leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Эльвира Набиуллина рассказала на 468-м заседании СФ о деятельности ЦБ без роста экономики

Эльвира Набиуллина рассказала на 468-м заседании СФ о деятельности ЦБ без роста экономики и благосостояния населения – сенаторы про одно, глава ЦБ про другое
12. Правительственный час 468-го заседания СФ «О деятельности Центрального банка РФ по развитию финансового рынка и внедрению современных финансовых технологий» рассказала председатель Центрального банка Эльвира Набиуллина
11:03
Набиуллина. Темпы роста ниже прогноза не могут не беспокоить. Внутренние факторы производительность труда и демографическая ситуация. Внешние факторы. Увеличение НДС. Инфляция 3,7%. Дезинфляционные факторы позволили снизить ставку. Доступность кредитов в сфере нашего внимания. Кредит не может заменить длинные деньги. Провели большую работу по НПФ. Повышение гарантий будущих пенсионеров. Страхования рисков ОСАГО уже в следующем году. 3,2 млн розничных инвесторов. Категоризация инвесторов для снижения для рисков квалифицированные и неквалифицированные. Введение ограничений стоимости кредита для граждан. Заемщику с высокой долговой нагрузкой сложнее будет погасить кредит. Мы не видели займов чтобы погасить кредит. Рост ипотеки. Сдержанный рост кредитного портфеля. Бизнес не готов инвестировать. Развитие новых технологий на финансовом рынке. Регуляторная песочница. Ключевой проект года Система быстрых платежей. Высокие платежи между банками. Высокие тарифы эквайринга в конечном счете на потребителя. Подключились 10 крупных банков. Банк который не выполнил получил штраф. Объем операций 25 млрд, 8760 руб. средняя сумма перевода. Финцерт центр анализа киберугроз. Не просто поставить на компьютер антивирус. Основной объем жалоб на банки связан с потребительским кредитованием. Из остальных львиная доля на ОСАГО. Справедливого тарифообразования мы не смогли пока добиться. Инвестиционное страхование жизни граждане недовольны тем что предлагают.
Вопросы 11:26
Максим Кавджарадзе. Отрицательные ставки для стимулирования. Банки-рантье.
Набиуллина. Отрицательные ставки по евро в других странах уже есть. Это убыточность. Мы ограничиваем валютные вклады для дедолларизации. Некоторые банки берут на себя риски выдавая кредиты под слияния и поглощения.
Павел Тараканов. Что мешает ЦБ фондировать под ипотеку?
Набиуллина. Высокий прирост по ипотеке. Ставки по ипотеке будут снижаться вслед за инфляцией. Специальные программы реализует правительство. 7-8% реалистичные ставки.
Сергей Цеков. Когда ведущие российские банки придут в Крым?
Набиуллина. Доступность кредитов в Крыму растет.
Елена Перминова. Высокая стоимость эквайринга и переводов. Утечка персональных данных.
Набиуллина. Развиваем систему быстрых платежей. Предложили снижать тарифы эквайринга для социально значимых товаров. Утечка персональных данных будем усиливать надзор. Утечки не только в банках, у операторов и коллекторов.
Дмитрий Шатохин. Застройщики с этого года на проектное финансирование рискованные 27 млн квадратных метров или 24%. На эскроу-счета перешли 16%. Что делать чтобы банки не злоупотребляли?
Набиуллина. Они были рискованными. Переход должен позволить остаться на рынке устойчивым прозрачным компаниям. 20 тыс эксроу-счетов привлечено средств на 67 млрд тем не менее банки выдают больше кредитов 596 млрд.
Иван Абрамов. В продолжение эквайринга. Полномочия ЦБ дали но уменьшения тарифов не увидели. Карту Мир и зарплату на нее получаем. Чтобы зарубежные платежные не забирали такие суммы.
Набиуллина. Во всех странах жалуются на высокие тарифы эквайринга. На хэш-беки уходит не вся сумма. 35%. Мы отказались от запретов, это полезно для Мира развивается в конкурентной среде.
Елена Мизулина. Предусмотрена разработка условий для взаимного допуска ценных бумаг на биржи ЕворАзЭС?
Набиуллина. Предусматривается постепенная плавная интеграция. Сроки перешлю.
Выступления 11:48
Сергей Калашников. Восхищен вашим докладом как бы было если бы это было в нашей экономике. Доступность кредитов для производства 15% что это за производство с рентабельностью 15%? Если изъять все деньги инфляции не будет. Но и покупательского спроса тоже. Спекулятивный курс рубля. Быстрые платежи замечательно. Почему крупный монополист Сбербанк не перешел на быстрые платежи. Вы кстати учредители Сбербанка. Откуда фантастическая прибыль банков без роста экономики. А то что вы сказали замечательно.
Андрей Клишас. Стандарты раскрытия информации которые вы предлагаете не соотносятся с санкционным давлением. В частности по аффилированным компаниям. Стремление к каким-то стандартам извне. Стандарты должны повышать капитализацию.
Николай Журавлев. Категоризация инвесторов. Концепция законопроекта меняется, высоко рисковые активы становятся доступны гражданам. Вернуться к исходному. Дедолларизация, действительно надо избегать кредитования граждан в валюте. Химики и металлурги высокая валютная фора. Подготовлено постановление просьюа принять за основу.
Валентина Матвиенко – Сергею Калашникову. Не обижайтесь вы не очень слушали, телефон отвлекал. Кредиты были 22%. Набиуллина в Европе признана одним из лучших руководителей ЦБ. Банков вдвое меньше. Создана надежная система. Никто не верил что создадим национальную платежную систему. А так популистски выхватывать. Как ведется работа вызывает уважение. ЦБ работает независимо.
Постановление за основу 147 0 0
12:03

Из стенограммы 468-е заседания СФ 06.11.19
Уважаемые члены Совета Федерации, подошло время "правительственного часа". Сегодня на "правительственный час" вынесен вопрос "О деятельности Центрального банка Российской Федерации по развитию финансового рынка и внедрению современных финансовых технологий". Тема более чем актуальная.
В нашем заседании принимают участие Швецов Сергей Анатольевич, первый заместитель Председателя Центрального банка Российской Федерации, Гузнов Алексей Геннадьевич, директор Юридического департамента Центрального банка, а также Алексей Львович Саватюгин, аудитор Счетной палаты Российской Федерации.
Также я хочу поприветствовать Председателя Центрального банка Эльвиру Сахипзадовну Набиуллину.
Коллеги, предлагается следующий порядок рассмотрения: предоставить Эльвире Сахипзадовне Набиуллиной для доклада 20 минут, далее – вопросы, ответы, выступления, как обычно. Нет у вас возражений? Нет. Принимается.
Слово предоставляется Председателю Центрального банка Российской Федерации Эльвире Сахипзадовне Набиуллиной.
Пожалуйста, Эльвира Сахипзадовна.
Э.С. Набиуллина. Добрый день, уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые коллеги! Спасибо большое за приглашение выступить сегодня.
Безусловно, развитие финансового рынка просто невозможно обсуждать в отрыве от развития экономики. Темпы роста, которые оказались ниже прогнозов, ожиданий, не могут не беспокоить.
Безусловно, темпы экономического роста связаны и с внутренними, и с внешними факторами. Внутренние – это прежде всего, по оценке Банка России, проблемы инвестиционного климата, производительности труда, демографическая ситуация, которые ограничивают деловую активность. Внешние – это замедление мировой экономики, которое влечет за собой снижение спроса на товары российского экспорта, что также оказывает влияние на экономический рост. И в этих условиях мы должны найти драйверы развития, стимулы, которые позволили бы российской экономике преодолеть негативные тенденции.
В нашей деятельности по развитию финансового рынка мы стремимся сфокусировать ресурсы финансового сектора на поддержке эффективных, конкурентоспособных предприятий. И одновременно мы ведем работу по другому направлению – это поддержание финансовой и ценовой стабильности, то есть создание базовых благоприятных условий для реализации бизнес-проектов.
Ценовая стабильность, устойчиво низкая инфляция критически важны для уверенности бизнеса в завтрашнем дне. Упреждающая реакция нашей денежно-кредитной политики во второй половине прошлого года, когда мы немного повысили ставку, позволила вернуть инфляцию к целевому значению после ее некоторого роста в начале года из-за неблагоприятных внешних факторов и увеличения НДС. На конец года инфляция будет вблизи целевого значения. Мы оцениваем ее уровень в 3,2–3,7 процента.
Сейчас дезинфляционные факторы превалируют, и это позволило нам в этом году снизить ставку в целом на 125 базисных пунктов. Вслед за ключевой ставкой снизились и ставки по кредитам. Хотела бы подчеркнуть, что это особенно важно для малого и среднего бизнеса, доступность кредитов для которых ниже. Мы реализуем целый комплекс мер по поддержке кредитования малого и среднего бизнеса. Здесь есть правительственные программы. Сейчас ставки для малого бизнеса – около 11 процентов, но, конечно, доступность кредитов для малого и среднего бизнеса остается проблемой и будет и дальше в фокусе нашего внимания.
Доступность кредитования не исчерпывает потребности бизнеса в финансовых инструментах. Более того, кредит не может подменить потребность в длинных деньгах, необходимых для реализации долгосрочных крупных инвестпроектов. Мы считаем формирование источников длинных денег одним из ключевых приоритетов нашей политики.
Сейчас активно растет облигационный рынок, он составляет 12,8 трлн. рублей. Это уже почти 30 процентов от объема кредитного портфеля. То есть у предприятий возникают существенные альтернативные способы привлечения средств в свои компании.
Такие финансовые институты, как негосударственные пенсионные фонды и страховые компании, должны являться важными долгосрочными инвесторами в экономике. Мы провели большую работу по повышению устойчивости негосударственных пенсионных фондов, завершили их акционирование, ужесточили требования по качеству активов, по корпоративному управлению, по вознаграждению менеджмента. Введено гарантирование пенсионных накоплений. Мы видим потенциал для роста рынка пенсионных накоплений. Сейчас совместно с Министерством финансов предложили концепцию гарантированного пенсионного плана – это усовершенствование действующего законодательства, повышение гарантий для будущих пенсионеров и гибкости в использовании ими своих накоплений. Хотя эта концепция не может подменить массовую накопительную систему, мы рассчитываем, что она сможет повысить доверие к инструментам самостоятельного формирования своей пенсии гражданами.
Я хотела бы попросить Вас, Валентина Ивановна, организовать обсуждение концепции на площадке Совета Федерации. Думаю, очень важно всестороннее обсуждение этого документа.
Для усиления роли страховых компаний в финансировании роста мы сейчас работаем над внедрением оценки устойчивости финансовых компаний, основанной на анализе их рисков. Банк России уже закончил обсуждение со страховым сообществом того, каким образом учитывать риски. Мы рассчитываем, что соответствующий нормативный акт будет готов к концу этого года. А учет рисков отдельных видов страхования, таких как ОСАГО, страхование жизни, планируется начать в 2020 году.
Одновременно Банк России прорабатывает требования к корпоративному управлению, к наличию у страховых компаний систем управления рисками. В ближайшее время мы также начнем обсуждение их с рынками.
Очень важная тенденция в развитии фондового рынка – это приток розничных инвесторов. И мы действительно видим интерес наших граждан к фондовому рынку. В этом году число розничных инвесторов превысило 3 200 тысяч человек. Только за этот год число инвесторов выросло на 42 процента. Это то, как граждане сами создают ресурс длинных денег в экономике. Мы считаем необходимым обеспечить этим розничным инвесторам достаточный уровень защиты, чтобы фондовый рынок, куда они выходят, их не разочаровал. Поэтому мы разработали законопроект о категоризации инвесторов, чтобы защитить от чрезмерного риска неквалифицированных инвесторов, людей, которые не имеют еще большого опыта на фондовом рынке, чтобы на фондовом рынке им не навязывались непонятные для них высокорисковые продукты.
Подходы к категоризации инвесторов мы с рынком обсуждали весь этот год. Этот вопрос вызвал большие споры. Изначально наша концепция предполагала выделение особо защищаемых и простых неквалифицированных инвесторов, а среди квалифицированных инвесторов – простых и профессиональных. И для каждого уровня предполагались ограничения для брокеров на продажу им определенного типа активов.
Сейчас по итогам обсуждения с рынком мы решили упростить классификацию, чтобы не создавать излишней административной нагрузки на брокеров. Новый вариант предполагает выделение только двух категорий – квалифицированных и неквалифицированных инвесторов. По умолчанию все инвесторы – физические лица являются неквалифицированными. К квалифицированным инвесторам можно отнести человека, если у него больше 10 млн рублей активов, или есть опыт работы в финансовой организации, или аттестат по стандартам СРО, или опыт работы на финансовом рынке.
Для первой группы (неквалифицированных инвесторов) сохранен подход, согласно которому без совершения каких-либо дополнительных действий можно купить ценные бумаги, включенные в котировальные списки российских бирж, или бумаги эмитента, имеющего высокий кредитный рейтинг. Если инвестор хочет купить бумаги, не входящие в эти категории, брокер должен предложить ему пройти специальный тест. В предыдущем варианте мы предлагали сдавать экзамен на бирже. И в этой версии, новой версии, появилось право последнего слова. Даже если неквалифицированный инвестор не смог пройти тест, он может настоять на совершении сделки, тем самым подтвердить готовность нести возможные риски.
Для второй группы (квалифицированных инвесторов) брокером будет просто исполняться поручение на покупку любых ценных бумаг без совершения каких-либо дополнительных действий.
Мы надеемся, что этот законопроект, который закладывает фундамент здоровых и прозрачных отношений между брокерами и частными инвесторами, будет принят в осеннюю сессию и сформирует, с одной стороны, дополнительно приход людей на фондовый рынок, с другой стороны – создаст необходимый уровень их защиты.
Если говорить о мерах по поддержке финансовой стабильности в целом, то ключевая новация этого года, дополняющая нашу многолетнюю работу по оздоровлению финансового сектора, прежде всего банковского сектора, – это введение ограничения стоимости кредитов для граждан. Это важно и для долгосрочной устойчивости банков, это важно и для финансового благополучия самих граждан.
Показатель долговой нагрузки, или ПДН, был введен буквально недавно, 1 октября, для банков и микрофинансовых организаций. Теперь заемщикам с высокой долговой нагрузкой будет сложнее получить кредит.
Почему мы это сделали? Темпы роста потребительского кредитования были достаточно высокими – порядка 25 процентов в год. Они, конечно, были существенно ниже периода 2012–2013 годов, когда прирост задолженности достигал 50 процентов. Сам по себе уровень долговой нагрузки населения не создавал рисков финансовой стабильности, тем более что этот уровень формировался преимущественно за счет того, что приходили новые заемщики за новыми кредитами, то есть такой массовой ситуации, когда люди берут новый кредит, чтобы погасить старый, мы не видели.
Более того, в кредитовании физических лиц выросла доля ипотеки. Этот сегмент кредитования у нас не вызывает пока опасений, здесь еще есть потенциал для роста. Но продолжение высоких темпов роста необеспеченного потребительского кредитования уже не выглядело безобидным. Поэтому мы в течение года четыре раза повышали коэффициенты специальные для такого рода кредитов и как упреждающую меру ввели показатель долговой нагрузки.
И здесь я хотела бы отметить, что неверно противопоставлять корпоративное и розничное кредитование. Наши меры приведут к охлаждению розничного сегмента, но это совсем не означает автоматического роста корпоративного кредитования. У банков и сейчас достаточно средств, есть запас капитала для наращивания кредитования. Более того, произошедшее в этом году снижение ставок делает его доступнее для заемщиков. Но мы пока видим очень сдержанный прирост кредитного портфеля – чуть более 3,5 процента в год за девять месяцев этого года. За аналогичный период прошлого года он составил 5,5 процента.
И, конечно, первопричина здесь (мы внимательно анализируем, каковы причины таких темпов роста корпоративного кредитования) – это состояние инвестиционного климата. Бизнес не готов инвестировать. Он не готов инвестировать даже собственные средства, не говоря уже о кредитах, потому что прибыли растут у бизнеса двузначными темпами. И поэтому мы надеемся, что меры по улучшению бизнес-климата, которые сейчас реализует правительство, помогут это преодолеть.
Теперь к развитию новых технологий на финансовом рынке. Тема действительно приоритетная. И я благодарна Совету Федерации, что этот вопрос обсуждается здесь, так как именно технологии становятся основным каналом и усиления конкуренции на финансовом рынке, что необходимо для нашего финансового рынка, и это канал расширения финансовой доступности и снижения стоимости финансовых услуг для потребителей, удобства таких услуг.
Несколько лет назад мы стояли перед выбором, какую модель развития финансовых технологий выбрать. Оценивали международный опыт и смотрели, как делают другие страны. Смотреть, не вмешиваться и вводить регулирование только тогда, когда финансовые технологии приобретают большие масштабы, возникают риски или самим активно участвовать в развитии инфраструктурных, технологических решений, которые помогут участникам рынка быстрее внедрять финансовые технологии.
Мы выбрали второй путь. Почему? Потому что внедрение технологий – это дорого и под силу только крупнейшим игрокам. Если бы мы пустили все на самотек, то выиграли бы от развития новых технологий и нарастили еще больше свою рыночную силу крупнейшие банки, которые по большей части к тому же и государственные.
Наши основные финтехпроекты выросли именно из этого понимания. Они направлены на усиление конкуренции и развитие рыночных ниш для участников рынка независимо от их размера. У нас, кстати, создана регуляторная "песочница", где участники рынка могут тестировать разные технологии при надзоре Центрального банка.
Ключевой проект этого года – система быстрых платежей (СБП). Через нее можно переводить сейчас средства физических лиц друг другу с минимальными комиссиями, и с сентября мы уже тестируем с крупнейшими торговыми сетями функцию оплаты через СБП товаров и услуг.
Почему для нас важен этот проект? Он расшивает многие болезненные проблемы, связанные с платежами. Первое – это высокие комиссии за переводы между разными банками, что создавало серьезные неудобства для граждан, зато помогало крупнейшим банкам удерживать клиентов внутри своих экосистем и, по сути, негативное влияние оказывало на конкуренцию. Второй аспект – это высокие эквайринговые тарифы, которые увеличивали издержки для торгово-сервисных предприятий и, в конечном счете, стоимость товаров для населения.
СБП является фактором изменения конкурентной среды, но мы видим, что не все крупные игроки, конечно, в ней заинтересованы. При этом система будет приносить пользу потребителям, если к ней будут подключены все крупнейшие банки, и такое требование было установлено законодательно. Я благодарю законодателей за такую поддержку. Сейчас подключились 10 из 11 системно значимых банков. Один банк, который не выполнил требование законодательства, получил от нас предписание, и мы назначили ему штраф. И мы надеемся, что будет проведена работа по скорейшему подключению этого банка к системе.
Должна сказать, что система уже очень востребована. Сегодня к ней подключился 25-й банк. Объем операций составил более 35 млрд рублей на сегодняшний день. Он быстро растет. Средняя сумма перевода – 8860 рублей. Но это не единственный проект, который мы делали. Мы также развиваем (и это достаточно сложный проект) биометрическую идентификацию, чтобы людям были доступны дистанционные услуги. Создали основы для запуска маркетплейса, что повысит возможность для людей выбирать разные типы продуктов, и с правительством продолжаем работу по созданию цифрового профиля.
Но мы прекрасно понимаем, что обратная сторона развития технологий – это киберриски. В последние месяцы на слуху утечки данных из банков, и нас это тоже, конечно, очень беспокоит. Наш центр предупреждения киберугроз (он специально создан, называется ФинЦЕРТ) анализирует данные об атаках, оповещает другие банки, дает рекомендации.
Но, конечно, этого недостаточно и банки не должны расслабляться и ждать от ФинЦЕРТа информации и инструкций, как действовать. Они сами должны усиливать защиту. Мы хотим, чтобы банки понимали, что киберустойчивость – это не просто поставить на компьютер антивирусную программу. Нужно вписать требования киберустойчивости ко всем бизнес-процессам. И именно это критически важно для последующего динамичного развития технологий.
С начала года мы завершили 109 проверок финансовых организаций на предмет киберустойчивости, выявили более 730 нарушений, и практически 80 процентов этих нарушений так или иначе связано с недостаточной защитой информации внутри банка. Будем здесь и дальше усиливать надзор, стимулировать банки тщательно подходить к вопросам кибербезопасности.
И последняя тема, которую я хотела бы затронуть, – это защита прав потребителей и расширение финансовой доступности. Все, что мы делаем по развитию финансового рынка, должно служить конечной цели – повышению удовлетворенности потребителей (и граждан, и бизнеса) качеством финансовых услуг.
Мы постоянно анализируем жалобы на финансовые организации, которые поступают. За девять месяцев объем жалоб незначительно, но снижается – мы получили в этом году 205,5 тысячи жалоб, что на 4,2 процента меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Чуть больше половины жалоб поступило на банки – 57 процентов. Пропорции из года в год здесь сохраняются. Основой объем жалоб на банки был связан с потребительским кредитованием, что также указывает на своевременность наших мер по ограничению необеспеченного кредитования.
Помимо банков лидером по числу обращений граждан являются страховые организации – 29,5 процента, и львиную долю здесь занимают жалобы на ОСАГО. Надо отметить, что количество жалоб на ОСАГО тем не менее существенно снизилось – за год на 40 процентов. То есть, мы считаем, что те комплексные меры, которые предпринимались и предпринимаются, дают свой эффект. В основном люди жалуются на применение коэффициента "бонус-малус". Это означает, что справедливого тарифообразования мы еще пока не смогли добиться, так как существующая система направлена на усреднение тарифа и не учитывает пока в полной мере риски каждого водителя, что приводит к несправедливому распределению финансовой нагрузки на автовладельцев. Тем не менее в среднем по стране страховые премии по ОСАГО снизились с начала года на 3,7 процента в результате принятых мер. Цены снижались в 63 регионах, где проживает 74 процента водителей. В целом ряде регионов, таких как Пермский край, Саратовская область, Вологодская область, Республика Коми, Забайкальский край, снижение было практически на 10 процентов. Нам необходима дальнейшая индивидуализация тарифа. Мы последовательно двигаемся к этому, и мы с Минфином разработали соответствующий законопроект.
Валентина Ивановна, у меня есть буквально две минуты еще?
Председательствующий. Эльвира Сахипзадовна, да.
Коллеги, не возражаете, добавить? Да.
Пожалуйста.
Э.С. Набиуллина. Еще одна тема, которая важна для защиты прав граждан, – это инвестиционное страхование жизни. В начале года нам пришлось принять серьезные меры по ограничению здесь недобросовестных продаж. Мы видим, как в прошлом году здесь активно страховые компании и банки развивали этот продукт, но люди не получили той доходности, которую ожидали, и происходило разочарование, потому что им навязывались те продукты, которые они не понимали. И мы ввели требование по полноценному раскрытию информации, для того чтобы этот сегмент развивался нормальными, здоровыми темпами. И это действительно может быть реальной альтернативой депозитам. Мы, кстати, сейчас анализируем возможность и целесообразность введения гарантирования по полисам страхования жизни.
Когда мы говорим о финансовой доступности, мы говорим о развитии финансовых сервисов, которые доступны через дистанционные каналы, через безналичные платежи (они у нас, кстати, активно растут). Мы не должны забывать, что многие сервисы недоступны жителям небольших городов и в сельской местности. Это большая проблема. Поэтому мы ведем работу по цифровым финансам по всей стране, но сделали (в прошлом году начали) отдельный проект региональный по доступности на Дальнем Востоке, и в начале этого года – в Северо-Кавказском и Южном федеральных округах.
Промежуточные итоги по Дальневосточному округу показывают, что уже доля населенных пунктов с хорошим уровнем финансовой доступности увеличилась с 58 до 84 процентов. Это очень важно. Мы сосредоточились на небольших населенных пунктах, где у людей даже нет базовых финансовых услуг.
И буквально в заключение я хочу поблагодарить членов Совета Федерации за очень конструктивную совместную работу, поддержку многих наших инициатив по совершенствованию финансовой системы. И я уверена, что финансовый рынок является несущей конструкцией для развития экономики страны.
Мы будем продолжать работу по повышению устойчивости, эффективности, технологичности российского финансового сектора, с тем чтобы он действительно вносил ощутимый вклад в развитие российской экономики.
Я, конечно, не успела рассказать обо всех направлениях нашей деятельности, но вчера было обсуждение в комитете. Я готова ответить на все вопросы, которые поступят. Спасибо.
Председательствующий. Эльвира Сахипзадовна, благодарю Вас за очень, правда, интересный доклад, свежий, новый, содержательный. Спасибо большое.
Знаю, что вчера на заседании комитета очень долго шло обсуждение также.
Коллеги, переходим к вопросам.
Максим Геннадьевич Кавджарадзе, пожалуйста.
М.Г. Кавджарадзе, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Липецкой области.
Спасибо, Валентина Ивановна.
Эльвира Сахипзадовна, у меня вопрос следующего плана. Вот Вы сказали, что нужно поддерживать малое и среднее предпринимательство. Но поскольку промышленный капитал и банковский капитал давно слились и последние уже влияют на решение, кому быть на рынке, а кому нет, я бы хотел задать такой вопрос – о введении отрицательных ставок по кредитам, именно чтобы спровоцировать вклады в непосредственную сферу малого и среднего бизнеса.
И второй короткий вопрос. Вот люди ищут, каким образом уходить от банков-рантье, которые, собственно говоря, берут деньги и играются на фондовом рынке, непонятно, в какие ценные бумаги вкладывая (Вы только что говорили о брокерах, и это было очень интересно), и пытаются создавать криптобанки, и используют блокчейн для расчета с клиентами между собой.
Как Вы считаете, первый и второй вопросы имеют право на жизнь? Спасибо.
Э.С. Набиуллина. Спасибо большое за вопросы, они действительно очень важные.
Я уже говорила, что доступность кредитов для малого и среднего бизнеса – это очень важное направление нашей деятельности. У нас есть специальная рабочая группа с "ОПОРОЙ России". Мы периодически встречаемся, обсуждаем, какие нам нужно вносить изменения в регулирование, чтобы не было больших барьеров.
Кстати, недавно ввели такое новшество, о котором просили наши банки, что можно анализировать финансовую устойчивость малого и среднего бизнеса, не только исходя из официальной отчетности. Мы понимаем, к сожалению, что часть малого бизнеса, во-первых, не всегда готова эту отчетность сделать соответствующим образом, во-вторых – к сожалению, есть и малый бизнес в тени. Но есть обороты по счетам, для того чтобы кредитование все-таки шло в малый и средний бизнес, уменьшали коэффициенты и так далее.
Что касается отрицательных ставок, сейчас эта тема обсуждается, по евро, по вкладам. Это не относится к малому и среднему бизнесу. Действительно, банки сейчас не заинтересованы в привлечении вкладов по евро. Почему? Потому что, когда они привлекли вклады по евро, им нужно евро куда-то разместить, дать кредиты в евро или вложить в ценные бумаги. Мы ограничиваем валютное кредитование, я могу об этом специально сказать, в целях дедолларизации нашей банковской системы, нашей экономики, в целом валютное кредитование. А если вкладывать в ценные бумаги в евро, то значительная часть на рынке уже с отрицательными ставками в других странах. Поэтому это убыточность и банки стараются не привлекать эти вклады. Они даже нас просили внести изменение в законодательство, потому что сейчас по законодательству нельзя применять отрицательные ставки по вкладам (это сбережения людей). Мы сейчас изучаем этот вопрос. Мы видим, что пока работает эта комиссия, и пока эта тема не является такой массовой. Мы будем смотреть, что будет происходить в этой ситуации. Еще раз: с малым и средним бизнесом, на наш взгляд, это не связано.
Что касается банков, которые увлекаются вложениями в ценные бумаги. Мы действительно очень внимательно смотрим за тем, как банки используют свои ресурсы. И мы хотели бы, чтобы эти ресурсы, которые привлекаются у людей, у граждан, свободные ресурсы в банковскую систему… чтобы банки были эффективными финансовыми посредниками и вкладывали средства в развитие экономики. Вложение в ценные бумаги, покупка ценных бумаг, облигаций может иметь и позитивный вклад для развития экономики. Предприятия выпускают облигации, привлекают средства, развивают производства, эти облигации размещаются на рынке, банки могут покупать. Для нас очень важно, чтобы банки размещали средства в надежных ценных бумагах, чтобы качество этих активов было высоким. И мы смотрим именно за этим – за тем, чтобы финансовая устойчивость, качество активов банков соответствовали защите интересов вкладчиков и кредиторов.
И с этим связана и наша активная работа по очищению банковской системы – с тем, чтобы на рынке остались только надежные игроки, и люди, бизнес могли им свободно, спокойно доверять свои деньги. Поэтому здесь нужно смотреть очень внимательно.
Хотя, например, мы видим, что некоторые банки берут на себя существенные риски, когда вместо кредитов на развитие производства дают кредиты просто под сделки слияния и поглощения, когда бизнес перекупает акции друг у друга. И, по сути дела, этот кредит ложится на производственное предприятие, нагружает это предприятие, а реально роста производства не происходит. Здесь мы видим риски.
Мы хотим ввести дополнительные повышающие коэффициенты на такого рода операции. Сейчас банки пока сопротивляются, с ними обсуждаем, чтобы это было плавным, но направление именно такое – чтобы в большей степени наши банковские (и не только банковские) и финансовые институты работали на развитие экономики, на финансирование проектов, рост экономики.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, у нас 21 сенатор хочет задать вопросы. Просьба кратко формулировать вопросы.
Эльвира Сахипзадовна, по возможности краткие ответы.
Э.С. Набиуллина. Кратко отвечать. Хорошо.
Председательствующий. Павел Владимирович Тараканов, пожалуйста.
П.В. Тараканов, член Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Тюменской области.
Спасибо, Валентина Ивановна.
Уважаемая Эльвира Сахипзадовна! На текущий момент реальными рычагами по исполнению указа президента в части достижения ставки по ипотеке 8 процентов обладают только Минфин и Центробанк. Ипотека – главный инструмент поддержки спроса на жилье, без которого мы на показатель в 120 млн кв. метров в год вряд ли выйдем. В прошлом году Ваш первый заместитель Сергей Анатольевич Швецов сравнил ипотеку по степени риска и привлекательности с ОФЗ, гарантируемыми государством. Вопрос: что мешает Центробанку сделать спецпрограмму и фондировать банки уже сейчас под 5,5 процента, чтобы итоговая эффективная ставка ипотеки для граждан была 8 процентов?
И второе. Если у банков хватает собственных средств, а ставка по ипотеке зависит, как нас убеждал Сергей Анатольевич, от доходности по ОФЗ, то какие шаги возможно предпринять, чтобы повысить привлекательность ипотеки для банков? Например, стоит ли снизить налог на прибыль, полученную банками по ипотечным портфелям, до 15 процентов, приравняв ее к ставке на прибыль, полученной по ОФЗ? Спасибо.
Э.С. Набиуллина. Спасибо.
Первое, о чем я хотела бы сказать, – ипотечный сегмент кредитования развивается очень активно, и прирост (у нас запаздывающая статистика по ипотеке) – около 20 процентов сейчас. Это высокие темпы прироста ипотеки.
И для нас, кстати, очень важно, я бы хотела здесь отметить, качество ипотечных кредитов. Мы помним, какие проблемы возникали в некоторых странах, когда ипотечные кредиты были несколько низкого качества. Это может приводить к масштабным кризисам.
Это означает, что доступность ипотеки возрастает, потому что темпы роста ипотеки достаточно высокие. Нам важно, кстати, чтобы весь прирост ипотеки не уходил в рост цен на жилье. Люди будут брать ипотеку в бо?льших объемах, для того чтобы покрывать высокую стоимость жилья. У нас в последнее время были умеренные темпы роста – мы видим, что несколько последних месяцев идут большие темпы роста.
Ставки по ипотеке будут снижаться вслед за снижением инфляции. И мы рассчитывали, что действительно в перспективе нескольких лет ипотечная ставка может составить 7–8 процентов, если инфляция у нас будет на уровне 4 процентов, не будет каких-то дополнительных рисков. Специальные программы реализует правительство, в том числе для молодых семей. Эти программы были расширены и позволяют молодым семьям брать эту ипотеку.
Почему Центральный банк не делает специальные программы? У нас есть ограниченный перечень специальных инструментов, мы его разворачивали в период кризиса, когда проваливались целые сегменты рынка. Но сами эти специальные программы будут означать, что для всей экономики ставки будут выше. На наш взгляд, нам нужно работать над тем, чтобы для всей экономики ставки снижались, и в том числе ставки по ипотеке. На наш взгляд, 7–8 процентов – это действительно реалистичные ставки.
И по налогу я сейчас не готова ответить, мне нужно будет дополнительно рассмотреть этот вопрос, но это действительно компетенция правительства, Министерства финансов прежде всего.
Председательствующий. Спасибо.

окончание стенограммы см. https://leo-mosk.livejournal.com/6973684.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments