leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Нет повести печальнее на свете, чем бывшие Ромео со Джульетте

Охотный ряд
Чего боится агрессивный коммунист Рашкин?
Судьбу детей решают какие-то липовые эксперты-профанаторы
Нет повести печальнее на свете, чем бывшие Ромео со Джульетте
Валерий Рашкин, самый агрессивный и токсичный для партии власти коммунист в Госдуме, провел в понедельник круглый стол фракции КПРФ «О законодательном обеспечении прав детей и родителей в сфере семейных споров».
Но даже он не смог назвать причины столь непримиримого отношения власти к детству. Причем не власти вообще, а низовых исполнителей. Опека, суды и судебные приставы не подчиняются закону, не говоря уж о здравом смысле, и принимают решения заведомо во вред. Подчиняются непонятно кому, но кому-то явно подчиняются. Это общий принцип во всех сферах, а по детям особенно. Появляются какие-то липовые эксперты. Отдают ребенка опасному родителю, иногда вовсе чужому человеку.
Чью волю выполняют? В чем причина такой непримиримой войны между бывшими супругами? Люди на это кладут жизнь.
То есть родители ведут бои без правил и государство помогает им разлучать детей.
Участники круглого стола ругали опеку за безразличие и непрофессионализм. Уповали на процедуру медиации. Предлагали не разводить супругов, пока под присмотром медиаторов не договорятся о судьбе своих детей. 70% детей прошли через это и не хотят жить, как родители, хотя и не знают, как.
Особенно много вопросов к Московской областной психиатрической больнице на улице 8 Марта. Доводят до истерик и говорят – вы на себя посмотрите! Вы вообще курсы минета проходили? Решения могут приниматься заочно. Задержанный на трое суток отец признается нормальным. Моется в ванной с четырехлетней дочерью. Преследует бывшую супругу.
В комментарии МП Рашкин сказал, что ели суды и опека действуют не по закону, значит, надо расформировывать, надо судить, надо наказывать. Причину их несуразных решений он видит в том, что где-то нерадивость, где-то деньги, где-то что-то.
Когда столько нарушений, никакие меры не помогут, надо устранять системную причину властного зомби-паразитизма. По реакции депутата Рашкина мне понятно, что все он знает. Так чего боится?
И что лучше – решать законом по факту развода или заранее пытаться уговорить родителей вести нормальную жизнь?
Председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара в комментарии МП рассказала, что у нас это все есть. В законодательстве есть, в жизни, в традиции. Медиация конечно пробуксовывает. Когда между мужем и женой такой накат страстей, они ссорятся каждый день и считают, только развод, больше ничего. У нас ничего не получится. Они будущую жизнь не просматривают, ни свою ни детей.
Плетнева видит решение через психологов в школе. Их должны готовить, это должны быть профессиональные психологи, которые с детства должны приучать детей. Надо ввести в школе обязательный предмет, в свое время Плетнева вела «Этика и психология семейной жизни». Этот предмет ребята очень любили. Если были вопросы интимные, то проводили отдельно с девочками и отдельно с мальчиками. Это было во всей стране СССР. У Плетневой была история, а это как бы в нагрузку. Конечно, не профессионал была. И не было учебников. Но по жизни как-то понимали, что как должно быть. Строили программу и с детьми работали. Самое главное, приучали, что ответственность должна быть. В жизни за все должна быть ответственность. За работу свою. За семью свою особенно, потому что в жизни самое главное это семья.
Почему ответственности нет, стало понятно из пояснений Людмилы Виноградовой, члена комиссии по социальной политике и качеству жизни граждан Общественной палаты.
По словам Виноградовой, вопрос о ненависти бывших супругов друг к другу это такой вопрос глобальный. 28 лет проработала в суде, шесть лет следователем. До маразма дело доходило. Молодые люди приходят и ставят вопрос о разводе. Большая, львиная доля подается женщинами. В силу своей невоспитанности, в силу своей агрессивности, эмоциональности, невыдержанности. Все идет от воспитания от образования, от культуры. У нас сейчас женщины стали слишком самостоятельны и они эту самостоятельность превратно понимают. Они ее понимают как отказ от каких-то обязательств для семьи.
Люди сороковых годов рождения еще такой старой советской закалки и они е как-то более-менее себя ведут. А вот после пятидесятников пошли, семидесятых-восьмидесятых годов, они никаких берегов не знают. Уже какие-то обязательства перед семьей не существуют. Слишком все какие-то свободные. Материально независимые женщины сейчас стали и поэтому нет необходимости идти на какой-то компромисс ради чего-то.
Виноградова считает ссылки на международные договоры несостоятельны, там стране дают рекомендации, но обязательств нет. В России все давно решено в плане ювенальной юстиции, судьи были специализированные. Ссылки на то, что у нас не так отстаем от Запада, Виноградову достали. Она не называет ювенальные технологии, которые принесены с Запада как медицинское страхование и Болонская система. Разрушили свое, отечественное.
Сейчас в России только 6% детей изымаются из-за угрозы ребенку, только 2% родителей лишается прав за жестокое обращение с ребенком. Все это производится по усмотрению органов опеки. 58% документов просто неквалифицированные, неграмотные. Надо изымать из комиссий по делам несовершеннолетних и передавать в суды, причем не мировым судьям, это не компетенция мировых судей, а в районные суды. Чтобы не лишали родительских прав за то, что мама не заплатила за детский сад. Ненадлежащий порядок, нарушаются права родителей. Они не знают своих прав и признают себя виновными, когда нарушения нет.
МП Виноградова пояснила, что выполнение международных рекомендаций это желание самого правительства, самой власти. Что они хотят, то они и выполняют. Обязательств нет у страны, если не подписано какое-то соглашение.
Оказалось, что и настоящую ювенальную юстицию Россия потеряла под напором внешних рекомендаций. Суды при специализации превратились в автономные. Виноградову это возмущает.
С основным докладом выступила Александра Марова, генеральный директор АНО «Центр содействия реализации родительских прав. По ее данным, в 2018 году возбуждено 17503 дел по спорам, связанным с воспитанием детей. 15188 удовлетворено. исполнено только 32%. Пять тыс руб. штраф можно рассматривать как тариф, чтобы платить и ни чего не делать. 72% постановлений комиссий по делам несовершеннолетних в силу разных бюрократических нарушений не приводят к решению суда о привлечении к ответственности. Неграмотные люди работают. Родители имеют равные права и удержание ребенка не признается как похищение и не влечет никакой ответственности. Родители злоупотребляют родительскими правами и накручивают ребенка против другого родителя, которому ребенок должен быть передан по решению суда. Ребенок начинает истошно орать и судебное решение остается неисполненным. У судебного пристава есть право привлечь психолога. Но ребенка увезут и судебное решение не исполняется годами.
Марова считает, до точки невозврата супругов можно уговорить. Но в результате имеем то, что со всех экранов. Ребенок живет у мамы, суд решает отдать отцу. Понимаем, без заходов не обошлось.
Инициатором и основным исполнителем мероприятия выступила Екатерина Шумякина, помощник депутата Рашкина и координатор общественного движения «Стопкиднеппинг», а в прошлом оперуполномоченный по тяжким и особо тяжким преступлениям. Она предложила подписать обращение к Путину с просьбой о встрече. В обращении говорится, что в России лишили матерей права быть матерями, а отцов отцами. Судебные приставы занимают сторону ответчиков и не исполняют решения судов. Действующая система мер не позволяет решить. Мы разработали комплекс мер. Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова, получив наше письмо, отказала нам во встрече, ссылаясь на занятость. Поэтому просим встретиться с нами президента.
Подпись: матери и отцы России.
По словам Шумякиной, ей угрожали убийством и полиция ничего не сделала. Вот она и думает, что со ней сделают, чтобы узнать, где находится мама с ребенком, которых она защищает?
В комментарии МП Шумякина призналась, что сама не понимает, что это за заколдованная больница на улице 8 Марта. Там полностью против матерей выносятся заключения, которые потом претерпевают очень серьезную проверку от других органов. Когда делают рецензии и отзыв так называемый на заключения с 8 Марта, эксперты приходят в ужас от того, какие методики используются и как вообще эксперты могут писать, решая за ребенка, с кем он хочет жить. Ребенок шесть-семь-восемь лет не может свое мнение высказывать. Это все навязывается назначенным взрослым, с которым он живет и благодаря которому он занимает определенную позицию. Может быть по сути чужой человек.
Причина взаимной ненависти бывших супругов, как думает Шумякина, в том, что нет института примирения и нет какой-либо ответственности родителя за то, что он делает. При отсутствии ответственности родители по сути творят беспредел как в отношении ребенка, так и второго родителя. Отсутствие понимания, что у нас существует проблема семейных похищений. Статистика обращений родителей от года к году только увеличивается в десятки раз.
Таким образом можно видеть, кризис семьи напрямую связан с проникновением в страну постмодернистской идеологии параллельно развалу Союза. В настоящее время атака усилилась через законопроект о домашнем насилии, который продвигают Оксана Пушкина и Алена Попова на базе презумпции мужской вины. В реальности семейными ценностями пренебрегают прежде всего женщины, не ведая ответственности за благополучие семьи. Теряя влияние, женщина получает наркотик ненависти и становится заложником его алчности. На фоне внешнего давления этот вопрос решать поздно. Надо его как минимум осознать.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments