leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

ЕР отклонила законопроект КПРФ о возвращении государству приватизированной собственности

ЕР отклонила законопроект КПРФ о возвращении государству приватизированной собственности – Николай Арефьев Национализация не является наказанием – Алексей Куринный эффективные менеджеры держат на счетах 36 трлн – Николай Николаев Насколько корректно обсуждать законопроект на основе открытых данных ЦРУ Закон-символ чем абстрактней тем лучше
34. 735241-7 Госдума в итоге обсуждения отклонила в первом чтении законопроект «Об обращении в государственную и муниципальную собственность имущества юридических и физических лиц, отчужденного из государственной или муниципальной собственности в процессе приватизации»
Документ внесли 19.09.19 Депутаты ГД Г.А.Зюганов, И.И.Мельников, В.И.Кашин, Н.В.Коломейцев, В.С.Шурчанов, О.Н.Алимова, О.Н.Смолин, В.А.Агаев, Н.В.Арефьев, Ю.В.Афонин, А.Ж.Бифов и др. (КПРФ).
Представил депутат Николай Арефьев.
Член комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Михаил Бугера.
Законопроектом предлагается механизм «обращения в государственную и муниципальную собственность» ранее приватизированных и находящихся в собственности юридических и физических лиц имущественных комплексов предприятий, земельных участков в составе имущественных комплексов, других объектов недвижимости. Предусматривается, что процедура «принудительного отчуждения» имущества физических и юридических лиц в публичную собственность инициируется субъектом права законодательной инициативы, исполнительным органом субъекта РФ, органом местного самоуправления и реализуется на основании нормативно-правового акта, принимаемого органами государственной власти и органами местного самоуправления.
Концепция законопроекта не соответствует нормам Конституции РФ и базовым положениям гражданского законодательства, внутренние логические и смысловые противоречия, бессистемность и правовая неопределенность.
Законопроект включен фракцией «КПРФ» в перечень законопроектов, подлежащих приоритетному рассмотрению.
Первое чтение 67 5 0 16:54

Стенограмма обсуждения
Пункт 34. Приоритетный законопроект фракции КПРФ. Проект федерального закона "Об обращении в государственную и муниципальную собственность имущества юридических и физических лиц, отчуждённого из государственной или муниципальной собственности в процессе приватизации".
Доклад Николая Васильевича Арефьева. Пожалуйста.
Арефьев 11. В., фракция КПРФ.
Уважаемые коллеги! Вашему вниманию представляется проект федерального закона об обращении в государственную и муниципальную собственность имущества юридических и физических лиц, приватизированного в процессе приватизации.
Настоящий закон разработан фракцией КПРФ, внесён уже довольно давно, и который предусматривает обращение в государственную собственность того имущества, которое было когда-то приватизировано в процессе приватизации.
Надо сказать, что закон о национализации, он совершенно законен, он никого не должен пугать. И разработан в соответствии с 8 статьёй Конституции Российской Федерации, которая гласит, что в Российской Федерации равным образом защищаются все формы собственности, и если государственная собственность может быть обращена в частную, то, соответственно, с этим положением и частная собственность должна иметь возможность быть обращенной в государственную собственность тоже.
Значит, обращение в государственную собственность возможно, как говорит Конституция, но при предварительном и полном возмещении стоимости национализируемого имущества.
Значит, вот это положение Конституции мы предусмотрели в обоих законах. И национализация проводится с полным возмещением, и в том числе предварительным.
Ну и кроме того, чтобы никто не сомневался, и чтобы никто не пугался, у нас национализация должна производиться в соответствии с 235-ой статьей Гражданского кодекса исключительно по закону.
А поскольку этого закона нет, то вот в развитие этой статьи Гражданского кодекса мы и разработали законопроект о национализации.
Есть ли необходимость в таком законопроекте? Ну я вам должен сказать, что необходимость такая есть.
Дело в том, что национализация у нас проводится ежедневно, ежечасно в нашем государстве, и никто этого не боится.
Вы прекрасно понимаете, что национализация или обращение в государственную собственность происходит и путем скупки долей, и скупки акций, и, значит, различного приобретения имущества, и увеличения уставного капитала, и всё это, в принципе, называется национализацией. Это не обязательно, ну иногда путают этот вопрос с экспроприацией.
Поэтому вот такая частичная национализация, она проводится.
Ну и кроме того, значит, когда в состав Российской Федерации вошел Крым, то в Крыму, и мы получили достаточно много писем, национализация шла полным ходом, но без закона. А когда без закона, тогда произвола там достаточно много.
И вот тогда получается достаточно много писем, которые приходят к нам в Государственную Думу, в том числе всем депутатам, независимо от фракций. Поэтому закон необходим.
Ну и, кроме того, вот буквально недавно в средствах массовой информации прошла информация такого рода, что Украина рассматривает вопрос о национализации российского имущества на своей территории. Ну а поскольку мы принимаем зеркальные решения в отношении всех зарубежных санкций как экономических, так и финансовых, тогда нам тоже надо будет принимать зеркальные санкции, а как мы это будем делать, если не будет у нас закона.
Ну и, кроме того, закон о национализации, он необходим хотя бы даже потому, что это исключить какой-то произвол. Потому что, допустим, у нас на территории Российской Федерации больше, чем 90 процентов зарубежной собственности в торговле. У нас 65 процентов крупной собственности находится в руках зарубежных инвесторов. Эти вопросы рано или поздно, в общем-то, возникнут, и через национализацию они пройдут частично, но всё равно пройдут.
Ведь вы смотрите, "РУСАЛ" - безо всякого закона, можно сказать, путём самых незначительных махинаций Соединённые Штаты "РУСАЛ" забрали себе, криогенную промышленность оставили себе, крупные пакеты акций контрольные у них и в судостроении, и в авиастроении, а в результате вся наша крупная промышленность на сегодняшний день стоит.
Вопрос национализации назрел, и он необходим. И только поэтому мы и вынесли этот закон на обсуждение палаты.
Вопрос частный на сегодняшний день и касается закона как раз об обращении в государственную собственность приватизационного имущества, он касается имущества, приватизационного в процессе приватизации.
Мы соблюли все конституционные положения и положения Гражданского кодекса.
Значит, выкуп, вернее, оплата имущества национализированного будет оценена... вернее, в размере оценки независимых оценщиков, значит, к ней будет выплачена та сумма, которая была затрачена владельцем для улучшения этого имущества, и будет вычитаться та сумма, которую он, допустим, продал, испортил или привел в ненадлежащее состояние.
Поэтому закон в принципе ни у кого не вызвал, по крайней мере в предпринимательской среде, никакого возражения. Этот закон не принуждает к приватизации, он просто дает инструмент национализировать имущество, если на то наступят такие моменты, которые указаны в статье номер 1 этого закона. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Содоклад — Михаил Евгеньевич Бугера, пожалуйста.
Бугера М. Е., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ". Спасибо, уважаемый Александр Дмитриевич.
Для чистоты регламента: докладчик делал доклад не по 34-му пункту повестки, а по 35-му. Мне содоклад делать по 34-му или по 35-му?
Председательствующий. Николай Васильевич, вы слышите, что содокладчик сказал? Вы можете прокомментировать?
Арефьеву включите микрофон.
Арефьев Н. В. Почему? Я сказал... Я о том, о первом законе, об обращении в государственную собственность имущества, приватизированного в процессе приватизации.
Председательствующий. Я правильно понимаю, что по 35-му вы ещё отдельно будете делать?
Арефьев Н. В. Да, буду.
Председательствующий. Или одновременно? Арефьев Н. В. Буду, буду. Да, буду. Председательствующий. Да? Пожалуйста, по 34-му. Бугера М. Е. Хорошо.
Тем не менее Николай Васильевич доклад сделал по 35-му пункту повестки — о законопроекте о национализации. Но если он сейчас мне дает возможность высказаться по 34-му пункту, так и будем. Но хотя бы уже этот момент показывает нам, уважаемые депутаты, уважаемые представители президента и правительства о серьезности отношения к теме разговора.
Мы с вами знаем, что парламент выполняет ряд функций, ряд важных политических, общественных функций.
Это, прежде всего, конечно, быть единственным законодательным органом в стране, но в то же время, и это очень важно, парламент является площадкой для политических дискуссий.
Вы помните, как сегодня утром мы горячо обсуждали те возможности, которые нам предоставляет регламент для того, чтобы поднимать политические темы и высказываться на них. Но есть и ещё один такой способ инициации политической дискуссии, как внесение в повестку дня какого-либо законопроекта, ну, или, может быть, даже не законопроекта, а под видом законопроекта какого-то такого броского политического лозунга, который облекается в название законопроекта, чисто какие-то формальные моменты, связанные с регламентом, с внесением законопроекта, притягиваются, и инициируется политическая дискуссия. Вот здесь именно это и имеет место быть.
Итак, речь идёт о законопроекте об обращении в государственную и муниципальную собственность имущества, которое было приватизировано в том процессе, который имел место в начале-середине 90-х годов. Пояснительная записка к законопроекту об этом очень ярко говорит, что это чисто публицистическая тема. Ну, во-первых, вы прекрасно понимаете, что те имущественные комплексы, которые подвергались приватизации 25 лет назад и более того, они уже практически перестали существовать. То есть говорить об обращении в государственную или муниципальную собственность тех имущественных комплексов, в общем-то, бессмысленно. И авторы в пояснительной записке, они этого не скрывают, они говорят, что 75 тысяч приватизированных тогда предприятий в промышленности, в транспорте и так далее и 29 тысяч предприятий в сельском хозяйстве уже прекратили своё существование. Так что же обращать в государственную собственность?
Далее. За эти 25 и даже, может быть, более того лет неоднократно сменились собственники приватизированного имущества. Так у кого же сейчас мы будем отчуждать в государственную собственность то, что было приватизировано 25 лет назад. Опять-таки непонятно, тем более что многие из этих новых собственников это, в общем-то, вполне добросовестно приобретшие это имущество.
И хотелось бы, конечно, дальше говорить о том, как написано у нас в заключении комитета - о противоречиях законопроекта Конституции Российской Федерации, гражданскому законодательству. Но, в общем-то, законопроект и не писался с целью, чтобы на базе Конституции, на базе гражданского законодательства какие-то нормы новые законодательные ввести.
Законопроект был подготовлен чисто как повод для политической дискуссии, для того чтобы опять поговорить о том, что в начале 90-х кто-то с ваучерной приватизацией был неправ, чтобы опять поднять темы, которые звучали в 1999 году при попытке импичмента тогдашнему президенту Борису Николаевичу Ельцину и тому подобное.
То есть вновь-вновь поговорить на эти действительно важные, действительно интересные, но уже в какой-то степени ушедшие в историю темы.
И самое главное здесь, что ещё хотелось бы добавить. Очень интересно, что говорить о том, что данный законопроект заполняет какие-то правовые лакуны, конечно, можно, но, на самом деле, этот законопроект, не дай Бог, если будет принят, он в нашей реальной хозяйственной жизни, в экономической нашей жизни пробьёт такую брешь, что его последствия негативные могут быть сравнимы с тем, о чём говорят авторы законопроекта, что произошло в начале 90-х. То есть когда любой депутат, обладающий правом законодательной инициативы, сможет внести инициативу о том, чтобы у кого-то отобрать внесудебные процедуры, имущество, понятно, что это парализует хозяйственную жизнь в стране, как это, в общем-то, и бывало, когда проводились масштабные попытки национализации.
Поэтому комитет предлагает данный законопроект отклонить, но подискутировать, может быть, на эту тему. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, есть ли вопросы?
Включите запись на вопросы.
Покажите список.
Ганзя Вера Анатольевна, пожалуйста. Ганзя В. А., фракция КПРФ. Вопрос у меня к Михаилу Евгеньевичу. Вот из вашего содоклада, вы сказали о том, что многие сегодняшние владельцы компаний добросовестно приобрели вот все эти, так скажем, все эти компании и промышленные предприятия? Тогда, откуда вот такой разрыв, такой чудовищный децельный коэффициент разрыв в доходах между 10 процентами самого необеспеченного населения 10 процентами самого, так скажем, обеспеченного населения в нашей стране? Ведь сегодня вот эта вот цифра она подошла вплотную к 1905 году, то есть, куда мы скатились, я считаю, что это вот абсолютно связано, взаимосвязано с приватизацией, которая была по истину грабительской. Так вот, почему вы защищаете именно позиции грабительской приватизации по отношению к национализации, по сравнению с национализацией, которая эту ситуацию может исправить? Спасибо.
Бугера М. Е. Большое спасибо.
Ответ здесь достаточно простой. После того, как были осуществлены процессы приватизации, то наша экономика живет по законам рынка, а в рынке существует внутриотраслевая и межотраслевая конкуренция - Карл Маркс, "Капитал", том, если не ошибаюсь третий. И результатом внутриотраслевой, межотраслевой конкуренции всегда является дифференциация доходов между различными предприятиями внутри одной отрасли и между предприятиями разных отраслей. Правда, в процессе этих видов конкуренции в результате межотраслевого и внутриотраслевого перетока капитала происходит постепенное выравнивание нормы прибыли, но для этого, наверное, нужно больше, чем 20-25 лет.
Спасибо.
Председательствующий. Николаев Николай Петрович.
Николаев Н. П. У меня вопрос к Николаю Васильевичу.
Николай Васильевич, скажите, пожалуйста, наверняка у вас есть цифры, когда вы разрабатывали этот закон, готовились, какое количество предприятий осталось неизменным вот с 1999 года, с момента приватизации и сколько приблизительно хотя бы денег потребуется для реализации вашего законопроекта?
Спасибо.
Арефьев Н. В. Спасибо, Николай Петрович за вопрос.
Ну, я вам так скажу, что приватизация в свое время имела своей целью наполнение бюджета. Так вот бюджет наполнился всего на 10 миллиардов долларов.
Соответственно, если по нашему закону (за что купил, за то и назад национализируем имущество точно за такую же сумму, я уже сказал) с учётом того, что вложенные средства в улучшение этого имущества или возврат денег от проданного имущества, вот, будем считать, что где-то около 10 миллиардов долларов понадобится на выкуп того имущества, которое было приватизировано. Но здесь правильно уже сказали, что большей части этого имущества уже не существует, поэтому средств потребуется, ну, наверное, вдвое меньше, чем предполагалось.
Председательствующий. Ионин Дмитрий Александрович.
Ионии Д. А., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
Николай Васильевич, внимательно прочитал пояснительную записку, и меня смутил пункт. Зачитываю.
"По данным ЦРУ, за 20 лет из России вывезен капитал на сумму более двух триллионов долларов".
Откуда у вас данные ЦРУ, там ссылки просто нет, во-первых.
И, во-вторых, насколько корректно в законопроекте использовать данные спецслужбы, причём, спецслужбы страны, которая сегодня ведёт экономическую борьбу с нами путём введения санкций. То есть, может быть, стоило сослаться на Глазьева, он триллион называл, тоже красивая цифра. Как можно упоминать данные ЦРУ в пояснительной записке к такому важному законопроекту? Уж извините.
Арефьев Н. В. Ну это было упомянуто, собственно, в этих, в газетах, которыми мы тогда пользовались для того, чтобы собрать, хоть по крупицам, тот материал, который раскрывал всю историю приватизации имущества. Поэтому мы брали данные отовсюду, от всех источников, какие могли раздобыть, в том числе, и открытые данные Центрального разведывательного управления. Они иногда, бывает, публикуются в печати.
Но, что касается вывоза капитала, то на сегодняшний день на сайте Центрального банка легче просчитать, сколько легально, сколько нелегально вывезли, и на сегодняшний день это оценивается в 210 триллионов рублей. Председательствующий. Гартунг Валерий Карлович.
Гартунг В. К. У меня к Арефьеву Николаю Васильевичу.
Уважаемый Николай Васильевич, я внимательно прочитал закон, у меня очень много вопросов появилось.
Во-первых, инициаторами написаны могут быть и правительство, и субъекты, и органы местного самоуправления. А в чью собственность они будут инициировать возврат? Вот кто, в чью собственность будет инициировать? Например, орган местного самоуправления может инициировать возврат в собственность в свою, или в собственность субъекта Российской Федерации, или в федеральную собственность. А в зависимости от того, в чьей собственности до этого это было, имущество, например, федеральное, муниципальное, либо в региональной собственности. Это первое. Это первый вопрос.
Второе. Здесь я не увидел, скажем так, такое условие, как, например, нарушение в процессе приватизации. А как быть с людьми, которые на свои ваучеры, или на свои деньги физические лица выкупали имущество. Вы у них деньги, которые они получили за продажу этого имущества, тоже будете изымать? Каким образом? Объясните. То есть масштабы этого процесса?
Арефьев Н. В. Хорошо, спасибо.
Здесь инициатива такая. Ну, я, например, участвовал на самом первом этапе в приватизации муниципального государственного имущества. Значит, архивы сохранились, если они, конечно, не уничтожены, то они сохранились. И то имущество, которое приватизировалось из муниципальной собственности, и то, которое из государственной, то есть из федеральной и субъект Российской Федерации. Всё это в архивах есть, обозначено. И каждый национализировать будет только свою собственность, та, которая в его собственности была. И архивные данные об этом есть.
Значит, что касается второго вопроса. Национализация не является наказанием. Наказанием, как реквизиция или как конфискация. Национализация проводится в целях, определённых вот как раз первой статьёй этого закона, ради безопасности государства, ради спасения какого-то конкретного предприятия социально значимого.
Поэтому здесь правый или виноватый, здесь нет вопроса наказания за приватизацию какого-то имущества.
Здесь вопрос необходимости его приватизировать, национализировать ради каких-то политических, экономических или социальных целей. Ну, поэтому в равной степени пострадают, допустим, и тот, кто вкладывал средства, и тот, кто не вкладывал. Ну, на то она и национализация.
Но, самое главное, она же возмездная. При предварительном и полном возмещении затрат. Поэтому это не наказание, это просто обращение в государственную собственность имущества и все.
Председательствующий. Выборный Анатолий Борисович.
Выборный А. Б. Благодарю. Уважаемый Николай Васильевич, говоря о принудительном отчуждении, как предлагается данным проектом федерального закона, уточните, пожалуйста, как вы считаете, насколько предлагаемые вами новеллы согласуются с теми положениями основного закона государства, а также гражданского законодательства, по которым профильный комитет, как мы видим, предлагает данный проект федерального закона, который под номером 34, отклонить. А главное, каковы критерии оценки, по которым будет приниматься решение о принудительном отчуждении? Спасибо. Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, есть ли желающие выступить по данному вопросу? Включите запись.
Покажите список.
Гартунг Валерий Карлович, пожалуйста. От фракции.
Гартунг В. К. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги, ну, нам представляются два законопроекта, под номером 34 и 35, пункты повестки, да, речь идет о пункте 34-м, как я понимаю. 35-й мы позже будем рассматривать.
Мы внимательно на нашей фракции рассмотрели этот законопроект. Чем внимательнее мы его читали, тем больше вопросов у нас возникало.
К сожалению, процедура задавания вопросов и ответов не позволяет в одну минуту уложить все вопросы, на которые нужны ответы. Поэтому я использую эту трибуну для того, чтобы обозначить те вопросы, которые возникли к этому законопроекту. И хотелось бы, чтобы авторы или, например, КПРФ, фракция КПРФ, когда будет свою позицию отстаивать, они бы на них дали какие-то пояснения.
Потому что мы очень серьёзно относимся к инициативам КПРФ, и мы вообще считаем, что закон о национализации, он должен быть, он нужен, потому что на самом деле все страны, практически все страны мира этот процесс у себя каким-то образом реал изо вы вал и, там действовали, на основании закона всё это делалось.
Ну, мы не берём Октябрьскую революцию, когда там совсем по-другому всё происходило, но ничего страшного в национализации нет. Поэтому мы надеемся, что при обсуждении 35-го пункта мы принципы национализации обсудим.
Но вернёмся к этому законопроекту. Здесь написано, что национализации подлежат предприятия, которые прошли процесс приватизации. Ну, частично мне Николай Васильевич ответил на этот вопрос, что если до приватизации это было в муниципальной собственности, стало быть, и возвращаться будет в муниципальную. Правильно, Николай Васильевич, я вас понял, да? Если это в федеральной собственности - в федеральную, если это было в региональной - в региональную.
Но у вас не расписано именно так. У вас написано, что инициаторами могут быть органы местного самоуправления как исполнительные, так и законодательные. Ну, например, сельсовет, не знаю, какого-то села в Челябинской области примет решение - инициировать процедуру национализации Норникеля. Соответствует духу и букве этого закона? Соответствует. Будет это, смогут они это реализовать? Ну, наверное, нет. Вы, наверное, не это имели в виду, правильно? Вы, наверное, имели в виду, что они могут инициировать только то, что находилось в этом сельсовете. Но у вас в законе этого нет. Это первое.
Второе. Я задал вопрос: а что, какие объекты вы будете выбирать? Вы что, всё подряд будете национализировать? Вы сказали: нет, только то, что указано в статье 1 этого закона. Читаю статью 1: по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации о приватизации. Точка.
Извините, но, наверное, это требует пояснения, вот, потому что в таком виде, ну можно прочитать, что практически всё можно национализировать.
Я читаю не то, что вы говорили, а читаю, что написано, да, в законе.
Дальше. У меня возникает вопрос, как вы будете оценивать, вы, отвечая на вопросы, ответили, сказали, что, ну, и здесь в законе написано, что оцениваться будет имущество, сколько оно стоило на момент приватизации, потом будет сравниваться с тем, что оно сейчас стоит, будут затраты учтены собственниками, которые понесены, правильно я понимаю?
Но как вы, вы переводной рубль установите, потому что в ценах 1991 года началась приватизация, да, сейчас у нас вообще 28 лет прошло, 2019 год на дворе, как вы это переведете, вот, это первое.
Второе. Как быть с тем, что, если вы помните, я очень хорошо осведомлен о процессах приватизации в то время, было два способа приватизации предприятий, я говорю о промышленных предприятиях, был первый и второй вариант. При одном варианте можно было, приватизации подлежал контрольный пакет, да, при втором варианте трудовой коллектив получал львиную долю акций.
Вы не разделяете эти два процесса? Там 49 процентов акций вообще-то трудовой коллектив получал. А у них что, 49 процентов, вы как у них будете их изымать? То есть вот только... Не понимаю.
Потом, например, государство продавало с аукциона 51 процент. Там аукционы были чековые, за ваучеры продавались, за деньги продавались, те ми же гражданами покупались. Вы у них тоже будете изымать? Или как?
И то, что они уже продали, например, они приватизировали, например, какие-то акции получили, например, сотрудники Газпрома получили акции, да, по закону, как трудовой коллектив они получили их, они получили ваучеры.
Теперь вы... Как это будет? Здесь вообще ничего про это не сказано.
Ну я надеюсь, что во втором чтении вы предполагали это описать, но, коллеги, но в таком виде он до второго чтения точно не дойдет, это очевидно.
Вот.
Поэтому мне бы хотелось, чтобы вы ответы на эти вопросы дали, потому что, ещё раз говорю, это не праздное любопытство, а я достаточно серьёзно отношусь к вашей инициативе.
Дальше. При определении размера... Это статья (какая там у нас) 10. При определении размера возмещения собственнику стоимости имущества учитывается обременение, наложенное на указанное имущество по гражданско-правовым обязательствам его собственника.
Да, и ещё, кстати, а процесс трансформации мы же понимаем, да. Я вот прекрасно представляю промышленное предприятие, давайте, абстрагируемся, возьмём "АвтоВАЗ". "АвтоВАЗ" на тот момент, что он выпускал, и какое это было предприятие, и "АвтоВАЗ" сейчас. Надеюсь, все понимают, что сравнивать не нужно, это два вообще разных предприятия, там вообще небо и земля. И там совсем другие технологии, там многих... "АвтоВАЗ" в то время -это было предприятие полного цикла, там всё было. Сейчас у "АвтоВАЗ" только... многое выведено на аутсорсинг. То есть технологические процессы изменились. Многих компаний уже не существуют. Как вы нынешний "АвтоВАЗ" приведёте к прежнему "АвтоВАЗ", честно сказать, не понимаю.
Может быть, вы мне ответите на эти вопросы.
Ещё раз хочу сказать, что мы принципиально не против, и мы считаем, что закон о национализации, он должен быть. Другой вопрос, мы-то надеясь, что вы дадите ответы на вопросы, что речь пойдёт о тех случаях, когда действительно грабительская приватизация была, залоговые аукционы. Но тут ни слова про залоговые аукционы нет. Вот мы бы тогда вас поняли.
Ну а следующий пункт будем обсуждать, я дальше выскажусь.
Спасибо.
Председательствующий. Куринный Алексей Владимирович.
Куринный А. В. Уважаемые коллеги, на самом деле и 34-й и 35-й законопроекты связаны друг с другом. То, о чём говорил Валерий Павлович, безусловно, это технические детали, которые требуют корректировки во втором чтении.
И, конечно, самый главный вопрос, на который отвечает законопроект № 34, это допустим ли пересмотр итогов приватизации или недопустим. Он обычно так задаётся, и апологеты рыночной экономики, современные олигархи, их представители, защитники говорят, что ни в коем случае итоги приватизации в Российской Федерации, несмотря на всю несправедливость во многих частях вот подобной процедуры, пересматривать нельзя.
Мы придерживаемся другой точки зрения. И абсолютно верно Валерий Карлович сказал, что часть предприятий, причем значительная часть предприятий, крупнейших стратегических предприятий Российской Федерации попали в руки недобросовестных хозяев за копейки, и никто этого отрицать не будет, что практически вся сырьевая наша сфера, весь наш алюминиевый комплекс, весь наш "Норникель", остальные производственные крупные предприятия попали... те, что успели приватизировать, попали в руки своих владельцев в лучшем случае за 1/10, а некоторые, говорят, за 5 процентов от их реальной рыночной стоимости на тот момент, когда они приватизировались.
И ничего особенного нет в том, что сегодня предлагает Николай Васильевич: эти предприятия, опять же, в строго установленных случаях, мы об этом поговорим в следующем законопроекте, вернуть обратно в собственность либо муниципального образования, либо, соответственно, субъекта Российской Федерации, либо Российской Федерации в целом. Причем эти случаи четко оговариваются, эти случаи четко регламентируются.
Это возвращение стратегических предприятий, без которых государство не может осуществлять свою политику, и которые нужны для того, чтобы защищать в том числе и принципы национальной безопасности. Это преодоление кризиса, и ни для кого не секрет, что, к большому сожалению, многие из этих предприятий были уничтожены, уничтожены так называемыми эффективными собственниками, почти 70 тысяч с лишним предприятий на территории Российской Федерации, которых сегодня просто нет. Это снижение социальной напряженности, это ускоренное развитие экономики, о котором мы говорим, призывая сегодня частный бизнес.
Ну давайте вкладывать деньги в развитие российской экономики, давайте, и правительство призывает, мы призываем, но частный бизнес, к сожалению, держит на своих счетах 36, если я не ошибаюсь, сейчас триллионов рублей и не собирается их никуда вкладывать, выкачивает последние соки из ещё советского производства и советского, скажем так, строительства предприятий, забирает их, укладывает либо на счета соответствующие, либо направляет на Запад.
Это абсолютно ненормальная ситуация в условиях, когда на таких предприятиях работают наши с вами граждане. Я просто говорю про родной... Я прошу добавить от фракции. Я говорю, вот классический пример: Ульяновский автозавод - крупнейшее в свое время градообразующее предприятие, на котором работало почти 30 тысяч работников, производящее стратегическую продукцию - вездеходы и для армии, и для других спецслужб, и для других целей. Нужно это направление сегодня государству? Конечно, нужно. Но сегодня на этом предприятии работает 8 тысяч человек,
и сегодня собственник в лице господина в прошлом Мордашова, а теперь...
(Микрофон отключён.)
Председательствующий. Не от фракции. От фракции? Добавьте время.
Куринный А.. В. Я же попросил, у нас больше никого нет.
И теперь собственник, новый собственник, фактически добивает предприятие. Если раньше там выпускалось в год 1 20 тысяч машин, то теперь их выпускается в лучшем случае 50 тысяч. И вопрос в эффективности, вопрос о градообразующем характере этого предприятия, вопрос в том, что эта продукция нужна нашему государству, нужна и не потому, что там это какой-то лейбл отдельный, а потому что действительно такую продукцию, такие автомобили никто больше не производит и не будет производить. А надеяться там на Запад, надеяться, что нам какие-то другие дяди привезут и продадут и передадут в тяжёлых экономических условиях, а иногда в условиях геополитического противостояния, очень сложно.
И тот механизм, который сегодня предлагается, давайте вернём, давайте вернём этот же "УАЗ", посмотрим, за какую цену в своё время он был приватизирован, за какую цену он был продан, вычислим это и, естественно, в законом установленном порядке, это самое главное, это не революционные матросы, это не восстание рабочих и не какие-то иные на сегодня незаконные вроде как процессы, а в законном порядке рассчитаем эту стоимость, вернём её владельцу и возвратим предприятие в государственную собственность. А там уже, если у эффективного менеджера не получилось, сделаем так, чтобы предприятие стало прибыльным, чтобы предприятие стало успешным, как это было в советские годы. Возможно это? Возможно. И это опять не какая-то там фантазия. Это опыт того же "Форда", который правительство США в своё время забирало фактически, предоставляя помощь в виде акций, поставило на ноги, потом опять провело там дополнительную или вторую, вторичную приватизацию, как таковую. Это опыт многих других стран, где томно такие же процессы сначала национализации, как таковой, приведение в порядок, восстановление там финансовой активности, экономической активности, промышленной активности и возвращение. Можно и не возвращать, некоторые отрасли не требуют возвращения категорического. Вот как был "Росатом" в руках государства, он так и должен находиться в руках государства. Я думаю, с этим никто в этом зале не поспорит, нельзя отдавать атомную энергию сегодня в руки частника, нельзя отдавать оборонные предприятия сегодня в руки частника, а те, что отданы, надо срочно вернуть, потому что в противном случае мы можем утратить возможность производства некоторых деталей, которые уже утратили, которые сейчас с трудом пытаемся возродить. Поэтому законопроект нужен, законопроект нужно применять, и те детали, о которых говорил Валерий Карлович, во втором чтении в обязательном порядке дорабатывать.
Ничего здесь нет неожиданного — это вопрос просто восстановления справедливости, которую от нас ждут наши люди, которые видели, как за копейки ушли те предприятия, которые создавались трудом их отцов и дедов, а теперь нет никакой возможности их вернуть назад, нам говорят: нет, итоги приватизации мы пересматривать не будем. Л "жирные коты" как жили, так пусть и живут дальше в своё удовольствие. Спасибо.
Председательствующий. Николаев Николай Петрович.
Николаев Н. П. Уважаемые коллеги, по поводу справедливости. Достаточно вспомнить и, я считаю, нужно вспомнить, какая политическая сила и кто принимал закон о приватизации, но это, скорее, к людям более опытным, чем я, которые давно занимаются политикой.
Я же хочу заметить несколько моментов. Ну, во-первых, честно говоря, я не знаю, насколько этично обсуждать в российском парламенте законопроект, который создан на основе открытых данных Центрального разведывательного управления Соединённых Штатов Америки, но раз у нас есть тем не менее Регламент и мы вынуждены это сделать, у нас нет таких ограничений, то давайте несколько вопросов обсудим.
Первый. Мы все здесь слышим, постоянно слышим про "жирных котов", про грабительскую приватизацию, про то, что это было всё так несправедливо и так далее. Коллеги, вот я родился в 1970 году, и я, и многие мои там сокурсники, одноклассники, они получили вот такие вот ваучеры, мы не были ни "жирными котами", мы не были ни какими-то дельцами, ничего, мы только закончили школу и начали свою взрослую жизнь.
Я получил вот этот ваучер, кто-то вложил его в предприятие, на котором работали его родители, кто-то его пошёл, просто продал, но все мы были законопослушными гражданами, кто-то действительно очень разумно распорядился. И действительно, Валерий Карлович правильно вспомнил случай, когда, соответственно, целые трудовые коллективы не только получали акции, но и вкладывали дополнительно туда ваучеры.
Что мы теперь скажем всем нашим гражданам, всем людям, мы передумали? Какое вообще в принципе может быть доверие к государству, которое вот так. Сначала мы все национализировали в 1917 году, потом мы отдали, да, может быть, это было, так сказать были какие-то перекосы, были, понятно, вопросы и злоупотреблений, много, чего было, но большинство людей, которые получили вот эти ваучеры и эту возможность приватизации, они были абсолютно законопослушными гражданами. И мы теперь можем сказать им: граждане, мы пересмотрели все эти вопросы... Я от фракции, если можно.
Председательствующий. Добавьте время.

окончание стенограммы см. https://leo-mosk.livejournal.com/6989809.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments