leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Принят правительственный законопроект первого чтения об антимонопольном compliance

Принят правительственный законопроект первого чтения об антимонопольном compliance – Сергей Пузыревский Антимонопольное законодательство сложное На торговые сети распространяется – Вера Ганзя Уйдет ли картельный сговор? Торговые сети не наши Монополизация усиливается а мы принимаем борьба с ветряными мельницами – Ирина Гусева Кто добровольно не внедрит, того ФАС накажет? – Сергей Катасонов Проблема не в необразованности У вас внутри ФАС проблемы вы не можете оспорить решения территориальных органов В ФАС надо ввести такой же документ
15. 789090-7 Госдума в итоге обсуждения приняла законопроект первого чтения «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» (в части организации хозяйствующими субъектами системы внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства)
Документ внесен правительством 05.09.19.
Представил замруководителя ФАС Сергей Пузыревский.
Зампред комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Альфия Когогина.
Законопроектом предлагается:
1. Закрепить понятие «система внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства» – совокупность правовых и организационных мер, предусмотренных внутренним актом (актами) хозяйствующего субъекта либо другого лица из числа лиц, входящих в одну группу лиц с хозяйствующим субъектом, если такой внутренний акт (акты) распространяется на этого хозяйствующего субъекта, и направленных на соблюдение им требований антимонопольного законодательства и предупреждение его нарушения.
2. Предусмотреть, что указанные выше внутренние акты хозяйствующего субъекта в совокупности должны содержать:
- требования к порядку проведения оценки рисков нарушения антимонопольного законодательства, связанных с осуществлением хозяйствующим субъектом своей деятельности;
- меры, направленные на снижение хозяйствующим субъектом рисков нарушения антимонопольного законодательства, связанных с осуществлением своей деятельности;
- меры, направленные на осуществление хозяйствующим субъектом контроля за функционированием системы внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства;
- порядок ознакомления работников хозяйствующего субъекта с внутренним актом (актами);
- информацию о должностном лице, ответственном за функционирование системы внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства.
3. Информация о принятии (применении) указанных внутренних актов должна размещаться хозяйствующим субъектом на его сайте в сети «Интернет» на русском языке.
4. Хозяйствующий субъект вправе направить в ФАС России указанные внутренние акты или их проекты для установления их соответствия требованиям антимонопольного законодательства, а ФАС России должна в течение 30-ти дней дать хозяйствующему субъекту соответствующее заключение.
Первое чтение 358 0 1 15:31

Стенограмма обсуждения
15-й пункт. Проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции".
Доклад официального представителя правительства заместителя руководителя Федеральной антимонопольной службы Сергея Анатольевича Пузыревского. Пожалуйста.
Пузыревский С. А., официальный представитель Правительства Российской Федерации заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы.
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые депутаты!
Проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" разработан и внесён Правительством Российской Федерации во исполнение национального плана развития конкуренции в Российской Федерации на 2018-2020 годы, утверждённый указом президента от 21 декабря 2017 года.
В рамках национального плана правительству поручено обеспечить внесение в Государственную Думу проекта федерального закона, предусматривающего правовое регулирование системы внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства.
Хочу отметить, что наше антимонопольное законодательство соответствует высоким международным стандартам и требованиям, в нём предусмотрены достаточно серьёзные существенные механизмы и запреты, которые препятствуют монополизации товарных рынков, и они обеспечены эффективными санкциями, которые составляют в ряде случаев, исчисляются исходя из годового оборота выручки компании, составляют миллионы и миллиарды рублей. И естественно, это является достаточно существенным риском для деятельности коммерческих организаций, хозяйствующих субъектов.
И в нашем законодательстве имеются механизмы, которые направлены на предупреждение антимонопольных правонарушений, в частности, в рамках третьего антимонопольного пакета Государственная Дума поддержала закон, который предусматривает выдачу антимонопольными органами предостережений, которые препятствуют совершению антимонопольных правонарушений.
Скажу, что в 2017 году антимонопольными органами было выдано 95 предостережений, в 2018 году количество таких предостережений выросло до 123-х.
Эффективность мер, которые стимулируют соблюдение антимонопольного законодательства, необходимо развивать. Одним из инструментов предупреждения и профилактики антимонопольных правонарушений является система внутреннего обеспечения соответственно требованиям антимонопольного законодательства. Ну если коротко, антимонопольный compliance.
В настоящее время в Российской Федерации ряд компаний внедряют эту систему, принимают соответствующие акты и механизмы, тем самым повышая качество добросовестного поведения на товарном рынке.
Что предлагает законопроект? Законопроектом предлагается закрепить в Федеральном законе "О защите конкуренции" понятие "система внутреннего обеспечения соответствия требования антимонопольного законодательства", определить порядок организации такой системы хозяйствующими субъектами, и минимальные требования к ее содержанию.
В частности, компания вправе утвердить внутренний акт, в котором определить ключевые антимонопольные риски, те риски, которые влекут возможное нарушение антимонопольного законодательства, определить меры, которые направлены на предупреждение таких рисков, и организовать обучение работников организаций соблюдению правил и требований антимонопольного законодательства.
Основным принципом внедрения указанной системы мер является добровольность. Компания сама решает нужно или не нужной ей внедрять систему антимонопольного compliance’а в свою деятельность.
Но одновременно в законопроекте есть норма, которая предоставляет компании право направить проект внутреннего нормативного акта, предусматривающего систему антимонопольного compliance, в Федеральную антимонопольную службу.
В этом случае федеральная антимонопольная служба обязана в 30-дневный срок дать заключение о ее соответствии требованиям антимонопольного законодательства. Это тоже дополнительная гарантия добросовестного поведения хозяйствующих субъектов на рынке.
Принятие законопроекта позволит повысить эффективность антимонопольного регулирования и создать дополнительные механизмы, стимулирующие добросовестное поведение хозяйствующих субъектов.
Законопроект не противоречит Договору о Евразийском экономическом союзе, а также положениям иных международных договоров Российской Федерации.
Прошу поддержать принятие законопроекта.
Председательствующий. Спасибо.
Содоклад Альфии Гумаровны Когогиной, пожалуйста.
Когогина А. Г., фракция "ЕДИНАЯРОССИЯ".
Глубокоуважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Позвольте вас ознакомить с позицией комитета.
В рамках национального плана развития конкуренции предусматривается необходимость стимулирования хозяйствующих субъектов внедрению системы внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства.
В целях реализации плана предлагаются мероприятия по снижению антимонопольных рисков для хозяйствующих субъектов путём применения механизма по внедрению системы внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства (антимонопольный compliance).
В целях применения механизма упреждающего характера нарушений антимонопольного законодательства Российской Федерации разработан законопроект "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции".
Так новеллой законопроекта является введение в понятийный аппарат закона "О защите конкуренции" нового термина "система внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства", а также порядок организации системы и требования к содержанию внутреннего акта.
Эффективным инструментом законопроекта предусматривается возможность согласования внутреннего акта с ФАС России для дальнейшего единообразного применения, толкования и соответствия требованиям антимонопольного законодательства.
Вместе с тем комитет отмечает, что в пояснительной записке к законопроекту указано, что если лицо действует в рамках правил антимонопольного compliance, то оно не будет признаваться нарушившим антимонопольное законодательство. Для этого необходимо, чтобы антимонопольный орган согласовал такие правила. Но сам законопроект подобные нормы не предусматривает, не содержит он и другие преференции.
Поэтому отсутствие стимулирующих мер по разработке, принятию и согласованию с ФАС России внутреннего акта хозяйствующим субъектам ставит под вопрос целесообразность принятия внутреннего акта хозяйствующим субъектам.
По мнению комитета, важным подспорьем для добровольного внедрения внутреннего акта может выступить снижение уровня ответственности для хозяйствующих субъектов, принявших систему внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства и действовавших в рамках принятого акта.
Комитет предлагает дополнить законопроект положениями о снижении ответственности к хозяйствующим субъектам при условии принятия и действия в рамках принятого и согласованного акта с ФАС России во втором чтении.
Принятие законопроекта позволит повысить эффективность антимонопольного регулирования, создать дополнительные механизмы, стимулирующие хозяйствующие субъекты к принятию мер по предупреждению нарушений антимонопольного законодательства.
В заключение своего выступления необходимо отметить, что развитие инструментов по предупреждению нарушений антимонопольного законодательства не только создает прозрачное правовое поле, но и предоставляет благоприятную среду ведения бизнес-процессов.
Па основании вышеизложенного комитет концептуально поддерживает законопроект и рекомендует Государственной Думе принять его в первом чтении. Спасибо за внимание.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, есть ли вопросы?
Включите запись.
Покажите список.
Ганзя Вера Анатольевна, пожалуйста.
Ганзя В. А., фракция КПРФ. Спасибо.
У меня вопрос к Сергею Анатольевичу.
Вот мы сейчас создаем ещё один, так скажем, бюрократический механизм, то есть все эти положения, акты - это всё будет на бумаге, всё будет красиво изложено, то есть как она будет работать, система этого внутреннего обеспечения, не понятно. И хотелось бы поподробнее услышать, как она вообще на практике эта система будет работать? Потому что не понятно из докладов, к чему она приведет. Это все общие фразы, что, значит, все это повысится как всегда, развиваться будет, повышаться будет и так далее.
Хотелось бы точно понимать, что вот эти, вот эта бюрократическая процедура очередная, она может нам дать: понизятся ли цены, значит, появится... уйдет ли куда-то в небытие картельный сговор и так далее. То есть вот на вот эти позиции, их много можно перечислить, повлияет вот это или нет? И как конкретно оно повлияет? Спасибо.
Пузыревский С. А. Уважаемая Вера Анатольевна, спасибо большое за вопрос.
Безусловно, предлагаемый законопроект направлен на то, чтобы количество антимонопольных нарушений снижалось, и это профилактика антимонопольных нарушений. Хочу сказать, что буквально пять-семь лет назад у нас в год фиксировалось порядка 10 тысяч антимонопольных правонарушений. Естественно, большинство антимонопольных правонарушений связаны с завышением цен, с переплатами, которые ложатся определенным серьезным грузом на наших граждан и предпринимателей.
Поэтому законопроект как раз направлен на то, чтобы количество таких правонарушений сокращалось, чтобы субъекты вели себя добросовестно. С одной стороны, да, бюрократически появляется один документ, который утверждается внутри компаний и руководитель компании обязан выполнять этот документ, но он получает определённые преференции. В первую очередь я полностью согласен с предложением, которое прозвучало в выступлении Альфии Гумаровны по поводу того, что нужно ввести механизмы стимулирующие, снижать ответственность. Если такие механизмы вводятся, в первую очередь снижать уровень, категорию риска и предупреждать о совершении антимонопольных правонарушений. Если будет сокращаться количество антимонопольных правонарушений, то случаев завышения цен и других негативных процессов монополизации станет меньше. Это будет иметь соответствующий результат.
Председательствующий. Осадчий Николай Иванович.
Осадчий Н. И., фракция КПРФ.
Спасибо. У меня также вопрос к представителю правительства. Уважаемый Сергей Анатольевич, как вы сказали, законопроект направлен на предупреждение нарушения антимонопольного законодательства, ну, это видно из текста, из пояснительной записки. И все-таки в продолжение как бы предыдущего вопроса, еще раз не могли бы вы спрогнозировать действительно, каким будет конкретный эффект, какое прогнозируется снижение нарушений антимонопольного законодательства в случае принятия данного закона по сравнению с тем, что было, как вы сказали, пять лет назад и с тем, что есть сегодня? Спасибо.
Пузыревский С А. Спасибо большое за вопрос, уважаемый Николай Иванович.
Я хочу сказать, что точного прогноза я дать не смогу, но я могу показать, как реализован другой механизм предупреждения антимонопольных нарушений, который был принят в 2012 году законом Государственной Думы, вводящим предупреждение, выдаваемое хозяйствующим субъектам, которые пытаются совершить антимонопольные правонарушения. В 2012 году у нас было порядка 10 тысяч антимонопольных нарушений. На 2018 год это порядка 4 тысяч антимонопольных правонарушений, больше чем в два раза количество таких нарушений сократилось.
Я не могу гарантировать того, что внедрение антимонопольного compliance’а полностью искоренит антимонопольные правонарушения, к сожалению, проявление монополизации в хозяйствующих субъектах искоренить, наверное, полностью не удастся. Но то, что не будет правонарушений по незнанию, а очень часто это бывает, когда субъект не знает о том, что он доминирует, он не знает, как правильно работать с ценами, он не знает, как правильно работать с клиентами.
Вот эти правонарушения сократятся. Если их сократится в два раза, будет очень хорошо. Но я могу просто сказать: вот если будет принят в этом году законопроект, мы в следующем году можем посмотреть статистику изменения антимонопольных правонарушений и доложить вам по этому вопросу.
Председательствующий. Гусева Ирина Михайловна.
Гусева И. М. Спасибо, Александр Дмитриевич.
Сергей Анатольевич, ну я, если честно, диву даюсь: больше, чем ФАС, наверное, только Генеральная прокуратура и Госдума за законами следят. Вот никто, кроме вас так за законами не следит. И вдруг вы сами даёте двойную трактовку в законе: добровольность, то есть хочу — внедряю, хочу — не внедряю.
Да потом вы, кому вы говорите? Вы же потом сами придёте и те, кто вдруг добровольно не захотел это внедрить, они будут наказаны. Или я в чём-то неправа? Потому что, повторяю, жёстче, чем ваша служба, я, вообще, служб не знаю, федеральных. И я не понимаю, может, ко второму чтению тогда уже для всех одинаковые условия прописать, для чего эта добровольность, что она даёт?
Пузыревский С. А. Ирина Михайловна, спасибо большое за вопрос. Этот законопроект, он направлен на повышение правовой культуры субъектов, которые находятся под риском совершения антимонопольных правонарушений, в процессе обсуждения законопроекта он изменялся, он трансформировался.
У нас было предложение, мы формулировали его, ввести обязательное внедрение антимонопольного compliance’а для определённых субъектов, например, для субъектов естественных монополий, для государственных компаний, но мы, к сожалению, не нашли поддержки. У нас такое предложение было. Не нашли поддержки при обсуждении законопроекта с деловым сообществом, с представителями предпринимателей и поэтому произошла такая трансформация.
Давайте начнём с того, что те, кто хочет быть добропорядочным, он получит такую возможность, он внедрит определённый алгоритм своего поведения, он может согласовать с антимонопольным органом, мы готовы в этом участвовать. А если в дальнейшем мы к теме обязательности вернёмся, я готов тоже пообсуждать этот вопрос.
Председательствующий. Катасонов Сергей Михайлович.
Катасоиов С. М., фракция ЛДПР.
Сергей Анатольевич, ну понятно по этой теме, то, что вы сказали сейчас, по добровольности, как бы она, может быть, отчасти имеет место быть. Всё-таки хотелось бы понять природу вот того явления, которое мы сегодня будем рассматривать и голосовать в первом чтении.
Правильно ли я понимаю, что сегодня вы рассматриваете целый ряд предприятий, которые ввиду отсутствия правовой культуры, совершают правонарушения, якобы которые можно будет избежать, если будет введен какой-то алгоритм. Вот я, правильно ли я понимаю, вы все-таки нам объясните, что реально на практике будех у этих предприятий осуществлено, за счех чего? Потому что я вот считаю, как предприятие, ну какие проблемы, мы такой введем алгоритм, мы его примем, с вами согласуем, но за это как бы будет снижение отвехсхвенносхи, а реально нарушения хе, которые будут созданы предприяхиями, насколько наличие эхого документа оно может как-то повлиять. Вот развейте здесь мои сомнения, пожалуйста.
Пузырсвский С. А.. Спасибо большое, Сергей Михайлович, за ваш вопрос.
Я хочу сказать, что, вообще, антимонопольное законодательство достаточно сложное и большинство правонарушений они неочевидны, я имею в виду навязывание невыгодных условий договора, затягивание сроков заключения договора. И, когда антимонопольный compliance регламентирует определенные процедуры и эти процедуры закрепит, и каждому будет понятно, как с ним должны работать, это уже гарантия того, что количество антимонопольных нарушений снизится.
Очень часто решения принимают не собственники компаний, а решения принимают менеджеры, которые связаны с заключением договоров и так далее. Вот он проснулся в плохом настроении, там, что-то забыл или сделал неправильно, а последствия там миллионный или миллиардный штраф. Да, значит, соответственно для того, чтобы этого не было, должна быть определенная культура поведения и определенные фильтры в самой компании. Мы приветствуем это, когда вводится и внедряется, и, я думаю, что, если вот эти процедуры будут определены, установлены, это существенно поможет именно для сокращения, во-первых, антимонопольных рисков самих компаний, сейчас вот, к сожалению, вопрос снижения административной ответственности не стоит, но можно предупредить это правонарушение. Если это будет развиваться, я думаю, что результат не заставит себя ждать. Значит, уже появляется такое направление — compliance менеджеры, которые являются специалистами именно внедрения таких технологий, значит, принятия управленческих решений.
Принятие законопроекта позволит эту тему развернуть по-новому и активизировать в этом направлении деятельности.
Председательствующий. Шерин Александр Николаевич. Шерин А. Н. Сергей Анатольевич!
Вы так интересно объясняете, правда, непонятно для меня вот процентов 50. Давайте на конкретном примере.
Вот есть такое ГАУ "Пресса", которому принадлежат все районные газеты Рязанской области - 25 районов, 25 районных газет - монополисты, в районах больше газет нет и вот в своём прайсе они указывают, что для депутатов Государственной Думы коэффициент 17, то есть, объявление 6 на 8 сантиметров в этой газете тиражом 1,5 тысячи экземпляров стоит 38,5 тысяч. Вот после принятия вот этого закона, а мы же законы для чего-то принимаем, чтобы улучшалось, в том числе антимонопольное законодательство, как эта цена изменится, вот объясните мне, как этот будет compliance работать?
Пузыревский С. А. Спасибо большое за ваш вопрос.
Я хочу сказать, что тот пример, который вы приводите, он требует самостоятельной оценки. Я не могу сказать, каким образом повлияет антимонопольный compliance на это действие, но, если там есть признаки антимонопольного правонарушения, мы готовы с этим поработать, и если оно есть, то за это субъект должен понести соответствующее наказание.
Антимонопольный compliance направлен на то, чтобы таких правонарушений не было. Если организация, о которой, вы говорите, захочет действовать правомерно, она может такой документ представить, в том числе с определённой ценовой политикой и согласовать с антимонопольной службой в дальнейшем. Мы эту ситуацию можем проанализировать и дать своё заключение.
Председательствующий. Альшевских Андрей Геннадьевич. Альшевских А. Г. Спасибо.
В законопроекте и в своём докладе, Сергей Анатольевич, вы обратили наше внимание, что хозяйствующий субъект вправе направить внутренний акт на согласование в вашу структуру.
Вашим сотрудникам отводится 30 дней для рассмотрения проекта документов. Ответьте, пожалуйста, допускаете ли вы такую ситуацию, что этот срок может быть нарушен, и какая ответственность для должностных лиц в вашей структуре предусмотрена, либо уже есть, либо будет предусмотрена, если эти сроки и ответы будут нарушены?
Пузыревский С. А. Спасибо большое за вопрос.
У нас достаточно много процессуальных сроков, в том числе в антимонопольном законодательстве, которые связаны с определёнными процессуальными действиями. В данном случае внутри Федеральной антимонопольной службы действуют определённые правила по соблюдению сроков исполнения документов, и за это предусмотрена дисциплинарная ответственность, в том числе механизмы депремирования сотрудников, которые совершают такие действия. Мы стараемся таких нарушений сроков не допускать.
Председательствующий. Выборный Анатолий Борисович. Выборный А. Б. Благодарю.
Уважаемый Сергей Анатольевич, как видно из пояснительной записки, в настоящее время отдельными хозяйствующими субъектами уже используется институт внутреннего обеспечения в соответствии требованиям антимонопольного законодательства.
Скажите, пожалуйста, как в настоящее время уже складывается правоприменительная практика на этот счёт, а главное, какие нарушения, как правило, предотвращаются, благодаря такому институту?
Пузыревский С. А. Спасибо большое, Анатолий Борисович. Я хочу сказать, что больше десятка компаний обращались в Федеральную антимонопольную службу за разъяснением по характеру и качеству документов, которые внедряют антимонопольный compliance. Это достаточно крупные компании, которые являются либо доминирующими на товарных рынках, либо работают в условиях достаточно жесткой конкуренции. И мы видим, что с момента опубликования антимонопольного compliance’а, с момента регламентации своей внутренней деятельности, с момента того, как они раскрывают договорную практику перед потребителями, количество нарушений снижается. Это хороший показатель, который на сегодняшний день можно оценить, вот фактические данные без принятия закона. Закон в данном случае станет дополнительным стимулом к тому, чтобы большее количество компаний участвовали в этом процессе. Сократится, кстати, на мой взгляд, это показывает практика, повторность антимонопольных нарушений. И это будет хорошим таким направлением для повышения правовой культуры соблюдения антимонопольного законодательства.
Председательствующий. Боева Наталья Дмитриевна.
Боева Н. Д. Спасибо, Александр Дмитриевич. Сергей Анатольевич, как это может коснуться наших торговых сетей? Вот какие меры принимает антимонопольная служба к торговым сетям, крупным торговым сетям?
Практически розница у нас уже умирает мелкая. Мелкие предприятия попасть на торговую сеть не могут. А если некоторые работают средние предприятия, это совершенно невыгодно для них, потому что договоры, которые они дают, они работают только в одну сторону, для них.
Как можно сегодня использовать эту добровольность? Спасибо.
Пузыревский С. А. Наталья Дмитриевна, спасибо большое за ваш вопрос. Хочу сказать, что законопроект в полной мере распространяется на торговые сети. И те антимонопольные требования, которые предусмотрены не только законом "О защите конкуренции", но и законом "О государственном регулировании торговой деятельности", они в полной мере распространяются на торговые сети. И случаи, о которых вы говорите, скорее всего, являются нарушением антимонопольного законодательства. Поверьте, мы достаточно много антимонопольных дел по этому поводу рассматриваем на сегодняшний день. Ситуация там достаточно тревожная.
Но, опять-таки, я повторюсь, если торговая сеть добровольно захочет избежать антимонопольных нарушений, определит порядок работы со своими поставщиками и с контрагентами, это будет шагом вперед, потому что всем станет немножко легче. Снизится, возможно, количество антимонопольных дел, меньше станет напряженных ситуаций. Будем на это надеяться.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, есть желающие выступить?
Включите запись на выступления.
Покажите список.
Катасонов Сергей Михайлович.
Катасонов С. М. Сергей Анатольевич, понятно, теоретически можно добиться улучшения, если на предприятии, в котором существуют менеджеры, которые не образованы, не понимают или ошибаются в силу отсутствия каких-то навыков, знаний и так далее, если будет принят такой документ, и будут проводиться в рамках этого алгоритма какие-то семинары, совещания, где будут разъяснять этим нерадивым топ-менеджерам о том, что существуют определенные риски, ну, хуже не будет.
Единственное, что вот последняя ваша фраза о том, что, если будет принят этот документ, будут ли послабления? Я так понял, что по тексту закона было написано, что будут снижены штрафы и требования со стороны ФАС, сейчас вы говорите, что, может быть, этого не будет. Я так понял? То есть, это, ну, в конце это чисто добровольно.
Но, я-то думаю, что сегодня депутаты, которые задавали вопросы, они немножко говорили о другой проблеме. Я думаю, что здесь их не столько интересует, скажем так, насколько этот алгоритм правильный, насколько они грамотные, на сколько штрафов попадают эти организации или нет, вот в тех вопросах, которые задавали коллеги, я услышал другое.
Как же нам все-таки добиться, чтобы результаты вот этих конкурсов, в соответствии с законом о контрактной системе, они были справедливыми, и с точки зрения цены, и с точки зрения допуска участников в полной мере и так далее. Вот это нас интересует.
Конечно, это неплохо, это хорошо, что вы там их будете стимулировать в этом порядке. Вот опыт наш и обращения к нам тех компаний, я думаю, про это коллеги сегодня говорили, он говорит о том, что существует целый комплекс проблем с точки зрения специального формирования технического задания под конкретного заказчика.
И в этом проблема-то у нас, а не в том, что они бестолковые и они не понимают, у них какого-то алгоритма нет. Обучим мы их, расскажем. Но если им поступило задание от руководства компании или они заинтересованы в каком-то контакте, есть этот алгоритм, нет алгоритма, они всё равно будут действовать по нему. А вы, получается так, что если предприятие этот алгоритм приняло, то уже штрафы будут меньше. А на практике-то результат мы получим или нет?
Вот реальный пример — работа с вами, с вашими управлениями. От фракции поставьте, пожалуйста.
Председательствующий. Добавьте время.
Катасонов С. М. Что мы имеем? Вот ко мне обращается коммерческое предприятие, которое говорит: мы понять не можем, что происходит в вашей системе. Даётся техническое задание, в соответствии с техническим заданием подаются документы. Предприятие побеждает в конкурсе, потом заказчик его признаёт уклонившимся от заключения контракта по причине несоответствия банковских гарантий.
Ну, я как человек сторонний, я говорю: а что там, расскажите. Он говорит: вот, пожалуйста, отпечатки. С заказчиком ведут переговоры, они правят банковские гарантии, вступают напрямую в переговоры с банками, там не один банк, а группа банков разных. Всё устраивает, подписывается контракт, направляется заказчику. Заказчик присылает, что вы уклонились от заключения контракта. Ладно бы получилось так, что человек потерял этот контракт. Вы же знаете, что за этим последует? За этим последует ровно то, что это предприятие попадает в реестр недобросовестных поставщиков. Это конец для предприятия, если оно работает с государственными контрактами.
Значит, я как человек думаю: ну, вроде тут всё правильно. Я направляю к вам обращение. Вы мне отвечаете и говорите: ну да, в соответствии с законом о контрактной деятельности, в соответствии с постановлением правительства 1005
банковская гарантия, она определена, и требования к ней исчерпаны.
Исходя их этого я спрашиваю вас - так а почему тогда заказчик пишет в своем письме дополнительные требования, которые он не может предъявить? -Мы сделаем замечание ФАС.
То есть вы делаете городскому управлению замечание, но дальше ничего не меняется.
Я случайно, я забыл уже эту тему о том, что у нас были с вами такие взаимоотношения, значит, в результате предприятие, которое признали уклонившимся, которое имеет там миллиардные контракты, условно, по другим заказчикам, его просто подвешивают, и все банки говорят - а что там с вами, вы же сейчас в реестр попадете.
Я обращаюсь к вам. Вы говорите - ну мы, там, когда будем, реестр же -это федеральная структура, мы как бы не учтем мнение управления.
Я уже забыл про эту тему, думаю, ну, наверное, как-то урегулировано.
Ничего подобного. И что вы думаете? На днях ровно то же самое, опять в Москве, опять с этими гарантиями, и опять московский ФАС принимает решение в пользу заказчика.
О чем я говорю, что тут всё шито белыми нитками. Вы свои как бы функции, с точки зрения воздействия на ваши управления территориальные, воздействовали, но ничего не меняется.
Я к вам обращаюсь, вот знаю, что уже ситуация не первая, но, наверное, все-таки вот проблемы наши, о которых мы сегодня с вами рассуждаем, она лежит не в плоскости необразованности наших топ-менеджеров, она лежит не в плоскости, что у них нет внутренних документов, она лежит в другой плоскости. Она лежит в плоскости коррупционной составляющей, желания заказчиков провести тех подрядчиков, с которыми они уже договорились, а зачастую уже половину работы выполнили.
Поэтому вот из опыта моего взаимоотношения я вижу, что у вас внутри ФАС существуют проблемы, которые нужно решать. У вас есть наши... Я и со своим территориальным органом, с оренбургским тоже у нас те же проблемы были, где они в открытую занимают позицию заказчика или государственного, муниципального, неважно. Мы начинаем разбираться, пожимают плечами, говорят - ну вот, да, мы понимаем.
Поэтому я бы что хотел сказать, хорошая тема, давайте будем культуру поднимать наших топ-менеджеров, там, но имейте в виду, природа нарушений лежит не там, раз.
Второе. Давайте будем поднимать культуру и взаимоотношений между федеральным ФАСом, который нам говорит, что это правильно, мы вас поддерживаем, значит, ваша точка зрения нам понятна и близка, но на местах, что творят управления местные ваши, значит, они, скажем так, принимают те решения, которые вы не можете оспорить, и вы мне пишите, что мы там сделаем замечание.
Поэтому мне бы хотелось, чтобы кроме топ-менеджеров и кодекса чести, который будет в предприятиях, надо в ФАС тоже ввести такой же документ, и территориальные управления пусть по нему работают.
Председательствующий. Ганзя Вера Анатольевна, пожалуйста.
Ганзя В. А. Уважаемый Александра Дмитриевич, уважаемый Сергей Анатольевич, коллеги!
Фракция КПРФ не будет поддерживать данный законопроект.
Во-первых, мы считаем, что этот законопроект - это борьба с ветряными мельницами. То есть этот законопроект добавляет некое количество бюрократических процедур и, собственно говоря, не решает тех ключевых проблем, которые сегодня стоят перед Федеральной антимонопольной службой и, прежде всего, перед гражданами и перед теми предприятиями, которые сталкиваются с нарушением закона о конкуренции.
Вообще Федеральная антимонопольная служба должна защищать маленькие предприятия, например, от недружественного поглощения крупными предприятиями.
А что мы вообще по факту видим?
Давайте мы посмотрим, как защищает ФАС эти предприятия. И может ли вообще вот этот вот закон? Знают менеджеры или не знают менеджеры, как защититься... какие правила сегодня существуют в Федеральной антимонопольной службе? Это не столь даже важно. Важно понимать, что они будут защищены. К сожалению, ни этот закон, ни многие другие такой уверенности не дают.
Давайте посмотрим пример. Торговые сети.
Вот каждый из вас, наверное, бывал в своём родном маленьком городе, у меня есть такой городок любимый — город Барабинск, вы знаете, там была такая организация "Торг", наверное, они были в маленьких городках везде повсеместно. Были небольшие магазины, где было всегда всё свежее, продукция свежая, и они были в шаговой доступности.
Что в итоге получили?
Мы получили теперь одни сплошные супер-, гипермаркеты, которые в центре сосредоточились этого маленького городка, на окраинах практически ничего нет. Ну и что, какую пользу, так скажем, поимели теперь жители города Барабинска и других городов от появления этих гипермаркетов? Абсолютно никакой. Более того, эти все торговые сети, они не наши, не наши, и они тоже как черная воронка вытаскивают деньги, у нас же вытаскивают.
Что делала антимонопольная служба, чтобы этому препятствовать? Я не вижу, чтобы что-нибудь было сделано, потому что вот эти вот супермаркеты, они повсеместно как грибы, а собственные торговые сети были просто-напросто уничтожены. Поэтому рынки захватываются крупными корпорациями, монополизация усиливается, увеличивается, а мы сегодня принимаем вот такой вот интересный законопроект, который, так скажем, можно назвать как борьбой с ветряными мельницами.
Основной объект малого, среднего бизнеса — это вот как раз те претензии и те дела, которые возбуждает Федеральная антимонопольная служба вообще вот в количестве, например, 50 тысяч штук таких дел, наверное, в год возбуждается. Многие из них не доходят до судов, но если мы посмотрим по статистике, то это малый и средний бизнес, малый и средний бизнес.
"РЖД" с её тарифами, значит... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте время.
Ганзя В. А. "РЖД", давайте посмотрим, "Газпром", кто-нибудь когда-нибудь возбудил какое-нибудь дело против этих монополистов? А они возбудят, потому что это себе дороже. Вот бьют тех, кто защитить себя не может - малый и средний бизнес. Давайте посмотрим, сколько предприятий закрывается: колоссальное количество. Открыто предприятий за прошлый год в 2 раза меньше, чем закрыто. Почему? Я думаю, что антимонопольная служба тоже внесла свою некоторую лепту в этот процесс.
Давайте посмотрим, Росавиация. Я уже выступала здесь и говорила по Росавиации, ну куда смотрит антимонопольная служба, когда такие баснословные цены установлены за услуги сертификации? Ну это же просто вот в глаза бросается, это же убивает малую авиацию напрочь. Почему антимонопольная служба не занимается этим вопросом? А сегодня нам вот принесли вот этот вот нарисованный законопроект. Что он решит? Абсолютно ничего. Не надо спрашивать с менеджеров, я думаю, что в первую очередь нам надо спросить с себя и с антимонопольной службы.
Фракция КПРФ этот закон не поддержит. Спасибо.

окончание стенограммы см. https://leo-mosk.livejournal.com/7006980.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments