засчитать время, ладно?
Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемый Антон Германович, я хочу сказать, что бедность в России во многом определяется нищетой сельского населения, а коэффициент смертности и рождаемости на селе отбросил Россию по данным ООН на последнее место.
Комплексная программа "Развитие сельской территории" предусматривает решить три задачи.
Первая - это демографически. Второе - это доход. И третье - создать нормальные условия для жизни на селе. Предложенный бюджет перечеркивает все усилия этой программы.
Антон Германович, скажите, почему такое предвзятое, несправедливое отношение Минфина к крестьянам? Есть русская поговорка: от ненависти до любви один шаг. Здесь его в правильном направлении, обеспечьте нам паспортные значения программы комплексного развития села и верните задолженность но программе "Развитие сельского хозяйства и продовольственных рынков".
И у нас не будет к вам вопросов, и мы вам гарантируем, что обеспечим контроль за эффективным исполнением каждого вложенного рубля.
Сил у а нов А. Г. Уважаемый Владимир Иванович, уважаемые депутаты! Не могу согласиться с такой постановкой. Почему? Потому что действительно мы в предыдущие годы финансировали программу "Социальное развитие села" в объёме порядка 17 миллиардов рублей. В этом году цифра удвоена. Кроме того, в программах, которые, по сути, решают те же самые задачи, вот вы сказали, здравоохранение, образование, цифровизация, это всё то, что необходимо и селу в первую очередь. И если посмотреть только по программе "Образование", то на село предусмотрено около 20 миллиардов рублей. Если посмотреть по программе "Здравоохранение", цифра ещё больше.
Наша задача заключается в том, чтобы обеспечить координацию этих средств, ведь деньги есть в бюджете на село? Есть. Давайте мы возьмём под контроль те ресурсы, которые предусмотрены у нас уже в бюджете и тратятся на село. У нас, кстати, есть, предположим, детский бюджет, это все ассигнования, которые предусмотрены в разных программах на реализацию задач по поддержке детей. То же самое и здесь давайте также сделаем. Есть задача по поддержке сельских территорий, но в каждой программе есть свои средства. Поэтому наша задача - их координировать и следить за их эффективностью использования. Спасибо.
Председательствующий. Владимир Иванович, вы что-то хотите дополнить? Ваш голос, даже если вы тихо что-то говорите, он так гулко раздаётся. Что-то хотите добавить? Нет?
Кашину включите. Добавили? Спасибо.
Слово предоставляется Катасонову, фракция ЛДПР.
Катасонов С. М., фракция ЛДПР.
Уважаемый Антон Германович, вот инвестиции в основной капитал - это, наверное, показатель, который характеризует практически всё, это главнейший индикатор, это и доверие населения, доверие инвесторов, это рост ВВП, рост реальных зарплат, рост рабочих мест, вот это показатель.
Президент ставил задачу к 2015 году достичь уровня 25 процентов, к 2015-му.
Мы топчемся вокруг 20 процентов. И постановлением председателя правительства вот в 2019 году опять ставится задача 25 процентов. Это что, уже 2024 год?
То есть все-таки есть ли реальный план, реальная "дорожная карта", как мы хотим достигнуть этого показателя и какой это обозримый срок?
И те ошибки, которые вот были допущены при реализации этого плана, они будут учтены?
Силуанов А. Г. Спасибо, уважаемый Сергей Михайлович, за вопрос.
Уважаемые депутаты, действительно, без инвестиций не будет и роста, не будет роста - не будет и доходов. Инвестиции - это первая ключевая задача, которая решает наши конечные цели.
Что делает правительство?
Первое. Разработан план по увеличению инвестиций. Там и регуляторика, там и отмена тех актов, которые мешают инвестициям, так называемая гильотина регуляторная, здесь и дополнительные ресурсы, которые мы предусматриваем за счет средств Фонда национального благосостояния в следующем году, тоже пойдут деньги на, значит, стимулирование частных инвестиций, потому что Фонд национального благосостояния, мы предусматриваем, вкладывает только при условии, что если за ним придут частные инвестиции. Вот. Безусловно, это и национальные проекты.
Ведь тот объем ресурсов, который дополнительно сконцентрирован, который, мы говорили, больше двух процентов ВВП, идут в большей степени -дороги, цифру, в поддержку предпринимательской инициативы, МСП и так далее. Всё это должно подстегнуть инвестиции и всё это должно привести к дополнительным темпам роста.
Поэтому сейчас задача поставлена, она поставлена как в целом по, значит, министерствам и ведомствам. У нас все параметры по инвестициям распределены по ведомствам и по регионам.
Действительно, сегодня, сейчас критиковали о том, что, значит, большие задачи поставлены перед субъектами Российской Федерации. Ну а как иначе? Общая задача 25 процентов - это очень амбициозная задача.
Поэтому здесь должны участвовать все - и федеральные ведомства, и регионы, и муниципалитеты.
Поэтому есть источники, есть целеполагание. Мы занимаемся непосредственно отработкой этой задачи.
Но ещё раз повторюсь тоже, законопроект ждут предприниматели о защите и поощрении капиталовложений. В осеннюю сессию мы внесём. Будем вас просить рассмотреть эти инициативы.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Антон Германович, было бы правильно, исходя из тех вопросов, которые звучит, и, собственно, они звучат не только из уст депутатов, но и от Председателя Счётной палаты Российской Федерации, соотнестись с предложением, которое было высказано депутатами, и мы сегодня его вынесли на рассмотрение в рамках постановления Государственной Думы, необходимость стимулирования инвестиций в регионах за счёт тех средств, которые регионы должны Минфину по бюджетным кредитам. В рамках государственно-частного партнёрства регионы должны стимулировать инвестиционную активность. И эта возможность есть.
Вот предложение, которое было высказано, всё-таки хорошо было бы обсудить, потому что это какие-то реальные идеи и предложения, они тем более могут быть реализованы уже в рамках сегодняшних решений. Поэтому, если можно, всё-таки нам, конечно, хочется, чтобы до конца рассмотрения бюджета мы этот вопрос решили. И тогда у нас те территории, где и низкая бюджетная обеспеченность, территории, где у нас низкая инвестиционная активность, получат хотя бы шанс, возможность для того, чтобы создавать рабочие места, чтобы бюджет у них увеличивался. А так у них безнадёга, закредитованность и дальше нет никакой перспективы. Вот эту перспективу мы с вами должны дать. Потому что наши коллеги уходят в обсуждение правильных вопросов, макропараметры, а мы с вами можем, в общем-то, этот вопрос обсудить и в преломлении к регионам.
Пожалуйста, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" - Гетта Антон Александрович.
Подготовиться Емельянову.
Гетта А. А., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Спасибо, Вячеслав Викторович.
Вопрос Министру финансов.
Уважаемый Антон Германович, рассмотрение государственных программ в Государственной Думе на заседаниях профильных комитетов и Комитета по бюджету и налогам показало, что госпрограммы по-прежнему формальные и не решают поставленные перед ними задачи. Многие цели и индикаторы, видимо, поставлены просто, чтобы были.
Счётная палата всё также говорит, что многие программы не подлежат оценки из-за включения в них простой ненаблюдаемых показателей.
По мнению Счётной палаты, в 2020 году не будут достигнуты 280 показателей из госпрограмм, что составляет 19 процентов от общего количества. Интеграция национальных проектов в госпрограммы стала чисто формальной на уровне аналитического включения расходов нацпроектов в структуру госпрограмм.
Между тем, национальные проекты уже реализуются один год, и вопрос: почему в этом году все про1раммы не были доработаны, чтобы соответствовать национальным целям, мероприятиям и индикаторам федеральных проектов?
Как вы считаете, как переработать госпрограммы, чтобы они перестали быть просто еще одним разрезом расходов и стали государственной политикой в отдельных отраслях?
Силуанов А. Г. Спасибо за вопрос.
Уважаемые депутаты, постановка абсолютно правильная и справедливая. Договорились действовать в правительстве поэтапно. Действительно, мы увидели, что национальные проекты, инструмент как сам по себе очень эффективный, и спрос за национальный проект, ответственность, и главное что подход к целеполаганию и планированию, он тот, который необходимо распространять и дальше.
Поэтому в правительстве мы приняли решение о том, что начиная с 2021 года, мы программы, государственные программы построим по принципу национальных проектов, то есть цели, ресурсы, ответственные и этапы контроля. С 2021 года эта работа будет сделана.
Председательствующий. Пожалуйста, следующий вопрос Емельянов Михаил Васильевич, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ". Подготовиться независимому депутату Шайхутдинову.
Емельянов М. В., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Антон Германович, наша фракция традиционно подготовила альтернативный вариант бюджета, и традиционно его доходная часть выше, чем у правительственного. На 2020 год примерно на 5 триллионов рублей за счёт, прежде всего, введения прогрессивной шкалы налогообложения, предложения дифференцированного возврата НДС экспортёрам сырья, увеличения ввозных и вывозных таможенных пошлин там, где это возможно, изменения принципов налогового манёвра и так далее. О них изложено в нашем альтернативном бюджете, и надеюсь, хотя бы вы бегло с ними познакомились.
Но правительство их упорно отвергает. Есть вопрос: почему? Наш вопрос. Ведь они не только экономически обоснованы, но и отвечают ожиданиям значительной части населения нашей страны. Спасибо.
Силуанов А. Г. Уважаемый Михаил Васильевич, уважаемые депутаты! Мы рассматривали так называемый альтернативный бюджет, хотя в государстве всегда есть один бюджет, и никаких альтернатив здесь быть не может, но отдельные положения, конечно, нужно изучать и нужно анализировать.
Тем не менее вопрос вот, предположим, отмена возмещения НДС для экспортеров сырья. К чему это приведет? К тому, что мы снизим наши просто экспортные возможности, наши пусть даже и сырьевые товары будут неконкурентоспособными на внешних рынках, или просто наши тогда, значит... наши экспортеры получат меньше соответствующей экспортной выручки.
Или введение прогрессивной шкалы НДФЛ, предусмотрено 560 миллиардов рублей. Но мы договорились о том, что в течение шестилетнего периода - с 2018 года мы не будем менять налоговую нагрузку. Здесь тоже не можем с вами согласиться.
Дальше. Введение плоской шкалы страховых взносов и снижение страховых взносов. Вопрос, как будут формироваться права граждан в случае снижения страховых взносов?
Повышение цены отсечения до 45 долларов за баррель. Но мы говорили о том, что мы в целом двигаемся в рамках тех подходов, правил, которые мы реализуем, по увеличению, постепенному увеличению базовой цены, которая учитывается в бюджете.
Снижение НДС до 18 процентов. Мы только что приняли решение по увеличению НДС и сконцентрировали ресурсы эти на ключевые направления национальных проектов.
Поэтому в целом какие-то элементы предложений, значит, бюджета... не то что бюджета, предложений, которые сформулированы фракцией "ЕДИНАЯ РОССИЯ"... "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", могут быть рассмотрены, мы готовы их обсуждать, но как таковой альтернативный бюджет, на наш взгляд, нецелесообразно рассматривать как такую альтернативу настоящему бюджету. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Пожалуйста, по ведению Алимова Ольга Николаевна. А кто за Алимову Ольгу Николаевну кнопки нажимает? Понятно.
Коллеги, пожалуйста, Шайхутдинов Рифат Габдулхакович, независимый депутат, избран от партии "Гражданская платформа".
Шайхутдинов Р. Г. Спасибо.
Уважаемый Антон Германович, вот в 2020 году увеличивается объем финансирования по нацпроектам, но при этом, как сказал здесь Алексей Леонидович, что реализация хромает - в районе 50 процентов по реализации. А по нацпроекту поддержки малого и среднего бизнеса мы видим также, что там ещё, видимо, ниже 50 процентов реализация.
Вот на сегодня уже слышны из регионов отзывы малого бизнеса о том, что такой проект им, такой нацпроект им не нужен. Сложность получения поддержки, отсутствие рефинансирования закредитованных предприятий по более низкой ставке, соответственно, отсутствие поддержки рынков для малых предприятий — тормозит этот нацпроект. Не считаете ли вы, что его надо доработать, повернуть лицом к бизнесу и, может быть, всё-таки разрешить рефинансировать... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте время.
Шайхутдинов Р. Г. Спасибо.
И может быть, Минэкономики согласилось с нами с тем, что всё-таки, может быть, разрешить рефинансировать из денег нацпроекта в закредитованные предприятия по более высокой ставке, чтобы они получали всё-таки кредиты по 8,5.
Спасибо.
Силуанов А. Г. Уважаемый Рифат Габдулхакович, уважаемые депутаты! Нацпроект "МСП", я здесь не могу согласиться с тем, что он неэффективен. Основная проблема у малых предприятий - это доступность заёмных средств и их стоимость. И наибольшие ресурсы сконцентрированы в этом проекте на субсидировании процентной ставки - 8,5, как вы и сказали. В прошлом году по субсидированной процентной ставке выделено было 80 миллиардов рублей. В этом году мы оцениваем, что будет более 600 миллиардов рублей. Да, это пока не те задания, которые у нас спланированы на текущий год, но мы расширили перечень субсидируемых предприятий малого и среднего предпринимательства, мы расширили объёмы кредитов, которые получают на инвестиционные цели субъекты малого и среднего предпринимательства. Поэтому ваше предложение о том, что давайте примем решение о рефинансировании, рефинансирование ранее взятых кредитов, мы такие предложения на проектном комитете рассматривали, но это касается не всех кредитов, а только тех, которые должны пойти именно, ну, как бы в новое производство.
Это не торговые предприятия, это не те кредиты, которые пойдут именно на развитие производства. В этом плане мы готовы смотреть этот вопрос. Спасибо.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments