leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Предварительные итоги моего давления

Предварительные итоги моего давления
Я вообще-то не слишком уверен что дальше удастся полноценно работать. Проблема не только в возрасте и здоровье.
Медицину России переделали по модели США – спасибо Думе и конкретно Дмитрию Анатольевичу Морозову, иначе б я ничего не понял, так бы и стучался птичкой о невидимое стекло. На каждый чих есть протоколы лечения, для врача шаг вправо шаг влево практически расстрел. ОМС это такое медицинское НКВД не дремлет. Если проскочит, есть специальный отдел в Следственном комитете по медицине. Недавно организовали. Врач боится сказать лишнее слово. Про меня спросили четверых: лечащего, терапевта, завотделением Акопяна и его жену. Все как клонированные отличники сказали слово в слово одно и то же не по делу. Точнее, по дело в узко дозволенных пределах. Про причину слышать не хотят и посылают.
Посылают в поликлинику.
Неустранимая причина давления остеохондроз, неизбежный с возрастом и стимулированный тяжелым физическим трудом. Четверть века назад были такие моменты, казалось голова отваливается. С лечением проблем не было.
Если тогда лечили болезнь с возможным устранением причины, то сейчас как верно заметила мудрая Наталья, снимают симптомы.
Но вот что интересно: веяние времени – кровотечения из носа как бы заменили инсульты. Что это хорошо, кто только ни сказал начиная с фельдшера скорой.
Другое веяние совсем плохое: в отделении гнойной хирургии ЛОР заметно много молодых, особенно женщин. Устроен специальный общедоступный тонометр, чтоб мерили регулярно. И контейнер с перевязочным материалом для собственноручного изготовления подвязки под нос, из которого розово-красное течет.
Во всем развитии получаются какие-то сообщающиеся сосуды. Обычная городская больница кажется высшего уровня элитарной клиникой в сравнении с тем, что я видел в юности, пережив за жизнь восемь операций включая тяжелую ортопедическую и удаление гландов без обезболиванивания.
В детстве я панически боялся белого халата. Благодаря моим самоотверженным родителям меня вытащили с того света из объятий якобы скарлатины. Оказалось, детей забирали в больницу по любому поводу ради пайка и умирали они от голода, в основном послевоенные сироты.
Выходит, при проклятущем сталинизме ЮЮ была настоящая, иначе бы меня не спасли.
В 82-м как раз умер Брежнев, мне соперировали грыжу в Первой градской. Заработал по той же причине. Операция была тяжелой. Еле уговорил и в основном тем, что заинтересовал хирурга теорией эволюции. Он потом сам приходил перевязки делать, чтоб дослушать.
С 90-ми сравнивать не буду.
В 2007 в 54-й соперировали грыжу с другой стороны так, что через три месяца все обратно вывалилось. Причина думаю потому что не заплатил.
Терпел до 2013. Момент был для отечественного здравоохранения переломный. Деяния интеллигентного коновала переделывали хирурги Первого меда им. Сеченова. Что там было, я естественно не видел, а хирург отказался комментировать последствия от «коллеги». Так же категорически отказался от денег.
В поведении хирурга чувствовалась тогдашняя атака на медицину с резким повышением нагрузки и запретом на курение. Об операции мы договаривались в его кабинете после того, как он целый день без еды отстоял за столом две операции. Как на фронте. Понятно, что он сделал сначала, как вошел в свой кабинет – закурил.
Тогда уже и тем более сейчас персонал обращается с пациентами вежливо и предупредительно. Действия профессиональные. До сих пор не могу привыкнуть после детства или это уже старость подставляет картинки прошлого с излишней четкостью.
Убирают и трут все горизонтальные поверхности дважды в сутки с тщательностью немыслимой. Еда вкусная и правильная, не для наркоманов сникерсов с усилителями вкуса, против которых много лет безуспешно сражается депутат Ярослав Нилов.
Сейчас вопрос о деньгах как-то не стоит. Однако русских врачей кроме одной на всю клинику терапептши не особо видно. В основном подвижники вроде Маргариты Симоньян с поправкой на специальность.
Отделение называется гнойным, но тут очень чисто. Есть специальные емкости с жидкостью для обработки рук. Отходы собираются отдельно по классу опасности и за этим тщательно следят. При поступлении я подписал расписку, где среди прочего обязался выбрасывать перевязочные материалы с кровью только в определенное ведро с пакетом желтого цвета.
Все хорошо? Отнюдь.
Североамериканская страховая модель здравоохранения – это чума. Я бы хотел посмотреть в глаза тому национальному садомазохисту, который ее здесь проводил. Кто запустил кампанию мордобоя медиков. Кто придумал иезуитское НМО для редких специальностей медиков. Скворцова растерялась, когда я ее об этом спросил.
Жизнь постоянно меняется по сообщающимся сосудам. Что было опасно, стало нормально, а проблема пришла откуда не ждали. Я бы даже сказал, ее привели под белы ручки и поставили над нами, чтоб жизнь медом не казалась.
На всякий случай еще два момента для любителей словосочетания «У нас!..»
За жизнь я имел немало случаев убедиться, когда больной хочет жить и понимает врача, наш врач идет на подвиг. К сожалению, таких убирают. Незаменимый пример – доктор Павел Свиридов в Обнинске.
Любителей лечиться за рубежом и/или за большие деньги разочарую. Это не выход. Самое трудное в современной медицине по всему миру – найти врача под свою болезнь. Наиболее остро проблема стоит в США и оттуда ее попытались перенести в Россию.
В решении проблемы поиска своего врача высока роль фактора случайности, а в России он на глобальном пике эффективности.
Однако коммерческие медицинские учреждения в России вообще не проверяются – тут любой кошмар за ваши деньги. Иллюзий питать не надо.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments