leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Статья Натальи Вакуровой Принципы и методы работы репортера-новостника в конкурентной медиасреде

Вышла в свет статья Натальи Вакуровой Принципы и методы работы репортера-новостника в конкурентной медиасреде // Парадигмальные стратегии науки и практики в условиях формирования устойчивой бизнес-модели России : сборник научных статей по итогам Национальной научно-практической конференции. 3-4 октября 2019 года. Санкт-Петербург. – СПб. : Изд-во СПбГЭУ, 2019. – стр. 7-12
ББК 65.291.2
ISBN 978-5-7310-4716-6
https://docs.google.com/viewerng/viewer?url=http://www.spbcsa.ru/public/users/994/konf/Sbornik-Konferentciia-oktiabr-2019.pdf

УДК 070
ББК 76.0

Н.В.Вакурова, доцент Института современного искусства;
Л.И.Московкин, газета «Московская правда»

Принципы и методы работы репортера-новостника в конкурентной медиасреде

Аннотация. Статья представляет собой краткое изложение принципов и практических рекомендаций по информирующей репортажной новостной журналистике. Обоснование и рекомендации сформированы на основе опыта работы авторов в парламентской журналистике, преподавании и исследовании журналистики. Состояние публичного информационного поля таково, что работа журналиста с целью информирования аудитории о реальных событиях требует неординарных знаний и мужества.
Ключевые слова: актуальность, конвергенция, mainstream media, метажурналистика, наркотизация аудитории, релевантность, репортерская журналистика, рерайтинг, универсальная журналистика

N.V. Vakurova, associate Professor, Institute of contemporary art;
L.I. Moskovkin, «Moskovskaya Pravda» newspaper

Principles and methods of work of a news reporter in a competitive media environment
Annotation. The article is a summary of the principles and practical recommendations for informative reportage news journalism. The rationale and recommendations are based on the authors experience in parliamentary journalism, teaching and research journalism. The state of the public information field is such that the work of a journalist to inform the audience about real events requires extraordinary knowledge and courage.
Key words: convergence, divergence, mainstream media, metajournalism, narcotization audience, relevance, reportorial journalism, rewriting, universal journalism

В последние годы в оборот журналистики и параллельно сферы ее изучения практически постоянно вводятся de novo изобретенные названия с претензией на открытие оригинальных направлений. Например, иммерсивная журналистика или гонзо-журналистика, лайф стайл, лонгрид, постправда и mainstream media.
Изучение журналистики и обучение студентов данного направления вынуждены включаться в гонку за новым и уникальным. Условия выдвигаются нормами односторонней коллаборации и необходимостью выглядеть современно в восприятии прогрессивных, как они сами себя оценивают, студентов.
Существует установка умолчания о том, что репортер должен описывать необычные события, которые усредненный представитель аудитории может увидеть только через отраженную реальность его освещения. Соответственно развиваются форматы работы журналиста в экстремальных условиях, например, фронтовой журналистики. Действуют курсы для подготовки журналистов к работе в зоне боевых действий, терактов и чрезвычайных ситуаций.
Поскольку читатель или зритель не может самостоятельно проверить факты, параллельно развивается метажурналистика сфабрикованной реальности с потоком fake-news. Для закрепления фабрикаций в массовом сознании усиленно насаждается рерайтинг, то есть трансляция несобственных новостей.
Для рерайтинга и работы в экстремальных условиях нужна соответствующая профессиональная подготовка. Например, по альпинизму для репортажа с высот Земли. Для съемок с дронов необходима специфическая подготовка пилота вертолета. И это тоже есть в практике обучения. Свои технологии необходимы для рерайтинга с целью придания сообщениям эффекта новизны и достоверности.
Поток репортерских новостей существует, но он сокращается по относительному объему и подвергаются цензуре. Внимание к нему подавляется премодерацией, скручиванием лайков и, самое главное, эффектом наркотизации аудитории с помощью вербальной и визуальной агрессии.
Формат глобализованного журнализма таков, что для освещения массовых рутинных явлений из собственной актуальной повестки населения в настоящее время требуются гражданское мужество и навыки более высокого профессионализма по сравнению с перечисленным выше. Однако именно этому не учат, сама такая задача не ставится.
Речь идет о конкуренции за аудиторию с mainstream media. Они мимикрируют под журналистику для управления массовым сознанием и наркотизируют аудиторию несобственной агрессивной повесткой. Адекватные СМИ и метажурналистика MSM работают совершенно по-разному с разной оплатой труда. В MSM она на уровне сферы PR и рекламы. В СМИ конвергенция, в MSM дивергенция.
Наталья Федотова в своих исследованиях стрессогенных факторов журналистики пишет одновременно о том, что «нарцистические черты эта профессия только закрепляет и углубляет» и что «изменение принципов работы, медиаконвергенция, возрастающая конкуренция и ответственность заставляют творческих сотрудников редакций находиться в постоянном напряжении, регулярно подвергаться стрессам и, как следствие, могут стать причинами деструктивных профессиональных деформаций» [6].
Противоречий в заключениях Федотовой нет вследствие принципиальной разницы между комфортной и защищенной работы в MSM с одной стороны и с другой – глобальной тенденции преследования журналистов-новостников. В России есть и обратная тенденция, которая иллюстрируется самим существованием «Russia today» и «Sputnik», да и нашей собственной работой. Однако в целом влияние US Agency for Global Media сильнее. В результате новостные СМИ и конкретные журналисты пользуются значительной скрытой популярностью без цитирования.
В MSM работает команда и журналист представляется как «диктофон на ножках» в определении члена СПЧ при президенте Екатерины Винокуровой. Он защищен от профессиональных стрессов тем, что не вникает в смысл контента, публикуемого от его имени. Наиболее опасна и для журналистов, и для преподавателей попытка совмещения миссий поручения и предназначения. Тем не менее, мы считаем необходимым следовать принципу: для публикации истины всегда можно найти адекватные слова и форму подачи.
Сообщения MSM идут вместе с событием и иногда с опережением, то есть событие и публикацию о нем готовят одновременно за пределами редакции СМИ. Аудитория используется в качестве буфера для опосредованного дистанционного диалога с кем-то третьим.
Повестка MSM не отражает доминантный паттерн массового сознания, но противоречит ему с целью отвлечения от сути событий, причинно-следственных связей, реальных проблем и их причин. Вопреки упорно распространяемому стереотипу, они не являются оппозиционными и преследуют цель не выявления и исправления проблем, но отвлечения от них и дискредитацию согласно презумпциям заказчика. Актуальное существенное подменяется малозначительным релевантным.
Для выявления существенного требуется не столько отсутствующая свобода слова, сколько естественнонаучное мышление. Деятельность MSM приводит к подавлению релевантности актуального.
Андрей Вырковский в опросном исследовании отношения журналистов к рабочему процессу установил, что наименее позитивно воспринимается журналистами общение с пресс-службами [3]. Пресс-службы и сами ньюсмейкеры действительно относятся негативно к ряду СМИ и при этом оказывают им больше внимания. Однако данный вывод не универсален, он касается только отношений органов власти и MSM. Автор отобрал для исследования в основном такие СМИ.
На первое место у Вырковского вышли такие факторы мотивации, как потребность в высокой зарплате и самореализация. То есть реализованные сотрудники MSM на низкую зарплату и без цитирования в «обычные» СМИ работать не пойдут.
В исследовании отсутствует такой мотивирующий фактор, как познание. У нас он лидирует. Конфликты с пресс-службой у нас возникают в специфических случаях, указанных ниже. Чаще случаются конфликты с другими журналистами, а не с пресс-службами. Общение с ньюсмейкерами мы стараемся обострять для верификации (устранение впечатления аффилированности с властью) и отвлечения излишнего внимания к MSM.
Наш опыт показывает, что пресс-службы могут содержать инсайдеров и манипуляторов с негативной ролью. Некоторые сотрудники пресс-служб склонны подменять собой руководителя на официальной должности. Особенно плохо работают пресс-службы коммерческих компаний, сетевых монополистов, крупных популярных музеев. Фактически их деятельность сводится к формированию stop-list и списка приглашаемых на мероприятия, рассылки с просьбой прислать ссылку на публикацию и в некоторых случаях формированию поводов для претензий и судебных исков. В корпоративные пресс-службы попадает еще больше случайных людей, чем в журналистику. Мы ни разу не видели в корпоративных пресс-службах человека со специальным образованием по профилю компании.
Особенно много проблем возникает у журналистов с освещением научных достижений. Причин несколько: давление на научно-популярную журналистику через Ассоциацию научных журналистов, закрытие научных редакций, отнесение научных новостей к рекламе и традиционное отсутствие культуры общения ученых и журналистов.
То, что нам удается узнать, свидетельствует о лидерстве науки в генерации новостей высокой востребованности, однако до аудитории они не доходят.
Мы исходим из позиции неоднозначности цели журналистики: дать человеку то, что он видеть не может или видеть не хочет? Для нас это вопрос, требующий серьезного решения вплоть до уровней властного управления и программирования предметных курсов на факультетах журналистики. Как мы установили ранее, проблемы возникают в случае расхождения релевантности и актуальности. Эффект непредсказуемый, и фактор случайности придает реальной жизни игровой окрас.
Наш опыт работы показал, что все наиболее интересное для аудитории в целом происходит в том, что обычный человек видеть не хочет буквально у себя под носом. Перекосы в публичном информационном поле в какой-то степени исправило искусственно приданное блогосфере преимущество. Официальные СМИ с их законодательной ответственностью боятся нового и их контент выровненный. В блогосфере происходит диверсификация на уровне естественной эволюции.
СМИ приходится догонять своих читателей из-за их блогов. Бесконкурентное преимущество уничтожено и отставание журналиста от читателя убийственно для профессионала. Мемом «Интернет – помойка» собственные пробелы не закроешь, кто-то обязательно найдет в «помойке» истину в последней инстанции. Так работает Рунет.
С изучением и обучением журналистике происходит нечто противоположное в виде гонки за призрачными установками. Причем как правило в формате вестернизации, о чем говорил профессор Сергей Корконосенко.
Преподаватели бывают разные, обычный преподаватель либо узнает новое от своих студентов из числа уже реализованных в профессии, либо создает в своих учебных курсах некую искусственную картину и ставит студентам «неуд» за ее игнорирование. Исследование преподавательской картины неизменно выявляет политическую целесообразность, смешанную со стремлением уйти от реальности.
В некоторых других направлениях обучения данная тенденция выражена сильнее и привела к утрате смысла. Например, экономика, обществознание, психология, политология.
Промежуточный вывод для целей настоящей статьи состоит в том, что обычной репортерской новостной журналистике практически не учат. Профессионализм в данной сфере людьми набирается самостоятельно из случайных источников и непредсказуемых ситуаций подобно половой или информационной грамотности. С биологической точки зрения тут нет ничего необычного, примерно так же происходит формирование метагенома теплокровных и заселение ЖКТ человека симбиотической микрофлорой, необходимой для естественного пищеварения.
Опять же на основе нашего опыта мы рекомендуем людям с личной установкой на реализацию в журналистике учиться снимать и писать, проверяя реакцию аудитории через публикации в открытом блоге без каких-либо ограничений.
Для общения с собственной аудиторией желательно научиться пользоваться аргументами в словах и картинках, но не блокировкой. Инструмент CAPTCHA необходим для отсечения автоматических ответов, тематически не связанных с публикацией.
Будущий журналист должен прежде всего усвоить, что профессиональный успех меряется критикой, а не благодарностями и гонорарами. Чаще всего даже не критикой, а оскорблениями с переходом на личности. Набор вариантов конечен и наблюдается тенденция дистанцирования от сути опубликованного.
Понимать данный факт необходимо для предотвращения выгорания в профессии. Угроза возникает уже на стадии обучения примерно на третьем курсе журфака. По данным исследования Натальи Федотовой, доходит до самоагрессии. [5]
Вторая истина в том, что приходится учиться писать и снимать одновременно. Прежде всего это требование конвергенции для экономии на фонде оплаты труда репортера. На практике писать и снимать одновременно получается с ущербом и для текста, и для картинки. Тем не менее, универсальный журналист имеет преимущества.
В актуальных сообщениях с пониженной релевантностью следует исключать маркеры недостоверности. Проверка данных, имен, должностей и названий может оказаться важнее скорости, если другие журналисты избегают нерелевантной тематики.
В то же время публикация должна следовать без задержки после подготовки из-за попыток исключить ее появления чтобы тема не обрела релевантность.
Необходимо избегать искусственного усиления описываемого явления в расчете на проверку и попытки дискредитации. Гиперболическое описание поддерживает fake-news, а репортерскую информацию дезавуирует. В то же время на фоне засилья стереотипов с грубым отрицанием реальности репортерская информация воспринимается как неуместная фантастика.
Поэтому очень важно писать интересно, используя метафоры, аллюзии и реминисценции. Использовать в тексте ссылки и примеры. Это необходимо для расширения спектра индексации поисковым роботом. И параллельно для разделения ответственности между автором и его источниками.
Для надежности необходима диверсификация с помощью социальных сетей. Неотсроченная публикация в сетях могла бы спасти в профессии достаточно много репортеров. Сети позволяют искать релевантные формы подачи материала и собирать информацию методом викиномики.
Репортеру ни в коем случае не следует искать лишней популярности и тем более искусственно накручивать посещения и цитирование. Большая популярность приведет в лучшем случае к цензурному сокращению подписчиков. В худшем с журналистом справятся через off line. Заранее неизвестно, на чью сторону станет редактор. «Журналистская солидарность» возникает тоже в связи с релевантностью, но не актуальностью. Рассчитывать на нее не стоит.
Современный универсальный журналист должен работать более чем конвергентно, совмещая все редакционные роли, включая редактора и корректора. Большинство репортеров подневольны в формировании повестки, выборе темы и формы подачи. Однако с острыми интересными случаями редакционная команда не справляется.
Доминирующая проблема связана не с тотальной цензурой, стоп-листами и черными списками, а с тем фактором, который склоняет СМИ к подчинению цензуре. Дело в том, что во время турбулентности проявляется связность активного мира, описанная эволюционистом Ю.В.Чайковским. Соответственно незначительные события могут иметь основополагающее значение. Существенное событие может иметь причину, проявляемую на чем-то тематически не связанном с ним.
Аргументированная публикация информации о причинно-следственных связях может нести эффект познавательной новизны при условии подбора релевантной формы подачи.
Для выявления уникальной информации журналист может использовать как минимум два источника.
Во-первых, это новые формы журналистского расследования. Например, викиномика и публикация версии для отслеживания возможной реакции: угрозы off line, угрозы on line (это разная реакция противоположного смысла), возбуждение интереса аудитории вплоть до сукцессии или полное отсутствие реакции. Также одной из форм расследования можно считать пранк-журналистику [2].
Во-вторых, одна из уникальных особенностей России состоит в том, что здесь работают аналитические центры, изучающие архитектуру и инфраструктуру глобального мира. Данная информация практически недоступна журналистам из-за недостатка естественнонаучного образования, то есть в связи с засильем гуманитарного мышления.
В этом журналистика все же отстает от своей аудитории. Российская аудитория продвинутая, и в ней существует запрос на содержательную информацию. Данный факт используется слабо.
Тем не менее, несмотря на большой объем искусственно созданных проблем, репортерская новостная журналистика из-за особенностей аудитории в России имеет серьезные преимущества.
Написать текст недостаточно. Требуются особые технологии внутриредакционного общения, чтобы обеспечить публикацию. Оплата труда журналистов занижена относительно значимости их роли. Фактическая оплата еще меньше, если учесть объем того, что по разным причинам выбраковывается. Автору не дано отличить внешние объективно непреодолимые факторы от внутренних субъективных. У редактора может не оказаться достаточного времени. Он может быть озабочен поддержкой баланса сил в редакции. В творческих коллективах высок накал профессиональной ревности. Главному редактору достаточно трудно перенаправить ревность из деструкции в творчество, и он может уступить напору в ущерб качеству публикуемого контента.
Наконец, редактор может не иметь достаточной базы для верификации сути журналистского материала, вызывающего ощущение возможности негативной реакции на публикацию. Известны случаи заведомо провокационных публикаций, за которыми следовала ротация руководства «Известий» или «Парламентской газеты».
Кажется странным, но это распространенное явление: редактор боится новостей. В научной периодике ситуация обратная, хотя следят за их контентом не менее серьезно, чем в СМИ. Для этой статьи антиплагиат показал 93,7 – почти столько же, как в наших журналистских материалах.
Как правило, негативная реакция генерируется быстрее и эффективнее. Если публикация вызывает удовлетворение аудитории, видимая реакция может вообще не возникнуть.
Однако воспринимать негативную реакцию как критерий собственной значимости достаточно опасно. У журналиста развивается настоящий комплекс полноценности с превосходством над теми, о ком он пишет. Как следствие, атрофируется чувство меры и инстинкт самосохранения.
Что бы ни происходило, желательно не принимать на свой счет редакционную цензуру, даже если она открыто действует в соответствии с жесткой концепцией издания по выбору учредителя.
Человеку, который способен работать систематически, не следует любой ценой добиваться публикации каждого написанного материала. Иногда лучше вообще не проявлять заинтересованности в публикации, чтобы удивить и тем сбить стереотип защиты от обилия текстов, авторы которых претендуют на публикации. Этот совет неприменим для начинающих журналистов или работников со стажем на новом месте работы.
Для такого случая подходит прием рассказчика Михаила Веллера. Будучи в начале литературной карьеры сложившимся профессиональным рассказчиком, Веллер не имел ни известности, ни поддержки. С беззащитным талантом редактор не работает. Устав от отказов, Веллер написал эротический рассказ, заведомо без расчета на публикацию, и предпринял обход редакций по новому кругу. В каждой получил отказ и в каждой рассказ был прочитан множеством сотрудников. В итоге Веллер получил широкую известность в узком редакционном кругу и на этой базе уже смог добиться доступа к публикациям для массового читателя. История эротического рассказа и его текст под названием «Забытая погремушка» была опубликована в постсоветское время.
Автор может тренировать отношение редактора к себе и своим материалам, вставляя в текст слова, которые редактор не имеет права пропустить в публикацию. Автор получит назидание со ссылкой на Фаину Раневскую, а редактор, вычеркнув пару слов и поправив несколько предложений, с чувством выполненного долга подпишет материал к печати.
Мы бы не советовали предлагать к публикации отклоненный материал в редакции, с которыми у автора нет взаимообязывающей связи. Для этого есть социальные сети. Иногда журналисту дают задание без цели публикации. Бывает и так, что редактор сообщает автору об отказе для купирования его амбиций, но потом все же публикует материал. Параллельная публикация обязательно будет замечена и сократит возможности дальнейших публикаций этого автора.
В наших рекомендациях можно увидеть противоречия по части социальных сетей. Однако это говорит лишь об отсутствии единых и неизменных универсальных алгоритмов журналистской работы. Причина в динамичности активно связного мира.
В последние годы все больше и больше говорят о росте потока fake news, frame-зависимости журналиста, stop-lists и цензуре в системе СМИ, управлении со стороны US Agency for Global Media и грантовом финансировании ведущих СМИ России от US Agency of International Development. Избирательная кампания 2019 года выявила управление протестом и голосованием с грубыми нарушениями законодательства РФ, рост удалений аккаунтов российских журналистов, сокращение подписчиков и эмбарго (цензуру) на альтернативную информацию в Google, Facebook и YouTube.
Несмотря на рост подобной информации, исследователи журналистики недооценивают управление отраженной реальностью в СМИ и сетях. Это связано с известным классическим эффектом превосходства оружейных программ над созидательными.
В современных реалиях эффект проявляется следующим образом. Чтобы осознать проблему, необходимо иметь представление об архитектуре глобального мира и диссипированной системе его управления. С точки зрения естественнонаучного познания, данная задача теоретически не может иметь политического значения, поскольку в основных закономерностях эволюционной генетики, согласно принципу палеонтолога Кирилла Еськова, стирается грань гомологии и аналогии. Иными словами, человеческий глобальный мир имеет примеры подобия в дикой природе, возникшие задолго до человека, в модели мегаэволюции Мережковского-Маргулис [4]. На Биофаке МГУ до 2017 года существовала группа исследователей-единомышленников, которая развивала идеи Мережковского с учетом произведенных после него исследований. Последовала цепь событий, каждое из которых выглядит случайным, в итоге которой группа распалась, а ее участники понижены в статусе.
До этого эволюционист Юрий Чайковский был исключен из списков экспертного совета Совета Федерации. Контролем состава экспертных советов СФ занимался конкретный человек. Формально мы не знаем причины, но в итоге запрета парламент лишился доступа к естественнонаучным представлениям о зомби-паразитизме в природе и обществе, так Чайковский интерпретирует внешнее управление.
Два приведенных примера иллюстрируют принцип, сформулированный председателем комиссии СФ по защите суверенитета и предотвращению вмешательства Андреем Климовым: каждый отдельный факт выглядит случайностью, вместе они складывается в единую картину (Климов применил слово «пазл»).
Параллельно можно видеть, что доступ к информации об архитектуре глобального мира закрыт не столько со стороны бездоказательной и субъективной политологии, сколько со стороны формализуемого и потому доказательного естественнонаучного познания.
Еще один вывод из приведенного примера состоит в том, что первичная причина проблем информирующей репортерской журналистики состоит все же не в цензуре и управлении отраженной реальностью, а в недостатке образования. Журналисту и еще в большей степени редактору проще следовать установкам, чем самостоятельно искать истину. Современный активный связный мир слишком динамичен, чтобы совершать открытия каждый день. Репортер формата русского универсального журналиста в определении Дэвида Рэндалла вынужден это делать, или он превращается в рерайтера.
Креативный замминистра печати и массовых коммуникаций Алексей Волин, будучи фигурой публичной, постоянно получает запросы о комментариях и в своей оценке запросов высказывает удивление по поводу их единообразия. Журналисты не преследуют цели новизны, задачу эксклюзива они видят в том, чтобы ньюсмейкер повторил на их камеру или диктофон то, что уже опубликовано в других изданиях.
На фоне общей неопределенности некоторые алгоритмы работы журналиста все же существуют. Их идентификация исходит из того, что сформулировать рецепты успеха невозможно, но можно совершенно точно определить, что заведомо направлено на его исключение.
Прежде всего следует оставить в прошлом кредо фронтовой журналистики эпохи Великой Отечественной: «С «Лейкой» и блокнотом, когда и с пулеметом». Кстати, вошедшие в историю фронтовые корреспонденты «Красной звезды» Илья Эренбург и Давид Ортенберг соблюдали чистоту журналистской миссии.
Следует подчиниться рекомендациям председателя СЖР Владимира Соловьева о том, что, присутствуя на акциях протеста, журналист должен определиться, в каком качестве он это делает. В данном случае речь идет о российских реалиях, поскольку в России журналистский статус предоставляет определенный иммунитет, а за рубежом к журналистам относятся так же, как к участникам протестов. Принцип не работает за пределами юрисдикции России. Например, на окраинах Донбасса человека с надписью «PRESS» убивают прицельно. По информации корреспондента Russia today, который в прошлом работал в Ираке, США испытывали новые виды вооружений и убивали журналистов как свидетелей. Испанская El Pais много лет безуспешно судилась с США в связи с убийством своих корреспондентов в Ираке и Парагвае.
Принципы современной фронтовой журналистики досконально разработаны Маратом Мусиным для целей канала ANNA-News. Его смерть стала существенной потерей для репортерской журналистики.
Еще один алгоритм определяет принципы работы с информацией, включая гигиену персонального компьютера. Состоявшиеся журналисты такими навыками овладевают интуитивно. Учиться все же лучше не путем проб и ошибок, но с использованием оформленного в виде алгоритма коллективного опыта профессии.
Прежде всего следует разделить творческую и технологическую работу. Максимально вынести из непредсказуемой творческой составляющей все, что может быть сделано в рутинной процедуре и тем более доступно программе макроса.
Творческая работа в зависимости от личных особенностей стимулируется временем суток (утром, вечером или ночью), какими-то особыми условиями места и времени или неотвратимо надвигающимся дедлайном. В последнем случае приходится принимать волевое решение о компромиссе в связи с недостатком времени на проверку фактических данных, имен, фамилий и должностей.
Следует выработать личный алгоритм гигиены работы с файлами и не отклоняться от него [1]. Алгоритм включает систему наименований файлов и папок, их взаимного размещения и разделения принципов работы с входящими, внутренними и исходящими файлами.
Файл, названный по наитию текущих ассоциаций и размещенный по умолчанию компьютера, скорее всего будет в нем похоронен и работу придется начинать с начала.
В процессе работы нельзя забывать о сохранении. По завершении перед тем, как закрыть компьютер, следует обеспечить двойное сохранение в постоянной памяти компьютера и на внешнем носителе. В исключительных случаях можно послать материал самому себе по почте и/или разместить его на нескольких разных личных аккаунтах социальных сетей. Фактически используются принципы распределенных данных (блокчейн).
Облака (cloud) или редакция могут помочь, но могут и навредить из-за политической зависимости, как было в случае Анны Политковской. После ее убийства содержимое ее редакционного компьютера оказалось недоступным для публикации.
Основной вывод состоит в необходимости идентификации и разделения MSM и новостной репортажной информирующей журналистики, так как место работы в значительной степени определяет состояние и мировоззрение журналиста. Соответственно ему требуются разные подходы и навыки.

Литература

1. Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Информатика для целей журналистики в преддверии информационной эпохи // Теория и практика трансдисциплинарных исследований в современном мире: сборник научных статей по итогам Международной научно-практической конференции. 1-2 августа 2019 года. Санкт-Петербург. – СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2019. – стр. 17-25
2. Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Пранк-журналистика как новая форма журналистского расследования. – Журналистика в 2017 году: творчество, профессия, индустрия. Сб. матер. междунар. научно-практич. конфер. – М.: МедиаМир; факультет журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова, 2018, с. 8-9
3. Вырковский А.В., Кругликова М.В. Отношение к рабочему процессу журналистов качественных СМИ // Mediascope.ru / Электронный научный журнал Факультета журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова. – Вып. 4, 2014
4. Московкин Л.И., Вакурова Н.В. Параллелизм эволюции природы и общества. Прикладные аспекты. / Сб. статей ЦНС «Международные научные исследования» по матер. XVI Междунар. научно-практич. конфер.: «Проблемы и перспективы современной науки», г. Москва: сборник статей (уровень стандарта, академический уровень). – Москва: «ISI-journal», 2017, с. 20 -32
5. Федотова, Н.А. Журналистика: предназначение vs преобразование // Журналистика в 2012 году: социальная миссия и профессия. Сборник материалов Международной научно-практической конференции. – М.: Факультет журналистики МГУ, 2013.
6. Федотова Н.А. Стрессогенные факторы журналистской профессии: результаты исследования / Н.А. Федотова, А.Д. Борейко // Психолог. – 2015. – № 3. – С.89-101. DOI: 10.7256/2409-8701.2015.3.15284. URL: http://e-notabene.ru/psp/article_15284.html (0,6 п.л.)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments