leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Экс-посол в Британии Александр Яковенко выступил на 468-м заседании СФ

Экс-посол в Британии Александр Яковенко выступил на 468-м заседании СФ
13. Время эксперта 468-го заседания СФ «Россия и ключевые тенденции мирового развития»
Выступил ректор Дипломатической академии МИД России, доктор юридических наук Александр Яковенко
Яковенко. Россия на острие внешней политики. Доклад экспертный. Мы праздновали 90-летие Примакова. Вышла книжка его высказываний. Конец холодной войны, ликвидация двух лагере не прекратилась конфронтация. Была одна постоянная баррикада, сейчас таких баррикад стало много и они меняются. Россия применяет сетевую дипломатию и другие страны берут на вооружение. Столкновение двух главных линий в мире. Российская линия мир основанный на праве. Поддерживает большинство стран 193. Другая линия инициированная англосаксонскими странами поддерживают 35 стран Мир основанный на правилах. Проводят США и особенно активно Британия. К этой теме примыкает кризис либеральной идеи. Конечно нам пытались навесить ярлыки. За фразеологией либерализма стоят неприглядные факты Ирак Ливия Сирия. Идея далеко не либеральная. Самая большая проблема сегодня договороспособность государства. США выход из сделки с Ираном говорит договоренность может быть быстро пересмотрена. С какими странами договора стабильные? Договороспособность стала заваливаться для 35 стран. Перед США встала проблема лидерства. США выбрали модель разрушения глобальной архитектуры в том числе политической. выход из договоров. Не готовы ратифицировать по запрещению ядерных испытаний. И что нам делать? Наращивать доверия. Отдельная тема с точки зрения стратегической стабильность кибербезопасность. Попытки США замутить воду в вещах для которых нет никаких доказательств в отношении России. Британцы были не готовы потому что на руках ничего не было. Исторический Запад теряет свои экономические позиции. Естественно уходит и политическая тема. Феномен Трампа брекзит поиск новой формулы развития. Америка превыше всего в основе снижение налогов. Проди в отношении США политика доминирует над экономикой. Осталось не так много инструментов. Ключевым инструментом стали санкции. Британия санкционирует 58 стран. Когда мы стали свидетелями санкционирования США своих же союзников в ЕС. Будем анализировать не только санкции в отношении России и наши контрсанкции, а всю систему санкций. Тема манипулирования общественным мнением. Некоторые страны достигли больших высот. В теме Скрипалей британцы демонстрируют свою недоговороспособность нарушая венскую конвенцию. Мы не смогли встретиться с ними. Дело основано на утечках. Кампания против RT 2-3 место в Британии по популярности. Когда мы делали сайт посольства в Лондоне, 86 тыс подписчиков это очень много практически весь истеблишмент. Сосредоточиться на БРИКС. Нам будет сложно создать канал типа Euronews из-за расхождения редакционной политики. Подумать о создании агрегаторов подавать новости в редакционном виде. Зеленые продукты России. Стандарты нашей страны по удобрениям содержание тяжелых металлов перенесены в ЕС. Нужно переносить в другие страны. Дипломатическая академия. Российская дипломатия очень эффективна. Дипакадемия проведет анализ дипломатических практик. Лучшие практики в учебный процесс. Мы готовим послов, ведем переподготовку дипломатов.
Валентина Матвиенко. Мы тоже ведем подготовку. Надеемся на понимание.

Из стенограммы 468-е заседания СФ 06.11.19
Уважаемые коллеги, подошло время нашей традиционной рубрики – "время эксперта". Сегодня на нашем заседании выступит ректор Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации, Чрезвычайный и Полномочный Посол, доктор юридических наук, профессор Александр Владимирович Яковенко на тему "Россия и ключевые тенденции мирового развития".
Александр Владимирович в 1976 году окончил Московский государственный институт международных отношений Министерства иностранных дел. Работал на различных должностях в Министерстве иностранных дел. С 2005 года по 2011 год занимал пост заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации. С января 2011 года по август 2019 года служил, и очень эффективно, Чрезвычайным и Полномочным Послом Российской Федерации в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии.
В 2001 году защитил докторскую диссертацию, является автором монографий, посвященных международно-правовым проблемам реализации космических проектов, статей по международному праву и внешней политике.
Александр Владимирович специалист в области современных международных отношений и внешней политики России. Он курировал вопросы, связанные с участием России в ООН, ЮНЕСКО, других международных организациях, принимал активное участие в работе сессий Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН, различных международных форумов и конференций.
Александр Владимирович награжден многими государственными наградами, ведомственными наградами.
В августе этого года он был избран ректором Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации.
Александр Владимирович, прошу Вас на трибуну. Благодарю, что Вы приняли наше приглашение. Спасибо. Пожалуйста, Вам слово.
А.В. Яковенко, ректор Дипломатической академии МИД России.
Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые сенаторы! Спасибо большое за возможность выступить здесь, в этом зале. Для меня это очень большая честь. Я, конечно, понимаю, что за 25 минут довольно сложно охватить даже ключевые вопросы российской внешней политики, которая сегодня находится вообще на острие мирового развития. Поэтому я воспользовался этой возможностью и каждому из вас направил последний доклад, который был выпущен Дипломатической академией буквально две недели назад, где и содержатся основные положения в части того, как мы в Дипломатической академии Министерства иностранных дел видим современный, как говорится, текущий момент и развития мира, и российской внешней политики.
Должен сказать, что этот доклад экспертный. Он не политологический, потому что дипломатическая академия является частью Министерства иностранных дел, и те точки зрения, которые там изложены, представляют собой официальную российскую позицию. Но при этом мы двигаемся как бы на полшага вперед и можем позволить себе в этом документе некоторые вещи, которые держатся в голове российскими переговорщиками и о которых, может быть, не всегда говорят публично. Так что, если будет время, ознакомьтесь, пожалуйста. У вас на почте, в каждом секретариате будет этот доклад.
Уважаемые сенаторы, буквально несколько дней назад мы праздновали 90-летие Евгения Максимовича Примакова. Вышло очень много книг, но появилась и небольшая публикация его высказываний – высказываний, которые никогда не были опубликованы до сегодняшнего дня и которые касаются в принципе ключевых аспектов и мирового развития, и российской внешней политики.
Я, с вашего позволения, хочу процитировать Примакова. Я считаю, что некоторые вещи имеют очень высокую актуальность и на сегодняшний день. Примаков Евгений Максимович (представляете, это конец холодной войны, 90-е годы) писал: "Ликвидация двух лагерей, двух блоков, существовавших на идеологической базе, не привела к окончанию конфронтации на международной арене. Но нам нужно сознавать, что суть и форма такого противоборства изменились. Если раньше существовала в принципе одна баррикада, по разные стороны которой были разведены различные государства, то сейчас таких баррикад стало больше значительно. И если раньше эта единственная баррикада, основывающаяся на идеологическом фундаменте, была постоянной, то теперь множество баррикад базируется на несовпадающих государственных интересах. Расклад их динамичен, контуры меняются". Строго говоря, это то, что мы сейчас видим на международной арене, и то, с чем сталкиваются российская внешняя политика и дипломатия на сегодняшний день.
Кстати, между прочим, когда Лавров Сергей Викторович стал министром иностранных дел, тогда же российская дипломатия стала активно внедрять так называемую сетевую дипломатию – это значит, что временные союзы по интересам. И я должен сказать, что именно такой подход оказался очень востребованным, а это было достаточно давно, почти 15–16 лет назад. И на сегодняшний день, имея возможности формировать различные коалиции, российская дипломатия, в общем-то, добивается определенных результатов. Кстати, и другие страны постепенно начали брать такой подход сетевой дипломатии на вооружение. Так что, некоторые идеологические вопросы были заложены Евгением Максимовичем Примаковым, но в дальнейшем они получили развитие уже в практических аспектах.
Если говорить по-крупному, то на сегодняшний день, по большому счету, идет как бы столкновение двух главных линий в мире. Первая линия – та, которую проводят Российское государство, целый ряд других государств. И, кстати, мы в данном случае пользуемся поддержкой практически подавляющего числа государств. Это так называемый мир, основанный на международном праве. В основе этого мира, конечно, лежат Устав ООН, другие международные договоренности, и эту линию поддерживают большинство государств. Но есть и другая линия, которая в основном была инициирована англосаксонскими странами, а их так или иначе в западном блоке (я не беру только англосаксов, вообще западный блок) примерно 35 стран, – это так называемый мир, основанный на правилах. То есть, видите, как: мир, основанный на международном праве, и мир, основанный на правилах. Эту линию активно продвигают прежде всего британцы и американцы. Почему? Потому что стремление обойти международные договоренности, стремление построить свой мир по определенным лекалам как раз позволяет эта формула. И я должен сказать, что особенно активно это проводят англичане. У меня, кстати, когда я был послом, была достаточно большая полемика, заочная полемика с предыдущим премьер-министром Великобритании именно по этому вопросу, потому что западные страны (прежде всего, как я сказал, Великобритания, Соединенные Штаты) не готовы поддерживать многостороннюю дипломатию в том виде, как это видят большинство государств мира.
К этой теме в принципе примыкает кризис либеральной западной идеи. Наверное, те, кто следил за публикациями, прежде всего в англосаксонской и западной прессе, летом этого года, видели, какой всплеск эмоций был после интервью президента Путина "Financial Times", где он очень аккуратно заметил, что отдельные элементы западной либеральной идеи, в частности он касался темы миграции, на сегодняшний день не работают.
Конечно, нам попытались навесить различные ярлыки, но сама проблема, идеологическая тема кризиса западной либеральной идеи сегодня встала в полный рост. Почему? Дело в том, что за такой фразеологией, вообще за темой либерализма стоят довольно неприглядные вещи, в частности, далеко не нужно ходить за фактами: это Ирак, это та же Ливия, это та же Сирия. То есть то, что западные страны относят к так называемой либеральной идее… она далеко не либеральна. И эта тема, конечно, становится в последние, с моей точки зрения, годы достаточно болезненной для определенной группы стран.
Если посмотреть на сегодняшнюю внешнюю политику более широкими мазками, то я думаю, что самой большой проблемой сегодня с точки зрения и дипломатии, и политики является договороспособность государств. Если вы посмотрите на позиции, политику Соединенных Штатов в этом вопросе, они представляют собой такой наиболее яркий образчик того, как это может выглядеть. Скажем, поведение Соединенных Штатов по выходу из сделки с Ираном демонстрирует то, что нынешние международные договоренности определенной группой стран могут быть достаточно быстро пересмотрены. И дальше возникает вопрос: с какими странами, в общем-то, можно достигать надежных договоренностей, а с какими нет. К сожалению, оценку, которую… Нам нужно и в Министерстве иностранных дел, естественно, и в дипломатической академии очень внимательно к этому отнестись и посмотреть, какие страны являются договороспособными и в какой степени.
Дело в том, что эта договороспособность начала "заваливаться" в основном среди западной группы стран (это 35 стран). А что же касается других, скажем, другого блока стран, это оставшиеся страны из 193 стран, то большинство из них, конечно, готово следовать тем договоренностям и готово договариваться по тем вопросам, которые представляют для них интерес. И получается как бы мир на двух скоростях: одна часть, которая не следует тем договоренностям, под которые в свое время подписались, в том числе и принимая резолюции Совета Безопасности, ведь иранская сделка была одобрена резолюцией Совета Безопасности, и другие страны, которые ценят договоренности, международные договоренности и ценят международное право.
Естественно, что к этим странам относится прежде всего и Россия.
В основе этих проблем так называемой договороспособности, конечно, с моей точки зрения, лежит политика Вашингтона. Дело в том, что перед Вашингтоном во весь рост встала тема сохранения лидирующих позиций в мире. Конкуренция со стороны Китая – большая дилемма. Как сохранить, собственно говоря, или нужно ли сохранять прежнюю глобальную архитектуру (а с ней и всю послевоенную внешнеполитическую философию и стратегическую культуру) или ее разрушить, раз она не работает уже в бо?льшей мере на других, и действовать транзакционно, не разбирая, кто союзники и кто противники? Если посмотреть вот под таким углом, то, конечно, складывается впечатление, что Соединенные Штаты выбрали все-таки вторую модель – модель разрушения глобальной архитектуры, в том числе и политической архитектуры.
Мы это видим очень ярко на примере, скажем, темы разоружения – выход из ПРО, уничтожение договора о ракетах средней и малой дальности, под большим вопросом договор по стратегическим наступательным вооружениям. Видимо, неготовность, естественно… В свое время Соединенные Штаты не ратифицировали договор о запрещении ядерных испытаний, и, скорее всего, можно ожидать сворачивания их активности и на этом направлении. Таким образом, практически ничего не остается.
Что в этой ситуации делать нам и другим странам? Лично наша, экспертная точка зрения – что, конечно, нужно думать о наращивании мер доверия, раз определенные страны готовы разрушать эту инфраструктуру.
Отдельная тема, между прочим, с точки зрения стратегической стабильности – это кибербезопасность. Почему я делаю упор именно на этой теме? Потому что прошедшие выборы в Соединенных Штатах, между прочим, и определенные заявления, которые делали британцы и другие страны, – это попытка замутить воду, именно основываясь на вещах, в отношении которых нет никаких доказательств применительно к России. Я должен сказать, что, когда Сергей Викторович Лавров два года назад предложил британцам, когда приезжал Борис Джонсон в своем предыдущем качестве (в качестве министра иностранных дел), провести консультации по тем вопросам в области кибербезопасности, по которым у британцев якобы есть какие-то претензии к России, посадить специалистов, обсудить, поговорить с фактами на руках, британцы, кстати, не были готовы провести такие консультации, потому что на руках-то ничего и не было. Поэтому наращивание как раз этой темы с точки зрения наших интересов и с точки зрения как бы выстраивания отношений прежде всего с западными странами является, как представляется, очень важным приоритетом.
Буквально пару слов скажу вообще о положении дел западных стран. Дело в том, что (не буду, как говорится, приводить цифры, они все известны) исторический Запад в том виде, в каком он существует на сегодняшний день, постепенно теряет свои экономические позиции и их доля в мировом производстве падает. Естественно, уходит и политическая составляющая. Все это происходит медленно, но достаточно быстро по нынешним темпам по времени. И, конечно, в основе всего, как справедливо говорит и наш президент Путин, лежит экономика. И в данном случае, естественно, и в Соединенных Штатах, и в других странах совершенно четко понимают, что решение национальных проблем лежит на путях экономического развития. И в данном случае, как мне представляется, Трамп, феномен Трампа, Brexit – это поиск новой формулы развития. И, когда президент Трамп говорил о том, что Америка превыше всего, он как раз имел в виду, как мне представляется, именно будущее Соединенных Штатов и стремление перевести экономику на новые рельсы. В основе этого, естественно, лежит и снижение налогов, и то, что мы на сегодняшний день видим вообще применительно к американской политике.
И, кстати, мне довелось несколько дней беседовать с бывшим премьер-министром Италии Проди, и он прямо сказал: "Я могу констатировать, что впервые в политике западных стран политика превалирует над экономикой".
Это, строго говоря, то, что мы на сегодняшний день видим применительно к политике Соединенных Штатов.
Отдельно хочу сказать несколько слов о санкционном давлении. Дело в том, что как-то так получилось, что в арсенале так называемой группы стран исторического Запада методы решения определенных вопросов с точки зрения дипломатии, многосторонних договоренностей, как-то постепенно ушли в сторону, и осталось не так много инструментов. И ключевым инструментом стали, конечно, санкции. И я, к сожалению, действительно наблюдаю вот эту тенденцию, которую все мы видим, достаточно прогрессирующую тенденцию. И если, например, посмотреть на тот же пример Великобритании, где я недавно работал, они санкционируют 58 стран. Представляете, 58 стран в той или иной мере находятся под британскими санкциями.
Поэтому этот инструмент, как считают на Западе, является самым действенным. Но он имеет и обратную сторону, потому что он разрушает отношения. И когда мы стали свидетелями санкционирования Соединенными Штатами своих же союзников – стран Евросоюза, то это как раз говорит о том, что старая система, прежняя система, прежняя глобальная архитектура, которая складывалась в том числе под влиянием Соединенных Штатов все эти годы, приказала долго жить.
Кстати, между прочим, понимая, что санкции – это все надолго, мы в Дипломатической академии сейчас будем создавать центр по санкциям, где будет аккумулироваться практически вся информация не только в отношении антироссийских санкций или, скажем, наших контрсанкций, но и также вся санкционная политика, которая существует на сегодняшний день в мире, естественно, включая санкции Совета Безопасности, с тем чтобы создать реально серьезную базу для изучения и отслеживания того, что происходит в мире. Мы, естественно, это будем делать в том числе и для Министерства иностранных дел и вместе с соответствующими департаментами Министерства иностранных дел. Так что, я думаю, где-нибудь в следующем году у нас появится хороший информационный ресурс, на который можно рассчитывать.
Несколько слов скажу еще (у меня время есть) о теме манипулирования общественным мнением. Я должен сказать, что отдельные страны достигли в этом отношении высот, основываясь прежде всего в своей редакционной политике на различные утечки, которые потом, через некоторое время превращаются уже в официальную позицию отдельных государств, опять же ни на чем не основываясь. Я сталкивался с этим на протяжении нескольких лет, в частности занимаясь темой Скрипалей, где, кстати, британцы, опять же показывая свою недоговороспособность, не выполняют обязательства с точки зрения Венской конвенции о дипломатических сношениях. И мы ни разу не могли иметь возможности встретиться с нашими гражданами, Скрипалями, с тем чтобы получить из первых уст информацию об их состоянии. Но это уже как бы другое дело. Так вот, вся линия в отношении, скажем, тех же Скрипалей была выстроена на безымянных утечках, которые не могли нам подтвердить ни в Министерстве иностранных дел, ни в других структурах. То есть это стало частью большой политической работы отдельных стран.
И в этом смысле, конечно, телеканал "Россия сегодня" (RT) занимает очень интересные позиции на этом большом поле. Именно поэтому, скажем, в той же Великобритании против телеканала RT была развязана очень грязная кампания, в том числе и по выписке штрафов, поскольку популярность этого канала в качестве альтернативной точки зрения (а они имеют штаб-квартиру в Лондоне) постепенно растет. И я не побоюсь сказать, что, возможно, сейчас RT в Великобритании делит второе и третье места по популярности. И все люди, которые этим делом занимаются (я имею в виду, политикой), очень внимательно за этим следят.
И, кстати, между прочим, когда мы делали сайт посольства, число подписчиков (это все политики) достигло 86 тысяч. Это очень много для британцев, это практически весь политический истеблишмент. Мы поняли, насколько востребована альтернативная точка зрения на сегодняшний день. И здесь, я думаю, нам постепенно нужно (я имею в виду, России) увеличивать наше информационное присутствие. И акцент, в частности наши эксперты в Дипломатической академии считают, необходимо делать на странах БРИКС, потому что, подкрепляя свой информационный потенциал авторитетом наших союзников, тех стран, которые выступают с таких же, как мы, позиций или по крайней мере близких позиций, можно вывести информационные потоки, которые на сегодняшний день замалчиваются основными странами, прежде всего странами Запада, на новый уровень.
Конечно, нам трудно будет создать канал типа Euronews, потому что будет очень сложно согласовывать редакционную политику. Но если подумать над агрегаторами, где могут быть представлены новостные потоки из этих стран без какой-либо редакционной политики, в том виде, в каком они существуют, – это будет значительный шаг вперед, в том числе и по донесению российской точки зрения до мирового сообщества, тем более что население этих стран составляет порядка половины населения мира.
Отдельная тема… У меня есть еще пара минут, я хотел сказать о том, что выход Соединенных Штатов из соглашения по климату, обсуждение в рамках Евросоюза так называемой "зеленой" сделки ставят перед всеми большой вопрос: как расти экономически и при этом внедрять "зеленые" технологии? Я должен сказать, что это будет одним из ключевых векторов на ближайшую перспективу развития Евросоюза, но эта тема, конечно, очень важна и для российской внешней политики.
И буквально несколько последних вещей.
Нам нужно, как мы считаем, с точки зрения экспертов Дипломатической академии, брендировать Россию по-новому, создавать представление о России. И думается, что на этом направлении очень хорошие возможности дает наше законодательство, которое сейчас будет приниматься, в области "зеленой" экономики, и сейчас состоялось большое мероприятие на ВДНХ с участием премьер-министра – "Золотая осень", где четко было заявлено, что Россия будет продвигать так называемый "зеленый" стандарт. Речь идет прежде всего о сельскохозяйственной продукции, естественно, об удобрениях, уровень содержания тяжелых металлов в которых достаточно низкий.
То есть в чем заключается идея? В том, что все, что произведено в России, в данном случае отвечает самым высоким стандартам, прежде всего по качеству "зеленой" продукции. И эти стандарты, которые скоро будут закреплены, я надеюсь, в законодательстве, должны, естественно, продвигаться через международные институты. И первой такой возможностью будет, конечно, продовольственный саммит, который состоится, скорее всего, в Риме в 2021 году, с тем чтобы эти стандарты, которые устанавливаются в нашей стране…
Кстати, по удобрениям эти стандарты были уже перенесены на почву Евросоюза, и там в этом году было принято законодательство об ужесточении в части содержания тяжелых металлов в удобрениях. Так вот, эти стандарты необходимо переносить на другие регионы, другие страны. И в данном случае саммит "Россия – Африка", который состоялся буквально несколько дней, несколько недель назад, дает для этого возможность – в том числе и для распространения не только на западноевропейский континент, но и на Европу и прочие вещи.
И последнее, о чем хочу сказать. Буквально несколько вещей про саму Дипломатическую академию. Когда меня недавно назначили, я имел возможность обсудить (в течение достаточно долгого времени) с министром Лавровым тему того, над чем же должны работать сейчас российская внешняя политика и дипломатия. И мы сошлись на том, что, при том что (я глубоко убежден в этом) российская внешняя политика и дипломатия являются очень эффективными (и это признается практически всеми странами), есть некоторые вещи, которые необходимо чуть-чуть подразвить. И мы решили, что Дипакадемия сейчас займется изучением лучших мировых практик в области дипломатических служб. Это значит, что с помощью посольств мы проведем очень серьезный анализ в части того, что есть хорошего во всем мире, прежде всего в странах с серьезными дипломатическими традициями, и обобщим это.
Во-первых, это будет внедрено в учебный процесс, но я не исключаю, что, если министр сочтет это целесообразным, эта тема будет также обсуждена и на совещании послов, с тем чтобы все послы могли высказаться коллективно, коллегиально по этому вопросу.
Мне кажется, что, если это начинание, одобренное министром Лавровым, в рамках работы с Дипломатической академией (а мы готовим послов, занимаемся переподготовкой дипломатов) получит позитивное развитие, то это по крайней мере создаст неплохой вектор на перспективу с точки зрения повышения эффективности работы и каждого посла, и каждого дипломата.
Спасибо вам большое.
Председательствующий. Спасибо большое, Александр Владимирович, за Ваше интересное выступление. (Аплодисменты.)
Вы знаете, что у нас подписано соглашение между Советом Федерации и дипломатической академией о сотрудничестве. Надеюсь, мы еще укрепим с Вашим приходом это взаимодействие. Мы заинтересованы в участии сенаторов тоже на курсах подготовки и переподготовки, потому что у нас большой объем межпарламентской, международной деятельности. Надеемся на Ваши понимание и поддержку. Спасибо огромное. Вам больших успехов в новом качестве! Спасибо. Благодарю Вас еще раз. (Аплодисменты.)
Коллеги, сейчас на заседании Совета Федерации присутствуют студенты Московского государственного юридического университета. Давайте их поприветствуем и пожелаем успехов в учебе. (Аплодисменты.)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments