leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Стенограмма пленарное заседание ГД 20.11.19 Набиуллина представила Госдуме ДКП на 2020 год – часть 1

Стенограмма пленарное заседание ГД 20.11.19 Набиуллина представила Госдуме ДКП на 2020 год – часть 1
Уважаемые коллеги, переходим к 4-му вопросу нашей повестки. О проекте постановления Государственной Думы «Об Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2020 год и период 2021 и 2022 годов».
С докладом выступит Председатель Центрального банка РФ Эльвира Сахипзадовна Набиуллина, а содоклады сделают председатель Комитета по финансовому рынку Анатолий Геннадьевич Аксаков, председатель Комитета по бюджету и налогам Андрей Михайлович Макаров и председатель Комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Александрович Жигарев.
У нас, уважаемые коллеги, с вами принят особый порядок рассмотрения вопроса об Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики. Он предполагает доклад Председателя Центрального банка до 20 минут, содоклады до 7 минут, вопросы депутатов к докладчику -по 3 вопроса от фракции и выступления от фракции до 7 минут, также заключительное слово докладчика. Планируется, что мы с вами, если будем в соответствии с регламентом рассматривать данный вопрос, в течение 2 часов, возможно, завершим рассмотрение. Нет возражений по регламенту? Принимаем? Поддерживаем? Спасибо.
Итак, доклад Эльвиры Сахипзадовны Набиуллиной.
Пожалуйста, Эльвира Сахипзадовна.
Коллеги, думаю, что выражу общее мнение, мы рады видеть Председателя Центрального банка РФ. Если вы знаете, прошли консультации Председателя Центрального банка с фракциями, состоялись встречи с руководителями фракций и председателями профильных комитетов, поэтому большая работа предшествовала сегодняшнему рассмотрению вопроса об Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на следующие три года. Пожалуйста, Эльвира Сахипзадовна.
Набиуллина Э.С., Председатель Центрального банка РФ.
Добрый день, уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые депутаты! Банк России ежегодно представляет на пленарном заседании Государственной Думы Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики. И мы действительно, как сказал Вячеслав Викторович, очень предметно обсудили основные направления и на рабочей группе, и в комитетах Госдумы, и с фракциями. Я хотела бы поблагодарить депутатов за большую работу по этому направлению, и ваши замечания позволяют нам совершенствовать и подходы к политике, и формат предоставления наших основных документов.
Традиционно рассмотрение основных направлений в Думе выходит за рамки только денежно-кредитной политики. Действительно, денежно-кредитная политика создаёт условия для развития. И я считаю правильным говорить и о том, каким образом мы достигали свои цели в прошедший период, и о том, как будем достигать её в будущем. И возможно даже более важно -какие плоды приносит экономике низкая инфляция, как влияет на развитие финансовой системы.
Я начну с экономической ситуации. Экономический рост в этом году оказался скромнее ожидания, но сейчас экономика ускоряется, в третьем квартале она выросла на 1,7 процента по отношению к аналогичному периоду прошлого года. Рост поддерживает хороший урожай, торговля и ускорившиеся расходы бюджета.
Напомню, что задержка в бюджетных расходах оказала сдерживающее влияние как на рост в первом полугодии, так и на более быстрое снижение инфляции. Сейчас бюджетная политика, по нашим оценкам, из сдерживающей рост становится поддерживающей его.
Со своей стороны, чтобы создать условия для экономического роста Центральный банк обеспечивает ценовую и финансовую стабильность, это создаёт условия ведения бизнеса не только сегодня, но и завтра. Бизнес-планы компании составляют не на квартал или год, а на несколько лет вперёд, и низкая инфляция – это одно из ключевых условий для бизнес-планирования.
Наша денежно-кредитная политика, вы прекрасно знаете, направлена на удержание инфляции вблизи цели 4 процента. И мы управляем ключевой ставкой в зависимости от того, какой видим прогноз, его факторы и риски.
Год назад, когда я выступала перед вами с Основными направлениями, мы проходили фазу борьбы с возросшими рисками ускорения инфляции. В течение года тогда росли цены на бензин, было неспокойно на внешних финансовых рынках, и мы также ожидали повышения цен вслед за изменением НДС в начале 2019 года. Тогда мы дважды повысили ставку, чтобы обеспечить быстрое возвращение инфляции к цели. Всего мы повысили ставку на 0,5 процентных пункта. Но с тех пор, по мере того, как инфляционное давление уменьшилось, мы снизили ставку уже на 1,25 процентных пункта. В результате превентивных действий всплеск инфляции оказался относительно небольшим -до 5,3 процента. Затем инфляция постепенно приблизилась к нашему целевому значению – 4 процента и по итогам года будет на уровне 3,2-3,7 процента.
Более быстрое снижение инфляции произошло во многом из-за задержки в бюджетных расходах. Мы закладывали эти расходы в свой прогноз, это влияло на наши решения по ставке. И если бы мы понимали реальный график расходования, то, возможно, могли бы раньше приступить к снижению ключевой ставки. Сейчас мы видим догоняющий рост расходов, и если жёсткость бюджетной политики определять через ненефтегазовый дефицит, то по федеральному бюджету он снизился существенно, с 6,4 процента ВВП в октябре 2018 года до 5,1 процента ВВП в августе текущего года. И только к концу года мы видим, что он выйдет на планируемый уровень 5,9-6 процентов.
Так как через бюджет реализуется около четверти совокупного спроса, то равномерность бюджетных расходов важна и для экономического роста, но и для того, чтобы денежно-кредитная политика эффективнее достигала своих целей.
Ну этот год, мы понимаем, действительно был переходным периодом, периодом подстройки к увеличению НДС и к разворачиванию национальных проектов. Наш прогноз на следующие три года показывает, что инфляция будет находиться на цели, на всём прогнозном периоде, а темпы роста экономики будут постепенно увеличиваться.
Сейчас наша ставка составляет 6,5 процента – это самое низкое значение с середины 2014 года. И очень важно, что ставка снижалась не за счёт разгона инфляции, а на основе её снижения, вслед за ней двигались и ставки по кредитам.
Сейчас ставки по кредитам ниже, чем они были в 2013 году, когда ключевая ставка была 5,5. В мире в целом сейчас инвестиций рост существенно замедлился и заметьте, что это происходит при рекордно низких ставках по кредитам во многих странах. Инвестиции падают не потому, что кредит недоступен, а потому что выросла неопределённость перспектив развития, глобального спроса на фоне торговых противоречий.
Мы периодически слышим предложения сделать ставки ниже, даже сделать их отрицательными как в Европе, чтобы росло кредитование и ускорился экономический рост, но оттого, что ставки станут отрицательными, причины, которые мешают инвестициям, не исчезнут.
И в большинстве стран, которые прибегли к отрицательным ставкам, вы можете видеть это на слайде, кредитование не выросло, а в ряде случаев даже замедлилось. Но то, насколько наша экономика устойчива к изменению внешних условий, насколько здорова наша финансовая система – это, конечно, напрямую влияет на инвестиции и на экономический рост.
Финансовая и ценовая стабильность – это первые, если хотите, нулевые условия для экономического роста. Мы осознаём, что внешние обстоятельства вряд ли станут более благоприятными: мировая экономика замедляется – это может и уже приводит к снижению спроса на наши экспортные товары цен, торговые войны не утихают, но наша цель – не дать этим внешним обстоятельствам мешать развитию нашей страны.
Что мы делаем для обеспечения финансовой стабильности. Первое. Финансовая организация, банки, прежде всего, должны быть устойчивыми и должны иметь запас прочности, на это направлена наша политика по оздоровлению и очищению банковского сектора.
Второе. Это накопление резервов и изменение их структуры.
Как вы помните, в кризисный период 2014 года справиться с шоками нам помогли накопленные резервы. Благодаря им мы смогли, в том числе, запустить валютное рефинансирование, чтобы помочь нашим компаниям спокойно выплачивать внешние долги, когда для многих из них закрылись внешние рынки.
В этом году международные резервы дополнительно увеличились на 72 миллиарда долларов США, при этом с начала в 2018 года, вы тоже можете видеть на слайде, мы достаточно сильно изменили структуру наших резервов, снижая долю доллара, это дает нам большую защиту, большую уверенность в любых экономических и геополитических обстоятельствах.
Третье. Это защита от изменения нефтяных цен и других внешних факторов. Ее нам обеспечило сочетание плавающего валютного курса и бюджетного правила.
Ликвидная часть ФНБ превысит 7 процентов ВВП и правительство обсуждает, как распорядиться этими деньгами. Мы рассчитываем, что будет выбран вариант, когда сохранится стабилизирующий важнейший эффект бюджетного правила.
Четвертое. Дедолларизация банковской системы. Мы все видели, как большие валютные обязательства при изменении внешних обстоятельств могут превратиться в проблему. Последние годы мы последовательно проводили политику девалютизации через регулирование. Валютизация кредитов предприятиям снизилась почти с 40 процентов в 2015 году до 24,5 процентов сейчас. Одновременно растет доля расчетов в национальных валютах с основными торговыми партнерами, что также защищает нас от рисков, связанных с долларом.
Подытоживая часть моего выступления, посвященного денежно-кредитной политике, я хотела бы сказать. По нашей оценке мы находимся в лучшей, чем, когда-либо форме с точки зрения ценовой и финансовой стабильности, а правительство аккумулировало достаточно ресурсов для того, чтобы реализовать программу развития и это база для так необходимого ускорения темпов экономического роста.
Теперь о других направлениях нашей работы, которые также создают предпосылки для экономического роста.
Развитие кредитования. Кредитование предприятий растёт умеренно. За три квартала рост на 3,6 процента, но при этом рост рублёвых кредитов устойчиво держится на уровне 10-12 процентов. У банков достаточно капитала и свободных средств для расширения кредитования.
Инвестиционную активность сдерживают не только, не столько ставки, сколько качество делового климата и общая экономическая неопределённость. Конечно, низкие темпы роста экономики в этом году не могут не вызывать беспокойства. Отчасти это связано с временными явлениями, в том числе с уже упомянутой задержкой в бюджетных расходах, но во многом со структурными факторами (это основной фактор), и преодолеть структурное ограничение – это самая важная задача для нашей экономики.
Со своей стороны, чтобы стимулировать кредитование реального сектора, мы меняем подходы к регулированию, в том числе для проектного финансирования. Приняли решение распространить его не только на ВЭБ, на долевое строительство, но и в целом на крупные инвестиционные проекты.
Потребительское кредитование. Растёт более высокими темпами, чем корпоративное. Для его охлаждения мы ввели с октября показатель долговой нагрузки заёмщика, прежде всего, чтобы не допустить чрезмерной закредитованности граждан. Эта мера в большей части превентивная. Наш анализ показывает, что сейчас здесь нсх рисков финансовой стабильности, но одновременно это очень позитивно, в розничном кредитовании выросла доля ипотеки.
В сентябре годовой темп роста ипотеки составил 18,3 процента. Это несколько ниже, чем в прошлом году, но всё равно это очень хороший темп.
Ипотека поддерживает жилищное строительство, а строительная отрасль может быть источником роста в других отраслях.
Но мы с вами прекрасно понимаем, что нельзя перекладывать развитие стройки на плечи граждан, не предлагая им взамен защиты, а именно так и происходило раньше при долевом строительстве.
Ко многим депутатам обращались избиратели с этой проблемой. Невозможно призвать к ответственности застройщиков, получить возмещение.
К сожалению, попытки применить иные схемы защиты граждан, в том числе с использованием страхования, не дали желаемого результата.
Конструкция закона позволяла страховым компаниям, во многих случаях на легальных основаниях отказывать гражданам в выплатах.
Сейчас принято законодательство, и мы его тоже активно поддерживали и продвигали, по которому и ответственность, и страховая премия передается в фонд защиты прав дольщиков.
По законодательству компании должны передать около 8,3 миллиарда рублей. На сегодня девять страховых компаний полностью исполнили свою обязанность и передали 1,4 миллиарда рублей. Две пока передали 0,8 из 2,4 миллиарда рублей. По компании «Респект» и НАСКО, у которых мы отозвали лицензии, должны передать около 4,5 миллиарда рублей.
Ситуация с компанией «Респект» была предметом рассмотрения на одном из пленарных заседаний Госдумы. Хотела бы отметить, что арбитражный апелляционный суд подтвердил нашу правоту и правомочность приказа об аннулировании лицензии.
Банк России направил материалы, касающиеся деятельности компании в правоохранительные органы. И что очень важно сейчас, в рамках рабочей группы Государственной Думы вырабатываются дополнительные системные меры для предотвращения подобных ситуаций, прежде всего, по противодействию вывода актива.
Далее. С июля наша строительная отрасль переходит на счета эскроу. В этом механизме стройку кредитует банк, и своими деньгами гражданин не рискует. На слайде вы видите процесс перехода, где он находится сейчас.
Следующая тема, которой я хотела бы коснуться, развитие безналичных платежей. Почему это важно? Это делает экономику более прозрачной, поддерживает электронную коммерцию, когда продавец и покупатель могут находиться за тысячи километров друг от друга, это большая защищенность платежей, меньше издержки, связанные с инкассацией и так далее. Но это также улучшает эффективность нашей денежно-кредитной политики.
Безналичные платежи все более и более востребованы потребителями, и мы должны обеспечить удобные, безопасные инструменты и для переводов между физическими лицами, и для оплаты товаров и услуг.
Пять лет назад на безналичные платежи приходилось всего 30 процентов. Вы тоже можете видеть и на слайдах, и никто не верил, что тенденция измениться. Но сейчас у нас уже 65 процентов, это безналичные операции, и 35 процентов – наличные платежи.
С 2015 года у нас есть национальный платёжный инструмент – карты «Мир», а все внутристрановые транзакции, в том числе по международным платёжным картам, проводятся через национальную систему платёжных карт. Карта «Мир» начинает осваивать пространство Евразийского экономического союза, СНГ, их уже принимают и в Турции, и во Вьетнаме.
В этом году мы запустили систему быстрых платежей – СБП. Сейчас она обеспечивает для граждан дешёвые переводы между 25 банками. Ю из 11 крупнейших уже вошли в эту систему. Это избавляет граждан от банковской монополии, когда переводы внутри экосистемы одного банка дёшевы, а чтобы перевести деньги в другой банк или даже в другой регион нужно заплатить высокую комиссию, часто проценты от платежа. И сейчас мы уже тестируем систему оплаты товаров и услуг с помощью мобильного телефона по QR-коду.
Тарифы в СБП в два-три раза ниже эквайринговых тарифов, оборудование для приёма платежей достаточно доступно. Это снижает издержки, сохраняет привлекательность безналичных платежей. Напомню, на высокие комиссии эквайринга бизнес раньше часто жаловался.
И последняя тема, которую я хотела бы затронуть сегодня, это защита прав потребителей и финансовая доступность. В конечном итоге результативность пашей работы можно оценить именно по удовлетворению потребителей.
Проблемы последнего времени были связаны со страхованием, ОСАГО.
Мы здесь несколько лет ведём работу по повышению доступности полисов в отдельных регионах, прозрачности тарифообразования. И вторая тема проблемная – инвестиционное страхование жизни. Здесь мы столкнулись с недобросовестными практиками, когда людям продавался продукт, реальный доход по которому был заметно ниже, чем обещал продавец.
По ОСАГО в этом году жалобы упали на 40 процентов, это означает, что такие меры единый агент по ОСАГО, электронный полис, натуральное возмещение, «тарифный коридор» сработали. И я хочу поблагодарить депутатов за поддержку многих инициатив, они все детально, подробно, горячо обсуждались.
Тарифы по ОСАГО по стране в итоге снизились на 3,7 процента, а в отдельных регионах более чем на 10 процентов.
По инвестиционному страхованию жизни в результате введенных ограничений рынок сократился на 32 процента. Но это было наше сознательное решение. Это было необходимо.
Опыт ИСЖ показывает, что нам надо быстрее принимать законодательство о категоризации инвесторов, чтобы защитить людей от навязывания им рисковых продуктов и услуг.
Финансовая доступность.
С прошлого года у нас были запущены проекты, специальные проекты по повышению финансовой доступности на Дальнем Востоке, Северном Кавказе и Юге России, именно там существенная часть населения живет в малых и труднодоступных населенных пунктах, и долгое время испытывала дефицит финансовых сервисов.
Сейчас там реализуются проекты и банков, и Ростелекома, с нашим участием, с использованием мобильных офисов, снятие наличных через кассы магазинов, расширение доступности к интернету, к мобильным финансовым услугам, и в результате доля населенных пунктов с неудовлетворительным уровнем финансовой доступности только на Дальнем Востоке сократилась с 17 до 13,5 процента, а доля населенных пунктов с хорошим уровнем финансовой доступности увеличилась с 58 до 84 процентов.
И мы такие проекты будем продолжать. На наш взгляд, это очень важный элемент повышения доступности финансовых услуг.
И в завершение я хотела бы сказать, что, действительно, мы видим прогресс в движении к тем целям, которые важны для нашего общества, для нашей экономики – стабильная инфляция и устойчивая финансовая система, более гибкий и отвечающий потребностям экономики финансовый рынок.
Мы не смогли бы пройти и половины этого пути, если бы не получали поддержки законодателей.
Я хотела бы поблагодарить вас за постоянное заинтересованное, очень плотное сотрудничество, за те дискуссии, которые мы проводим, для поддержки ключевых, для развития финансовых инициатив.
Спасибо большое.
Председательствующий. Спасибо, Эльвира Сахипзадовна.
Уважаемые коллеги, думаю, вы согласитесь, Центральный банк многое делает, для того чтобы банковская система стала более устойчивой и эффективной, и в этой связи хочется выразить слова благодарности Председателю Центрального банка РФ.
Следует отметить, многое сделано депутатами в этой части, потому что мы с вами приняли законы, которые повышают ответственность учредителей банковского сектора, акционеров банков, введена субсидиарная ответственность. Это всё повышает действительно и устойчивость, и систему всего банковского сектора. Поэтому следует признать, в этом направлении многое сделано. Санация банков также дала результаты. И мы с вами видим, насколько банковская система сейчас более стабильно работает.
Вместе с этим, Эльвира Сахипзадовна, мы это отмечали, много проблем в страховом бизнесе, в страховом секторе. Знаем, что вы этим вопросом сейчас занимаетесь в приоритетном порядке. Но было бы правильно нам вместе выработать предложения, которые, возможно, лягут в основу будущих законодательных инициатив с тем, чтобы у нас страховой сектор, страховой бизнес был также более ответственным.
Мы столкнулись в ситуации с обманутыми дольщиками, это недопустимо, когда вслед буквально за застройщиками, которые обанкротились, если не сказать одновременно, стали банкротиться страховые компании, тем самым уходя от ответственности перед гражданами, которые оказались в сложнейшей ситуации.
Мы изучали этот вопрос, и увидели, что здесь на самом деле есть несовершенство законодательства, и в том числе отсутствует должный контроль со стороны правоохранительных органов, потому что средства, которые должны были быть перечислены в Фонд обманутых дольщиков, не поступили от страховых компаний.
Мы ещё раз хотим подчеркнуть, что нам необходимо здесь объединить усилия и совместно делать всё для того, чтобы были защищены права граждан, а недобросовестные страховщики на рынке больше не работали.
Вот всецело поддержим ваши инициативы и работу в этом направлении, потому что считаем, что здесь должна быть такая же ответственность, как и в банковском секторе, вы уже имеете этот опыт. Поэтому хотелось бы, чтобы здесь мы выработали конкретные предложения, потому что из 57 миллиардов поступило порядка 1 миллиарда 800.
При этом мы обращаем внимание на то, что ваши правильные шаги были заблокированы, и это предмет разбирательства, потому что здесь в том числе надзорно-контрольные органы должны были высказать свою позицию вместе с судебной властью с тем, чтобы более эффективно могли сработать банковские структуры, в первую очередь структуры Центрального банка, для того чтобы не допустить вывода средств. А сейчас, как вот нам стало известно, средства, которые должны были поступить на выплату, соответственно, компенсаций обманутым дольщикам, недобросовестные страховщики, пользуясь вот этими судебными проволочками, вывели за рубеж, и вот мы просто считаем, что такое недопустимо, особенно в этом секторе экономики.
Уважаемые коллеги, у нас с вами планируются содоклады.
Содоклад Анатолия Геннадьевича Аксакова, председателя Комитета по финансовому рынку.
Пожалуйста, Анатолий Геннадьевич.
Эльвира Сахипзадовна, мы, обсуждая вопрос о ситуации в страховом секторе, очень жестко высказались в отношении действий наших коллег, которые делегированы в руководящие органы Центрального банка, и считаем, что они должны работать более активно, речь как раз идет об одном из наших представителей. А затем будет выступать Андрей Михайлович, также он представляет Государственную Думу, и, насколько я понимаю, и коллега наш Жигарев, наверное, тоже избран от Государственной Думы.
Поэтому когда вы будете видеть активную позицию представителей Государственной Думы в высшем органе Центрального банка, вы исходите из того, что это запрос всех депутатов на то, чтобы активизировать деятельность, и, соответственно, чтобы те темы, с которыми мы сталкиваемся, поднимались через выборные структуры, руководящие структуры ЦБ и доводились до вашего уже мнения, до того, чтобы вы там могли это обсудить.
Но еще раз говорю, что у нас накопилось много таких вопросов. Мы считаем, что наши коллеги должны быть более активны, и мы говорим даже о ротации их, если только такой активности не будет и не будет такого диалога и обратной связи.
Вот у нас Вячеслав Иванович Лысаков, он в кадровом резерве и всегда готов плечо подставить, потому что много накопилось вопросов, он их, скорее всего, выскажет чуть позже. Но я это к тому говорю, что мы считаем, что также национальный банковский совет, он сейчас немножко по-другому называется, должен быть активным и давать возможности для реализации тех задач, ради которых наши коллеги-депутаты делегированы в его состав.
Пожалуйста, Анатолий Геннадьевич Аксаков. Подготовиться Макарову.
Аксаков А. Г., председатель Комитета ГД по финансовому рынку, фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ».
Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Поскольку разговор зашёл о страховой отрасли, по поручению Председателя Госдумы я направил письмо руководителю Национального финансового совета с тем, чтобы вопросы страхования в широком плане, а не только в связи с дольщиками, были рассмотрены на ближайшем заседании Национального финансового совета.
При этом при рассмотрении денежно-кредитной политики все представители Государственной Думы приняли самое активное участие в обсуждении на Национальном финансовом совете, высказали ряд пожеланий. И ответы на эти пожелания мы сегодня частично услышали в выступлении Эльвиры Сахипзадовны.
У нас по традиции была создана рабочая группа из представителей трёх комитетов, и эта рабочая группа как раз рассматривала основные направления, задавала вопросы, высказывала свои пожелания.
Ну и в ходе рассмотрения, прежде всего, мы отметили последовательность действий Банка России, предсказуемость его действий, прозрачность определенную его действий, которые позволили бизнесу, населению лучше понимать, куда ведёт с помощью денежно-кредитной политики нашу экономику, финансовую систему Банк России.
При этом отметили, что снижается зависимость курса рубля, инфляции, процентных ставок от цены на нефть. И в ходе дискуссии возник вопрос: а почему все показатели, все расчёты и Банк России, и правительство выстраивают на основе цены на нефть, поскольку эта зависимость теряется? Ну и представитель Банка России ответил: прямо в законе о ЦБ записано, что Банк России свои показатели должен строить на основе вот цены на нефть. Поэтому возникло предложение о том, что нам надо убрать эту зависимость, неправильно в законе фиксировать её и, таким образом, в том числе, выстраивать денежно-кредитную, ну и бюджетную политику, всю остальную политику в нашей стране.
Далее обратили внимание на то, что прогнозы Банка России и прогнозы правительства довольно серьёзно, ну, по крайней мере, отличаются точно. И в связи с этим высказывалось пожелание о том, что должна быть более жёсткая координация расчётов, аналитики и вырабатывания более согласованных прогнозов, это, в том числе, важно для бизнеса, потому что бизнес выстраивает свою стратегию, в том числе инвестиционную, исходя из тех показателей, которые публикуют Центральный Банк и правительство. Ну и Банк России, в общем-то, на мой взгляд, отреагировал достаточно хитро. Скажем, правительство даёт прогноз роста ВВП в следующем году 1,7, а Банк России написал – 1,5-2 процента. Ну, естественно, таким образом, он попадает в тот же прогноз, что даёт и правительство, но, на мой взгляд, здесь есть определённая хитрость. Причём даётся в прогнозах, на наш взгляд, достаточно широкая вилка, которая позволяет, естественно, ну, где-то даже угадать, скажем, рост кредита экономики – 7-12 процентов, кредит бизнесу – 6-10 процентов рост, населению – 10-15 процентов, инфляция – 3,5-4 процента. Поскольку сейчас инфляция на низких уровнях, то, естественно, вот этот диапазон от 3,5 до 4 процентов это слишком большая вилка, на наш взгляд, и должны быть более точные показатели указаны в соответствующем документе.
Я уже сказал об открытости Банка России, но при этом для большего понимания бизнесом и населением того, что мы ожидаем в будущем, на наш взгляд, было бы правильным, если бы Банк России публиковал уровень заякоренности долгосрочных ставок и по суверенному долгу, и по кредитам – это опять же позволит бизнесу лучше выстраивать свою инвестиционную стратегию.
Ну и, наверное, я уже об этом говорил и в прошлый раз, прогноз ключевой ставки, в зависимости от различных сценариев развития мировой экономики и в российской экономике, он тоже должен публиковаться для того, чтобы экономические субъекты могли ориентироваться и выстраивать опять же свою экономическую политику.
Ну и правильным было бы, на наш взгляд, публиковать расчётные модели, которые использует Банк России для формирования прогноза, для определения ключевой ставки для того, чтобы и эксперты могли пообсуждать эти модели, ну и опять же население и бизнес могли бы использовать для того, чтобы в своих расчётах определять, что необходимо делать в будущем?
Конечно, звучали предложения по денежной накачке, по повышению монетизации экономики, здесь я хотел бы сказать, что монетизация экономики просто вливанием денег не достигается: деньги, влитые в экономику, должны быть абсорбированы, переработаны, впитаны бизнесом. Если этого не произойдёт, то просто мы увидим всплеск инфляции.
И здесь, скорее, мяч на стороне правительства. Вот тот законопроект, который правительство недавно внесло и мы его будем рассматривать «О защите инвестиций», рейтинг Doing Business, гильотина регуляторная, вот эти вот меры, они, скорее, позволят бизнесу быстрее и активнее инвестировать в экономику, а денег, мы уже говорили, достаточно, только в этом году триллион рублей из бюджета не пошёл в экономику.
У бизнеса, если взять только прибыль и амортизацию, которые могут быть использованы на инвестиции, почти 25 триллионов рублей – это позволило бы нам выйти на те показатели соотношения инвестиций к ВВП, которые, как задачу поставил Президент России, но для того, чтобы эти деньги пошли в экономику, как раз нужно осуществить те меры, о которых я уже выше сказал.
Далее несколько слов о специнструментах.
Вячеслав Викторович, я прошу мне минутку добавить.
Председательствующий. Добавьте минуту, пожалуйста.
Аксаков А. F. Центральный банк постепенно отказывается от специнструментов, которые он использовал в такой кризисный период нашей экономики, направляя эти средства для реализации определенных проектов. На наш взгляд, эти специнструменты должны сохраниться, но, может быть, использоваться на цели, которые позволяли бы решать задачи Банка России, в том числе, в борьбе или с поддержанием уровня инфляции на приемлемом уровне.
Скажем, серьезное влияние на скачки инфляции оказывает урожайность. Вот в этом году хороший урожай, это тоже повлияло на снижение инфляции, но этот же урожай надо сохранить, переработать, довести до потребителя и у нас, к сожалению, мощности как раз не хватает для того, чтобы сохранить собранный урожай. И вот здесь специнструменты могли бы быть использованы для создания соответствующих логистических центров, которые бы позволили соответствующую задачу выполнить.
Ну и по малому бизнесу. У нас много программ, в том числе, субсидирование процентных ставок, но эти все программы ведут к кредитованию того бизнеса, уже который состоялся, а президент поставил задачу расширять количество... (Микрофон отключён.) Председательствующий. Спасибо.
Уважаемые коллеги! Слово предоставляется председателю Комитета по бюджету и налогам Андрею Михайловичу Макарову. Подготовиться коллеге Жигареву. Пожалуйста, Андрей Михайлович.
Макаров А. М. Спасибо.
Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!
На самом деле, основные направления денежно-кредитной политики, наверное, в первую очередь, повод поговорить о роли денежно-кредитной политики в обеспечении экономического роста. Что можно сделать средствами денежно-кредитной политики, а что нельзя?
Но, начать я хотел бы все-таки с того, что сейчас прозвучали последние слова по инфляции. Центральный банк не угадывает инфляцию и справедливо сейчас сказано, инфляция влияет, урожай и другие тысячи факторов, которые могут ее изменить, поэтому Центральный банк и предложил устанавливать таргет, цель инфляции 4 процента. По этим процентам рассчитываются на самом деле то, как будут добавляться средства самым нуждающимся гражданам, индексация. И вот мы глубоко убеждены, и видели это в ходе бюджетного процесса, что при бюджетных расчётах того, что получают граждане, надо ставить не попытку Министерства экономического развития угадать инфляцию, а тот таргет, который предлагает Центральный банк. Я повторяю, надо перестать угадывать экономические показатели.
А вот теперь к экономическому росту, что можно сделать, а что нельзя.
Почему я, собственно, поднимаю сейчас эту тему и считаю, что она самая главная? Потому что сейчас всё больше и больше, причём, из уст достаточно высокого ранга правительственных чиновников, мы слышим: главное средство для экономического роста – это доступ к кредитам. Вот можно «залить» страну кредитами, наступит экономический рост. Более того, на самом деле и мысль продолжается дальше. Можно печатать денег, сколько угодно. Если вдруг окажется слишком много, изымем потом в виде налогов. И это представляют люди, которые сегодня претендуют на развитие экономической перспективы страны, вот они разрабатывают это.
Я не знаю, насколько серьёзно они сами к этому относятся, на самом деле последствия это имеет крайне серьёзные.
Я почему сейчас вот говорю? Вот мы, смотрите, давайте посмотрим реально. Льготное кредитование малого и среднего предпринимательства, МСП, планировали 1 триллион рублей. На сентябрь было 80 миллиардов, 80 миллиардов. Сейчас договоров примерно на 300 (и это уже понятно, что это потолок), использовано 150 и больше не будет. Деньги есть. Не кредитуется бизнес. Это что, причина того, что ЦБ не даёт денег? Да, конечно, причина другая.
Мы много раз это говорили, давайте я попробую это показать. Покажите, пожалуйста, первый слайд. Это на самом деле то, как растут средства на счетах организаций. Я говорил об этом. Вот график, который у нас происходит с вами, но это не так интересно.
А вот теперь покажите график номер 2. На самом деле мы видим, что примерно на одном уровне находятся те расходы, которые нужны предприятиям для того, чтобы они могли работать, вот то, что, называется оборотка, а растут-то в 3 раза, это средства не депозитах, на тех самых копеечных, где снижаются ставки, но предпочитают хранить деньги там. Я уже не говорю о деньгах граждан, у которых такое же количество лежит в банках. Эти деньги на работают. И нам предлагают искусственными мерами Центрального банка загнать эти деньги в развитие, в экономику развития. То есть нам предлагают, чтобы экономическое развитие финансировали граждане. Они этого не сделают. Если мы будем устанавливать отрицательные ставки, об этом уже говорила Эльвира Сахипзадовна, граждане просто заберут деньги из банков и переложат их в стеклянные банки. Мы уже это проходили. Никто не вложит. Инструментами денежно-кредитной политики эти вопросы вообще регулировать абсолютно бесполезно.
У нас сегодня на самом деле есть два главных драйвера экономического роста, которые могут обеспечить экономический рост. Это рост инвестиций и рост потребительского спроса. Рост инвестиций... Я хотел бы просто процитировать слова министра экономического развития, что целевые показатели, это по инвестициям в регионах, они взяты не из воздуха, недостижения этих показателей в отдельных регионах будут означать недостижения в целом по стране. И, конечно, как всегда, ссылка на указ президента.
Мы рассматривали с вами в ходе бюджета, как эти показатели рождались в регионах. То есть это очевидная попытка переложить ответственность за инвестиции как фактора экономического роста на регионы.
А вот вторая часть – это попытка переложить ответственность за отсутствие потребительского спроса вместо мер, когда должны расти доходы граждан, мы понимаем, что основой потребительского спроса являются не отрицательные ставки в банках, а доходы граждан. Но за это отвечает не Центральный банк. А нам говорят: нет, вот вы, простите, установите отрицательные ставки, и все сразу побегут инвестировать в бизнес, все сразу начнут инвестировать в проекты, и в результате произойдет рывок.
Вот вторая попытка второго драйвера, экономического роста, который возможен, перелагается ответственность за него уже на Центральный банк. Главная цель – снять ответственность с себя. А когда возникает вопрос о том, а какие же меры нам предлагаются для экономического роста, вот тут нам предлагается бесчисленное множество разных KPI, потому что как только говорят, что давайте вот это, мы установим KPI. И действительно установили KPI, приняли «дорожных карт» уже столько, что если бы у нас денег в бюджете было столько, сколько установлено KPI и «дорожных карт», простите, у нас бы проблем с финансированием, ничего вообще бы уже не существовало. К сожалению, в данном случае это то, что сегодня больше всего беспокоит. Но на самом деле это проблемы гораздо более глубинные.
А вместо того, чтобы рассматривать глубоко проблемы доходов граждан, проблемы инвестиционного климата, нам предлагают переместить эту сложнейшую дискуссию с трибуны конференций, с трибуны Государственной Думы, нам предлагают переместить её в Facebook, то, что на самом деле сейчас и происходит. Я на самом деле благодарен Центральному банку, что всё-таки основные направления денежно-кредитной политики обсуждаются не в Facebook, а обсуждаются в Государственной Думе. И сразу хотел бы сказать, что это справедливо, потому что на самом деле спор умного с невежливым обречён на провал просто потому, что они никогда не поймут друг друга.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments