leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Стенограмма пленарное заседание ГД 23.10.19 законопроекты о бюджетах-2020 ПФР ФФОМС ФСС – часть 3

Стенограмма пленарное заседание ГД 23.10.19 законопроекты о бюджетах-2020 ПФР ФФОМС ФСС в первом чтении – часть 3
Фонд соцстраха считает, что такие категории есть, мы их со здравом обсуждали, — это диабетики, это инсультники, и в данном случае мы заинтересованы со здравом выработать механизм, чтобы они как врачи видели, кого нужно поощрять к здоровому образу жизни. И, наверное, тогда у Фонда соцстраха возникнет вопрос регулирования тарифов, потому что тогда нам придется перейти от фиксированного тарифа к гибкому, чтобы поощрять предприятия, где профессиональный осмотр и диспансеризация объединены ради такого направления.
Мы готовы за счет Фонда соцстраха, такая была предварительная договоренность в правительстве, посмотреть, как профинансировать кабинеты цеховых врачей, чтобы купить необходимое оборудование, но, естественно, мы такой проект можем делать только с Минздравом, и я думаю, что если он получится, то он будет, наверное, красивым, и мы с удовольствием о нём расскажем. Но мы как соцстрах точно готовы туда двигаться. Спасибо.
Председательствующий. Гартунг Валерий Карлович, пожалуйста.
Гартунг В. К. У меня к Дроздову Антону Викторовичу вопрос, но, подчеркиваю, не как к главе Пенсионного фонда, а как к официальному представителю Правительства Российской Федерации.
Уважаемый Антон Викторович, ну, Антон Германович, ваш коллега, сегодня не смог ответить на вопрос, в чём проблема использования, применения плоской шкалы страховых взносов, уйдя от регрессивной шкалы. Как вы знаете, те 10 процентов, которые свыше миллиона 100 в год, идут в Пенсионный фонд, они идут на солидарную часть пенсии, оставляя тот же самый принцип, но взимать не 10 процентов, а в полном объёме, по полной ставке все 26 процентов, в том числе и в полном объёме в Пенсионный фонд, да? Каким образом это... Где здесь сложности подсчёта пенсионных прав граждан? Это первая часть.
Второе. Мы предлагаем одновременно вернуться, так как мы увеличим доходы бюджета Пенсионного фонда, мы предлагаем вернуться к индексации пенсий работающим пенсионерам и прекратить заморозку пенсионных накоплений граждан, накопительной пенсии. Вот прокомментируйте, пожалуйста, готово ли правительство какие-то шаги в этом направлении делать и... (Микрофон отключён.)
Дроздов А. В. Спасибо, Валерий Карлович.
Три вопроса, я так понял. Начну с последнего по поводу пенсионных накоплений. В связи с тем, что принято консолидированное решение о том, что накопительная часть должна носить добровольный характер, то, соответственно, изменилась концепция закона, и в настоящее время она проходит обсуждение, вместе с его принятием будет принято окончательное решение по ставке.
Вторая тема — это работающие пенсионеры и плоская шкала. Дело в том, что, во-первых, не покроет это увеличение ставки просто по деньгам тех расходов, которые нужно будет на работающих пенсионеров. Я сказал, что в следующем году это где-то 368 миллиардов, этих средств будет недостаточно. А что касается введения увеличения вот этой ставки сверх передела, то в этом случае мы исходим из того, что у нас страховой принцип, и он везде прописан, что вот этот предел, он предусматривает формирование пенсионных прав. Если мы увеличим... уберём этот предел, мы должны будем тогда для граждан с высокими заработками, а это, я напомню, с учётом формирования предела на следующий год более 100 тысяч зарплата в месяц, то мы для них будем тогда формировать, то есть это и может быть и 500 тысяч, и миллион рублей, мы для них тогда будем, соответственно, формировать пенсионные права. А учитывая, что система консолидированная, то это может привести к разбалансированности системы.
Мы исходим из того, что эти граждане, кто получают такую высокую заработную плату, могут самостоятельно, дополнительно формировать свои пенсионные права в других системах, в том числе в добровольных, поэтому это просто исходит из страхового принципа системы. Спасибо.
Председательствующий. Шурчанов Валентин Сергеевич.
Шурчанов В. С, фракция КПРФ.
Спасибо.
Вот коллега Гартунг у меня все вопросы, по сути дела, переспросил, но я тем не менее, уважаемый Антон Викторович, вот в этом же направлении дам.
Вот по индексации, неиндексации работающим пенсионерам. Вот 7,3 миллиона, 7,3 миллиона (Топилин сейчас в последний раз сказал) работающих пенсионеров. Но если экономим мы, по сути дела, по индексации 12 тысяч в год, то получается порядка 83-85 там миллиардов рублей.
Ну каждый год наслаивается, в конечном итоге, это всё выравнивается.
Всё-таки нам вот представляется, с точки зрения того, чтобы был стимул, была бы обеспечена, в общем-то, занятость населения.
А, с другой стороны, чтобы были профессиональные кадры и действительно, раз задачи повышения производительности труда у нас стоят, надо вернуться к индексации пенсий. От этого, мне представляется, не только Пенсионный фонд, но в целом экономика выиграет, потому что вот вы сейчас уже замучились, честно говоря, что каждые три месяца пенсионеры работающие увольняются, потом в принципе индексацию получают... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте время.
Шурчанов В. С". Да, я хочу вот завершить на чём. Действительно, пенсионные фонды на местах жалуются, потому что работающие пенсионеры, чтобы индексацию получить, они увольняются к концу года, а потом уже где-то в феврале обратно возвращаются на работу. Пенсионные фонды, штатный аппарат, они перезагружены, мы действительно очень много теряем, а самое главное, проявляется полная такая вот незаинтересованность к росту экономики и ускорению темпов.
Спасибо.
Дроздов А. В. Да, спасибо, Валентин Сергеевич.
Я хотел сказать, конечно, мы когда просто принимали эти решения, мы принимали эти решения в условиях жестких финансовых о1раничений, я просто хочу напомнить, и это было самое мягкое из трех предлагаемых решений. Просто еще раз напомню, было решение не платить пенсию совсем работающим пенсионерам, имею в виду, что страховой случай для выплаты пенсии это старость и потеря... в связи с этим невозможность трудиться.
Второе решение это было не платить фиксированную выплату там или как это ... базовая часть пенсии, что значительно больше. И третья часть это не индексировать пенсию, при этом после того как пенсионер прекращает работу, то ему пенсия выплачивается с учетом в размере, как бы увеличенном на все индексации.
Поэтому просто напоминаю, как мы принимали эти решения. Если возвращаться назад к этому решению, то нужно найти почти 370 миллиардов рублей, это большие средства, как бы у нас там с учетом нацпроектов, с учетом других решений вот их сейчас нет.
Поэтому я хотел бы вам сказать, что, конечно, это определенное ограничение, но еще раз хотел сказать, оно самое мягкое и оно финансово емкое.
Что касается того, что вот уже коллеги меня спрашивали, сколько пенсионеров прекращает работу и возвращается, вот у нас на 1 января, то есть на момент индексации цифра пенсионеров приблизительно одна и та же работающих - 9,6 это на период. Но в течение года действительно порядка 700 тысяч человек прекращает работу, но потом 700 тысяч опять устраивается.
Поэтому этот процесс уже из года в год он приблизительно одинаковый, поэтому мы здесь никакой такой отрицательной динамики не видим. Ну вот, а решение в целом общее — ну это просто отсутствие определенных финансовых средств.
Спасибо.
Председательствующий. Натаров Сергей Васильевич. Натаров С. В., фракция ЛДПР. К Наталье Николаевне.
Наталья Николаевна! Ну вот к зеркалу здравоохранения. Дмитрий Анатольевич в своем содокладе назвал фонд зеркалом здравоохранения к нему. Я о вопросе дефицита территориальных программ.
Если мы понимаем, что территориальные программы - неотъемлемая часть всей программы госгарантий, и сегодня дефицит в 50 миллиардов в трёхлетке в бюджете фонда, мы не видим никак, что этот дефицит закрывается. Много раз мы обращались и в правительство, и всего, но понимаем, что не решив проблему дефицита, те новеллы, те поручения президента в первичную помощь средства, которые мы вкладываем, они сводятся к нулю, практически к нулю.
Хотелось бы услышать позицию, ещё раз позицию вашу личную. Естественно, мы эти вопросы будем всё равно поднимать. А вот, к примеру, вот сегодня бы, конечно, хотелось бы, чтобы здесь и правительство находилось и слышало эти вопросы все, потому что давайте не будем лукавить. Сегодня...
(Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте время.
Натаров С. В. Сегодня работа бюджета фонда и бюджеты фонда неотъемлемая часть федерального бюджета. Вот у нас в Красноярске, например, бюджет фонда рассматривается вместе с бюджетом субъекта Федерации, как неотъемлемая часть. Может нам и на федеральном уровне перейти к этой позиции? Пожалуйста, скажите о дефиците территориальных программ, и ваша позиция ещё раз?
Стадченко Н. Н. Спасибо большое, Сергей Васильевич.
Уважаемые коллеги, я хотела бы сказать, что субвенция, которая направляется в субъекты Российской Федерации, это 94 процента от всех расходов, предусмотренные в бюджете Федерального фонда обязательного медицинского страхования. И субвенция направлена на реализацию базовой программы обязательного медицинского страхования в соответствии с законом "Об обязательном медицинском страховании" и законом "Об основах охраны здоровья граждан". Тот дефицит, который составляет 50 миллиардов рублей, это дефицит бюджетов субъектов Российской Федерации, что не является полномочиями Федерального фонда обязательного медицинского страхования и не может быть предусмотрен в бюджете Федерального фонда обязательного медицинского страхования.
Председательствующий. Соломатина Татьяна Васильевна, пожалуйста.
Соломатина Т. В., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Спасибо, Александр Дмитриевич. У меня вопрос к Наталье Николаевне. Извините, Наталья Николаевна. Значит, вопрос кадрового дефицита, ликвидация кадрового дефицита, это вопрос, который сегодня очень важен для всех нас и для каждого жителя наших регионов в первичном звене здравоохранения. На ликвидацию этого дефицита в 2019 году выделено 12,3 миллиарда рублей. И все эти средства пошли в бюджеты фондов обязательного медицинского страхования региональных в общем объеме субвенций.
На 2020, 2021 и 2022 годы выделены, соответственно, 18,3, 19,5 и 25 миллиардов рублей, огромные деньги. И вот эти деньги, уйдя в этом году на территории, как сказал уже Дмитрий Анатольевич Морозов, использовались меньше, чем в 10 процентах, в объеме менее 10 процентов.
Помимо того, что они пришли в регионы достаточно поздно, какие ещё проблемы возникли при реализации данных средств? Что сегодня предусмотрено? Потому что я знаю, что сегодня они идут целевым межбюджетным трансфертом. Вот как вы их предусмотрели? И что нужно сделать? Спасибо.
Стадченко Н. Н. Спасибо большое.
Ну, во-первых, я хотела бы сказать, коллеги, что за девять месяцев в первичное звено устроилось 6 тысяч 876 специалистов, в том числе, 3 тысячи 673 врача и 3 тысячи 203 средней медицинской сестры. Это по данным за девять месяцев.
Как средства поступали в этом году? Они поступали в субвенции на реализацию базовой программы, как одна двенадцатая от годового объема, предусмотренной на субвенцию конкретного субъекта. И, начиная с января месяца, в рамках одной двенадцатой, они сразу же формировались в субъекте в нормированном страховом запасе. Просто я хотела бы здесь сакцентировать, что деньги поступали вовремя.
Как они выплачиваются? Они, безусловно, выплачиваются только в том случае, когда врач или средний медицинский персонал... Почему я говорю средний?
Потому что сюда входят и фельдшер, и медицинская сестра, которая медсестра процедурная, медсестра палатная, медсестра участковая и так далее, и тому подобное. И всё это называется "средний медицинский персонал". Так вот, когда они устраиваются в первичное звено и выходят, только после этого идут деньги, они целевые. То есть они могут пойти только за медицинским персоналом, принятым в учреждение.
Анализируя нашу работу, когда мы занимались выплатой по миллиону, точно можем сказать, что по статистике за последние, я не знаю, десять лет основная масса приходит на работу, начиная с августа месяца. Вот август месяц, потому что выпуски в высших учебных заведениях, выпуски в средних учебных заведениях, где готовят средний медицинский персонал. И вторая половина года - как раз происходит наибольший приём в медицинские организации. Поэтому мы ожидаем увидеть эффект полноценный во втором полугодии этого года.
Какие новеллы? Ну, первое что, это очень важно, с моей точки зрения, что эти деньги идут сверх субвенций. То есть будет субвенция, а помимо этого сверх этой субвенции будут идти средства из нормированного страхового запаса федерального фонда в нормированный страховой запас территориальных фондов. И имея опыт работы уже этого года, я знаю, что субъекты Российской Федерации активно занимаются и привлечением, и планированием более корректным приёма в конкретные медицинские организации конкретных специалистов, в которых они нуждаются. Спасибо.
Председательствующий. Шеин Олег Васильевич.
Шеин О. В., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
Антон Викторович, у нас ежегодно уменьшается, в том числе в рамках предложенного бюджета, доля пенсионных выплат применительно к ВВП. 9 процентов, 8 процентов, к 2022 году 7,5. Не находите ли вы, что это порочная модель?
И вопрос Наталье Николаевне короткий. В рамках опять же предложенного проекта 66 миллионов работающих людей обеспечивают фонд выплатами в размере больше триллиона. А за 80 миллионов неработающих у нас идёт 700 миллиардов. Почему такая диспропорция?
Дроздов А. В. Я последнее не понял немножко.
По поводу отношения к ВВП. Значит, у нас, как известно, часть ВВП, то есть часть доходов от роста ВВП, что касается нефтегазовых доходов, оно не распределяется, и соответственно, поэтому как бы и в федеральном бюджете у нас нет таких этих средств, потому что есть цена отсечения, и соответственно, как бы складывать вот эти две тенденции, я думаю, неправильно. Это первое.
А второе, если говорить о наших основных показателях, а именно о реальном росте пенсий, то он предусмотрен, и индексация пенсий идет выше уровня инфляции.
Поэтому здесь собственно мы, мне кажется, идем в тренде, и так и дальше, и соответственно, это означает, что пенсии увеличиваются.
А вот что касается второго вопроса, связанного с работающими и неработающими, то это, наверное, больше к Вам, да, это больше имеется в виду по поводу того, что мы за неработающих платим в систему ОМС, я так понимаю? Да, пожалуйста.
Стадченко II. Н. Спасибо большое. Но это мой вопрос.
Я хотела бы сказать здесь, что у нас за работающих 5,1 процента от фонда заработной платы, а за неработающее население у нас в соответствии с 354-ым федеральным законом фиксированный утвержден размер тарифа, который ежегодно индексируется только, значит, на ИПЦ.
И здесь 700 миллиардов рублей, мы с вами меняли методику определения численности неработающих, где мы с вами определили, что человек, работающий единожды, раз в году, является работающим, для того как раз, чтобы снизить нагрузку на бюджеты субъектов Российской Федерации в уплате платежа на неработающее население.
Председательствующий. Коллеги, все вопросы заданы.
Теперь выступления от фракций.
КПРФ. Куринный Алексей Владимирович, пожалуйста.
К \ (> и и и i.i II А. В., фракция КПРФ.
Уважаемые коллеги, несмотря на несколько потерянный накал при рассмотрении бюджетов трёх фондов, всё равно это более 12 триллионов рублей, и управляют этими деньгами не какие-то инопланетяне, а управляет ими Правительство Российской Федерации.
Поэтому начнём по очереди — с Пенсионного фонда, с тех процентов от ВВП, о которых говорил в данном случае коллега Шеин, и которые, к сожалению, не понял директор.
Речь идёт о том, что действительно сумма средств Пенсионного фонда по отношению к ВВП снижается на протяжении всей трёхлетки: 8, 7,7, 7,5.
В ЕС, для понимания, приблизительно 12-13 процентов ВВП тратится на пенсионное обеспечение. Это к вопросу о сравнении. И почему в течение трёх лет идёт падение вот этого соотношения, это большой вопрос.
Далее. То, что касается самой реализации реформы, мы так или иначе будем рассматривать Пенсионный фонд, всё равно как механизм реализации пенсионной реформы.
Что получили за три года? Сэкономили 270 миллиардов рублей, это вот прямые как раз трансферты из федерального бюджета. Работать осталось у нас 1 миллион 150 тысяч пенсионеров.
Что касается непосредственных цифр, которыми все гордятся, это я вам проговорю.
Индексация официальная - 7,0 (это 2020 год), 6,6 процента (2021 год), 5,9 процента (это 2022 год).
Реальное повышение пенсии, про которое нам говорили, как в качестве одного из обоснований пенсионной реформы.
Итак, реальное повышение. В 2020 году — 3,1 процента. В 2021 году — 1,9 процента. И, наконец, в 2022 году — 1,3 процента. Далее эффект затухает полностью, и на последующую трёхлетку это будет менее 1 процента.
Этого ли ждали наши граждане, которым объясняли все прелести пенсионной реформы - по одному проценту добавлять реальных доходов?
По тысячи рублей, которая должна быть в среднем каждому выплачена дополнительно, тоже обман. Посчитаем в среднем, получается, 960, 940. Ну, сказать, что там небольшой обман, и всё-таки, в любом случае это обман.
Если мы возьмём более важный показатель - это коэффициент замещения, то он вообще падает, падает, начиная с 33,6 процента до 33,1 процента в 2022 году.
Я напомню, мы ратифицировали соответствующую конвенцию ООН, и в соответствии с ней 40 процентов должна быть средняя сегодня... коэффициент замещения при выходе человека на пенсию.
У нас идёт падение, падение уровня ВВП, падение уровня в данном случае коэффициента замещения. Что мы можем гарантировать? Мы можем гарантировать, что сегодня более-менее адекватные пенсии получают у нас лишь ветераны определённых категорий, военные и чиновники, тоже не всех категорий, а только отдельные. Для всех остальных российская пенсионная система готовит низкую пенсию, ну и с балансированием на грани выживания фактически для подавляющего большинства пенсионеров, которых мы имеем.
Какой выход из этой ситуации? Он автоматически напрашивается, и правительство говорит о некой накопительной части, но посмотрим, как накопительная часть работает, накопительная система. Работает крайне плохо: доплата в месяц 900-тысяча рублей. Первый момент.
Второе. Доходность от всех негосударственных пенсионных фондов ниже уровня инфляции, которую они продемонстрировали. Иными словами, нынешняя государственная система пенсионная приведёт к минимальной пенсии, ну а накопительная, к сожалению, сегодня ваши деньги будут отданы опять в руки жуликов различных из негосударственных пенсионных фондов, и они будут работать, скажем так, на себя или на свой карман, во всяком случае, так было. То есть полная дискредитация идеи входить на этом фоне в накопительную часть как попытку замещения, по крайней мере, неправильно.
То, что касается административных расходов, 1,4 процента Пенсионный фонд тратит. Еще раз повторяю, 122 миллиарда уходит на содержание аппарата Пенсионного фонда, 124 человека работает. При этом на информатизацию будет потрачено 14 миллиардов. Для сравнения в Соединённых Штатах Америки, где пенсионеров побольше, всего в пенсионной системе работает 12,5 тысячи человек. Сравните, 122 тысячи у нас и 12,5 — в США. Понятно, что, может быть, некорректное сравнение, и всё-таки информатизация и современные методы, они должны снижать на сегодня затраты на содержание фондов.
Фонд социального страхования. Вроде небольшой фонд, регулярно мы обращаем внимание на нарушение 165-го федерального закона — это вот несбалансированность двух систем страхования по временной нетрудоспособности и от несчастных случаев. И если по несчастным случаям мы имеем опять рост и наберём практически 250 миллиардов к концу 2022 года вот этого так называемого профицита в кавычках, то по временной нетрудоспособности у нас большие сложности.
Что делать с этим профицитом? Первое. Конечно, нужно проводить профилактические мероприятия как минимум. У нас всего 1,4 процента страхователей участвуют в этих мероприятиях профилактических. Дошли до того, что одну треть от этих средств сегодня пускаем на санаторно-курортное лечение предпенсионеров, вот такой маленький бонус.
Второй момент. До сих пор внутри групп профриска у нас разброс коэффициентов от 0,2 до 8. С 2006 года действует это положение, и оно никак не стимулирует сегодня тех, у кого работники работают в тяжелых и вредных условиях труда, к улучшению их условий. А зачем, если на тяжелые группы риска сегодня они покрывают своими взносами всего 30 процентов потребности, а остальное им дают другие группы, которые практически вредности не имеют? И это продолжается, напомню, уже не один десяток лет, второй десяток лет. Поэтому давайте делать четко: либо снижать на сегодня тариф и дополнительно разгружать бизнес, либо эти деньги использовать нормально, а не хранить их на счетах Казначейства.
В части агентских функций, про которые нам тоже говорил Фонд социального страхования, по TCP я бы не разделил там особую радость от того, что Счётная палата заявила, что сегодня потребность удовлетворена. Первое -фактически на протяжении трехлетки нет существенной прибавки, а будет инфляция, и будет рост цен. Второе - практически каждый год появляются новые средства реабилитации, современные, и ориентироваться сегодня на трости, на ортопедическую обувь 100-летней давности, на слуховые аппараты моделей, которые ещё при бабушке и дедушке работали, неправильно. Современная реабилитация, она требует дорогостоящих средств, если мы хотим человека поставить на ноги, а тем более если мы хотим, чтобы он ещё и трудился, имея статус инвалида.
Ну и абсолютный провал, уже об этом говорили, по санаторно-курортному лечению. Наблюдать в очередной раз, как наши льготники, как люди, имеющие право на санаторно-курортное лечение, получают его раз в пять лет, как они опять вынуждены обивать пороги депутатов, администраций. Суд уже, к сожалению, на их сторону не встает, суд переобулся: до 2014 года тот, кто выиграл судебный процесс, он становился вперед очереди, теперь с 2014 года практика изменилась полностью Верховного Суда, теперь он говорит о том, что если кто-то в судебном порядке свои права защищает, значит, он нарушает права тех, кто находится в очереди.
Поэтому нужно увеличивать, безусловно, финансирование и не дробить здесь на группы. Ну, есть вариант межбюджетного трансферта, который работает в части лекарственного обеспечения. Можно, конечно, ещё раз сослаться на господина Зурабова с его вот этим вот вариантом монетизации, который разрушил страховую систему, но решать проблему надо, и это должен делать Фонд социального страхования, это должно делать правительство.
Что касается Фонда обязательного медицинского страхования, хороший вроде рост, сбалансированно, - 2,3, 2,5, 2,6 триллиона рублей на протяжении трехлетки, вроде растет и подушевой норматив - 8 процентов, 6 процентов, 5 процентов в среднем, и субъекты будут получать побольше - 7,6, 6,6, 5,4, это рост в процентах без учета инфляции, всё здорово, но получаемых средств будет крайне недостаточно, крайне недостаточно, поскольку 80 процентов в среднем сегодня средств, которые получают или зарабатывают наши лечебные учреждения в регионах, идёт на заработную плату. И что бы там ни говорила Наталья Николаевна по поводу того, что 70 — это хорошо, не получается 70. Отсюда возникают все прочие проблемы: либо платить зарплату — выполнять указы президента, за что ругают, либо покупать расходные материалы и лекарства, либо платить за коммуналку, либо платить налоги. И вот в этих условиях вынуждены сегодня наши руководители крутиться. Самые эффективные, естественно, начинают оптимизировать, сокращать персонал, урезать заработные платы, в результате мы получаем вот этот всплеск сегодня акций протеста медицинских работников, вполне обоснованный. Повторяю ещё раз, это следствие хронического недофинансирования и следствие или попытка управленческими такими методами силовыми изменить ситуацию. Это пусть в никуда, абсолютно чётко можно это сказать, потому что так или иначе, натягивая это одеяло то на ноги, то на голову, мы получаем либо провал в лекарственном обеспечении стационаров, либо провал в обеспечении... в выполнении указов президента, либо невыплату налогов, и в любом случае это совершенно не то. Поэтому говорить дальше или смириться дальше с той ситуацией, которая происходит, нельзя.
На наш взгляд, было бы целесообразно сегодня взять всю ответственность за обеспечение медицинской помощи на федеральный центр. Фонды ОМС территориальные перевести под прямое подчинение Федерального фонда ОМС, точно такую же вертикальную систему выстроить, которая существует в Пенсионном фонде и Фонде социального страхования, точно так же взять под контроль ОМС всю систему обеспечения медицинской помощи, потому что регионы так и будут дальше экономить свою часть. Экономя свою часть, они, естественно, приводят к размазыванию той формально бездефицитной базовой программы ОМС и недофинансированию лечебных учреждений. Поэтому жёсткий государственный контроль, жёсткая вертикальная система управления, желательно ещё, конечно, устранить от этой системы страховые организации, как таковые, чтобы это была полностью государственная система.
В этих условиях, естественно, пропадёт необходимость вот на эти все наши манипуляции с печатанием полисов обязательного страхования, с их перевозкой, с их выдачей или невыдачей. Человек либо работает, либо безработный, и в первом, и во втором качестве, он имеет право на страхование в данном случае, и он будет застрахован. И достаточно одной информационной системы, чтобы не плодить огромное количество вот этих ненужных структур, которые их печатают, распространяют, развозят, меняют при смене страховых компаний, и повторяю, тогда деньги, пускай небольшие, дополнительные можно будет высвободить на очень важные цели.
В целом фракция КПРФ не может поддержать ни один из представленных проектов бюджетов фондов на ближайшую трёхлетку, поскольку они являются продолжением антинародной политики Правительства Российской Федерации.
Председательствующий. Нилов Ярослав Евгеньевич, пожалуйста.
Пикш Я. Е., председатель Комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов, фракция ЛДПР.
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые депутаты! Все 10 минут тратить не буду, тяжёлый день. Очень коротко.
Фракция ЛДПР традиционно поддерживать не будет бюджеты внебюджетных фондов и традиционно напоминаем, что проблемы и претензии не к деятельности фондов, а претензии к тем законам, по которым эти фонды работают и к тем средствам, которые в рамках федерального бюджета на реализацию государственных полномочий выделяются.
Мы ежегодно обсуждаем корректировку параметров бюджета, если таковая есть, ежегодно рассматриваем бюджеты на плановый период в первом, во втором и в третьем чтении, принимаем отчёты и регулярно звучат одни и те же претензии, поэтому повторять смысла никакого нет. Да, небольшие изменения есть.
Если посмотреть отчёт, если посмотреть бюджет Фонда социального страхования на плановый период, мы видим, что уже те средства, которые были собраны по виду страхования от несчастных случаев, они не тратятся для того, чтобы погасить дефицит по страхованию по такому виду, как страхование по нахождению женщин в отпуске по уходу за ребёнком, как это было ранее. И Счётная палата, и мы в комитете как замечание это отмечали.
Но при этом мы подчёркиваем: до сих пор у нас нет законов, которые бы определяли, что такое внебюджетный фонд и порядок его деятельности не определяли.
До сих пор остаётся проблема, связанная с накопительной пенсией, завтра мы будем опять замораживать накопительную пенсию на несколько лет. При этом неоднократно здесь звучали призывы, постановление содержало призывы вывести из системы обязательного пенсионного страхования накопительную компоненту.
Наконец-то, уже вроде как договорились, что никакой автоподписки не будет, будет добровольно-накопительная составляющая. Но законопроект до сих пор не внесён в Государственную Думу, где-то он в недрах правительства гуляет.
Индексация пенсий работающим пенсионерам. Тогда, когда эта норма как постоянно действующая определялась в пенсионное законодательство, да, действительно был кризис, был сложный период и одним из аргументов, звучащих, был аргумент, который объяснял эту норму как временную. Теперь эта норма постоянная и мы ее никак не может выбить.
Фракция ЛДПР подготовит поправки ко второму чтению, мы нашли формулу и форму, как поправками можно во втором чтении подправить около бюджетный пакет. Мы на следующей неделе эти поправки внесем и посмотрим, как будет реагировать правительство и как будут представители правительства объяснять, почему это нельзя сделать, когда у нас такой большой профицит впервые за последнее время и нет того дефицита, нет той кризисной ситуации, которая тогда позволяла эту норму о не индексации пенсий работающим ввести.
Окрас средств, которые переходят в Пенсионный фонд в случае, если возбуждены и вступают в силу обвинительные приговоры, и деньги или имущество коррупционеров изымается и передается в Пенсионный фонд якобы для того, чтобы обеспечить рост пенсий действующим пенсионерам. Тогда эта норма принималась, объяснялось именно так.
Мы от фракции ЛДПР внесли проект закона для того, чтобы эти деньги окрасить, хранить, копить и никуда их не передавать, чтобы не растворялись в общем трансферте из федерального бюджета. Нас опять правительство не поддерживает. В скором времени комитетом этот законопроект будет рассмотрен, но, исходя из позиции правительства, уже понятна его судьба.
Рост пенсий. Когда была пенсионная реформа, говорили о росте пенсий в среднем тысяча рублей. Мы в этом году с вами правили форму индексации для тех, кто получает маленькие страховые пенсии и маленькие социальные пенсии, очевидно, что их даже после изменения формата индексации, не коснулось это обещание. Это среднее, также как средняя для врачей, средняя зарплата звучит 70 тысяч. Спрашиваешь, на уровне МРОТ, чуть выше МРОТ, ну руководители учреждений получают иногда более-менее приличные деньги.
Фонд социального страхования — до сих пор проблема у нас связана с санаторно-курортным лечением, связана с техническими средствами реабилитации и опять же из-за нехватки тех средств, которые выделяются федеральным бюджетом.
Да, мы отмечаем, что действительно больше в этом плановом периоде предусмотрено средств на эти цели, но все равно их недостаточно.
Что касается ОМС, ну, у нас позиция фракции неизменна. Мы считаем, что система страховой медицины себя не оправдала. Надо переходить на прямое государственное финансирование. И у нас есть хорошая уже с вами практика, когда мы направили парламентские запросы для того, чтобы проверить, а куда делись средства, которые были аккумулированы для того, чтобы компенсировать обманутым дольщикам.
Так вот мы сейчас посмотрим, давайте, на реакцию и потом обсудим предложение фракции ЛДПР посмотреть, а как же тратятся собранные средства страховыми компаниями, и как они потом эти средства выплачивают учреждениям здравоохранения. Я на личном опыте убедился, что постоянно по надуманным причинам средства медицинские учреждения не получают. Находят причины применять штрафные санкции. А это напрямую влияет в том числе и на те зарплаты, которые получают медицинские работники. Есть оклад, есть стимулирующие премиальные выплаты. Так вот оклады минимальные. Премиальные стимулирующие выплаты можно выплачивать тогда, когда деньги есть. Если страховые компании по надуманным предлогам, причинам деньги не перечисляют, это напрямую влияет на размер заработной платы, которую получают. И больше всего это касается среднего и младшего медицинского персонала.
Поэтому надо навести порядок в этом вопросе. Надо посмотреть, в том числе используя наши парламентские процедуры, как парламентский запрос, как приглашение сюда, как мы имели хорошую практику обсуждения этого вопроса. И то же самое можно потом ещё и распространить на анализ деятельности страховых компаний при реализации такого страхового продукта, как ОСАГО. Здесь тоже очень много вопросов.
Фракция ЛДПР поддерживать не будет. Изменения небольшие в лучшую сторону есть, но проблемы ещё остаются, которые нужно принципиально и кардинально решать.
Спасибо.
Председательствующий. Максимова Надежда Сергеевна. Максимова Н. С, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ". Спасибо, Александр Дмитриевич.
Уважаемые коллеги, ну, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" будет голосовать за принятие в первом чтении всех трёх бюджетов, бюджетов всех трёх фондов.
И хочется сказать, что вот наши коллеги из других фракций принимают решение не голосовать за эти законопроекты в связи с тем, что не решён целый ряд проблем.
Сразу хочу подчеркнуть, что депутаты фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ" ровно о том же, говорят о недостатках формирования, финансирования, организационных моментах работы фондов, исполнения этих бюджетов, составления бюджета.
Сейчас на комиссиях, комитетах мы все время говорили об этом, какие недостатки мы видим в работе фондов и в работе правительства, для того чтобы организовать работу этих фондов.
Box сегодня, кстати говоря, целый ряд прозвучал вопросов, тех претензий, которые мы предъявляем, в том числе, к работе фондов. Кроме того, мы тоже говорили и критиковали правительство за то, что опять продлевается мораторий на направление страховых взносов на финансирование накопительных пенсий, критикуем за то, что отсутствует индексация пенсий работающих пенсионеров, за то, что на протяжении многих лет, с 2017 года, не пересматриваются нормы компенсации гражданам, переезда с районов Крайнего Севера и приравненных к ним территорий. Конечно, очень много претензий, и сегодня ещё раз это многократно прозвучало, это недостатки в санаторно-курортном обслуживании и так далее.
Но сегодня мы говорим о том, что мы рассматриваем бюджеты. В законах о бюджетах решить все эти проблемы невозможно. Они должны решаться в базовых законах. Вот об этом, кстати говоря, тоже было сказано.
У нас сегодня логика с вами нашего доступа к бюджетным деньгам построена таким образом, что вначале мы вносим в базовые законы, в отраслевые законы нормы, нормативы, полномочия, обсчитываем их, и после этого, когда уже в базовом законе норма есть, мы учитываем ее в законе о бюджете, финансирование этих норм учитываем в законах о бюджетах.
Бюджет рассматривается, утверждается, публикуется, и только после этого, с начала нового финансового года исполнитель получает доступ к этим ресурсам. Если закон не утвержден, то доступа к этим ресурсам, к новым, к дополнительным в принципе исполнитель не получает.
Нам говорят, что ничего подобного. Даже если закон не утвержден, все равно финансирование будет идти. Да, такая норма в бюджетном законодательстве есть. Но она о чем говорит? Что если закон не утвержден, то в течение года наступившего нового финансирование идет в размере одной двенадцатой, то есть месячной нормы объёма на данный вид расходов, предусмотренной в бюджете предыдущего года. Мы с вами сегодня говорим, что мы в законы о бюджетах фондов заложили новые обязательства финансирования, проиндексировали многие обязательства, значит, доступа к ним не будет со следующего года, если законы эти не будут утверждены.
Я свежий пример хочу привести. Вот мы вчера с вами приняли поправки в закон об обязательном медицинском страховании и в закон "Особенности охраны здоровья граждан". Да, мы с вами предусмотрели, что с 2020 года и на последующие годы расходы субъектов на высокотехнологическую медицинскую помощь будут осуществляться за счёт тех ассигнований, которые будут финансироваться из федерального бюджета. И уже с 2020 года по 100 с лишним миллиардов рублей на трёхлетку предусмотрены эти ресурсы. Если мы закон не принимаем, у нас в 2019 году этого вида расходов не было, значит, регионы и граждане соответственно уже ресурс на эту высокотехнологическую медицинскую помощь просто не получают.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments