leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Африка видит в России защиту суверенитета - Директор Института Африки Ирина Абрамова

Африка видит в России защиту суверенитета - Директор Института Африки Ирина Абрамова выступила на 469-м заседании СФ по итогам саммита Россия-Африка
11. 13:00-13:30 Время эксперта: Директор Института Африки Российской академии наук, доктор экономических наук Ирина Олеговна Абрамова «Итоги саммита и экономического форума Россия-Африка и актуальные задачи российско-африканских отношений»
На саммит приехало практически все руководство Африканского союза. 1400 представителей российского бизнеса. Заключено соглашений на 1,004 трлн руб. Что может Россия получить от Африки? Чтобы ответить надо разрушить некоторые стереотипы. Реакция на мое выступление часть сенаторов покинула зал. Африка считалась черной дырой человечества назвало BBC потом надеждой человечества. Ресурсы. Континент демографического дивиденда. 2/3 моложе тридцати лет. В Африке раньше России принята программа цифровизации. Руанда отказывается от наличных денег переходит к электронным платежам. Владельцы сервиса Avito Южной Африки вложили в Россию 4 млрд долл. Новая стратегия США в Африке. Франция Индия Бразилия развивают свои отношения с Африкой. Мы закрывали свои культурные центры. Сворачивали торговлю. Отменяли авиарейсы. Советский Союз готовил африканские элиты. Многие до сих пор говорят по-русски. Потом иллюзии хотели стать частью Европы. Никто нас там не ждет. Африка предъявляет высокий спрос на российские товары несырьевого сектора. Африка является безусловным лидером по полезным ископаемым марганец уран. Постоянно пытаются дестабилизировать обстановку в нашей стране. Все эти методики отработаны на Африке. Разделяй и властвуй. Я сегодня купила Независимую газету большая статья о Египте сын премьера наказан сослан на дипломатическую работу в Россию военным атташе. Египетский бизнесмен сидит в Испании и баламутит. 54 голоса в ООН и мы с этими голосами не работаем. Схватка за Африку. В одном Джибути 68 баз США. У нас есть колоссальный авторитет который мы заработали в Африка. Огромный политический капитал накопили в Сирии. В Африке очень болезненно относятся к политическому экономическому суверенитету. В России видят защитницу суверенитета. С РУДН имя Лумумбы было снято ведь большинство не из Африки. Но Лумумба это символ борьбы с колониализмом. Саммит открыл окно возможностей. Будем проводить на регулярной основе. СМИ по итогам форума услышали только то что Россия списала Африке 20 млрд долгов и тем вынула деньги из кармана наших пенсионеров. Но ведь решение было принято в 90-х правительством Гайдара чтобы посидеть в Парижском клубе. Долги невозвратные. На экономическом форуме 32 секции. 60 млн африканцев не имеют доступа к электроэнергии. Более 60 тыс генотипов колоссальный природный потенциал. Большинство африканских стран не подписали конвенцию о запрещении биологического оружия. В Африке скупают ценные семена так чтобы их было нельзя использовать. США создали школу африканистики изучают не только французский и английский но и африканские языки. У нас обратная тенденция, зачем африканские языки? Там все по английски французски говорят. Не говорю уже что про португальский забыли.
Валентина Матвиенко. Блестяще. Умно. Косачеву Умаханову обратить внимание.

Из стенограммы 469-го пленарного заседания СФ 25.11.19
Коллеги, переходим к рассмотрению следующего вопроса. Мы вписались в график, сейчас у нас «время эксперта». Сегодня в рамках нашей традиционной рубрики выступит директор Института Африки Российской академии наук, доктор экономических наук Ирина Олеговна Абрамова на тему «Итоги саммита и экономического форума Россия – Африка и актуальные задачи российско-африканских отношений».
Ирина Олеговна – ведущий российский специалист по проблемам экономики и народонаселения Африки с 35-летним научным стажем. В 2015 году она назначена директором Института Африки Российской академии наук, в 2016 году избрана членом-корреспондентом, а через год стала членом президиума Российской академии наук.
В своих работах Ирина Олеговна исследует принципиально новые вопросы о роли развивающихся стран Африки в формировании новой экономической модели мира, тему развития российско-африканского сотрудничества, проводит системный анализ проблем международной миграции. Она – автор более 250 научных трудов, в том числе 10 монографий, многие из которых были опубликованы в европейских, арабских и африканских странах. Преподает в Российском университете дружбы народов и Санкт-Петербургском государственном университете. Ирина Олеговна – член Научного совета при Совете Безопасности РФ, член экспертного совета при Комитете Совета Федерации по международным делам, приглашенный докладчик Кембриджского международного симпозиума по экономическим преступлениям и лектор в европейских и африканских университетах.
Ирина Олеговна, я благодарю Вас за то, что Вы согласились выступить в Совете Федерации. Приглашаю Вас на трибуну. Пожалуйста, Вам слово.
И.О. Абрамова, директор Института Африки Российской академии наук.
Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые коллеги, члены Совета Федерации Федерального Собрания РФ! Я в первую очередь хочу выразить искреннюю благодарность за эту возможность выступить сегодня перед вами по, на мой взгляд, весьма актуальному вопросу – итоги саммита Россия – Африка и актуальные проблемы развития российско-африканских отношений.
Вначале несколько слов о саммите, поскольку событие действительно было беспрецедентным для РФ, потому что подобного рода мероприятие не проводилось даже в Советском Союзе.
Практически все 54 страны Африканского континента приехали в Сочи. Из них 45 стран были представлены первыми лицами – либо президентами, либо премьер-министрами. Приехало все руководство Африканского союза, и лидеры шести из восьми региональных организаций также были представлены руководителями. В саммите приняли участие 6 тысяч делегатов. Они представляли 104 иностранных государства, то есть это были не только африканцы, но и представители других стран, которые также заинтересованы в развитии отношений с этим весьма перспективным континентом. Было 1100 представителей крупных африканских компаний, 1400 представителей российского бизнеса. И та атмосфера, которая была на саммите, действительно была уникальной. Это была атмосфера партнерства, атмосфера взаимодействия, дружбы и в первую очередь атмосфера надежд на то, что удастся вывести российско-африканское сотрудничество на абсолютно новый уровень.
И вот тут нужно еще сказать, что саммит-то принес реальные экономические результаты, потому что число экономических и политических соглашений, которые были заключены на саммите, было 92 на общую сумму 1,004 трлн рублей, это примерно 15 млрд долларов. Главными документами саммита были декларация о взаимопонимании между Правительством РФ и Африканским союзом и меморандум о взаимопонимании между Евразийской экономической комиссией и Комиссией Африканского союза, который является исполнительным органом Африканского союза.
Вы знаете, на мой взгляд, очень важные вопросы, которые мы сегодня обсуждаем, – почему случился этот саммит, что может Россия получить от Африки и что может Россия дать Африке? Для того чтобы ответить на этот вопрос, мне кажется, нам необходимо разрушить некоторые наши стереотипы, которые сложились на протяжении довольно длительного времени – с конца 80-х годов.
Вот даже та реакция, которая произошла сегодня в связи с моим выступлением (я увидела, что часть сенаторов покинула свои места), говорит о том, что все-таки отношение в том числе и наших граждан, представителей власти к Африке остается, ну, мне не хочется использовать слово «высокомерным», но недостаточно внимательным. И связано это с тем, что достаточно длительное время в том числе наши средства массовой информации создавали в нашем понимании очень специфический образ Африки.
Считалось, что Африка – это «черная дыра» человечества, что Африка связана в основном с конфликтами, голодом, захватом моряков, терроризмом, бедностью. О том, что Африка за последние 20 лет коренным образом изменилась, о том, что она превратилась в один из наиболее быстрыми темпами развивающийся континент мира, о том, что Африка является уникальным кладезем минеральных, водных, лесных ресурсов… И, кстати, очень многие минеральные ресурсы необходимы сегодня для производства современных технологий и для оборонной промышленности, и по некоторым видам этих минеральных ресурсов Африка является безусловным лидером.
Мы не говорим о том, что Африка – это континент демографического дивиденда. Две трети населения Африки – люди моложе 30 лет. Вы вдумайтесь в эту цифру! А ведь молодежь – это наше будущее. От того, насколько активно будет развиваться молодежь, какие у нее будут устремления, какие потребности, зависит в том числе и развитие мировой экономики.
Наконец, Африка, как ни странно, может быть, для многих сидящих в этом зале, является в том числе континентом, который быстро развивается технологически. Дело в том, что в Африке уже в 2009 году (намного раньше, чем в России) была принята программа цифровизации, которая была уточнена в 2014 году. Многие африканские страны, например, такие как, в первую очередь, Кения и Руанда, где в будущем году состоится 143-я международная сессия всех парламентов мира, и я думаю, что многие сидящие в этом зале сумеют сами в этом убедиться. Руанда отказывается от наличных денег, переходит исключительно к электронным платежам. В Кении мобильный банкинг применяется уже очень длительное время. Южноафриканская компания Naspers является, между прочим, владельцем очень известного в России сервиса «Авито» (наверное, многие этим сервисом пользовались) и вложила в нашу экономику более 4 млрд долларов.
Африка по интеграционному взаимодействию также может дать нам пример. Те критерии интеграции, которые были выработаны Африканским союзом и региональными африканскими организациями, с большим интересом изучаются нашей Евразийской экономической комиссией. Более того, в прошлом году была создана Африканская континентальная зона свободной торговли, которая поэтапно предусматривает создание всеафриканского общего рынка и Африканского союза по примеру Европейского союза.
Вы понимаете, то есть Африка, по сути дела, сегодня является одним из наиболее интересных развивающихся континентов. Я уже не говорю о том, что к 2100 году 40 процентов мирового населения будет проживать в Африке. Что это значит? Это значит, что весь мир изменится настолько, что и все рынки, и все ресурсы в значительной степени будут переориентированы на Африку. У нас же до сих пор существует совершенно другое представление об Африке.
Я хочу привести очень короткий пример. Я прекрасно помню, как в начале 90-х годов, когда Китай только-только начинал развиваться, очень многие наши лидеры, и даже не лидеры, а специалисты по экономическому развитию на вопрос: «А не взять ли нам китайскую модель на вооружение?» – говорили: «Да что вы? Какой там Китай? Вы что, тоже хотите спать на циновках? Вы тоже хотите подражать китайцам в этих примитивных играх «Тетрис»? Они на бо?льшее не способны». И посмотрите, что мы имеем сегодня: Китай – это вторая экономика мира, и сейчас китайский пример является образцом для очень многих стран.
Вам покажется очень странным, но тем не менее это так. В Африке тоже формируются крупные центры и формируются центры, которые… В основном это страны с большим населением, потому что сегодня в мировые лидеры как раз вырвались экономики с многочисленным населением. В первую очередь речь идет о Египте, Нигерии, Эфиопии и ЮАР. И эти страны (а, возможно, и другие страны) лет через 20, вполне возможно, по своему ВВП могут опередить в том числе Российскую Федерацию.
Поэтому вот это наше отношение немного свысока к Африке, восприятие Африки исключительно как континента, который ждет российской помощи, российских вложений, абсолютно неправильное. И, к сожалению, именно этот образ тиражируется в том числе нашими средствами массовой информации, которые, если пишут что-то об Африке, то пишут, например, статьи на тему, что в Мозамбике едят лысых людей, и как это сказывается на их интеллектуальном развитии, это информация о том, как захватывают наших моряков, это информация о террористических актах. А о новой Африке, об Африке, которую в том числе ВВС (которая называла ее «черной дырой» еще в 2005 году) в 2013 году назвала «континентом блестящих надежд», не говорится ни слова.
И в этом плане я хочу сказать, что прекрасно все страны в отличие от России уже давно включились в гонку за Африку. Если мы возьмем Китай, китайские лидеры абсолютно не скрывают, что на 15–20 процентов то экономическое чудо, которое произошло в Китае, обязано этим Африканскому континенту, тем уникальным ресурсам, тем возможностям для развития китайского рынка, которые предоставляет Африканский континент.
Соединенные Штаты Америки, которые в последнее время (можно сказать, в последнее десятилетие) даже несколько свернули свои торговые отношения с Африкой, вдруг неожиданно в ноябре 2018 года разрабатывают новую стратегию Соединенных Штатов в Африке. Причем основным пунктом этой стратегии является что? Противостояние США и России. Вы понимаете?
Макрон в своем недавнем выступлении (который развенчал НАТО и говорил о том, что, в общем-то, не имеет перспектив этот военный союз) говорил о том, что в значительной степени развитие Европы зависит от того, как она выстроит свои отношения с Африканским континентом. И речь идет не только о потоках африканских мигрантов и беженцев, которые наводнили Европу, а также об африканских рынках, об уникальных африканских ресурсах.
Те же самые позиции занимают и Индия, которая активно развивает свои отношения с Африкой, Бразилия, Турция.
Россия в эту гонку, к сожалению, включилась несколько поздно. Мы в какой-то степени опоздали. В то время, когда все страны развивали активные связи с Африкой, что делала Россия? Мы закрывали свои культурные центры, мы прекращали и закрывали свои авиарейсы в Африку, мы сворачивали свою торговлю с этим континентом. Я хочу сказать, что буквально за пять лет, с 1990 по 1995 годы, наша торговля с Африкой уменьшилась в шесть раз.
И особенно обидным было то, что Советский Союз создал блестящую базу для развития наших отношений. Было построено более 300 промышленных и инфраструктурных объектов, школ, больниц. Мы готовили африканские элиты. Многие студенты из африканских стран обучались в Советском Союзе и до сих пор говорят на русском языке. Мы практически свернули свои культурные связи. Потому что все мы были в мире иллюзий, мы хотели стать частью Европы, частью Западного мира и считали, что это наше будущее.
Понимаете, только после того, как пришло осознание, что никто нас, собственно говоря, на Западе не ждет, у нас несколько приоткрылись глаза, но, опять же, они открылись в определенном направлении: мы стали более активно развивать отношения с азиатскими странами, со странами Ближнего Востока, и здесь мы уже достигли определенных успехов. Но совсем недавно мы все-таки повернули свой взор к Африке.
И я хочу сказать… Что для России сегодня Африка? Мы все знаем, что у нас есть национальные проекты и нам нужно реализовать эти национальные проекты. Так вот, для того чтобы их реализовать, африканский рынок нам нужен необыкновенно. Если мы возьмем структуру нашей торговли, которая, кстати, к моему глубокому удовлетворению, за последние пять лет увеличилась вдвое и сейчас составляет 20,4 млрд долларов, то 90 процентов этой торговли – это несырьевые товары. А у нас нашим президентом поставлена задача – что мы должны к 2024 году добиться 250 миллиардов несырьевого экспорта и увеличить его на 50 процентов. Без африканских рынков нам это сделать очень сложно, а Африка в этом смысле, быстроразвивающаяся, предъявляет очень высокий спрос на российские товары несырьевого экспорта.
Во-вторых, что для нас тоже очень важно – с потерей и развалом Советского Союза Российская Федерация потеряла доступ к очень многим минеральным ресурсам, будучи тем не менее лидером по очень многим из них, которые очень важны для наших высоких технологий и для развития в том числе оборонного комплекса. Речь идет и о марганце, речь идет о хроме, речь идет о бокситах, алюминии, речь идет о редкоземельных металлах, речь идет об уране и еще целом ряде полезных ископаемых.
Так вот, по всем этим видам Африка является, безусловно, мировым лидером. Более того, себестоимость добычи этих металлов достаточно низка, а эффективное содержание в руде полезного вещества чрезвычайно велико. Африканцы готовы взаимодействовать с нами в этой области и готовы в том числе за российские инвестиции, которые они ждут в первую очередь (они ждут не расширения торговли – они ждут инвестиций), предоставить нам всевозможные льготы и в том числе доступ к этим уникальным ресурсам и к этим месторождениям. И такие формы сделок уже существуют, для нас они чрезвычайно важны.
Наконец, что для нас чрезвычайно важно? Мы знаем, что, в общем-то, постоянно извне пытаются дестабилизировать политическую и социальную обстановку в нашей стране. И вот все эти методики, которые применяются сегодня, были активно отработаны в том числе в Африке в эпоху колониализма и в современную эпоху, когда там организовывались всевозможные цветные революции. Все эти методики, то есть разделяй и властвуй, подкуп элит, использование этнических и религиозных конфликтов, использование молодежи и детей, применение социальных сетей при возбуждении населения к тем или иным выступлениям, очень хорошо применялись в Африке.
Вы знаете, я сегодня купила «Независимую газету», и там большая статья о Египте, о том, что сын президента Абдель Фаттаха ас-Сиси Махмуд наказан тем, что он послан на дипломатическую службу в Россию в качестве военного атташе. И к нему выставляется в нашей российской газете целый ряд претензий, которые увязываются с коррумпированностью режима ас-Сиси. При этом все эти вбросы информации ведет человек, египетский бизнесмен, который сидит в Испании и оттуда баламутит ситуацию. Все термины, которые он приводит… вы знаете, ну, просто интересно: руководство ас-Сиси – это руководство жуликов и воров (я дословно говорю), необходимо сменить политическое руководство страны. И, естественно, молодежь очень сильно возбуждается на это, поскольку используются социальные сети.
То же самое было с использованием детских выступлений, которые прошли в ряде стран тропической Африки. Нам все эти практики нужно учитывать, нам нужно их знать. Для того чтобы их знать, нужно изучать, нужно устанавливать связи с Африканским континентом и нужно развивать с ним свои отношения.
Я уже не говорю о 54 голосах ООН, которые голосуют так или иначе по российским резолюциям. Вы посмотрите, как они голосуют – за голосуют, как правило, семь-восемь стран, все остальные либо покидают зал голосования, либо воздерживаются. А ведь это 54 голоса – это четверть голосов! И мы с этими голосами не работаем.
Теперь еще один важный вопрос – а есть ли у России шанс? Что нужно Африке от России, когда за нее развернулась такая большая схватка, особенно сейчас? По сути дела, по Африке проходит разлом между Западом и Востоком, Севером и Югом. Вы посмотрите, Китай со своим Шелковым путем проходит через Африку в Европу. Америка ему всячески в этом противостоит. В одном маленьком государстве Джибути на Африканском Роге восемь американских баз. 60 пунктов присутствия американцев на территории Африканского континента. Давление на Африку колоссальное. Финансовые ресурсы, которыми обладают и старые, и новые игроки, абсолютно не могут сравниться с российскими ресурсами.
Но тем не менее какие же шансы есть у России? Вы знаете (и вот саммит как раз это продемонстрировал), у нас есть колоссальный авторитет, который мы заработали политикой Советского Союза в Африке. По сути дела, мы стояли, мы боролись за независимость Африки, и мы создавали основы их национальной экономики. Африканцы это помнят, они это не забыли.
Второе – это тот огромный политический капитал, который завоевала Россия своими действиями в Сирийской Арабской Республике и на Ближнем Востоке. Большинство африканских представителей, с кем я говорила, высказали такую фразу: «Вам надо капитализировать огромный политический капитал, который вы накопили в Сирии». Почему это важно для африканцев? Потому что у них тот же подход к национальному суверенитету. Они очень болезненно относятся к вопросам и политического суверенитета, и экономического суверенитета. И они видят в России защитницу именно этих суверенитетов – и политического, и экономического.
Наконец, и что очень важно, в Советском Союзе было подготовлено около миллиона специалистов разных уровней, из них более 100 тысяч с высшим образованием (в наших вузах). В свое время Российский университет дружбы народов создавался как университет для обучения именно африканских студентов. К сожалению, в 90-е годы имя Лумумбы было снято с университета, и мотивация была следующая – что сейчас же не большинство африканцев там обучается, зачем же нам имя Лумумбы? Но Лумумба – это же не только символ Африки, это символ борьбы против колониализма. Но до сих пор африканцы называют этот университет «имени Лумумбы». Они обучались в том числе и в наших регионах, и везде, и в других разных местах. И вот эти студенты сейчас все еще занимают важные посты во многих правительствах африканских государств. И, по сути дела, это очень важный фактор восприятия России как своего союзника.
Наконец, я хочу сказать, что связи, которые у нас сейчас с Африкой развиваются, все-таки сдвинуты с мертвой точки. По сути дела, саммит…
И я хочу поблагодарить, чтобы не забыть, потому что у меня времени уже остается очень немного, в том числе членов Совета Федерации, которые принимали самое активное участие в подготовке этого саммита. В первую очередь это Ильяс Магомед-Саламович Умаханов, который входил в оргкомитет, Игорь Николаевич Морозов, который оказал неоценимое содействие в проведении очень многих секций экономического форума. Они замечательно и долго работают с Африкой и способствуют развитию наших отношений.
И я лично с ним не пересекалась именно на форуме, но знаю, что очень большой вклад внес также Мухаметшин Фарит…
Председательствующий. …Мубаракшевич.
И.О. Абрамова. Да. Тоже большое спасибо.
И очень приятно, что члены Совета Федерации были вовлечены в это мероприятие. Оно дало сигнал и открыло окно возможностей для России.
И для нас самое главное, хотя мы говорим о том, что теперь мы будем проводить этот саммит на регулярной основе и в промежутке у нас будет такой рабочий орган, как форум, но все-таки нам нужно не упустить момент, не снизить накал нашего интереса к Африке.
Что нужно для этого сделать? Я опять возвращаюсь к средствам массовой информации. Сегодня информация – это основной ресурс, все это понимают. От того, что мы вложим в головы людей, во многом зависит в том числе экономическое развитие. А если СМИ по итогам форума… Единственное, что они первое услышали – это то, что Россия списала Африке 20 миллиардов долгов. При этом наш президент сказал, что к настоящему моменту. Вместо того чтобы разобраться в вопросе и понять, что это решение было принято в 90-е годы правительством Гайдара, для того чтобы нам разрешили посидеть вместе в Парижском клубе, и мы присоединились к кельнской инициативе Клинтона в 1999 году о списании военных долгов наименее развитым странам… И списывались эти долги постепенно, они были, по сути дела, невозвратными. И где-то к 2004 году мы большинство этих долгов списали.
Что делают наши средства массовой информации, причем в том числе центральные? «Россия опять списала Африке 20 миллиардов долгов на саммите и тем самым вынула эти деньги из кармана бедных пенсионеров». Так? Так. Вот что мы имеем. Ни о каких достижениях практически информации не было. Поэтому информационный фактор очень важен.
Во-вторых, нам очень важно создавать реальную платформу, которая бы на протяжении между саммитами активно работала по развитию российско-африканских отношений. Сюда должны войти и представители министерств, и в том числе представители научного сообщества, представители органов государственной власти. Очень важно, чтобы этот комитет был действенным и чтобы он решал конкретные вопросы. Потому что ко мне после саммита обращается очень много людей, в том числе из африканских правительств, они говорят: «Вот прошел саммит, что нам сейчас делать? Мы готовы вам предоставить месторождения на хороших условиях, но мы не знаем, куда идти». То есть нужен реальный рабочий орган.
И, наконец, что очень важно, на мой взгляд, нам надо привлекать к работе как можно больше профессионалов.
Вы знаете, какой колоссальный интерес вызвала секция… всего было 32 секции на экономическом форуме (я больше о нем говорю, поскольку была тоже вовлечена в его подготовку), колоссальный интерес… По сути дела, на форуме все секции были посвящены всем направлениям развития наших отношений.
И в первую очередь речь шла, конечно, и об энергетике. Потому что 60 миллионов африканцев не имеют реального доступа к электроэнергии. Речь шла о транспорте (вот в Совете Федерации проходит выставка «Транспорт – основа экономики страны»), то же самое, для Африки очень важный вопрос. Это наши новые цифровые технологии. Это космос. Это сельское хозяйство. Это мирное использование атома. Это медицина и биобезопасность. Потому что (подумайте!) более 10 тысяч генотипов, колоссальный природный потенциал. И вопросы, связанные с нашей безопасностью, с биооружием очень важны, потому что большинство африканских стран не подписали конвенцию о запрете биооружия. Понимаете? Все это нам надо учитывать. И надо активно работать на данном направлении. Вопрос продовольственной безопасности и семенного фонда, когда у африканцев скупаются уникальные коллекции зерна и преобразуются таким образом, что они не дают через три года… их нельзя как семена использовать. То есть контроль за продовольствием. Все это нам надо знать, надо учитывать.
И поэтому я говорю: очень важны мнение профессионалов и использование профессионалов. Потому что очень часто мы принимаем решения не на основе какого-то глубокого анализа, а на основе если не сиюминутных порывов, то на основе представлений, которые сложились у нас традиционно. И я считаю, что очень важно для нас развивать африканистику, повышать ее престиж, готовить студентов, которые бы знали африканские страны и могли бы работать на этом направлении.
Американцы, между прочим, за последние 10 лет создали школу африканистики, которой у них не было. И сейчас большинство американских послов знают не только французский и английский, но и африканские языки. У нас идет тенденция в другую сторону. У нас в наших университетах сейчас реально преподаются четыре-пять африканских языков, все другие забыты. А зачем? Мы будем… Вот наш министр, который спрашивал у Соединенных Штатов Америки, в чем наши национальные интересы, говорил: «А зачем нам для Африки учить африканские языки? Давайте английский и французский, они все там на них говорят». Я уж молчу, что об арабском, португальском, испанском забыли. Ну, ладно, бог с ними. Вот такая ситуация.
Поэтому я очень прошу, в том числе и Совет Федерации, потому что для развития наших отношений в том числе важна законодательная база, чтобы наши депутаты, взаимодействуя с африканскими странами, тоже готовили необходимую законодательную базу для того, чтобы продвигать интересы РФ на этом континенте.
И я хочу закончить свое выступление следующим. В свое время, по-моему, в прошлом году, Владимир Владимирович Путин давал интервью газете Financial Times. И корреспондент его спросил: «Не слишком ли много яиц вы кладете в китайскую корзину?» На это Владимир Владимирович сказал: «Вы знаете, у нас, с общем-то, яиц достаточно, а корзин не так уж много». И вот я думаю, что африканская корзина в этом смысле может быть для России очень перспективной. И если мы объединим свои усилия, мы, безусловно, решим все свои задачи – и мы, и наши партнеры-африканцы.
Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)
Председательствующий. Уважаемая Ирина Олеговна! Блистательно, умно, профессионально, энергично. Спасибо Вам огромное.
И я прошу Умаханова и Косачёва учесть в нашем межпарламентском диалоге необходимость укреплять контакты с африканскими странами. Прошу со следующего года это учитывать.
Спасибо Вам огромное за Ваше яркое и интересное выступление. Благодарю Вас.
Уважаемые коллеги, на заседании Совета Федерации присутствуют студенты из Белгородской области, обучающиеся в вузах Москвы. Давайте их поприветствуем, пожелаем успехов в учебе. (Аплодисменты.)
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments