leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Принят законопроект первого чтения о регулировании доступа детей к культуре

Принят законопроект первого чтения о регулировании доступа детей к культуре – Ямпольская Истерия в СМИ подхватывают общественники По книжным магазинам нашим детям читать вообще запрещено Президент 16+, Борис Березовский без маркировки Тихий Дон в школьной программе, но по маркировке недоступен Обратится в Интернет и найдет там не только Тихий Дон Мы предлагаем вернуть рекомендательную маркировку Я могу поклясться на Библии 16+ Я не хотела бы мы были ханжами на этом празднике жизни – Александр Шолохов Директора районной библиотеки штрафуют 18+ хранится не на расстоянии ста метров Однажды папа взялся читать Тихий Дон дедушка сказал оставь рано тебе– Сергей Иванов тихий Дон Война и мир не детское чтиво – Наталия Пилюс За обсуждение сказки Конек-горбунок уволена педагог детского сада – Александр Жуков Мы договариваюсь ко второму чтению о поправках по прокатному удостоверению
13. 717228-7 Госдума в итоге обсуждения приняла законопроект первого чтения «О внесении изменений в статью 30 Закона РФ «Основы законодательства РФ о культуре» и отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием законодательных механизмов, регулирующих доступ детей к культурным ценностям и культурным благам»
Документ внесли 24.05.19 Депутаты ГД Е.А.Ямпольская, А.М.Шолохов, О.М.Казакова, О.М.Германова, Н.Н.Пилюс, С.Б.Савченко, В.И.Синяговский, В.В.Бузилов, В.М.Миронова, П.О.Толстой и др. (ЕР), Е.Г.Драпеко (СР), О.Л.Лавров (ЛДПР), С.А.Шаргунов (КПРФ); новая редакция от 09.10.19.
Представила депутат Елена Ямпольская.
Зампред комитета по культуре Александр Шолохов.
Законопроектом предлагается:
- предусмотреть, что не допускается запрет или ограничение культурной деятельности, доступа к произведениям литературы и искусства, иным культурным ценностям и культурным благам за исключением случаев, предусмотренных законодательством РФ;
- определить, что в случаях, предусмотренных ФЗ «О государственной поддержке кинематографии РФ», в прокатном удостоверении на фильм должны содержаться сведения о запрете распространения фильма среди детей в соответствии с ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»;
- наделить Правительство РФ полномочием по определению критериев отнесения информационной продукции к категории информационной продукции, имеющей значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества (на оборот такой продукции не распространяется ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»);
- предусмотреть, что ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» не распространяется на отношения в сфере предоставления и (или) распространения произведений литературы и искусства, а также предоставления и (или) распространения культурных ценностей и культурных благ музеями, выставочными залами, домами и дворцами культуры, клубами, парками культуры и отдыха, библиотеками, архивами, театрами, концертными организациями, цирками и иными организациями культуры, осуществляющими создание, исполнение, показ и интерпретацию произведений литературы и искусства, за исключением нормы данного ФЗ, определяющей перечень информации, запрещенной для распространения среди детей;
- установить, что при проведении производителями и (или) распространителями информационной продукции исследований в целях классификации информационной продукции оценке подлежит также включение этой продукции в соответствии с законодательством об образовании в примерные основные образовательные программы общего образования;
- включить в перечень информационной продукции, оборот которой допускается без знака информационной продукции:
рекомендуемые в соответствии с законодательством об образовании в примерных основных образовательных программах общего образования произведения литературы и авторов;
фильмы, показ которых осуществляется в соответствии с ФЗ «О государственной поддержке кинематографии РФ» без прокатного удостоверения, за исключением показа фильмов по эфирному, кабельному, спутниковому телевидению
- предусмотреть, что при предоставлении и (или) распространении произведений литературы и искусства, а также предоставлении и (или) распространении культурных ценностей и культурных благ музеями, выставочными залами, домами и дворцами культуры, клубами, парками культуры и отдыха, библиотеками, архивами, театрами, концертными организациями, цирками и иными организациями культуры, осуществляющими создание, исполнение, показ и интерпретацию произведений литературы и искусства, правообладатели, организации культуры, организаторы зрелищного мероприятия (включая демонстрацию фильмов) вправе размещать любым доступным способом (на экземпляре печатного издания произведения, в т.ч. на экземпляре печатного издания произведения в электронной форме, на афишах и иных объявлениях, на входных билетах, приглашениях, иных документах, предоставляющих право на посещение зрелищных мероприятий, на экране перед началом демонстрации аудиовизуального произведения) информацию о рекомендуемом возрасте доступа граждан к указанным произведениям литературы и искусства, иным культурным ценностям и культурным благам. Указанная информация может быть выражена словосочетаниями «для семейного чтения», «для семейного просмотра», «для семейного посещения», «для дошкольников», «для детей младшего школьного возраста», «для детей среднего школьного возраста», «для детей старшего школьного возраста», «не рекомендовано для детей» и иными любыми сходными по смыслу словосочетаниями.
Первое чтение 390 0 0 14:43

Стенограмма обсуждения
13-й. Проект федерального закона "О внесении изменений в статью 30 Закона Российской Федерации "Основы законодательства Российской Федерации о культуре" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием законодательных механизмов, регулирующих доступ детей к культурным ценностям и культурным благам".
Доклад Елены Александровны Ямпольской. Пожалуйста.
Ямпольская Е. А., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги. Я уже имела честь докладывать вам о той принципиальной позиции, которую занял наш комитет в отношении излишней, избыточной возрастной маркировки произведений литературы и искусства.
Сегодня мы представляем вам законодательную инициативу, которая призвана исправить абсурдную ситуацию и вернуть российским детям все богатство отечественной и мировой культуры. Под этим законопроектом подписались представители всех четырех думских фракций.
Хочу обратить ваше внимание на то, что текст был перевнесен в новой редакции уже к первому чтению. Это было сделано с учетом замечаний, которые мы получили от правительства, нескольких управлений администрации президента, комитетов-соисполнителей и перевнесение было связано в первую очередь с тем уважением, которое мы, безусловно, испытываем к людям, высказавшим ту или иную тревогу, связанную с такой безусловной ценностью, как здоровье и развитие, и безопасность детей.
За целый год, пока законопроект готовился и дорабатывался, мы провели огромное количество широких общественных обсуждений с огромным кругом экспертов. Многократно выносили наш законопроект на различные площадки на общественное обсуждение и, кроме того, в индивидуальном режиме согласовывали различные позиции с теми, кто обязан защищать здоровье и безопасность наших детей. Практически на всех уровнях нашли понимание.
В прошлый раз, когда я поднимала перед вами эту тему, я показывала вам, демонстрировала письма деятелей культуры, работников музеев, библиотек, писателей, режиссеров, театральных деятелей, кинопродюсеров в поддержку нашего законопроекта.
На днях мы получили письмо, которое я тоже хочу вам сегодня показать, это письмо из Общероссийской общественной организации "Национальная Родительская Ассоциация социальной поддержки семьи и защиты семейных ценностей".
Так вот, что они пишут. "Национальная Родительская Ассоциация" возмущена ситуацией, сложившейся вокруг возрастной маркировки.
По нашему мнению, вместо ожидаемой пользы применяемая сегодня система несёт сплошной вред. Произведения литературы и искусства — это не просто информационный продукт и отношение к ним должно быть соответствующее".
Особую благодарность за поддержку нас на этом нелегком и долгом пути я хочу выразить руководству фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ", Андрею Константиновичу Исаеву в первую очередь. И, конечно, первому вице-спикеру Государственной Думы Александру Дмитриевичу Жукову, который лично возглавил заключительное межведомственное совещание, где были сняты многие разногласия и уже выработаны подходы и направления по работе над законопроектом ко второму чтению.
Позвольте мне вкратце вам напомнить, в чем заключается суть проблемы, я сделаю это максимально наглядно. Если помните, мы уже говорили, что по итогам нашего рейда по книжным магазинам, сложилось впечатление, будто до 16 лет в нашей стране читать вообще запрещено. Так вот, порой, дело обстоит ещё хуже.
Посмотрите на экран, пожалуйста. Посмотрите, Библию я вам "16+" уже показывала? Вот Коран с такой же маркировкой. Михаил Шолохов, Астафьев — "18+" по абсолютно загадочным причинам. Великая русская поэзия — вся "16+", за исключением того, что "18+".
А вот сейчас будет очень интересная коллизия, чрезвычайно интересная.
Вот книга про нашего президента, возрастной ценз "16+", а вот книга про Бориса Березовского, на которой указано, что она не подлежит маркировки в соответствии с 436-ФЗ. Напомню, не подлежит маркировке в соответствии с этим законом информация, обладающая особой исторической и художественной ценностью. По всей видимости, в Березовском есть какая-то особая историческая и художественная ценность.
Я глубоко убеждена, что подобная непродуманная маркировка произведений литературы не только наносит урон библиотечной системе, окончательно губит книготорговлю, она впрямую угрожает развитию и безопасности детей. Потому что неграмотный, неразвитый, неначитанный человек никогда не будет чувствовать себя комфортно и безопасно в современном мире.
Более того, мы рискуем превратиться в общество бездушных людей. Если мы не будем воспитывать в наших детях эмпатию, эмоциональное сочувствие, эмоциональный интеллект, а для этого лучших тренажёров, чем произведения литературы и искусства, человечество до сих пор не придумало. Искусство - это самая безопасная и эффективная форма социализации подрастающего поколения.
Вторым страдающим от избыточных маркировок видом искусства является кинематограф. Думаю, многие из вас слышали о таком явлении как "война маркировок", когда защита детской безопасности становится средством манипуляции. Трансляция фильмов по телевидению также сопряжена с абсурдностью возрастных цензов, правда, возле телевизора не стоит тётенька — контролёр, выясняющая, сколько тебе лет, но тем не менее вот, пожалуйста, вам несколько ярких примеров.
Будьте любезны, второй ролик.
Я не укладываюсь во время, это я уже понимаю.
Да, пожалуйста, "Три богатыря" - "6+", "Три богатыря" - "12+", "Три богатыря" - "16+", "Иван Царевич и Серый волк" - "18+", "Буратино" - "16+", "Снежная королева" - "16+", "Республика ШКИД" - "У кошки четыре ноги, позади у неё длинный хвост" - "18+".
Сейчас будет шоу Малахова. Вот довольно пикантная, так сказать, сцена - "12+" из известной взрослой комедии. А вот одно из тех шоу, которое, на мой взгляд, никому и никогда смотреть не следует - "16+", на два года меньше, чем у "Республики ШКИД", обратите внимание.
Вы спросите, что в головах у людей, которые предлагают смотреть "Буратино" от 16-ти и старше, а я скажу вам, что у них в головах соображения -как бы чего не вышло. Они не хотят стать жертвами кляузников, они не хотят никаких лишних неприятностей и разборок, и, тем более, они понимают, что и на телевидении, и в Интернете возрастная маркировка является пустой формальностью.
Регламентируя произведения литературы и искусства, мы всего-навсего отучаем ребёнка держать в руках бумажную книгу и смотреть кино на большом экране. Всё остальное он, к сожалению, найдёт в сети "Интернет". И я боюсь, что он найдёт там не только "Тихий Дон", за которым ему придётся туда обратиться, потому что "Тихий Дон" находится в школьной программе, но при этом запрещён детям до 18 лет.
Друзья, законопроект перед вами. Рассказать его суть мне уже сейчас, конечно, не удастся, но вы поняли, что главная статья, которая для нас является принципиальной, это освобождение литературы и искусства от избыточной возрастной маркировки за исключением всего, что относится к "18+", это единое строгое запретительное отсечение, которое действует всегда и везде, никаких послаблений по этому поводу мы в законопроекте в своём не делаем.
Можно мне полминуточки ещё, пожалуйста.
Председательствующий. Добавьте время. Ямпольская Е. А. Да, спасибо большое.
Но вместо этого мы предлагаем, вместо вот этой промежуточной маркировки мы предлагаем вернуть рекомендательную маркировку, полезную для родителей и педагогов.
Эта рекомендательная маркировка, на наш взгляд, может звучать следующим образом: "для семейного чтения, посещения, просмотра", "для детей младшего школьного, среднего школьного, старшего школьного возраста". И "не рекомендовано для детей", когда там в спектакле, в фильме, на выставке или в книге не содержится ничего, что явно запрещено по "18+".
Все эти выражения знакомы каждому из нас с детства, они в советском праве употребляются с середины XX века, а сейчас они употребляются в правовых нормах Евразийского экономического союза.
По окончании содоклада моего коллеги и соавтора законопроекта, очень активно над ним работавшего Александра Михайловича Шолохова, готова ответить на все ваши вопросы. И прошу поддержать законопроект в первом чтении. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Содоклад Александра Михайловича Шолохова. Пожалуйста.
Шолохов А. М., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги!
Елена Александровна достаточно полно рассказала о сути предлагаемого вашему вниманию законопроекта, и я позволю себе остановиться только на нескольких моментах, подчеркнуть, правильнее сказать их.
Первое — это те опасения, которые высказываются по поводу так называемого "негативного контента" для наших детей, который существует в информационном пространстве.
Совершенно поддерживаем позицию тех людей, которые хотят оградить наших детей от разрушительной информации, однако при этом только что была упомянута замечательная советская система, когда существовала отсекающая маркировка "16+" или правильнее она звучала: "детям до 16 запрещено" и далее следовали рекомендательные маркировки: "для младшего школьного возраста", для среднего, "для старших классов средней школы".
Буквально этот же вариант предлагается сегодня вашему вниманию, более того, он даже ужесточается, потому что советская маркировка была "16+", мы говорим о "18+".
И в этой связи я хочу успокоить всех людей, которые справедливо беспокоятся за моральное здоровье наших детей. Мы ничего не уменьшаем в плане той информации, в плане доступности той информации, которая, действительно, нежелательна для изучения и рассмотрения детьми. Но мы уходим от той абсолютно абсурдной ситуации, которую сейчас только что Елена Александровна продемонстрировала наглядно. Мы уходим от той ситуации, когда детям не продают в магазине книгу автора, которого он изучает в школе. Елена Александровна показала нам различные маркировки на одном и том же произведении. Но дело в том, что этот абсурд можно найти в пределах одного магазина. Одно и то же произведение будет иметь различную маркировку в зависимости от того, вот тут я прошу обратить внимание, насколько перестраховался издатель, ставя эту маркировку, оберегая себя от возможных каких-то излишних правоприменительных рвений.
Я неоднократно приводил эту практику. Дело в том, что в ходе обсуждения и рассмотрения этого вопроса, нам приходили сведения с мест, доходящие уже непросто до абсурда, а, извините меня, до идиотизма, когда в районных библиотеках штрафуют директоров за то, что маркированная "18+" продукция находится, хранится на расстоянии меньшем, чем сто метров от всех остальных книг. Я думаю, коллеги-одномандатники живо представили себе районные библиотеки с футбольным полем посередине. Но самое главное, что та маркировка, вся вот эта промежуточная маркировка, которая была разработана психологами Московского государственного университета, которую на первую рабочую группу, которую мы собирали по этому поводу, явились и были в ужасе от того, каким образом интерпретированы их научные исследования. Потому что они чётко подчёркивали с самого начала: эта маркировка имеет рекомендательный характер.
Я уже неоднократно это говорил и в интервью, и в разговорах с некоторыми из вас, коллеги, что, если мы ребенку не дали прочитать или вернее не порекомендовали прочитать определенную литературу в определенном возрасте, он уже лишен этого большого пласта культуры и большого пласта нравственного созревания. Ведь мы же прекрасно понимаем, что после 18 лет бесполезно давать читать "Серую шейку", у ребенка это не вызовет уже никаких эмоций или правильнее у взрослого человека, и так далее.
Если мы хотим, чтобы в ребенке взрастала некая романтическая жилка, приключенческая, он должен читать приключенческую литературу Джека Лондона и Марка Твена, он должен читать в определенном возрасте, так давайте ему это порекомендуем, а не запретим.
Коллеги, я думаю, очевидность этой ситуации она превосходит все доводы, которые можно произнести словами. Я призываю вас всех проголосовать за этот законопроект. Те же немногочисленные вопросы, которые мы не учли в новой редакции, я думаю, успешно можно решить ко второму чтению.
Спасибо за внимание.
Председательствующий. Коллеги, будут ли вопросы?
Включите запись на вопросы.
Покажите список.
Коломейцев Николай Васильевич.
Коломейцев Н. В. Председательствующий.
Уважаемая Елена Александровна!
Полностью согласен с вашими доводами, но здесь же, наверное, уместен вопрос: а судьи кто? Где гарантия того, что вот вашу новую маркировку такие же вот фельдфебели не поставят в обратном порядке, ну вот по возрасту, ну возьмет и заменит. Может, все-таки в законе сделать какие-то критерии или какие-то общественные советы, которые бы, как бы непросто какой-то чиновник, которого взяли по найму ставил такие вещи, а ставили люди, у вас вот профессиональный комитет, у вас люди как бы разных жанров и имеющие серьезный опыт. Но, к сожалению, в районных библиотеках, уже библиотекарей во многих не осталось, а контролёры приходят, которые с начальным образованием, в скором времени они вообще могут запретить все книги.
Председательствующий. Включите микрофон Ямпольской.
Ямпольская Е. А. Уважаемый Николай Васильевич!
Сейчас, по закону, ставит не чиновник. Такие предложения, кстати, нам на протяжении работы над законопроектом поступали, типа если настолько правоприменительная практика кривая, косая, давайте мы поручим это какому-нибудь агентству, создадим отдельное ведомство, и пускай оно всё маркирует. Это цензура, запрещённая Конституцией Российской Федерации, и это, конечно, очень коррупционно-ёмкая впоследствии схема, когда любой чиновник сможет сказать любому производителю культурной продукции: ну, что, давай договариваться про "6+", а то сейчас поставим "18", и кассы ты своей лишишься.
Сейчас маркируют производители. Вот это та маркировка, которую мы предлагаем взамен, она рекомендательная, по ней не будет наступать никакого наказания. Ты можешь поставить "для семейного чтения", можешь не поставить, но я абсолютно убеждена, что большинство будет ставить. Так же, как сейчас издатели, выпускающие качественную детскую литературу, помимо всех этих ни о чём не говорящих "6+", потому что ведь "6+" - это не для тех, кому 7-8 лет, "6+" - это от шести и до девяноста, если так по смыслу разбираться, они всё равно пишут: "для младшего школьного", "для дошкольного возраста".
Они всё равно пишут ясными буквами, которые мы с вами понимаем, к которым мы привыкли в нашем детстве, и которые нас никак не ограничивали, потому что если ребёнок хочет развиваться с опережением, это должно поощряться, а не останавливаться. Иначе тогда о каких пяти ведущих экономиках мира, о каком шестом технологическом укладе мы вообще можем говорить, если мы ограничиваем наших детей в развитии.
Поэтому в данном случае за рекомендательную маркировку не наступает наказание, и соответственно нет опасности, что кто-то будет перестраховываться, так сказать, гоняя туда-сюда и завышая эти цензы. Спасибо вам большое.
Председательствующий. Земцов Николай Георгиевич.
Земцов Н. Г., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Спасибо.
Вот я хотел задать вопрос авторам законопроекта, Елене Александровне, здесь написано, что законопроектом предполагается предусмотреть... не допускается запрет на ограничение культурной деятельности, доступа к произведениям литературы, искусства, иным культурным ценностям и культурным благам, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.
Есть понимание, что наше общество сейчас видит огромный вал низкопробной современной, как это называется, современной формы культуры, которая через Интернет распространяется. То есть мы не можем теперь ограничивать никак доступ к этим благам. Что является произведением культурной деятельности? Поясните, пожалуйста. У нас выставки современного искусства иной раз заканчиваются... (Микрофон отключен.)
Председательствующий. Добавьте время.
Земцой Н. Г. У нас выставки современного искусства, которые некоторые называют культурными ценностями, нашим видением культуры, заканчиваются скандалами, связанными с оскорблением чувств верующих. Вот такой вопрос.
Ямпольская Е. А. Ну, уважаемый Николай Георгиевич, здесь не вопрос, здесь несколько вопросов. На мой взгляд, произошло какое-то смещение понятии.
Да, мы предлагаем внести процитированную вами статью в основу законодательства Российской Федерации о культуре. Мы считаем эту статью чрезвычайно важной не только для того вопроса, который мы сегодня рассматриваем. Но почему же вы не обращаете внимание вот на эту оговорку -за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации? Законодательство Российской Федерации достаточно строго регламентирует, что именно у нас запрещено. Пропаганда каких вещей, я не буду их сейчас перечислять, чтобы не нагнетать негатив. А кроме того в 436 ФЗ есть то, что запрещено для детей. И несколько раз я оговорилась, что всё, что стоит с цензом "18+", так и будет стоять с цензом "18+".
На мой взгляд, чрезвычайное нагнетание вокруг нескольких буквально событий, истерии в СМИ, которую, к сожалению, подхватывают отдельные общественные организации, и всё время втягивали нас на протяжении работы над этим законопроектом в такой диалог слепого с глухим, потому что мы говорим — посмотрите, дети не могут читать Шукшина, дети не могут читать Шолохова, "Евгений Онегин" "16+" - это оскорбление для русской культуры. Они говорят: "Нет, мы знаем, вы хотите всех дошкольников отвести к Серебренникову и Богомолову". И этот страх перед каким-то условным Серебренниковым...
Мы уже готовы забыть про всё, про Толстого, про Пушкина, всем пожертвовать, чтобы... Дело в том, что есть огромное количество отсечений (18+ и всё, о чём вы говорите) — это раз.
Про Интернет — это вообще отдельный вопрос, я только что его касалась. В Интернете вся маркировка сугубо формальная, и вы это прекрасно понимаете. Бумажная книга недоступна - в Интернете доступно абсолютно всё. И об этом надо помнить, когда мы отсекаем наших детей реально от произведений литературы и искусства.
Ну, вот, собственно... вот, наверное, это такой достаточно эмоциональный ответ.
Я считаю, что та статья, которую вы процитировали, она развивает статью Конституции. Конституция гарантирует право доступа к культурным ценностям. Наша статья её развивает и говорит о том, что ничей волюнтаризм этого доступа ограничить не может, за исключением случаев, прописанных в нашем законодательстве. Это даёт возможность обществу и культуре взаимодействовать на законодательном поле гораздо более ясно и прозрачно, чем это происходит сейчас.
Спасибо.
Председательствующий. Веллер. Центральную трибуну включите, пожалуйста.
Веллер А. Б., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Я чуть-чуть добавлю.
Уважаемый Николай Георгиевич! Уважаемые коллеги! Ведь получается ситуация, когда то, о чём сейчас говорила Елена Александровна, описывается старой-старой нормой. Мы с водой выплёскиваем ребёнка. Мы, действительно переживая вроде бы внешне за его нравственность, ему эту нравственность воспитывать не позволяем.
И тут есть один момент, о котором я ещё дополнительно хочу сказать. Ведь, представьте себе, этот ребёнок, который рвётся к знаниям, - это очень редкая сейчас ситуация. И вдруг ему говорят: нет, парень, вот этого тебе как раз нельзя.
И мне пришлось одному из первых отвечать на ту тогда раздутую в СМИ ситуацию, когда не продали книги школьных авторов нашим детям. Первое, что у меня родилось в голове: мы хотим изобразить деятельность или мы хотим действительно оградить наших детей? Если мы хотим действительно оградить, тогда давайте говорить об Интернете, о телевидении, обо всех тех доступностях, которые сейчас столь многочисленны. Но давайте мы не будем говорить о книгах и о кино, где, поставив эту маркировку, мы умываем руки и говорим, всё, мы всё сделали, наши дети будут высоконравственны. Давайте разделим эти две большие темы: тот законопроект, который предлагается сегодня и относится практически исключительно к книгопечатной продукции, к жестким носителям и к кино, и всё остальное, чем мы с удовольствием вместе с вами готовы заняться.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, есть ли... А, Веллер ещё да, не задал вопрос. Пожалуйста.
Веллер А. Б. Да, спасибо, Александр Дмитриевич.
Очень короткий вопрос. Коллеги, поддерживаю, безусловно, законопроект, у меня просто для понимания.
Напомните, пожалуйста, подскажите, а в каком году вообще была введена эта маркировка? И, по сути дела, если это было в таком недавнем, обозримом будущем, то, как вы считаете, является ли сегодняшний законопроект в определенном смысле исправлением тех, может быть, перегибов, может быть, излишнего, скажем так, регулирования того, что было вот произведено какое-то определенное лет назад? Напомните, пожалуйста.
Председательствующий. Ямпольской включите микрофон.
Ямпольская Е. А. Да, спасибо большое за ваш вопрос.
Вот у меня в руках 436-й ФЗ "О защите детей от информации..." 29 декабря 2010 года. Проблема в том, что законопроект, может, создававшийся, в общем, наверное, с благими целями, конечно, при этом создавался, на мой взгляд, и с достаточно большим недомыслием, во всяком случае в отношении всего, что имеет отношение к литературе и к искусству. Конечно, если бы мы не думали, что мы исправляем абсурдную ситуацию, если бы мы не думали, что мы работаем на развитие страны, естественно, мы бы не бились за него год, и, так сказать, потом я могу вам лично рассказать, сколько крови выпили у нас различные общественные организации, обвинявшие нас во всех смертных грехах. И тем не менее я рада, что сейчас это, даст бог, изменится.
Ко второму чтению, естественно, мы учтем опять поправки, мы будем идти на какие-то компромиссы, это понятно, мы будем снимать все тревоги и сомнения, но тем не менее я считаю, что наше движение благое, наше движение правильное, и я могу поклясться вам на Библии (16+), коллеги, что никаких иных соображений, нашей группой авторов никакие иные соображения не двигали, когда мы занимались данным законопроектом. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, есть ли желающие выступить по данному вопросу? Включите запись. Покажите список.
Иванов Сергей Владимирович, пожалуйста.
Иванов С. В. Добрый день, уважаемые коллеги. Вы знаете, не так давно у меня, слава богу, перестали в магазине спрашивать документы, когда я покупал что-нибудь спиртосодержащее, то ли я так хорошо сохранился, то ли, что, не знаю.
Вот здесь та же самая ситуация, вроде бы как мы ограждаем детей от того, что им неправомерно не дадут купить книгу энную книгу, где написано 18+ или еще что-то. Понимаете, очень трудно, чтобы, вот я спрашивал продавцов: вы как определяете 17 лет человеку, 18 лет и так далее, в чем проблема, кто-то выглядит старше, кто-то меньше? Проблема, коллеги, здесь абсолютно не в этом. Проблема в том, что мы в попытках сделать что-то такое благое дошли до абсолютного маразма.
Ну, вот представьте себе, да. "Как-то утренней порою братья шумною толпою выезжают погулять, серых уток пострелять, руку правую потешить, сарацина в поле спешить, иль башку с широких плеч..." у кого-то там отсечь, не буду цитировать, запрещено, потому что это чуть ли не разжигание межнациональной розни, а это Пушкин, между прочим. Я вам могу привести другие примеры. Я вам могу сказать, что, извините, сказка де Сент-Экзюпери "Маленький принц" это не для маленьких детей.
Но вот все вот эти ограничения, уважаемые коллеги, которые мы сейчас вводим и то, что сейчас будет написано для семейного чтения, либо еще для чего-то, это все равно будет делать из наших детей каких-то таких мамсиков, хлюпиков, которые просто-напросто будут в жизнь вступать, ну, не подготовленными абсолютно.
Вот когда, извините, показывают жестокие вещи, где-то в голландском зоопарке отрезают, там разделывают на части жирафа, это, конечно, может показаться ужасным.
Но у нас каждый раз, ещё 100 лет назад, в любой деревне, ауле и так далее резали лошадей, овец, коров и так далее, и наши дети это видели. И потом эти дети, между прочим, Наполеона громили и так далее, они не боялись ничего. Вы думаете, извините, тот же самый "Тихий Дон" сейчас опять приводится, да это вообще не детское чтиво. И, извините, "Война и мир" — это не детское чтиво, и огромное количество вещей, где написано "18+". Это дурь, конечно, согласен, но это не детское чтиво, и не тема это для школьников, их это пока ещё не интересует, уважаемые коллеги.
Я вам ещё раз говорю, мы, когда составляем список экстремистских материалов, включаем туда какие-то вещи, в том числе и картины, которые, может быть, ничего не значат, мы просто-напросто засовываем, как страус, голову в песок (хотя страус, конечно, этого не делает) в надежде себя любимых убедить, что мы сделали якобы всё возможное, чтобы из наших детей не получились экстремисты, нигилисты, революционеры, бомбисты, кто угодно.
Это неправильно, уважаемые коллеги. Дети должны читать то, что им сейчас нравится читать. И не надо запрещать, они всё равно это увидят, прочитают, им кто-то расскажет. А вот сейчас мы примем закон и скажем, всё хорошо, ребята, теперь будут им давать возможность это прочитать. Маленький ребенок никогда не станет про любовь Анисьи и еще кого-то читать, это 100 процентов. Но это когда придет время, он прочитает и дико задумается на эту тему, но это когда придет время.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо. Представитель президента, правительства?
Мельников И.И. А Наталия Николаевна ещё. Председательствующий. Извините. Пилюс Наталия Николаевна.
Пилюс Н. Н., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Добрый день, Александр Дмитриевич, добрый день, уважаемые коллеги. Мы сегодня собрались для того, чтобы в первом чтении принять закон, который очень широко обсуждался и Комитетом по культуре Государственной Думы, и совместно с фракцией "ЕДИНАЯ РОССИЯ". И, безусловно, он нацелен на совершенствование механизмов, которые регулируют доступ детей к культурным ценностям и к культурным благам. И, безусловно, цель этого законопроекта - освободить от излишних запретов и дать рекомендации, в которых, может быть, кто-то нуждается.
Я хотела бы остановиться на двух аспектах, на которых здесь мне хотелось бы акцентировать внимание. Здесь звучал перечень литературы, которая, в том числе, рекомендована к изучению в школе, однако на ней есть запретительная информация. Но в нашем новом законопроекте мы включаем в перечень информационной продукции, оборот которой допускается без знака информационной продукции, это те произведения, которые рекомендуются в соответствии с законодательством об образовании в примерных основных образовательных программах общего образования произведений литературы и авторов.
Вот сейчас до моего выступления ко мне подходила Ольга Владимировна и говорила, что, к сожалению, есть такие случаи, когда за обсуждение и информирование, и изучение сказки "Конёк-Горбунок" была уволена педагог из детского сада, и таких абсурдных случаев, к сожалению, очень много. Мы хотим исключить эти случаи из практики, в том числе из образовательных учреждений. Этим законопроектом предусмотрено конкретное решение этого вопроса и не будет знака информационной продукции на этих изделиях.
Ещё хочу сказать о том, что здесь также возникал вопрос о том, кто будет относить те или иные произведения, и мы своим законопроектом наделяем Правительство Российской Федерации полномочием по определению критериев отнесения информационной продукции к категории информационной продукции, имеющей значительную историческую, художественную или культурную ценность для общества. Мы этим законопроектом снимаем запретительные нормы и включаем рекомендательные, которые потребуются родителям в первую очередь для того, чтобы принять правильное решение об участии ребёнка в той или иной культурной жизни.
И хочу сказать, что наш законопроект направлен на формирование в Российской Федерации поколений молодых граждан, которые смогут свободно и самостоятельно ориентироваться в современном информационном пространстве, создание новой медиасреды, обеспечивающей, в том числе, свободный доступ детей... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте время.
Пилюс Н. Н. Фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" будет голосовать за этот законопроект.
Председательствующий. Спасибо. Представитель президента? Правительства?
Ямпольской включите микрофон. Ямпольская Е. А. Спасибо большое.
Уважаемые коллеги, я должна перед всеми извиниться, мне хотелось так много вам рассказать, и я составила такое длинное выступление, что часть его просто не успела озвучить. И те, кто ещё не посмотрел наш законопроект, я вижу, они чуть-чуть запутались.
Ещё раз хочу вам сказать, что произведения литературы и искусства, за исключением всего, что относится к категории "18+", выводятся из-под действия 436-го федерального закона, именно поэтому рекомендательная маркировка не будет грозить никаким наказанием. Это рекомендация для родителей и педагогов.
Вы знаете, в Осло есть детская библиотека, куда взрослым вообще вход запрещён, а книги там размещены на полках в последующей маркировке, если это можно так назвать, что почитать, когда тебе грустно, что почитать, когда первый раз влюбился, что почитать, когда поссорился с лучшим другом? Знаете, это тоже маркировка.
И я бы не хотела, чтобы мы были главными ханжами на этом празднике жизни. Самое ценное, что есть у любой нации - это её дети и её культура. Так давайте не воздвигать между двумя этими ценностями искусственных, абсурдных барьеров.
Очень прошу вас поддержать наш законопроект. Спасибо вам большое.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги... Содокладчик? Шолохову включите микрофон.
Шолохов А. М. Уважаемые коллеги, я повторю ту историю, которую рассказал на заседании комитета-соисполнителя. Однажды мой папа в восьмом классе взялся читать "Тихий Дон", а дедушка это увидел и сказал: "Ты что там делаешь?" — Он говорит: "Да вот "Тихий Дон" читаю. — "Оставь, рано тебе ещё".
Это была рекомендательная маркировка, потому что имелось в виду не то, что он что-то там найдёт плохое для себя, а то, что он не до конца поймёт, что там написано? Поэтому давайте мы давать возможность нашим детям дерзать и находить правильные, хорошие книги, правильные, хорошие истины.

окончание стенограммы см. https://leo-mosk.livejournal.com/7084124.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments