leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Статья Натальи Вакуровой Иммерсивная журналистика: проблемы выбора цели и идентификации оригинатора

Вышла в свет статья Натальи Вакуровой Иммерсивная журналистика: проблемы выбора цели и идентификации оригинатора // Парадигмальные стратегии науки и практики в условиях формирования устойчивой бизнес-модели России : сборник научных статей по итогам Национальной научно-практической конференции. 3-4 октября 2019 года. Санкт-Петербург. – СПб. : Изд-во СПбГЭУ, 2019. – стр. 12-16
ББК 65.291.2
ISBN 978-5-7310-4716-6
https://docs.google.com/viewerng/viewer?url=http://www.spbcsa.ru/public/users/994/konf/Sbornik-Konferentciia-oktiabr-2019.pdf

УДК 070
ББК 76.0


Л.И.Московкин, газета «Московская правда»
Н.В.Вакурова, доцент Института современного искусства;
Иммерсивная журналистика: проблемы выбора цели и идентификации оригинатора

Аннотация. Статья описывает на примере направления «иммерсивная журналистика» процесс генерации мемов с целью имитации эффекта оригинатора новых направлений журналистики. В массовом сознании закрепляется авторство человека, запустившего потенциальный мем на публичное информационное поле, но не изобретателя обозначаемой мемом технологии. Явление отражает конкуренцию за лидерство мнений. Оно не ограничено журналистикой и распространяется на ряд других сфер общественной активности.
Ключевые слова: альтернативная реальность, виртуальная реальность, иммерсия, кооперативные эффекты психики, мемы, ньюмы, подкасты, постправда, синестеты, фейковые новости

L.I. Moskovkin, Moskovskaya Pravda newspaper»
N.V. Vakurova, associate Professor, Institute of contemporary art;

Immersive journalism: problems of target selection and originator identification
Annotation. The article describes the process of meme generation in order to simulate the effect of the originator of new areas of journalism on the example of the direction «immersive journalism». In the mass consciousness, the authorship of the person who launched a potential meme on the public information field is fixed, but not the inventor of the technology designated by the meme. The phenomenon reflects competition for opinion leadership. It is not limited to journalism and extends to a number of other areas of public activity.
Keywords: alternative reality, cooperative effects of the psyche, fake-news, immersion, mems, newms, podcasts, post-truth, synesthetes, virtual reality

МИА «Россия сегодня» активно продвигает так называемую иммерсивную журналистику. Исследователи журналистики Журфака МГУ привели обзор технологий, относимых к иммерсивной категории, и назвали канал Russia today одним из лидеров в освоении новых информационных технологий [4]. RT использует VR-технологии для документальных фильмов с 2015 года. Первым стал фильм о военных действиях в Донбассе. В 2016 году RT провел в рамках MIRCOM проблемную дискуссию о VR и видео в формате 360° «Виртуальная реальность – наше реальное будущее».
Лидерство Russia today (МИА «Россия сегодня») обеспечено не техническими новинками, а эффективным продвижением репортажной журналистики на международный информационный рынок вопреки машине генерации fake news от mainstream media под контролем US Agency for Global Media. В теме настоящей статьи глобальный контроль СМИ заменяет патентование и другие инструменты защиты авторского права. Происходит своеобразная «гонка вооружений» через генерацию и эмиссию мемов, которая ничем не сдерживается.
Неизбежно возникающее противодействие новациям традиционно оперирует ссылками на отсутствие этических норм. Например, приводится такое утверждение: «...Если продюсеры сосредоточатся только на оптимизации технологии или создания эмпатии для их персонажей, журналистская репутация окажется под угрозой» [5]. Исследования показывают, угроза репутации и падение доверия к СМИ связаны с массовой фальсификацией реальности. [3] Цифровые технологии облегчают задачи фальсификации реальности и скрывают их авторство. Но не являются их причиной.
Конкуренция за лидерство мнений поддерживает образ новизны технологий погружения. Их сравнивают с галлюциногенами. [7] Схожие эффекты вызывал «волшебный фонарь» или демонстрации первых кинофильмов.
Отечественная журналистика встраивается в процесс.
В апреле 2019 года прошел цикл из трех лекций: «Подкасты: как работать с развивающимся форматом», «Иммерсивная журналистика: как работать с VR-технологиями» и «Иммерсивная журналистика: как работать с дополненной реальностью».
В качестве лекторов выступили: заместитель главного редактора МИА «Россия сегодня», медиаменеджер, продюсер, старший преподаватель кафедры новых медиа Журфака МГУ, член академического совета образовательной программы «Медиакоммуникации» ВШЭ Наталья Лосева, менеджер проектов Центра разработки экспериментальных проектов МИА «Россия сегодня» Андрей Попов, руководитель Центра исследования и изучения аудитории новостных медиа МИА «Россия сегодня» Анна Рудицер и руководитель Центра разработки экспериментальных проектов МИА «Россия сегодня» Далер Фатыхов.
Названия МИА «Россия сегодня» и РИА «Новости» обозначают одно и то же бывшее АПН (Агентство печати Новости), освещавшее жизнь в СССР для зарубежной аудитории. Это был буквально шаг в будущее журналистики.
Спустя четыре десятилетия слушателей ознакомили с тем, как устроен рынок подкастов в России и в мире, в чем особенности и ключевые преимущества формата, как сделать подкаст: выбрать тему, оборудование, записать, смонтировать и донести до слушателя.
На второй лекции рассказали о развитии технологий виртуальной реальности и создании VR-проектов. Были разобраны основные этапы разработки проектов, вопросы написания сценария и режиссуры, озвучивания и продвижения.
В завершение цикла представлена комплексная лекция о создании проектов с использованием технологии дополненной реальности с элементами мастер-класса в части использования ее продуктов в библиотеках. Были рассмотрены структура AR-проекта, основные этапы и особенности его разработки, вопросы продвижения.
20 августа состоялась еще одна лекция «Иммерсивная журналистика: как работать с виртуальной и дополненной реальностью».
Слушателям сообщили об использовании кардбордов и о том, как применять современные технологии в библиотеках. В рамках мероприятия прошла демонстрация проектов виртуальной реальности РИА «Новости».
О журналистике как таковой не говорили. Мероприятие было предназначено для рекламы проектов РИАН в библиотеках. Проектов пока немного: «AR-история: Солнечное затмение и исчезновение Луны», «Май 1945», «VR-история: Валерка встречает Гагарина», «AR-история: Тайна перевала Дятлова», «VR-история: Слепые в большом городе», «Путешествие к центру черной дыры», «Агафья Лыкова: Как живет сейчас самая известная отшельница России», «Кто такой Дед Мороз? Поймай своего и посмотри, что будет», «AR-история: Синестезия. Они чувствуют иначе. Они среди нас», «VR-история: Механика аутизма. Почему они так реагируют?»
Чтобы получить доступ к проектам, надо скачать приложение РИА.lab, в котором используется формат «Видео 360°».
В аннотации к программе написано, что приложение позволяет взглянуть на сторителлинг по-новому – пережить опыт героев журналистских материалов, взглянуть на события изнутри, стать их активным участником.
По набору слов можно увидеть ориентацию на возрождение парадоксальной советской политики догоняющего опережения США включая встречу Гагарина и ложный аутизм как диагноз, неоправданно популярный в США. Подобные отношения с США сложились после утраты российских имперских позиций и затем намеренной сдачи приоритетов в обмен на лояльность. Процесс делегирования элементов суверенитета системно запущен с начала семидесятых годов.
Попытки погружения в событие с имитацией присутствия зрителя внутри изучаемого объекта или явления как вариант лайфхакера имеет древние корни вместе с его носителем в искусстве еще до его дивергенции от науки и религии.
Для примера напомним, что идея иммерсивного обучения наглядно реализована в познавательно-развлекательном мультпроекте «Смешарики». Одна из его серий показывает, в том числе, и современный журналистский процесс с предпочтением того, что теперь называется постправдой: «Это же неправда!» – «Правда» – это другая газета».
Кино с момента своего возникновения генерировало эффект иммерсивной наркотизации сознания. Встав на этот путь, человек остановиться не может. Требуется ступенчатое усиление воздействия. Способность восприятия преадаптирована гипертрофированной корой головного мозга высших обезьян, предназначенной для внутренней генерации VR еще до появления человека [2].
Современное кино в любом случае должно нести эффект иммерсии и как правило программируется на мощном компьютере. Технологии интерактивности не привязаны к технологиям погружения и формально выходят за пределы журналистики с сегрегацией коммуникатора и коммуниканта.
С помощью VR-технологий достигается технологическое усиление эффекта, но оно не столь значительное, как подают авторы иммерсии. Для полноценного эффекта требуется достаточно дорогостоящее оборудование с мощным контроллером и специальным громоздким шлемом, полностью выключающим зрителя из окружающей реальности (в настоящее время недорогой комплект в пределах сорока тысяч рублей). Можно пользоваться суррогатом из смартфона, вставленного в специальные складные очки – cardboard.
В проекте МИА РС обнаруживаются признаки навязывания населению заданных программ под видом его собственного выбора. Это суть модели «общество потребления». Для поддержания модели используется имитация новизны технологий, продвигаемых на рынок под англоязычными мемами. Любой цивилизационный прогресс аналогичен арогенезу в дикой природе. Технический прогресс идет параллельно и достаточно независимо во множестве инновационных центров. Поэтому для симуляции эффекта уникального оригинатора необходимо не только и не столько патентование, сколько перманентная эмиссия терминов: иммерсивная журналистика, блокчейн, биткоин. Слова превращаются в мемы с помощью интегрированных маркетинговых коммуникаций с использованием SEO-продвижения и накрутки лайков [1].
В данном варианте слова имеют принципиальное значение. Удачно придуманное слово отчуждается от авторства и властвуют над людьми, включая тех, кому обозначаемое ими явление чуждо: синестеты, подкасты, лонгрид, питчинг, фасилитатор, виртуальная или дополненная реальность, газлайтинг, постправда, эйджизм, гомофобия, декарбонизация. Для сравнения можно вспомнить мемы, сыгравшие свою роль и лишенные поддержки. Например, атомизация общества, мультикультурализм, UCSJ.
Подкаст – это просто звуковой или видеофайл в форме передачи для вещания в Интернете формата YouTube. Законы жанра отработаны на форматах «Театр у микрофона». Записи из архива Гостелерадио регулярно дает в эфир «Радио России». Видеоформат тоже отработан, но для него советской классике путь в эфир почти закрыт за исключением некоторых фильмов. Однако новые поколения, выросшие под видеозапись и имеющие опыт работы с YouTube, им владеют самостийно.
Слово «иммерсия» для журналистики относительно новое, в биологии распространено и означает «погружение» в разных вариантах.
Кто и для чего изобрел словосочетание «иммерсивная журналистика», лекторы МИА РС не смогли объяснить. Их призывы к развитию проекта не сочетались с готовностью принять предложения, мероприятие было свернуто со ссылкой на нехватку времени.
Аналогичные проекты продвигает ТАСС. В информации к 115-летию старейшего информационного агентства России сообщается, что ТАСС начал работать и в еще одном новом для себя формате, открыв направление подкастов. Первые выпуски посвящены классической музыке и личным финансам. Аудиоконтент доступен пользователям везде, где им удобно его потреблять.
2019-й объявлен в России Годом театра. По этому случаю ТАСС начал съемки серии театральных видеопроектов в формате 360°. Они позволят виртуально побывать на самых интересных постановках и за кулисами ведущих российских театров. Осенью было обещано представить четыре проекта.
В этом году ТАСС запустил проект «Ньюм», предназначенный для аудитории 8-16 лет. Его задача – с помощью коротких видеороликов (ньюмов), слайд-шоу и анимации знакомить детей и подростков с ключевыми событиями внутренней и мировой повестки. Параллельно ньюмы затрагивают и все волнующие эту аудиторию темы: взросление, образование, спорт, субкультуры, безопасность, азы финансовой грамотности и т. д. Ежедневно новый контент от команды этого проекта уже появляется во ВКонтакте, в Instagram и на Youtub.
Насколько нам известно, технологии виртуальной реальности развивают и продвигают на рынок несколько российских компаний включая производителей интерактивных программ для детей на планшете. Ребенок видит свое окружение, в котором находится, через объектив планшета с наложением управляемого им персонажа.
Михаил Григорьев в сетевом журнале «Телеспутник» от 26.02.2019 привел обзор применения новых технологий виртуальной реальности. Эта технология доступна любителям компьютерных игр и применяется для разработки виртуальных тренажеров, симуляторов, архитектурных моделей. Для нее есть место и в телевизионной индустрии [6].
Согласно отчету IDC, в 2019 году мировые расходы на VR и AR достигнут 20,4 млрд долл., что на 68,8% больше, чем в 2018-м. До 2022 года рынок будет в среднем расти на 69,6% ежегодно. Крупнейшими сегментами названы VR-игры (4 млрд долл. мировых расходов) и видеоконтент (2 млрд долл.).
По словам руководителя киностудии РосVR Максима Никонова, отрасль виртуальной реальности имеет много направлений, воплощенных в самых разных продуктах: игры, обучающие симуляторы, виртуальные экскурсии, реклама, VR-кинематограф, VR-трансляции и живопись, рекламные и имиджевые VR-ролики и фильмы, образовательные научно-популярные фильмы и кино в VR с интерактивными возможностями.
В своем обзоре Михаил Григорьев не упоминает иммерсивную журналистику.
Эффект присутствия в журналистике создается прежде всего талантом репортера. Без него техника бессильна. Типичный пример – репортажи Алоизия Макгаена о турецком геноциде болгар в конце 19 века, которые повлияли на дальнейшее развитие событий всего 20 века. В 21 веке геноциды возобновились, и с помощью техник виртуальной реальности эффект Макгаена преодолен. Его последователей вроде Андрея Стенина расстреливают in statu nascendi. Параллельно реальность подменяют VR с постправдой.
В качестве примеров иммерсивной журналистики обычно приводят работы Нонни Де Ла Пенья. Автор газеты The New York Times прославилась серией репортажей через технологии виртуальной реальности. Проект «Сирия» заказан Международным Экономическим Форумом. Зритель оказывается в эпицентре бомбардировки, затем попадает в лагерь для беженцев.
Проект Ла Пенья «Голод в Лос-Анджелесе» рассказывает о людях, получающих помощь продуктами питания в США. Зритель переносится в пункт выдачи продовольствия в Лос-Анджелесе, где голодающий больной диабетом падает в обморок в очереди за едой.
Согласно Википедии, в 2015 The New York Times в сотрудничестве с Google запустил проект виртуальной реальности NYT VR, в рамках которого подписчикам вместе с копией издания было доставлено более миллиона Google Cardboard – очков со вставкой смартфона, для просмотра репортажей и документальных фильмов технологии VR.
Первый фильм, снятый в рамках NYT VR, называется «Перемещённые» («The Displaced») и рассказывает истории трех детей, вынужденных бежать от войны в своих странах. Так, зрителю предлагается воочию увидеть события в Сирии, на Украине и в Южном Судане, которые заставили больше 30 миллионов детей покинуть родные места.
Таким образом авторам терминологии удалось связать понятие иммерсивной журналистики с актуальной для США повесткой. Ровно то же сделали ранее с правозащитной, природоохранной и зоозащитной деятельностью.
Сотня миллиардов долларов на продукты питания для бедных по факту являются государственной поддержкой неэффективного сельского хозяйства США. Когда в Думе законом попытались сделать нечто аналогичное, получили жесткое условие закупок продовольствия за рубежом.
Насаждение проектов аутизма и вот теперь синестетизма направлено на защиту психиатрической системы США, обслуживающей интересы крупной фармы. Произошла контаминация нормы и ряда отклонений включая шизофрению, аутизм, синдром Дауна и еще несколько разных диагнозов. Большинство отнесенных к аутистам людей таковыми не являются. У них распространенные во время турбулентности болезни сна и общения, которые лечатся, как правило, психотерапией, то есть одними словами. Человек может помочь себе сам, выстраивая адекватное микросоциальное окружение с нормальной занятостью. Принимать нейтролептики (антипсихотики) и психотропные препараты, пользоваться услугами коучей, участвовать в тренингах или митингах протеста для людей с болезнями общения чревато прогрессированием недуга вплоть до стойкого закрепления. Пока не наступила анозогнозия, все поправимо.
Закрепление поведенческих девиаций используется в целях экстремизма и терроризма. Задача метажурналистики состоит в имитации естественности, непреодолимости и неуправляемости экстремальных проявлений массового поведения, так называемых кооперативных эффектов психики. Практически никто кроме узких специалистов не имеет доступа к информации, подтверждающей гипотезу Достоевского о «трихинах» в мозгу человека. Аналогичная ситуация со сведениями о полной управляемости проявлений массового протеста, экстремизма и терроризма.
Наиболее показательная тема в проектах Ла Пенья – Сирия. Смогут ли США с помощью иммерсивной журналистики дистанцироваться от создания террористического квазигосударства? Для этого журналистика подменяется управлением массовым сознанием (УМС).
Как сказал один из слушателей, любое изобретение ученых рано или поздно будет использовано как оружие. А пока технология VR используется для пролонгирования теряющей позиции Google-культуры, основного инструмента постмодернизма.
За VR-технологиями может быть большое будущее. Например, прикованный к постели человек может увидеть себя танцующим. Неизлечимо больной получит моральное облегчение боли и отдохнет душой. Широкие перспективы открываются для образования. Однако, пока технологии используются индивидуально, устраняется важнейший компонент обучения в виде эффекта группы. То же происходит в активно насаждаемом с Запада дистанционном обучении.
В коммерческих проектах виртуальной реальности используются программы с эффектом группы по опыту соответствующих компьютерных игр. Их использование для обучения пока нам неизвестно.
У России есть огромное преимущество в виде латерального мышления. Используя терминологию и модели из англосаксонской ментальности, Россия на старте нивелирует свои преимущества и ставит себя в зависимое положение.
Стойкие убеждения о западном изобретении электоральных технологий, PR и рекламы в составе интегрированных маркетинговых коммуникаций и направлений журналистики мы связываем прежде всего с имманентным России антипатриотизмом. И уже во вторую очередь с проявлениями proxy war против России с использованием национальных особенностей.
Таким образом, технологии виртуальной и дополненной реальности имеют такое же двойное назначение, как викиномика, социальная инженерия или атомная энергия. Деструктивные (оружейные) программы традиционно опережают конструктивные созидательные.
Общий вывод состоит в том, что творчество в программировании контента всегда отстает от технических новаций и в полной мере их не осваивает. После повышения качества человеческого капитала в конце прошлого века разрыв стал менее заметен, но он не может исчезнуть.
Удачный выбор слова с мемо-потенциалом по степени влияния на массовое сознание превышает любое техническое изобретение.
Мы видим для технологий виртуальной и дополненной реальности и особенно для иммерсивной журналистики проблемы выбора цели и идентификации оригинаторов, определяющих целеполагание проектов. Чтобы сохранить неопределенность и быстро завоевать рынок, снимается патентная защита. В результате любые технические достижения могут служить технологиями двойного назначения для целей современной proxy war. VR и AR не составляют исключения. Аппаратные технологии упрощают фальсификацию реальности. В конечном счете разнообразные новации, ставшие объектами интегрированных маркетинговых коммуникаций, отвлекают внимание от развития технологий социальной инженерии (по сути генетической инженерии in populi) на основе социологии третьего поколения с использованием систем типа PRIZM для обработки Big Data приватного контента с тактической целью идентификации маркеров тревожности. Стратегическая цель возникла вместе с человечеством и состоит в межплеменной геополитической конкуренции.
Отметим, что идентификация автора (оригинатора) любых новаций и их воплощения в широком спектре от строительства до преступления является практически неразрешимой проблемой. Авторское и патентное право закрепляет интеллектуальные права не за изобретателями, но правообладателями. Данный вывод является универсальным для любых инженерных решений, включая социальные методы генетической инженерии in populi.

Литература

1. Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Мемы, меметика, мемотип //Научно-практический журнал «Заметки ученого» / Южный университет, «Институт управления, бизнеса и права» (ИУБиП), № 6. – Ростов-на-Дону, 2018, с. 56-68
2. Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Право знать: естественно-научная концепция массовой коммуникации на основе междисциплинарности. – Медиа и власть. Власть медиа? Матер. Междунар. научно-образовательной конфер. (Казань, 22-23марта 2018 г.) / сост. Б.И.Якупов, под ред. Г.В.Морозовой. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2018, с. 117-122
3. Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Что такое fake-news и в чем причина сукцесии данного мема? – XXXI Междунар. научно-практич. конфер. «Научные перспективы XXI века, достижения и перспективы нового столетия» (Россия, г. Новосибирск). Ежемесячный научный журнал. № 1 (31) / 2018. – Международный Научный Институт «Educatio» / под ред. проф. Вершинина Б.М. – Новосибирск, 2018, с. 43-50
4. Замков Л.П., Крашенинникова М.А., Лукина М.М., Цынарева П.Л. Иммерсивная журналистика: подходы к теории и проблемам образования. // Современные информационные технологии и ИТ-образование 2017 Том 13 №1, стр. 166-172
5. Добровидова О. (2015) Этический реалити-чек для журналистской виртуальной реальности. URL: https://themedia.center/2015/09/04/eticheskiy-realiti-chek-dlya-zhurnalistiki-virtualnoy-realnosti/ (дата обращения: 23.03.2017).
6. Михаил Григорьев. Нужна ли виртуальная реальность ТВ-рынку? 26.02.2019 https://telesputnik.ru/materials/tekhnika-i-tekhnologii/article/nuzhna-li-virtualnaya-realnost-tv-rynku/
7. Олег Илюхин. Эффект галлюциногенов пытаются воссоздать в виртуальной реальности 22.09.2019 https://hitech.vesti.ru/article/1231118/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments