leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Принят в первом чтении законопроект по обеспечению гарантий предпринимателям, поверившим в амнистию

Принят в первом чтении законопроект по обеспечению гарантий предпринимателям, поверившим в амнистию капитала – Макаров Арестован виноват Органы не ошибаются Лес рубят щепки летят Бабы новых нарожают Не закон а революционная целесообразность Оказывается когда нельзя но очень хочется, то можно Дело Израэлита Я не знаю, остановим ли мы беспредел Законом не изменим, но по крайней мере что правовой беспредел недопустим получение доказательств в нарушение закона Единственный случай обоснованного изъятия если само лицо об этом просит Закону осталось работать два месяца Закрыто 320 тыс счетов российских граждан – Крашенинников Двусмысленности мы не ожидали, устраняем Допустимость и относимость доказательств есть во всех процессуальных кодексах Краеугольный камень приговора – Куринный Закон воспримут по-другому Справедливость для богатых
12. 835592-7 Госдума в итоге обсуждения приняла законопроект первого чтения «О внесении изменений в статьи 75 и 164 Уголовно-процессуального кодекса РФ» (в части обеспечения гарантий, предусмотренных «амнистией капитала»)
Документ внесли 13.11.19 Депутаты ГД П.В.Крашенинников, А.М.Макаров, Н.В.Панков, О.И.Павлова, И.В.Сапко, А.В.Жарков и др. (ЕР), А.А.Ремезков (СР).
Представил депутат Андрей Макаров.
Председатель комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников.
Законопроектом предлагается отнести к недопустимым доказательствам:
- факт представления подозреваемым, обвиняемым специальной декларации в соответствии с ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», а также указанную декларацию и сведения, содержащиеся в такой декларации и документах и (или) сведениях, прилагаемых к такой декларации, полученные в ходе оперативно – розыскных мероприятий или следственных действий;
- факт указания подозреваемого, обвиняемого в специальной декларации, представленной иным лицом, и сведения о подозреваемом, обвиняемом, содержащиеся в такой декларации и документах и (или) сведениях, прилагаемых к такой декларации, полученные в ходе оперативно – розыскных мероприятий или следственных действий.
Устанавливается, что при производстве следственных действий по уголовным делам о преступлениях, совершенных в сфере предпринимательской деятельности, запрещается необоснованное изъятие соответствующей специальной декларации, поданной в соответствии с ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ»
Первое чтение 357 35 0 13:58

Стенограмма обсуждения
Переходим к рассмотрению законопроектов в первом чтении. Пункт 12. Проект федерального закона "О внесении изменений в статьи 75 и 164 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации".
Доклад Андрея Михайловича Макарова, пожалуйста.
Макаров А. М. Спасибо.
Уважаемый Александр Дмитриевич! Уважаемые коллеги!
Законопроект и его необходимость внесения определяется тем, что в принципе с любым беспределом, в первую очередь с правовым, надо бороться правовыми средствами. У нас просто других нет.
И вот в данном случае по предложению Президента Российской Федерации мы принимали закон об амнистии капитала. Главная гарантия тем, кто возвращает сюда деньги, тем, кто перерегистрирует свои компании и свое имущество в российской юрисдикции, тот, кто обеляет себя в рамках уже российской экономики, существовала необходимость подачи декларации, которая в соответствии с законом не могла быть никем истребована, не могла быть использована в качестве доказательств ни по уголовным, ни по налоговым, ни по административным делам, — что эту декларацию не мог взять никто, её нельзя было использовать в качестве доказательства, и это было прямо прописано в законе.
Вот в Уголовно-процессуальном кодексе есть такое понятие, которое называется "допустимость доказательства". Вот если доказательство недопустимо, оно не может не просто... не должно быть не только рассматриваться судом, а оно не может быть принято, оно не может быть приобщено к материалам дела, допустимость доказательства. Вот эта декларация в любом деле, если только сам человек не пожелал её приобщить, является недопустимым доказательством в силу закона.
Однако вдруг неожиданно выяснилось, что когда чего-то очень хочется, а нельзя, значит, можно. И говорят, а ведь в УПК-то ничего не написано по поводу того, что я не могу это использовать, а раз в УГТК не написано, значит, можно использовать. И почти три года никто декларации не мог изъять, и вдруг появилось одно дело, где декларация была изъята.
Сначала пришли в налоговую службу, она отказала. Когда в налоговую службу принесли решение суда, что эту декларацию можно изъять, и налоговая служба отдала. Потом пришли к прокурору, и он сказал: нет-нет, можно, пусть будет в деле, пусть направляется в суд. И декларация вместе с делом направляется в суд. Потом судья говорит: ничего, пусть будет в деле, будем рассматривать. Проходят...
Вот извините, много было вопросов в СМИ и так далее, я не считал возможным для себя высказываться по этому поводу как, в том числе, автор, один из авторов того закона, который тогда вносился по амнистии капитала, но просто мы ждали, что Верховный Суд прореагирует. И он прореагировал, 30 октября последовало специальное разъяснение Президиума Верховного Суда, который подтвердил, что эта декларация не может никем быть изъята, не может быть использована, что это исключено, и сказал, что вот в данном случае это требование закона является безусловным.
Но проходит пара дней после решения Верховного Суда, разъяснения, которое, кстати, я сразу хочу сказать, является обязательным для всех судов. И районный суд, я даже сейчас назову, Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга говорит: господи, да какая разница, что там Верховный Суд разъяснил, я считаю, что пусть будет в деле и пусть будет доказательством, в УПК про это ничего не говорится и плевать мне на Верховный Суд, который это разъяснил. Встаёт прокурор и говорит: да, вот так вот и надо сделать, нечего, пусть остаётся в деле, ладно, так уж и быть я не буду на неё ссылаться в своей речи.
Наверное, более эффективным, чем внесение любого закона, было бы то, что на следующий день на квалифколлегии этот судья лишился бы своего места, может быть, другим было бы неповадно так поступать, но это не входит в нашу компетенцию. Но зато в нашу компетенцию входит внести соответствующие изменения в УПК в точном соответствии с тем законом, который мы принимали и в точном соответствии с тем, что сказал Верховный Суд в своём руководящем разъяснении, чтобы больше никто не смог ссылаться на то, что этого нет в УПК.
Я не знаю, остановим ли мы тот беспредел, о котором я сейчас говорил, потому что для меня гораздо страшнее то, что, представляете, чего же боялся прокурор и суд, когда он принимал решение, что Верховный Суд для него не указ. Значит, того, что он боялся, для него гораздо важнее, чем решение Верховного Суда.
Изменениями закона мы эту ситуацию не изменим, но, по крайней мере, мы создадим абсолютную определённость того, что правовой беспредел недопустим. И то, что сказал президент с экрана телевизоров, когда он сказал: я требую контролировать исполнение этого закона, мы, по крайней мере, свою часть по этому пути пройдём. Жаль, что это обращение президента не услышали суд и прокурор, которые рассматривали конкретное дело.
Авторы предлагают, мы вносили вместе с комитетом по законодательству, уже многие авторы присоединились к данному законопроекту. Я очень благодарен, потому что, на самом деле, присоединение к такому законопроекту - это поступок.
Мы просили бы поддержать этот законопроект и сделать так, чтобы до конца этого года он стал законом. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Содоклад Павла Владимировича Крашенинникова.
Крашенинников П. В. Спасибо большое.
Уважаемый Александр Дмитриевич! Андрей Михайлович замечательно доложил данный законопроект, я думаю, что надо, может быть, добавить, что у нас в теории доказательственного права существует такое понятие относимости доказательства и допустимости. Относимость — это то, что относится к конкретному делу, а допустимость — это то, что может быть законом, соответственно, допускаться к доказыванию тех или иных фактов.
Причём вот эта история относимости и допустимости доказательства, она существует и применима ко всем четырём процессуальным кодексам — это не только УПК, это ГПК, АПК и КАС, но более того, это во всём мире применяется.
Поэтому, конечно, вот те случаи, о которых Андрей Михайлович сказал, ну, на мой взгляд, абсолютно очевидно, подрывают доверие к государству, к правовой системе. И, конечно, мы вот это... мне кажется, что это, конечно, для особо одарённых закон наш, но тем не менее раз такая история произошла, нам надо ее закрывать, в том числе, с помощью закона. И мы очень хотим принять данный закон до конца нашей осенней сессии и я всех прошу поддержать данный законопроект. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо. Коллеги, есть ли вопросы? Включите запись на вопросы. Покажите список.
Сухарев Иван Константинович, пожалуйста. Сухарев И. К., фракция ЛДПР. Да, спасибо.
Ну президент говорит о гарантиях, твердых гарантиях, партия ЛДПР постоянно говорила об амнистии капитала, но вот сейчас, к сожалению, есть проблемы и вот те формулировки мягкие, приводящие к отказу предоставления гарантий и за ними скрываются, на самом деле, ужасные вещи. Конечно, вот отдельные судьи, прокуроры, может быть, даже стоит дать оценку их действиям.
Но вопрос в следующем. Вот здесь запрещается необоснованное изъятие соответствующей декларации. Что стоит за термином "обоснованное изъятие", что будет обоснованным?
Спасибо.
Председательствующий. Андрей Михайлович, пожалуйста.
Макаров А. М. Уважаемые коллеги!
У нас закон предусматривает возможность, что декларация может появиться, если само лицо в отношении, во время расследования в отношении него любого дела, чтобы оно могло на нее ссылаться на сам факт подачи декларации, само лицо просит эту декларацию взять из налоговой службы и приобщить к материалам уголовного дела. То есть это случай прямо предусмотренный в законе, но это единственный случай того, что называется обоснованное изъятие. То есть, если само лицо об этом ходатайствует, это может быть сделано.
Председательствующий. Нилов Олег Анатольевич.
Нилов О. А., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
У меня к Павлу Владимировичу вопрос. С прошедшим еще раз праздником, огромное количество профессионалов вокруг вас, у нас в Думе.
Но, вот вопрос с декларациями, с декларированием, да это новая такая довольно-таки форма контроля, наведения порядка.
Я, честно говоря, не помню, у нас отдельный закон, наверное, о декларациях, да?
Не считаете ли вы, что, есть над чем работать, в плане и защиты декларируемых, но и в плане развития самого понятия?
Ну, например, я так и не могу добиться ни от кого из юристов вот ответа на вопрос - а почему при декларировании (ну здесь, может быть, несколько не к этой теме относится), но вот ювелирные какие-то изделия, дорогостоящие часы там, которые обнаруживаются у разных фигурантов уголовных дел, чуть ли не сотнями? (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте время.
Нилов О. А. Почему вот эти огромные ценности: антиквариат, картины, драгоценности, меха, шубы, они не входят в декларацию? И поэтому это какой-то, знаете, недоделанный закон во всех смыслах, в плане и того, что декларируется, как это используется, и как это может использовать либо суд, либо прокурор? Спасибо.
Крашенинников П. В. Да, спасибо. Это как раз к вопросу относимости, но уже законов.
Что касается вопроса, который относится к данному закону, что вот у нас первый этап добровольного декларирования был (если что, Андрей Михайлович меня поправит) с 1 июля 2015-го по 30 июня 2016 года.
Второй - с 1 марта 2018-го по 28-е 2019-го. И третий действует с 1 июня 2019-го по 29 февраля 2020 года. Андрей Михайлович, правильно? Да. Это всё, конечно, на уровне федерального закона.
Что касается неотносимости конкретно к данному закону, то, наверное, это надо обсуждать не здесь, потому что это к данному закону не очень относится, хотя тема животрепещущая абсолютно, но не по данному закону. Спасибо.
Председательствующий. Марченко Евгений Евгеньевич.
Марченко Е. Е., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ1'. У меня вопрос к Андрею Михайловичу.
Андрей Михайлович, вот вы привели яркий пример, это уголовное дело в отношении петербуржекого предпринимателя Валерия Израйлита, или есть ещё уголовное дело со схожими правовыми проблемами? Спасибо.
Макаров А. М. Спасибо.
Уважаемые коллеги, я, честно говоря, специально не стал называть ни дело, ничего.
Это единственный случай изъятия, о котором я говорил. И я хотел бы обратить внимание на то, что наш закон не имеет к конкретному уголовному делу никакого отношения. Вопросы виновности или невиновности решаются в судебном заседании. Но, как справедливо заметил Павел Владимирович, вопросы относимости и допустимости доказательств — это краеугольный камень уголовного процесса. Доказательства полученные, недопустимые доказательства не могут лечь в основу обвинительного приговора. Вот это главное.
Поэтому мне бы не хотелось, чтобы звучали какие-то фамилии или конкретные дела. Сам по себе факт нарушения закона и использования доказательств с нарушением закона является абсолютно недопустимым. То, как это происходило, является проявлением правового беспредела. Вот именно на предупреждение подобных случаев направлен настоящий закон.
И просто на секунду хотел добавить буквально одну фразу по предыдущему вопросу. Уважаемые коллеги, в данном законе абсолютно детально прописано, что все, что декларант хочет задекларировать, вот все, он может указать, это может касаться драгоценностей, это может касаться всего, чего угодно. То есть в данном случае содержание декларации всегда определяется самим человеком. Если он хотел указать какие-то средства, если он хотел указать какие-то даже сделки, которые произошли, именно поэтому в законе были прописаны не только нормы, но даже формы, по которым это делается, были утверждены законом. Он детально проработан. Но Павел Владимирович абсолютно справедливо сказал, что закону осталось работать два месяца. Наша задача сейчас не править этот закон, а, безусловно, обеспечить его выполнение. Спасибо.
Председательствующий. Куринный Алексей Владимирович.
Куринный А. В., фракция КПРФ.
Спасибо. У меня к Павлу Владимировичу вопрос.
Павел Владимирович, вы упомянули, что если не будет принят этот закон, то якобы будет потеряно доверие к институтам государственной власти со стороны очень небольшой кучки, скажем так, тех, кто под этот закон попадает.
А как быть с остальной частью, то есть с подавляющим большинством жителей, которые, мне кажется, принятие этого закона расценят совсем по-другому?
Крашенинников П. В. Спасибо. По-моему, так я не говорил, тем более про кучку, не про кучку.
Я с Андреем Михайловичем в чём согласен? У нас нормы должны быть универсальные, они не должны касаться конкретных людей, конкретных фамилий, они должны в случае принятия действовать. И если вдруг кто-то оказывается в этой ситуации и на него распространяется этот закон, он должен быть чёткий, понятный и не содержать каких-то двусмысленных историй.
Поэтому здесь как раз вот эта двусмысленность, которую мы совсем не ожидали, но которая всё-таки оказалась по вине или не вине, я не знаю, конкретных лиц, мы её в данном случае устраняем. И мне кажется, что этот закон важный, нужный и нам нужно его чем скорее, тем лучше принимать. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
По ведению Иванов Сергей Владимирович.
Иванов С. В. Александр Дмитриевич, я не успел вовремя записаться. Позвольте вопрос задать. Спасибо.
У меня вопрос к докладчику, я этот вопрос уже задавал на комитете, и вопрос состоит в следующем. Вот в пояснительной записке указано, что законопроектом предлагается напрямую признать недопустимыми доказательствами не только те сведения, которые содержатся в декларации, но и те даже сведения, которые получены в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий.
Я вот хочу узнать, как вы эту норму трактуете? Потому что я так понимаю, что если эти данные были не задекларированы участником этого уголовного дела или как оно там называться будет, и получены следственными органами, то почему они будут признаны недопустимыми доказательствами?
Макаров А. М. Спасибо.
Ну, был вопрос задан докладчику, докладчиком был я, Павел Владимирович содокладчик.
Я объясню, как она трактуется, она трактуется очень просто. У нас с вами все эти вопросы, которые сейчас излагаются в законе, они все были напрямую изложены в законе, который я называю условно "об амнистии капитала", о декларировании, можно назвать длинное название просто. Вот в данном случае мы просто берём эти нормы и переносим в Уголовно-процессуальный кодекс.
Теперь хотелось бы ещё раз, если возникают вопросы, объяснить всего одну проблему, которая возникает. Как может попасть декларация в уголовное дело? Законно - только если само лицо попросило её изъять.
Если, как сейчас было сказано, не было задекларировано, и следственные и оперативные органы выявили эти вопросы, то проблемы не возникает, здесь нет противоречий, потому что нет самой декларации как таковой.
Но, представьте себе, пожар, условно, нам нравится, или что-то еще, и эта декларация, декларация, там копия декларации, находится дома, в мусорной яме и так далее, и вдруг, я не знаю, как она туда попала, оказывается в уголовном деле.
Вот в этом случае, вот в этом случае эти сведения, которые находятся гам, являются недопустимыми. И недопустимыми они являются на всех стадиях уголовного процесса. А стадий несколько, кончаются они судом.
Да, они касаются декларации и сведений, которые содержатся в декларации, поданной гражданином. Вот вся эта норма. Это не новая норма, я повторяю, это норма действующего закона.
Но поскольку кому-то нравится говорить о том, что пусть пока этой нормы нет в Уголовно-процессуальном кодексе, она для нас не действует, вот для этого она в точном соответствии с действующим законом и, я подчеркиваю, руководящим разъяснением Пленума Верховного Суда, переносится предлагаемый закон авторами.
Председательствующий. Коллеги, есть ли желающие выступить по данному вопросу? Есть. Включите запись. Покажите список.
Брыкин Николай Гаврилович, пожалуйста. Приоритет Вам.
Ь pi,I к и и Н. Г., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ". Спасибо.
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги, я бы хотел просто, понимая, что ряд моментов, которые, здесь мы как бы задаем вопросы, озвучиваем, они имеют быть место, я бы хотел обратиться к следующему.
Все-таки мы с вами и живем, и стремимся жить в правовом государстве.
Вот то, что сегодня происходит, наверное, 2015 год предыдущая Дума, не хочу никого обидеть, наверное, была допущена некая ошибка.
И начну выступление с того, что вот у нас наш премьер Виктор Степанович Черномырдин, он говорил: "Хотели как лучше, а получилось как всегда". К сожалению.
Вот тот закон, о котором речь идёт, главный, об амнистии, так называемый короткий, ещё в 2015 году официальный представитель правительства говорил, что представление спецдекларации... Дословно вот я зачту, я поднял архив, и посмотрел, что там было: "Уважаемые коллеги, информация не может быть представлена, в том числе, силовым органам, она не может служить основанием для того, чтобы возбуждать уголовные, административные и налоговые дела в отношении этого гражданина. Информация, которая содержится в декларации, не может использоваться в качестве доказательства по делам, которые были ранее открыты или которые впоследствии будут открыты по тем либо иным обстоятельствам".
Это являлось одной незыблемой гарантией. А вопрос, о чём шёл? Сегодня то, что было в тени, должно было ... выйти и бесспорно влиться в экономику и дать некий толчок, чтобы лица, которые когда-то, что-то нарушили, они, бесспорно, жили уже в рамках закона и получив на это гарантию, но гарантию не получили, значит.
К сожалению, значит, в этом случае возникла ситуация, когда вот уже в рамках обсуждаемого уголовного дела данная информация была изъята, и спецдекларация была приобщена к доказательствам или с отягчающими обстоятельствами. Это, бесспорно, считается неправильным.
И когда обсуждался (я смотрел архивы) законопроект, там были некоторые депутаты, говорили, что, значит, не соответствует данный законопроект в 2015 году принципам нашего уголовно-процессуального законодательства, что УПК будет иметь преимущество по сравнению с предлагаемым законопроектом. Так оно и получилось.
И сегодня, я думаю, что мы действия те, которые правоохранительные органы делают, они недопустимы, мы должны исправить, бесспорно, эту ошибку.
Мы все знаем, хорошо, что не дошло до большой как бы беды, это всё-таки жизнь и судьба человека, бесспорно, и уже Верховный Суд поправил, указал, что коллизии между нормой УПК в оперативно-розыскной деятельности с федеральным законом "об амнистии капитала" должны решиться в пользу последнего. То есть мы сегодня говорим о праве гражданина нашего на защиту, мы говорим о правовом государстве. Вот о чём, прежде всего, должна речь идти.
И не говорить о том, кто-то кого защищает, кучку какую-то вопросов решать для того, чтобы кому-то жилось лучше. Это всё абсурд. Вы говорите о вещах, мы о юридических вещах говорим, мы сегодня не о политических вещах говорим. Можно... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте время от фракции.
Брыкин Н. Г. Я буквально заканчиваю.
Но как возникла такая ситуация, нужно срочно отреагировать. И фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" призывает всех других депутатов фракций проголосовать и поддержать данный проект федерального закона. Спасибо за внимание.
Председательствующий. Катасонов Сергей Михайлович.
Катасонов С. М., фракция ЛДПР.
Фракция ЛДПР поддержит данный законопроект. Мы считаем, что должны мы быть последовательны. В 2015 году по инициативе президента мы объявили тренд, в котором сказали: капиталы нужно возвращать на родину.
Фракция ЛДПР считала, может быть, широко нужно применить эту амнистию, распространить её, скажем так, на все возможные варианты, когда эти средства поступают в Россию. Задача была бы такой, чтобы эти средства не просто задекларировать, а чтобы они работали на благо нашей родины.
Но вот в последних поправках к этому 140-му закону мы как раз и приняли, что те, которые не успели в первые два года, последний вариант для них — это перевод этих средств в нашу юрисдикцию, о чём мы как бы изначально настаивали.
Поэтому вот то, что сегодня мы прописываем, что невозможно использовать сам факт наличия этой декларации и тем более те материалы, которые приложены к этой декларации, и в 164-ю статью вписываем, что даже сами следственные действия, которые проводятся, они не могут быть направлены на запрос таких документов. Я считаю, мы это просто вот уже такими крупными буквами написали то, что было написано.
Вот сейчас коллега мой выступал и говорил, что так как кодекс, он является более высоким документом в сравнении с федеральным законом, и предполагалось, что так они и будут действовать. Но я вспоминаю нашу историю, когда мы с вами принимали закон о хостелах, и когда у нас в Жилищном кодексе (в более высоком документе) было написано, что нельзя использовать жилые помещения для предпринимательской деятельности.
Вот ну что ещё нужно было людям написать, если они использовали их под гостиницы, хостелы и так далее, для извлечения прибыли? Там же четко написано в кодексе было: только для проживания. И мы вынуждены, не важно, федеральный закон или кодекс, и мы вынуждены... а там, кстати, ссылались на федеральный закон и о туризме, и о предоставлении гостиничных услуг, и все, что угодно. Наверное, прав Андрей Михайлович, вот я не знаю, какой ещё нужно закон принять, чтобы у нас начал закон работать. Очень много вопросов, но мы парламент, других у нас инструментов нет, и если надо сто раз написать, значит, будем писать сто раз.
И завтра у нас большой закон, концептуальный - часть инвестиционного кодекса. Наверное, Андрей Михайлович, этот тоже закон можно к инвестиционному кодексу, говорил... о том, о чем говорил наш премьер, отнести? Я думаю, что завтра будет такой глубокий разговор, потому что основная причина того, что деньги не вкладываются, она как раз лежит не в правовой плоскости, а в беспредельной плоскости, и я думаю, что завтра мы на эту тему будем подробно говорить.
Фракция поддержит этот законопроект. Председательствующий. Куринный Алексей Владимирович.
Куринный А. В. Уважаемые коллеги, можно вспомнить этапы вот этого "большого", в кавычках, пути. Я говорю про попытку деофшоризации с 2015 года. И я думаю, ни для кого не секрет, что она героически провалилась на сегодня, не дав практически не то что задуманных и рассчитанных результатов, но даже тот минимум, на который мы рассчитывали.
Я напомню, что по итогам деклараций, по итогам дополнительных всех этих мер, принятых на первом этапе, мы получили всего 0,01 от того, что правительство прогнозировало, в бюджет. Зарегистрировалось всего 0,1 из тех, кто сегодня является в принципе резидентами иностранными, и тех, кто так или иначе был связан с российской экономикой. Для кого принимается данный закон или это, наверное, группа законов? Но кучка, не кучка, но я думаю, это не больше там нескольких сотен очень небедных, опять же, повторю, людей, которые сегодня стремятся сохранить свои капиталы, и Правительство Российской Федерации при помощи Государственной Думы им идет навстречу.
Спецдекларация. Мы согласны, что, может быть, спецдекларация, как основание для возбуждения уголовного дела, не должна применяться, но если спецдекларация используется, как доказательство в конкретном уголовном деле, как, я думаю, это и было вот в рассмотренных двух примерах, то это вполне допустимо. То есть следственные органы, правоохранительные органы выявляют факт, что некий олигарх "А", скажем так, украл у государства, то есть у всех наших жителей, чемодан денег. Этот чемодан денег, доказано, выяснено, поднимается его декларация и говорит, что чемодан денег (ну, я говорю просто) находятся, там, в швейцарском банке. Но нам говорят — нет, те, кто сегодня этот законопроект вносят и все предыдущие, этот чемодан украден уже давно, этот чемодан принадлежат олигарху "А", и отнимать его у него ни в коем случае нельзя, и, более того, это недопустимые доказательства, пусть дальше живёт с этим чемоданом. Это то, что нам сегодня предлагается принять: украдено, доказано, подтверждено, но как бы привлечь к ответственности за это нельзя. Проголосуйте, пожалуйста, за это, депутаты.
Касаемо того, для кого принимается этот закон и кто, собственно, на сегодня якобы у нас потеряет доверие вот к правоохранительной системе. Я думаю, что простые граждане уже давно это доверие, если не потеряли, то, скажем так, не так сильно доверяют правоохранительным органам и суду. А вот то, что опять узкая группа лиц, которая имеет своё влияние, как мы понимаем, уже и на Верховный Суд, учитывая, что там состоялось соответствующее решение, да, вот они потеряют доверие к государственной системе, и пусть потеряют, мне кажется, и окажутся в шкуре простых граждан, которых сегодня за украденный мешок сахара привлекают и дают (я прошу от фракции поставить), дают реальные сроки.
Председательствующий. Добавьте время.
Куринный А. В. Когда за репост в сетях можно получить четыре-пять лет реального срока, а за украденные миллиарды рублей и долларов сегодня предлагается никак не наказывать тех товарищей, которые сегодня вот заинтересованы кровно в принятии данного законопроекта.
Это вопрос опять же о справедливости, справедливости для всех.
Получается, что справедливость в нашем государстве, она будет существовать только опять для небольшой группы лиц, обладателей колоссальных капиталов, для которых вот закон, он будет действительно законом, он их будет охранять, он будет оберегать их интересы. Для всех остальных закон будет карающим мечом, и, по большому счёту, они будут легко привлекаться к ответственности.
Фракция КПРФ, безусловно, против принятия данного законопроекта, так же как мы были против принятия всех предыдущих этапов многочисленных амнистии, потому что, считаем, что на воровских или уворованных деньгах что-либо построить, а тем более вернуть их в экономику Российской Федерации будет нереально.
Кроме того, и в подтверждение этому являются и скрытые данные до сих пор о реальных масштабах вывода этого капитала, мы знаем только оценки экспертов.
А второе — о реальных масштабах возвращения этих самых капиталов на Родину, даже вот в эти две офшорные зоны, где созданы тепличные условия. Данные скрыты, данные спрятаны и мы, к сожалению, о них ничего не знаем.
Фракция КПРФ призывает всех проголосовать против данного законопроекта.
Председательствующий. Сухарев Иван Константинович.
Сухарев И. К. Спасибо.
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги, несмотря на неоднозначное отношение к данному закону и его конечным бенефициарам, всё-таки наша задача, как и законодателей, в том числе сделать всё, чтобы закон работал и данная инициатива именно об этом.
Ну и как правильно сказал Павел Владимирович, сказав "а", мы должны сказать "б" и этот вопрос закрыть. Уже и президент высказался, сказав, что если человек легализует свои средства и имущество в России, то он должен получить твёрдые правовые гарантии.
Партия ЛДПР всегда выступала за амнистию капитала и это очень важный момент. И вот здесь за такой мягкой формулировкой, приводящей к отказу в предоставлении гарантий, на самом деле, от этой формулировки веет тюремной сыростью. Конечно, это проблема для инвесторов, для возвращения денег в Россию.
Я хотел бы сказать следующее, что, конечно, закон должен работать — это очень важно. И вот добровольное предоставление, на мой взгляд, Андрей Михайлович, это всё-таки не является обоснованным изъятием. Поэтому в целом наш коллега Катасонов уже сказал, что фракция поддержит данный законопроект, мы поддержим. И это вот следующий шаг для того, чтобы данный закон работал.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, коллеги. Представитель президента, правительство? Докладчик, пожалуйста.
Макаров А. М. Органы не ошибаются - арестован, значит, виноват; лес рубят — щепки летят; бабы новых нарожают. Вот, что лежит в основе всех предложений, которые говорят о том, что плевать на закон, у нас есть революционная целесообразность.
В этом зале так часто звучали слова о том, что надо дать возможность, чтобы капиталы вернулись в Россию, безусловно, эти выступления, как вы понимаете, особенно способствуют тому, чтобы они возвращались в Россию. Надежда на мировую революцию, которая их капиталы и там достанет, боюсь, в ближайшие годы не оправдается. А. вот те, кто мог бы еще в оставшиеся 2 месяца возвращать деньги в Россию, сегодня, увидев вот то, что произошло, на самом деле, серьезно об этом задумаются. По поводу того, что, я понимаю прекрасно, мы хотели бы не только услышать, кто поименно и сколько вернул, мы бы хотели еще их забрать и поделить, это уже тоже было в нашей истории.
На самом деле это очень хорошо.
Но, если вас интересует официальная статистика, то на Кипре закрыто 320 тысяч счетов, принадлежащих российским гражданам, это так просто, на всякий случай просто за последние 3 года. Вот, это с точки зрения официальной статистики. А вот о том, что и как эту гарантию дало государство и до вот этого случая эта гарантия соблюдалась.
Вот с экранов телевизоров, с экранов всех федеральных, там каких угодно каналов прозвучали слова президента о том, что люди, которые возвращаются в российскую юрисдикцию, возвращают свои средства в нашу экономику, должны быть твердо убеждены, что никто не станет их преследовать кому бы, по каким бы причинам этого не хотелось.
И еще есть одна ложь, которая у нас очень часто звучит, она же удобная: украл мешок картошки — сел и украл миллиард — сел. Я не уверен, что надо сажать за мешок картошки, но только кто найдет в этом законе хоть одно слово о том, что тот, кто украл миллиард, от этого освобождается. Хоть бы почитали!
Нет никакого освобождения за то, что украл! Но мы прекрасно помним, как при отсутствии законодательства, нормального законодательства в России в 90-е годы: ни валютного, ни налогового, никакого, на самом деле, даже ничего не нарушая, происходили вещи, которые сегодня являются, как минимум, наказуемы административно валютно и уголовно, в первую очередь, речь шла об этом.
Так вот ни в том законе, который мы приняли в 2015 году, ни в этом, не освобождается от ответственности ни одно преступление, связанное с тем, что кто-то, что-то украл у людей или у граждан, речь идёт о совершенно конкретных вопросах. Но в данном случае, я хотел бы вернуться к тому, с чего я начал. Арестован — виноват. Органы не ошибаются.
Мы видим прекрасно, что именно эта идеология сегодня и закладывается на фоне тех лозунгов, которые мы здесь слышим, о поддержке бизнеса и установлении правового государства. Вот мы, как авторы закона, с этой логикой абсолютно не согласны.
Председательствующий. Содокладчик, пожалуйста. Нет? Нет.
Коллеги, ставится на голосование проект федерального закона "О внесении изменений в статьи 75 и 164 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", пункт 12.
Включите режим голосования.
Покажите результаты.
Результаты голосования (13 час. 58 мин. 24 сек.)
Проголосовало за 357 чел 79,3 %
Проголосовало против 35 чел 7,8 %
Воздержалось 0 чел 0,0 %
Голосовало 392 чел.
Не голосовало 58 чел 12,9 %
Результат: принято Принимается в первом чтении.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments