leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Стенограмма пленарное заседание ГД 13.11.19 обсуждение изменений бюджета-2019 в 1 чтении – часть 1

Стенограмма пленарное заседание ГД 13.11.19 обсуждение изменений бюджета-2019 в первом чтении – часть 1
Переходим к блоку законопроектов, рассматриваемых в первом чтении.
Сегодня у нас восьмым вопросом рассматривается проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О федеральном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов". Доклад официального представителя Правительства Российской Федерации первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации — Министра финансов Российской Федерации Антона Германовича Силуанова.
Антон Германович, рады вас видеть в Государственной Думе. Пожалуйста, вам слово.
Силуанов А. Г., официальный представитель Правительства Российской Федерации Первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации- Министр финансов Российской Федерации.
Спасибо, уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые депутаты. Вашему вниманию предлагается законопроект, который предусматривает внесение изменений в показатель федерального бюджета на текущий год. Хочу сказать, что эти изменения не меняют ту бюджетную политику, которую мы с вами принимали на этот год. И эти изменения касаются только одного года, только текущего года.
Законопроект подготовлен с учетом той оценки исполнения бюджета и макроэкономической ситуации.
Макроэкономический прогноз подготовлен с учётом той преемственности по отношению к прошлогоднему прогнозу и тем сценариям, которые мы с вами одобряли в апреле текущего года.
Что повлияло на макроэкономику.
Это повлияла внешнеэкономическая ситуация. Темпы роста мировой экономики снижаются. Международный валютный фонд пятый раз в течение года снизил темпы роста мировой экономики, сегодня они оцениваются, как 3 процента.
Второе — это несколько уточнён прогноз по цене на нефть. Незначительно. Изначально мы планировали цену на нефть 63,4 доллара за баррель, уточнили до 62.
Немного уточнился и курс рубля по отношению к доллару.
В принципе изменения макроэкономики несущественные, поскольку наши прогнозные значения, которые мы планировали на текущий год, практически совпадают с текущими оценками, исходя из которых мы подготовили изменения в бюджет.
Что касается внутренней экономики.
Мы также не меняем наши оценки по темпу роста. 1,3 процента как были, так и они сохраняются.
Хочу сказать, что последние месяцы темпы роста валового внутреннего продукта ускорились, и в третьем квартале темп роста ВВП составил 1,9 процента, а за период с начала года 1,2 процента. Поэтому оснований для того, чтобы сейчас менять темпы роста, которые мы заложили в бюджет, нет. Цены. Индекс потребительских цен. Инфляция.
Вот в этой части мы уточняем наши оценки. Если изначально мы планировали инфляцию в размере 4,3 процента, то сейчас мы видим, что у нас есть все основания её существенно снизить. Оценка 3,8 до конца года. Но есть также прогнозные возможности и этот показатель дальше уменьшить и снизить его. Это важно для того, чтобы росли в реальном выражении и доходы граждан, это важно для того, чтобы снижались процентные ставки и были более дешёвые заёмные ресурсы.
И в этом вопросе значительное место занимает и бюджетная политика.
Доходы. Что предполагается по доходам? Мы предлагаем скорректировать доходы. К сожалению, они уменьшаются на 204,7 миллиарда рублей, ниже оценки, которую мы спрогнозировали раньше. За счёт чего? В первую очередь за счёт того, что снижаются доходы, получаемые от нефти и газа, в результате снижения, некоторого снижения цен на углеводороды, корректировка структур добычи нефти, а также последствия тех налоговых изменений, которые мы приняли, в том числе по выплате демпфирующего компонента для того, чтобы обеспечить стабильность цен на нефтепродукты на внутреннем рынке.
А ненефтегазовые доходы, которые не связаны с поступлением от нефтегазового сектора, наоборот, растут, и это важно для нас. И именно эти доходы мы с вами договаривались направлять на увеличение расходов. По нашим оценкам объём ненефтегазовых доходов увеличится на 193,8 миллиарда рублей. За счёт чего? В первую очередь за счёт налога на прибыль, доходов от размещения наших остатков средств на счетах в федеральном бюджете, эти доходы вырастут почти на 67 миллиардов рублей. Также увеличены будут и доходы от увеличения собираемости, в том числе НДС.
Общий баланс бюджета. Общий баланс бюджета уточняется, увеличивается... точнее так, у нас предусмотрен был профицит бюджета, и этот профицит бюджета, он уменьшается на 400 миллиардов рублей и составит 1,4 процента от валового внутреннего продукта.
Теперь расходы, самое главное. Расходы в рамках тех принципов, по которым мы строим бюджетную политику, мы предлагаем увеличить на 195,8 миллиарда рублей, и общий объём расходов составит 18,5 триллиона рублей.
Кроме того, мы имеем возможность перераспределить экономию, которая возникла в текущем году, и сейчас уже можно достоверно сказать, что будут не востребованы средства по обслуживанию долга в сумме 41 миллиард рублей, а также мы прогнозируем рост доходов Пенсионного фонда и, соответственно, мы можем сэкономить на трансферте Пенсионного фонда на сумме 30,8 миллиарда рублей. Что получается в результате?
Общий объем для перераспределений ресурсов, которые мы предлагаем сделать, составляет 319 миллиардов рублей, это из почти 20-ти триллионного бюджета, то есть небольшой объем ресурсов мы предлагаем скорректировать и определиться по важным приоритетам и по тем решениям, которые мы с вами вместе и принимали, когда формировали бюджет на 2020-2022 года. На что предлагается направить эти ресурсы?
Первое. Это на поддержку граждан и в первую очередь на завершение строительства многоквартирных домов. Предлагаем направить в корпорацию "ДОМ.РФ" 21,5 миллиарда рублей. Большая проблема есть недостроя, обманутые дольщики, эти деньги направляются именно на эту цель.
Второе. Это увеличение межбюджетных трансфертов бюджета Пенсионного фонда, 79 миллиардов рублей. Мы с вами договорились о том, что эти деньги мы сняли с этого же направления, когда мы формировали бюджет 2020-2022 года, мы высвободили деньги в следующей трехлетке в 2020 году и сейчас, по сути дела, компенсируем дополнительными доходами и источниками текущего года это решение.
Второе направление. Это тоже, по сути дела, решение, которое мы принимали, когда формировали бюджет 2020-2022 годов. Это мы сняли деньги с докапитализации "Внешэкономбанка" в 2020-2022 годах, сумма 160 миллиардов рублей, и сейчас просто, как мы говорим "приближаем" эти ассигнования в текущем году, потому что в этом году есть ресурсы, мы больше сконцентрировали ресурсы на следующей трехлетке. Эти деньги пойдут на выплату обязательств "Внешэкономбанка" перед внешними кредиторами с тем, чтобы банк смог расплатиться по своим обязательствам без ущерба для возможности его кредитовать экономику и кредитовать наши предприятия.
Далее. Предлагается увеличить, как докапитализацию "Промсвязьбанка".
Он, по сути, у нас опорный для оборонного сектора, он обслуживает в том числе и санкционные предприятия, ему нужен капитал, мы предлагаем 3,8 миллиарда рублей направить на капитализацию этого кредитного учреждения.
Далее несколько тоже важных моментов — это поддержка обороны, в первую очередь по обеспечению обязательств Министерства обороны в части обязательств по жилищно-коммунальным услугам. Сложилась кредиторка 20 миллиардов рублей, предлагаем закрыть из бюджета.
Далее. Предлагается увеличить ассигнования на сохранение денежного довольствия военнослужащих Минобороны на уровне 2018 года, и за счет того, что было обеспечено комплектование военнослужащих Министерства обороны, потребовались дополнительные деньги, такие деньги мы находим и предлагаем направить на эти цели.
Есть ряд других тоже предложений по закрытию кредиторской задолженности ряда силовых ведомств, обеспечение вещевым довольствием силовых ведомств. Во всяком случае это все текущие нужды, которые возникли у министерств силового блока.
Иные направления - это предложение по увеличению дотаций на сбалансированность субъектов Российской Федерации, которые обусловлены ростом налогов на прибыль, и мы договаривались о том, что 1 процент налога на прибыль направляется на... централизуется и направляется на поддержку субъектов Российской Федерации, это тоже учтено у нас, и целый ряд других менее значимых позиций.
Кроме того, в поправках закона о бюджете предусматривается перераспределение ассигнований между и внутри главных распорядителей бюджетных средств - это 220,4 миллиарда рублей. Здесь основными причинами является перераспределение ассигнований на поддержку промышленности, развитие агропромышленного комплекса, взносы в уставный капитал "Россельхозбанка" и "Росагролизинга", уточнение численности категорий отдельных социальных выплат и так далее.
Уважаемые депутаты, законопроект внесен в соответствии с нормами Бюджетного кодекса. Мы просим поддержать эти поправки.
Ещё раз повторюсь, они не меняют ту концепцию, ту стратегию, которую мы с вами закладывали на текущую трёхлетку. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Антон Германович.
Слово предоставляется Алексею Леонидовичу Кудрину - Председателю Счётной палаты Российской Федерации. Подготовиться Андрею Михайловичу Макарову.
У нас с вами, коллеги, специальный регламент рассмотрения вопроса принят: доклад представителя правительства до 15 минут, доклад Председателя Счётной палаты — до 10 минут, содоклад председателя Комитета по бюджету и налогам — до 10 минут. Обсуждение законопроекта по процедуре, которая всем хорошо известна: по три вопроса от фракций к любому из докладчиков и выступления представителей фракций — до 7 минут.
По итогам обсуждения законопроекта предоставляется заключительное слово официальному представителю правительства и председателю комитета. Время рассмотрения — порядка двух часов, на это ориентируйтесь, пожалуйста.
Пожалуйста, Алексей Леонидович.
Кудрин А. Л., председатель Счётной палаты Российской Федерации.
Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые депутаты Государственной Думы! Счётная палата представляет наиболее важные замечания к законопроекту, с которым сегодня выступило правительство.
Прежде скажу о некоторых показателях макроэкономики. Правительство сохраняет свой прогноз по росту ВВП на уровне 1,3 процента. И как сейчас сказал Антон Германович, с учётом третьего квартала, всё-таки ожидает выхода на запланированные показатели. Мы считаем, что это возможно, только если и в четвёртом квартале будет такой же примерно рост — 1,9 процента.
Будем надеяться, наш прогноз был существенно меньше, что в этом году будет около одного процента рост в целом по году.
К тому же мы видим, не видим ускорение инвестиций, которые... по первому полугодию я имею в виду, потому что данные Росстата, вот о которых сегодня уже говорилось, пока ещё не опубликованы, они часа через два будут опубликованы. Рост инвестиций за первое полугодие составил 0,6 процента вместо 2 процентов прогнозируемых, поэтому пока нам это не позволяло говорить об оптимистичном варианте завершения этого года.
По обороту розничной торговли прогноз был снижен с 1,6 до 1,3, объём платных услуг населению, скорее всего, будет на 0,5 процента снижен, то есть уменьшится в этом году, ожидалось, что он вырастет.
То есть целый ряд косвенных показателей говорит о том, что пока серьёзного ускорения экономики не происходит и наращивания спроса тоже.
Индекс деловой активности РМА, который в мае опустился ниже пороговой отметки в 50 пунктов, означает, конечно, снижение экономической активности. Вот почему я не вижу таких серьёзных основ для оптимистичного прогноза по росту ВВП.
Прогноз инфляции снижен сейчас до 3,8 процента, что, я думаю, вполне реалистично. Рост реальных доходов населения, правительство считает, О, I будет, то есть около нулевой, хотя первоначально планировался рост выше, конечно, не позволит выполнить те целевые показатели по снижению бедности.
Если говорить о бюджете, общий объём доходов уменьшается на 205 миллиардов рублей, прежде всего, за счёт снижения нефтегазовых доходов почти на 400 миллиардов. Ненефтегазовые вырастут на 194 миллиарда, ненефтегазовый дефицит составит около 5,9 процента.
Хочу обратить внимание на складывающуюся практику решения по дивидендам. Помните, на этот год было снова спланировано 588 миллиардов. Я всегда и при утверждении бюджета говорил: мы готовы поддержать, главное, чтобы правительство выдержало эту планку. Ну в первом же квартале мы снизили этот прогноз на 145 миллиардов изменениями в бюджет, сегодня 443 миллиарда правительство старается выполнить, и это уже неплохо, за счёт, в том числе, перенесения выплаты промежуточных дивидендов, которые, казалось бы, мы должны были получить в следующем году на сумму 60 миллиардов рублей, 61 миллиард рублей, но выплатят их в этом году, тогда прогноз 443, скорее всего, будет выполнен. Поэтому здесь можно сказать неплохо, ситуация складывается неплохо, но тогда в следующем году мы 61 миллиард из платежа следующего года не досчитаемся, значит мы можем только ждать, что теперь мы будем заимствовать из очередного года путём выплаты промежуточных дивидендов. Мы указали это и, в том числе, в заключении на законопроект на будущую трёхлетку. Расходы бюджета вырастут на 196 миллиардов рублей, и существенных изменений в структуре расходов не произойдёт.
Что вызывает беспокойство? На 1 ноября исполнение расходов составило 71 процент.
То есть у нас осталось 2 месяца, а у нас из федерального бюджета должно быть потрачено 29 процентов, это, в общем, очень серьезные сезонные такие колебания. По сути, на ноябрь-декабрь придется израсходовать 5,7 триллиона рублей, в общем, такого масштаба у нас еще не было, это почти на триллион больше, чем в четвертом... ну за 2 месяца прошлого года, конца года.
Мы тем самым видим риски, что часть расходов как всегда не будет проведена. Напомню, что у нас ежегодно наращивался уровень неисполнения расходов. Если в 2016 году это было всего 220 миллиардов по итогам года, в 2018 — 778 миллиардов, то в этом году мы ожидаем почти или около 1 триллиона.
Ну, что можно сказать. Почему мы не тратим 1 триллион, это 1 процент ВВП, не даем заказов... предприятиям, малому бизнесу, они не вливаются в экономику, не поддерживают, по сути, экономическую активность? Конечно, нельзя сказать, что у нас слишком много денег, поэтому мы не можем их потратить. Я должен сказать, что за последние 3 года в процентах к ВВП расходы уменьшились на 3 процента ВВП, то есть мы сокращали расходы и даже сокращенные расходы не можем теперь потратить в размере 1 процента ВВП.
Значит, только что Антон Германович сказал, что будет потрачено 18,5 триллиона рублей, это примерно 17,1 процент ВВП. То есть, даже по плану, по законопроекту это чуть, это на 1 процент выше, чем факт прошлого года, но, если добавить соответственно переходящие остатки, за счет которых будут осуществлены расходы, которые не учтены в основных параметрах, это получилось бы 17,8 процентов ВВП, но, если отнять триллион, который мы ожидаем, не будет выполнен, это примерно 16,8 триллиона рублей, то есть, это меньше, чем, допустим, в 2017 или в 2016 году в процентах к ВВП. То есть, мы когда-то тратили и расходовали, и жили за счет этих расходов, но сейчас, почему-то мы этого не можем сделать.
Это, конечно, не потому что денег много и мы не можем потратить, это из-за, я считаю, некачественного государственного управления.
И здесь сегодня правительству нужно очень серьёзно на это обратить внимание.
В общем, мы пришли к тому уровню, когда государственное управление, его характер и качество стали препятствием реальному исполнению многих обязательств государства и поддержки бизнеса и активности в экономике. Думаю, на это нужно специально обратить внимание. И мы в своих. Счётная палата, заключениях и по итогам этого года будем называть конкретно, кто и как причастен... ну, или виновен, или несёт ответственность, по крайней мере, за вот такое неответственное, неэффективное использование государственных ресурсов, которые запланированы всеми органами власти.
Законопроект изменяет финансовое обеспечение всех 42 программ, увеличивает на 183 миллиарда, но, как всегда, в показатели госпрограмм никаких изменений не вносится, к этому будем еще возвращаться. Законопроект затрагивает финансирование трёх нацпроектов и комплексного плана модернизации инфраструктуры.
Особое внимание хочу уделить ситуации с адресной программой. Расходы ФАИП уменьшатся на 28 миллиардов, но с учётом уменьшения, сейчас уточнения, которое произойдёт, у нас всё равно заблокированных на 1 ноября останется 32 миллиарда. Вот не готова проектно-сметная документация, и всё равно эти объекты не снимаются. Мы посмотрели по объектам: по каким-то в апреле еще должна была быть утверждена документация, по какой-то в сентябре. Всё равно не утверждена, и объекты не снимаются.
Это одна из причин, почему у нас будут не израсходованы средства на конец года. Я посмотрел, там есть объекты, которые два года перетекают из бюджета в бюджет, и не исполнена проектно-сметная документация. Почему тогда мы оставляем их в списке объектов?
И если посмотреть на исполнение самой программы, то на 1 октября уровень кассового исполнения всего 350 миллиардов рублей. Это 38,7 процента сводной росписи. Напомню, что по итогам 2018 года мы тоже не исполнили 135 миллиардов рублей из запланированных расходов по инвестициям.
Ну, вот в этом году на 1 октября 2019 года целый ряд объектов не получают средства, то есть или они не расходуются. Реконструкция Сеченовского университета, строительство онкологических диспансеров в ... и Набережных Челнах. На строительство главного корпуса Музея Мирового океана в Калининграде направлено только 1,7 от запланированного. На реконструкцию корпуса Российского научного центра хирургии Петровского — 1,8 процента. На строительство и технологическое оснащение НИИ пульмонологии — 5,3.
В целом к октябрю ввели в эксплуатацию только 25 из 390 объектов, запланированных к введению в этом году. Это серьезные риски невыполнения. Хочу напомнить, что по итогам прошлого года не ввели 181 объект, то есть 45 процентов. Мы и в этом году ожидаем, к сожалению, что не будет введено больше половины или около половины всех запланированных объектов. Друзья, это тоже качество государственного управления.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Алексей Леонидович, спасибо. Слово для содоклада предоставляется председателю Комитета по бюджету и налогам Андрею Михайловичу Макарову. Пожалуйста, Андрей Михайлович.
Макаров А. М., председатель Комитета ГД по бюджету и налогам, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ". Спасибо.
Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!
Очень подробный доклад Антона Германовича, очень тщательный анализ Счётной палаты. И, наверное, нет смысла повторять, что есть, в общем, в достаточно техническом законе, который позволяет лучше подготовиться экономике к началу следующего года, перебрасывает какие-то расходы из будущих лет с учетом возможностей сегодня с тем, чтобы освободить их на национальные приоритеты проекта в будущем и решение конкретных серьезных вопросов — там вопросы села, вопросы обманутых дольщиков. Вот всё это в законе есть.
Я, честно говоря, не совсем понимаю, почему надо в технический закон о бюджете, когда мы рассматриваем конец года, обсуждать вопросы, какой будет экономический рост, я не думаю, что за оставшийся месяц этого года мы серьезно его изменим. Я, честно говоря, думал, что уже всем и надоело обсуждать, какой у нас будет рост.
Пока статистика находится в руках министерства экономики, с ростом всё будет в порядке, коллеги, и этот вопрос можно больше не обсуждать. Поэтому о росте говорить ничего не буду.
А вот давайте поговорим о том, что мы с вами, парламент России, в сфере наших с вами парламентских полномочий, какие выводы должны сделать мы из того закона, законопроекта, который мы сегодня обсуждаем. И начать бы хотел с того, о чем в конце говорил Алексей Леонидович, совершенно справедливо говорил, о ФАИПе.
Ведь на самом деле действительно у нас с вами на сегодняшний день на 50 с лишним миллиардов объектов, по которым до сих пор (год кончается) нет никакой документации. И действительно, прав Алексей Леонидович, они переходили некоторые с предыдущих лет, это правда. Никто не снял деньги, они висят, значит, наверное, очень нужно кому-то, чтобы они оставались.
Но только хотел бы обратить внимание, что у нас с вами кассовое исполнение на 1 октября 38 процентов от всех денег. Оно даже ниже, чем было в 2018 году, а мы считали, что 2018 год - это уже всё, хуже быть не может, оказывается, мы были пессимистами, оптимисты говорят, есть, куда хуже. И в этом году с ФАИПом ещё хуже.
За девять месяцев у нас с вами введено в эксплуатацию 25 объектов. Нам сейчас, естественно, могут сказать в Минэкономики, да вы не волнуйтесь, в конце года мы всё покажем. Тогда посмотрите, пожалуйста, вот эту таблицу, которая выведена на экран: вот это количество объектов, которое у нас вводится по годам, что у нас происходит с ФАИПом, а это важнейшие социальные объекты, в том числе, которые строятся за счет федеральных бюджетов. И просто вот это и есть показатель того, что на самом деле в этой сфере происходит.
Ну а теперь, кстати. Счетная палата предлагает очень хороший вариант решения, Счётная палата предлагает внести в 212-ю статью Бюджетного кодекса поправки, чтобы мы получали с вами всю необходимую информацию, чтобы мы могли всё это безобразие оценить. Алексей Леонидович, мы без Бюджетного кодекса эту информацию имеем.
Поэтому хотелось бы предложить несколько другой вариант решения. До 2009 года расходы на ФАИП, вообще ФАИП утверждалась парламентом. Гак вот, мы посмотрели, как исполнялась ФАИП до того, как это было убрано из полномочий парламента, и мы имеем сегодняшнюю ситуацию.
Исполнение ФАИП было всегда больше 99 процентов: 99,5, 99,6.
Алексей Леонидович, тогда было удобно, и тогда... сегодня, я понимаю, вам не хватает ... наверное, так же, как и нам.
Давайте признаем тогда, что тот десятилетний эксперимент, который начинался тогда (я уже сейчас даже не помню, кто его начинал), но этот эксперимент за десять лет показал (кстати, самый длинный эксперимент в истории нашей бюджетной политики), что надо возвращать ФАИП в бюджет и создавать полноценный парламентский контроль.
(Аплодисменты.)
Спасибо, коллеги.
Это не предложение нам снова пытаться засунуть детские сады, ясли или туалеты, как это когда-то было. Нет. Правительство формирует ФАИП, но парламент её контролирует. Вот этот механизм требует внесения изменения в Бюджетный кодекс.
Комитет по бюджету, мы обсуждали этот вопрос, поручение Вячеслава Викторовича, как можно улучшить эту сферу, обсуждали с правительством, обсуждали с Минфином. Коллеги, наше предложение - вернуть ФАИП в федеральный бюджет.
Вот это первое, что хотелось бы сказать. Вот это и есть решение, наверное, какое-то этой проблемы.
Кстати, что хотел бы сказать.
Алексей Леонидович, абсолютно приветствуется всеми, что Счётная палата со следующего года начнёт называть, как вы сказали, виновных в том, что происходит.
Я всё-таки искренне, ну, не могу забыть своё юридическое прошлое, я считаю, что виновными людей называет только суд. Но, в принципе, если Счётная палата действительно будет говорить ответственных за невыполнение, наверное, от этого парламентский контроль только улучшит своё качество.
Ну а теперь давайте по показателям об инвестициях поговорим, потому что на самом деле обсуждать рост без инвестиций невозможно.
Мы уже не раз отмечали нереалистично спущенные Министерством экономического развития для регионов показатели, которые должны быть достигнуты по инвестициям.
Покажите, пожалуйста, таблицу.
О чём эта таблица. Она такая только кажется сложной. На самом деле там 85 точек - это наши регионы страны вот на пиках.
И у нас с вами 2018 год должен был колебаться, вот этот вот... инвестиции должны были колебаться в пределах плюса 3,6 процента - 5,4. Он колебался от минус 37 процентов (инвестиции, они падали) до плюс 52.
2019 год сегодня, вот на сегодняшний день, у нас с вами должно было по плану, спущенному Минэкономразвития, колебания должны были проходить в пределах от 3,6 процента роста до 5,4 процента роста. На самом деле за первое полугодие у нас колебание от минус 52 процентов до роста 106 процентов.
Коллеги, поскольку я глубоко убеждён, что в Министерстве экономического развития работают профессиональные люди, потому что в противном случае, если считать, что это результат непрофессионализма, наверное, тут уже не Счётная палата должна проверять, а кто-то другой, просто остаётся непонятно, как же эти цифры появиться могли.
Просто ещё больше вызывает изумление, дифференциацию мы показали, давайте я вам приведу цифры по Москве. Москва за последние три года, у них рост инвестиций не опускался ниже 15,8 процента. Вот три года. Какой план стоит у Москвы, вот тот самый, спущенный? Они должны держать 5,1 процента роста до 2024 года. То есть Москва должна снизить объём инвестиций по сравнению с тем, что она делает, по плану Минэкономразвития.
А вот если мы с вами возьмём, допустим, Тамбовскую область, то мы увидим, что у них при фактическом значении инвестиций минус 21 процент в 2018-м и минус 44 процента в первом полугодии 2019-го, они должны прирастать на 4,6 процента ежегодно. Кто-то может объяснить эту ситуацию?
Вот в этой ситуации что можем сделать мы, кроме того, как сказать об этом?
Вот здесь те предложения, которые, Вячеслав Викторович, вы поручали сделать, когда мы рассматривали в первом чтении бюджет, то, что обсуждали на фракции с первым заместителем председателя правительства, это вопрос реструктуризации тех бюджетных кредитов, вот задолженностей регионов по бюджетным кредитам, которые у них есть. Это триллион рублей практически.
Вот мы говорили о том, что надо дать возможность регионам не возвращать эти деньги, а направить их на инвестиции. Такая поправка правительством внесена в Государственную Думу, вот то решение, которое здесь было принято, правительство поддержало и её сделало.
Что мы хотели бы дополнить? Помимо того, что даётся такая возможность, нам бы хотелось, чтобы мы убрали бы все условия, чтобы все регионы могли включаться в эту программу, а не только те, которые соответствуют по уровню своих доходов, на уровне там суммы 2017-го, 2018 года и так далее.
Нельзя сегодня, говоря об инвестициях, говорить о том, а вы сможете этим воспользоваться, если вы два года назад работали хорошо или работали плохо.
Поэтому мы предлагаем это убрать. Такие поправки подготовлены, комитет по бюджету их рассматривает сейчас. Насколько я понимаю, Правительство Российской Федерации с таким подходом тоже согласно.
Ну и, наконец, мы полагаем, что если создаются новые объекты, значит, они начинают работать и поступают налоги, налоги, в том числе в федеральный бюджет. Несправедливо ли будет списывать эти налоги с тела долга, ведь федеральный бюджет получает эти деньги от новых объектов, уменьшая задолженность регионов? То есть, чтобы это был не просто перенос задолженности, а чтобы эта задолженность еще и уменьшалась.
Вот те поправки, которые мы подготовили, хотя я сразу скажу, что это недостаточно, и, наверное, здесь нам надо подумать о постановлении к третьему чтению уже основного бюджета. Необходимо ускорить постановление правительства, которым должны быть определены порядки, как это делается с тем, чтобы у нас не пропал с вами 2020 год. Потому что, если мы будем так раскачиваться, воспользоваться этим механизмом регионы смогут только с 2021 года, а нам необходимо, чтобы это в 2020-м. Так заодно давайте и подумаем...
Председательствующий. Добавьте время.
Макаров А. М. ...стоит и ограничиваться пятью процентами, на которые мы идем, там идет у нас уменьшение на 5 процентов, а если есть инвестиционный проект на большую сумму и есть серьезный проект, который может дать реальный и серьезный рост. Давайте посмотрим.
Понятно, что сегодня мы связаны параметрами бюджета, но у нас будут поправки весной и если у нас такие, постановление правительства выйдет, если такие проекты будут, безусловно, регионы смогут этим воспользоваться и это и вот будет тем решением, которое принимала Государственная Дума.
Коллеги, на самом деле нам очень много можно сделать, мы можем сделать это сами в рамках предоставленного нам инструмента парламентского контроля, все это есть в заключении бюджета, в заключении комитета по бюджету, где подробно все эти вопросы изложены.
Коллеги, что касается закона, о котором мы сейчас говорим, я повторяю, он носит технологическое значение. И мы все прекрасно понимали, он решает очень важные точечные вопросы, одновременно при этом он создает возможность эффективно начать следующий год, то есть те самые вопросы, которые мы ставили с вами здесь, когда говорили, что средства должны работать начать с 1 января.
Сразу хотел бы сказать, что многие вопросы нам предстоит решить, естественно, в поправках к бюджету 2020—2022 года, сейчас они рассматриваются, готовятся, ну и часть вопросов, безусловно, нам придется отразить в постановлении Государственной Думы к основному бюджету с точки зрения того, что нам предстоит сделать вместе с правительством уже непосредственно в ходе исполнения бюджета. Спасибо.
Комитет по бюджету предлагает поддержать данный закон в первом чтении.
Председательствующий. Спасибо, Андрей Михайлович.
Уважаемые коллеги, прозвучавшие доклады и содоклад Андрея Михайловича Макарова нас обязывают к тому, чтобы мы не только более активно обсуждали законопроект о бюджете, но и самое главное, наверное, чтобы мы со своей стороны сделали все возможное для того, чтобы у нас повысилась эффективность бюджетного рубля.
Из доклада Председателя Счётной палаты Российской Федерации мы с вами видим, что эффективность бюджетного рубля составит порядка 50 процентов до конца года в рамках реализации федеральных адресных инвестиционных программ, и, конечно, мы с вами не можем с этим мириться и должны, если вы не возражаете, в ходе рассмотрения бюджета отразить свою позицию через поправки и постановление, которые будем принимать. Мы вчера обсуждали этот вопрос с Первым заместителем Председателя Правительства Министром финансов, Антон Германович поддерживает такую позицию. Он также считает, что недостаточен контроль за реализацией федеральных адресных инвестиционных программ.
И в этой связи хотелось бы попросить профильные комитеты более эффективно работать в этом направлении, причем работать с профильными министерствами, не дожидаясь, уважаемые коллеги, когда закончится бюджетный год. Кто мешает? Вот мы сейчас говорим, у нас с вами из 395 объектов 25 объектов всего введены. Кто мешает профильным комитетам приглашать профильные министерства, для того чтобы подводить итоги первого квартала, полугодия, девяти месяцев?
И опять, возвращаясь к вопросам ответственности, посмотрите, у нас сегодня рассматривается бюджет, но есть наши коллеги, которые проигнорировали рассмотрение этого вопроса.
А это опять-таки финансирование регионов, решение конкретных проблем, которых люди ждут.
Сегодняшний день, он определяющим является. А потом мы будем рассматривать бюджет на следующий год, а это поправки по этому году, многое можем делать. А когда мы лишь со стороны берём и критикуем, не разделяя ответственности — это не очень правильно.
И, Антон Германович, наверное, будет верным, если мы возьмём и рассмотрим ко второму чтению принятие постановления, где отразим такие подходы. Давайте вместе с правительством, с Минфином в первую очередь выработаем совместное решение.
Да, в своё время, исходя из вызовов, которые были, ушли от того, чтобы рассматривать федеральную адресную инвестиционную программу, её вынесли из бюджета. Это было принято, когда кризис был в экономике, необходимо было принимать оперативные решения, но это не значит, что мы должны уходить из тем парламентского контроля. Мы здесь вместе со Счётной палатой должны более эффективно работать, нам вообще это никто не мешает делать.
А что касается рассмотрения этих вопросов, целесообразности, допустим, поддержки какого-то проекта или, наоборот, не поддержки, многое зависит от профильных комитетов. Высказывайте свою точку зрения.
Мы вот вчера обсуждали этот вопрос, и когда речь зашла об одном регионе, где хотят построить большой объект, а при этом там нет ничего для того, чтобы это направление было реализовано, ясно, нужно и с регионом какой-то диалог вести и, с другой стороны, с профильным министерством, чтобы и обоснованность была.
И, с другой стороны, мы понимали, куда деньги эти вкладываются? Поэтому сегодняшний разговор, он очень такой важный. И, говоря о нём, вот возвращаясь к темам, о которых говорил Антон Германович, мы должны всё-таки здесь отметить, что правительство многое сделало для того, чтобы сдвинулась с мёртвой точки тема решения вопросов обманутых дольщиков. Антон Германович, спасибо большое. Потому что это, на самом деле, неподъёмный был пласт, который удалось, наконец-то, перевести в плоскость решения вопросов. У нас Минфин работает более эффективно, чем правоохранительные органы. Потому что не возвращает средства не из страховых компаний, которые должны их вернуть, мы эту тему рассматривали, ни застройщики, которые обанкротились и обманули людей (не возвращают деньги), а государство идёт навстречу и помогает обманутым дольщикам. И здесь отдать должное опять-таки нашему правительству, что оно всё-таки нашло этот ресурс, несмотря на дефицит и сложности, и это дорогого стоит.
Потом вот мы говорим о комплексном развитии сельского хозяйства. Коллеги, сразу могу вам сказать, что мы ведём диалог с правительством и с Министерством финансов и выходим на решения, которые будем в ближайшее время с вами обсуждать при рассмотрении бюджета на 2020-2021 годы и на 2022-й во втором чтении, где в постановлении предложим в случае роста ненефтегазовых доходов, а часть средств направить на увеличение финансирования, соответственно, программы комплексного развития сельских территорий. Так? Так. И мы, надеюсь, на будущий год увеличим этот объём. Поэтому, коллеги, вот от этого диалога много зависит.
Мы вчера этот диалог в 10 утра начали, потом первый вице-премьер Министр финансов встречался с руководителями фракций, до этого Татьяна Геннадьевна Нестеренко встречалась с фракцией КПРФ. Многое можем сделать, если только сами будем заниматься этими вопросами. А если мы их кому-то поручим, ну понятно, чем закончится.
И надо отметить, что комитет огромную работу провёл. Посмотрите, какой доклад, какой анализ. И, собственно, этот анализ опять-таки нас заставляет по-другому отнестись к работе некоторых ведомств, министерств. Андрей Михайлович, может быть, нам в постановлении правильно было бы взять и отметить, что ряд министерств неэффективно работает.
Почему у нас с вами вот такое исполнение по ФАИПам? Почему у нас проблемы с ростом экономики в регионах, о чём вы говорили? Давайте посмотрим это через призму, в том числе, ответственной работы профильных министерств.
И, возможно, выйдем на то, чтобы обратиться в правительство с просьбой, чтобы ряд министерств, которые эту работу делают неэффективно, работали более профессионально.
Поэтому давайте вот через такой подход приступим к обсуждению проекта федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О федеральном бюджете на 2019 год, подчеркиваю, и на плановый период 2020 и 2021 годов".
Фракция КПРФ Ганзя Вера Анатольевна, пожалуйста. Подготовиться Диденко, затем Костенко, затем Гартунг. Ганзя В. А., фракция КПРФ. Уважаемый Антон Германович!
Сосредоточение громадных средств в резервах в рамках бюджетного правила это 40 процентов от доходов бюджета становится просто опасным для экономики страны. Идет искусственное сдерживание расходов, потребительский спрос не растет, экономика в стагнации, об этом говорит темп роста ВВП менее 1 процента, дополнительных нефтегазовых доходов - 2,8 триллиона, а расходы увеличились всего на 195 миллиардов рублей. Кубышка переполнена, а деньги эти выведены из экономики страны. Уровень монетизации экономики у нас 43 процента, в Германии - 89, а в Китае - 198.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments