leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Правительство печется о расселении аварийного жилья в никуда - Вместо «ФАС!» Получается мур-мяу

Охотный ряд
Вместо «ФАС!» Получается мур-мяу
Правительство печется о расселении аварийного жилья в никуда
Думу вводят в заблуждение, якобы на обязательства государства по расселению аварийного жилья денег нет, и далее депутаты добросовестно заблуждают граждан. Разумеется, Минстрой в лице инструмента ДОМ.РФ получает деньги не для того, чтоб кому-то отдавать. Но ведь именно так же действуют банки, госкорпорации и госкомпании. А причина в другом.
Есть три инструмента власти, которые не дадут поднять народ против нее лучше любой опричнины: бесплатное жилье, дешевая еда и адекватная плата за труд. Чтобы этого не было, самое простое лишить страну ресурсов. В большинстве стран это делается по украинскому сценарию. Россия особый случай. Денег много и их приходится выводить и омертвлять.
Отсюда может быть понятна роль Минстроя в лице статс-секретаря – замминистра строительства и ЖКХ Татьяны Костаревой в дискуссии по законопроекту первого чтения «О внесении изменений в Жилищный кодекс РФ и Федеральный закон «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» в части переселения граждан из аварийного жилищного фонда».
Спорили почти полтора часа и взаимопонимания не добились.
«Безусловно, правительство печется о программе переселения из аварийного жилья, как уверена, и депутаты», – заверила Костарева.
Вопрос расселения аварийки стал главным в думскую среду для депутатов и журналистов, занятых информированием. Либеральные повлеклись на комиссию Василия Пискарева по суверенитету, где информации практически не было, заседание прошло закрыто и без гостей.
Что нечасто бывает, все фракции включая единороссов дружно встали против позиции Минстроя.
К сожалению, в Жилищном кодексе уже есть и действует норма о предоставлении собственникам аварийных жилых помещений денежной компенсации. Квартиру выкупают, как сказал коммунист Николай Арефьев, по цене гнилых дров и считают свою миссию исполненной. На десять тысяч другое жилье не купишь.
Костарева особо гордится нормой о праве регионов предоставлять собственникам жилья дополнительные гарантии в форме субсидий за одно жилье в аварийном доме.
Еще один предмет гордости – предлагается в составе выкупаемого у собственников имущества учитывать земельный участок. При этом замминистра умалчивает о том, что большинство участков с аварийными домами на кадастр не поставлены. Стоимость земли в лучшем случае учтут по периметру дома, чтоб минимизировать компенсацию.
Депутаты настаивают на более весомых гарантиях и требуют дать самим собственником право выбора денег или другого жилья. Это практически консолидированная позиция Думы. Минстрой устами замминистра от депутатов защищается тем, что не везде застройщики работают. Этим аргументы против депутатской позиции исчерпываются.
Костарева пыталась ограничить права жильцов аварийки тем кругом лиц, у кого это жилье единственное. Можно подумать, что там кто-то будет жить по собственной воле, если есть альтернатива.
Правда, один такой нашелся в Думе – депутат фракции эсеров. Дмитрий Ионин. Он специально заселился в дом, которому приписали износ 53%. Привлек внимание к проблеме и износ вырос до 82%. Дом признали аварийным.
Аварийным дом признается с износом выше 70%. Таких домов вдвое меньше, чем с износом 66-70%. Проблема с занижением износа аварийного жилья.
Депутат ЛДПР Игорь Торощин рассказал, как дома на глазах молодеют. В 2017 году заключение межведомственной комиссии гласит, степень аварийности дома 67%. Граждане набрались сил и думают, потерпим годик, степень износа на следующий год у нас будет более 70%, и нас переселят. Приезжает та же комиссия и оказывается, за год износ снизился до 60-62%.
Бывает и наоборот. Депутат КПРФ Юрий Синельщиков отметил искушение для чиновников – расчистить нужную территорию, используя механизм признания жилья аварийным. Аварийными оказываются группы домов, компактно расположенные на хороших участках в центре городов. Граждане часто узнают, что их дом аварийный, когда получают об этом уведомление. Дома худшего состояния на окраинах аварийными не признаются.
Костарева обещает, что закон уберет искушение чиновников. На месте снесенных домов допускается только размещение общественных пространств, строительство социальных объектов и строительство жилья за счёт бюджетных средств.
Для реально аварийных домов есть обратная проблема, о которой сказал Алексей Куринный. Заключение специализированной организации стоит 50-60 тыс рублей, которые собственники трущоб собрать не могут. Соответственно муниципалитеты без заключения не могут признать дом аварийным.
Зампред комитета по ЖКХ Павел Качкаев подчеркнул, что согласно проектируемого пункта Жилищного кодекса допускается временное переселение в маневренный фонд до завершения расчетов на два года, что вызывает двусмысленной трактовки. В Жилищном кодексе есть действующая норма, где четко сказано о равноценном предварительном возмещении в соответствии с Конституцией.
Какое может быть временное переселение два года? То есть законопроект противоречит Конституции. Если закон в таком виде будет принят, может быть оспорен в Конституционном суде.
Зампред комитета по контролю и регламенту Наталья Костенко назвала серьезным недостатком законопроекта возможность переселения граждан из аварийных домов не в полноценное жилье, предоставляемое на праве собственности, а в маневренный фонд. Такого фонда в регионах действительно нет. Жилье в нем предоставляется, исходя из нормы шесть квадратных метров на человека. Это не улучшение жилищных условий, а ухудшение. Совершенно неоправданным выглядит расселение граждан в маневренный фонд сроком на два года. Мы не понимаем, что будет с людьми по истечении срока? Где они окажутся?
Депутат Костенко отметила: отложенную проблему создает оставленная законопроектом возможность расселять жильцов из аварийки в дома блокированной застройки. Такие дома исключены инструкцией Минстроя из программы «Расселение аварийного жилья». Это значит, что через некоторое время люди из аварийных домов снова могут оказаться в аварийных домах.
Олег Шеин нашел и такую причину намерения запихнуть расселенных в маневренный фонд – они на два года лишаются права обратиться в суд.
Председатель комитета по труду и социальной политике Ярослав Нилов рассказал журналистам о перегибах на местах. Люди не могли расселиться из «деревяшек» с судебными решениями на руках. Есть и другой вариант. Компании с сомнительными материалами по непонятным технологиям строят для переселения курятники. Там холодно, люди травятся и болеют. Прошло три года гарантийного срока, компания испарилась и сделать ничего нельзя. Люди говорят, лучше бы нас оставили в прежних домах.
Олег Шеин считает, это не отдельные недоработки на местах, а целенаправленная политика Минстроя.
Председатель комитета по ЖКХ Галина Хованская настаивала на том, что в выкупную цену должна входить компенсация за непроизведенный капитальный ремонт. На сей счет есть решение Верховного Суда. Кроме того, входит стоимость земельного участка и не по периметру. Хованская вместе с Павлом Крашенинниковым, Сергеем Неверовым и Петром Толстым внесли законопроект, которым предлагают не признавать дом аварийным, если земельный участок не поставлен на кадастровый учет.
Почему нельзя ввести дом в эксплуатацию, если не поставлен на кадастровый учет земельный участок, а сносить можно?
Вопрос справедливый, решение странное. Просто не будут ставить на кадастр и проблема аварийного жилья будет решена.
При обсуждении другого вопроса депутат ЛДПР Андрей Андрейченко сказал о способах торможения полезного и скольжения вредного. Приняли закон о снижении ставки НДС на плодово-ягодные и фрукты с 20 до 10%. Нужный закон не работает, потому что подзаконные акты, которые должны были поступить к третьему чтению, до сих пор отсутствуют. Соответственно цены в магазинах не падают, а на новый год еще и вырастут.
Другой пример депутата Андрейченко. Есть еще такой ресурс, как лес. Депутаты постоянно предлагают запретить вывоз необработанного кругляка. На общественных слушаниях нам рапортуют, что больше стало обработанного леса вывозиться. Как обработанного? Мебель – это одно, а просто кору сбить где-то в лесу – совершенно другое.
Еще раз: если определены заданные пределы жизни, зарплаты и работы, все равно какой закон. Способ найдется применить любой закон наоборот.
В самой Думе случаются логические нестыковки.
Очевидно, депутаты напрасно согласились принять в первом чтении правительственный законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции».
Этим документом ФАС предлагает хозяйствующим субъектам организовывать системы внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства.
Докладчик, замруководителя ФАС Сергей Пузыревский сказал коротко: антимонопольный compliance.
Депутаты принялись выпытывать, поможет ли compliance в борьбе с монополизмом торговых сетей, уйдет ли картельный сговор, будут ли объявления депутатов размещать по нормальным ценам, а не завышенным.
«У нас начинается с монополизации власти, монополизации политической системы и дальше уже антимонопольная служба ничем помочь не может, потому что так здорово совпало: Федеральная антимонопольная служба, аббревиатура – ФАС. А когда к вам обращаешься, получается, как-то мур-мяу ответ», – пошутил Александр Шерин.
По словам Сергея Катасонова, проблема не в необразованности топ-менеджеров, а в плоскости коррупционной составляющей.
Надо в ФАС тоже ввести compliance, и территориальные управления пусть по нему работают.
Дискуссия прошла так, будто Дума и ФАС остались в разных плоскостях.
Новый для России мем compliance в переводе означает соблюдение, согласие, покладистость. На самом деле так в англосаксонских странах называется служба внутренней безопасности компании, корпорации, государственной или международной структуры. Депутатам просто в голову не пришло, что compliance Думы – та же комиссия по вопросам контроля за достоверностью сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представляемых депутатами Государственной Думы, мандатным вопросам и вопросам депутатской этики. Как и англосаксонский compliance, так и думская комиссия способна осуществлять внесудебную процедуру с поражением в правах при отсутствии защиты и состязательности сторон. Правда, есть существенное отличие: думская комиссия может проводить заседание открыто и в таком случае защита все же возможна.
Англосаксонский compliance работает строго закрыто с внедрением в «защиту» корпорации сотрудника ФБР, как это описала Елена Котова.
Дело коммуниста Валерия Рашкина накануне обсуждалось в думской комиссии закрыто. На пленарном заседании лидер фракции единороссов Сергей Неверов огласил вердикт: Рашкин должен принести публичные извинения тем, в отношении кого были допущены некорректные оскорбительные выражения.
Сергей Иванов поинтересовался в порядке статьи 46-ой Регламента: комиссия по этике опровергла или подтвердила те факты, которые депутат Рашкин привел в своем выступлении?
Неверов ответил тем, что Рашкин обещал представить доказательства и не пришел, ссылаясь на то, что его не позвали.
Тут лукавство с обеих сторон. Вряд ли у Рашкина есть какие-то доказательства кроме компромата в СМИ, обычного для любого депутата начиная с лидера коммунистов Зюганова. Дело даже не в том, что Рашкин несимпатичен с его экстремистским уклоном. Комиссия по этике не может выносить вердикт о вине депутата, подменяя правоохранительные органы без проверки на соответствие действительности выдвинутых им обвинений. Однако обвинить Рашкина в клевете опасаются, в его словах может что-то подтвердиться.
Но это формальная сторона дела. Есть еще неформальная правота председателя Вячеслава Володина. Дело в том, что мы живем в такой навязанной системе координат, что из руководителей можно сажать любого, если только он вообще ничего не делает. Поэтому оценивать надо по пользе для страны и нечего разжигать против кого-то, на кого указали, как из телевизора любят делать.
Вот это «У нас?!» самая мощная русофобия без всяких иностранных агентов.
Володин поставил задачу убрать с думской трибуны безответственные высказывания, которые могут нанести вред. Задача половинчатая без права депутатов на истину. С помощью парламентского compliance достаточно много размандатили за смелость и неуступчивость внешним требованиям, глобальной монополизации политической и экономической. И в Думе и в мире это обычный способ преодоления суверенитета. И он не единственный, есть еще харрасмент, викиномика типа disser.net, подставы от СМИ и много чего другого.
Именно по причине угрозы депутаты ничего не смогут сделать с намерением Минстроя расселять людей в никуда и нежеланием строить нормальное жилье по прямым советским схемам, чтоб давать людям бесплатно. Алексей Митрофанов, который это сказал, давно вылетел из Думы. Его сдали за попытки сбить цены на мобильную связь. Если б не взыграли аппетиты мобильщиков, за ними пошли бы цены на поезда и самолеты, тарифы на их сертификацию и доступ к частоте вещания – все то, чем обеспечивается разрыв страны.
Такие вопросы в парламенте поднимать запрещено.
Subscribe

  • Мои твиты

    Вт, 13:07: Ольга Любимова обиделась на Владимира Бекетова за упрек в поддержке Минкультом антироссийских фильмо https://t.co/jTnIVMNihq…

  • Мои твиты

    Пн, 14:16: ОНФ предлагает сделать техосмотр добровольным и добавить к тарифным факторам ОСАГО https://t.co/OeGGnsbymA Пн, 14:34: Сергей…

  • Мои твиты

    Вс, 17:15: Андрей Исаев: Избиратели ждут, что депутаты зафиксируют обязательства, взятые перед выборами https://t.co/OKzdR9rqhL Пн,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments