leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Стенограмма пленарное заседание ГД 10.12.19 пакет о, инвестиционной деятельности – часть 3

Стенограмма пленарное заседание ГД 10.12.19 пакет о систематизации инвестиционной деятельности – часть 3
Второе, коллеги, Кашин Владимир Иванович, что абсолютно правильно сделал, поднял вопрос о том, чтобы объем средств, который подпадает под определение реализации проектов как в рамках регионов, так на уровне федеральном, так и при проектном подходе, предложил снизить с того объема, который определен в виде 1,5 миллиарда, до 500 миллионов. И его все поддержали, и он отстаивает вот эту позицию, потому что действительно в сельском хозяйстве этот объем, наверное, самый такой распространенный, когда решается серьезная задача.
Владимир Иванович, вы что, разве в интересах олигархии эти предложения вносили? Уважаемый председатель комитета, академик. Нет, конечно.
Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Николай Васильевич, вы записались, обязательно предоставлю. У нас же с вами это место для дискуссий, коллега Коломейцев.
Но для чистоты отношений нужно же сказать, ваш сосед Кашин предложил, 500 миллионов чтобы было. И как председательствующий должен защитить коллегу Кашина, коллегу Ганзю от того, что в одном случае она могла сбиться и, соответственно, записать в олигархи всех тех, кто хочет школы и больницы строить, а потом записать Кашина в лоббисты олигархов, который говорит о том, что это проекты, распространенные в сельском хозяйстве. Ничего личного, только исходя из цифр и, соответственно, того, что ранее прозвучало.
Прежде чем слово будет предоставлено Катасонову Сергею Михайловичу, фракция ЛДПР (замена произошла в ЛДПР), по ведению Коломейцев Николай Васильевич.
Коломейцев Н. В., фракция КПРФ.
Спасибо.
Уважаемый Вячеслав Викторович, при всем уважении к вам, нельзя комментировать выступления от фракций. Если вы записались от "ЕДИНОЙ РОССИИ" - на здоровье, но вы сбиваете с мысли товарища из ЛДПР, и мне это обидно.
Председательствующий. Товарища из ЛДПР с мысли сбить невозможно. Потому что, какой поп, такой и приход. Вы о чем говорите? Они 30 лет шли к тому, чтобы сейчас выступить — нереально их сбить. Пожалуйста, Иванов Сергей Владимирович.
Иванов С. В. Да, Вячеслав Викторович, я всё понимаю, но, если соблюдать Регламент, то лучше всё-таки брать слово для выступления, а то я никак не могу понять, вы комментируете выступление или уточняете позицию выступившего?
Председательствующий. Уточняю, конечно. Спасибо, Сергей Владимирович. Для чистоты отношений. Пожалуйста, Ганзя Вера Анатольевна.
Ганзя В. А. Ну тогда и я для чистоты отношений должна ответить на ваши, так скажем, претензии в плане того, сбилась я или нет. Нет, я заверяю вас, что это позиция фракции. Мы действительно проанализировали этот законопроект и считаем, что в нем настолько больше огрехов, чем тех положительных качеств, о которых вы говорили. Эту позицию я и обозначила.
Председательствующий. Полностью с вами согласен, поэтому мы все считаем, что необходимо принять развернутый проект постановления по законопроекту первого чтения и дальше всем углубиться в его доработку. Абсолютно с вами согласен, то, о чем вы сказали.
Пожалуйста, фракция ЛДПР, Катасонов Сергей Михайлович. Подготовиться Жукову Александру Дмитриевичу.
Катасонов С. М., фракция ЛДПР.
Спасибо, Вячеслав Викторович. Я имел дополнительное время подготовиться для выступления, собраться с мыслями и вполне ответственно от имени фракции заявить, что мы поддерживаем данный законопроект в первом чтении.
Основная проблема, наверное, сегодня России — это снижение роста доходов наших граждан. На протяжении последних пяти лет мы видим, нет роста. И мы понимаем, что причина кроется в том, что практически нет новых производств, не создаются новые рабочие места. Если это создается, то надо учитывать, сколько выбывает рабочих мест.
И, конечно, то, что президент сказал в 2012 году — довести рост инвестиций до 25 процентов к 2018 году, мы это ещё раз правительству напоминаем.
То есть сегодня прошёл уже год той отсечки, когда мы должны на этот показатель были выйти, мы его не достигли и опять ставим, задачу ставит правительство — добиться этого результата к 2024 году. Но, насколько я понимаю, президент как бы не переносил свои сроки, но здесь, наверное, не главное вот зацепить, указать и сказать, что не сделано то, что поручено, вопрос — чтобы получилось.
Неслучайно Вячеслав Викторович задал вопрос Андрею ... : а всё-таки, что мы хотим получить на выходе, что будет индикатором? И я думаю, то, что была ссылка на те цифры, которые нам дал в своём Послании президент, это говорит о том, что действительно это вариант, когда мы должны по истечению какого-то периода (но я не думаю, что надо ждать 2024 года, надо посмотреть динамику), мы должны это спросить.
И мы считаем, что правительство вправе вот выбирать те инструменты, которые оно считает возможным. Да, сегодня мы, наверное, рассматриваем пакет из четырёх законов, но я думаю, что он должен быть, вот этот пакет более широким. То, о чём говорил председатель правительства, он говорил об инвестиционном кодексе. Может быть, может быть сегодня у Министерства финансов, у правительства нет других инструментов, кроме тех, которые они нам сегодня предлагают. Но вот у меня вопрос: с 2012 года мы имеем 19 процентов инвестиций в основной капитал, задача — 25. Вот честно ответьте, Андрей Юрьевич, что, отсутствие этого закона повлияло на результат? Ну, нет.
Поэтому мы можем сегодня, как сказать, не хуже будет инвестиционный климат. Да, есть там немножко с концессионными соглашениями проблемы и так далее, хуже-то не будет от этого закона, и фракция ЛДПР поддержит, плюс ко второму чтению, то, о чём сегодня дискуссия развернулась между коммунистами и председателем, там целый ряд поправок мы на слушаниях у Грефа уже озвучили и так далее, и так далее. Но сегодня 30 триллионов средств — у юрлиц, 24 триллиона — у физлиц, — деньги-то есть.
И вы хотите, скажем так, ещё раз тем инструментом, который у вас в руках, потому что Минфину поручили... а что вы можете? Вы можете гарантировать неизменность условий, государственную поддержку.
Но, на мой взгляд, и я это говорил на депутатских слушаниях, всё-таки не здесь проблема, проблема в том, что бизнес не верит, он не доверяет тому, что не то, что там через 20 лет, что через три, через пять лет, когда проект станет на крыло, не будет вероятности, что этот бизнес отнимут.
Мы если посмотрим на исследования, которые проводятся нашим бизнесом, как вы думаете, какую проблему ставят на первое место бизнесмены? Вот мы с вами все слышим: 44-й закон, невозможно. То есть заказчик лоббирует своих.
223-й. Взятки. Каждый день мы по телевизору смотрим - бегущая строка. Так это оказывается не первая причина, вот я их назвал, первая причина — это рейдерский захват бизнеса. Это 6 процентов компаний с этим сталкиваются, причём рост с 48 процентов до 60, то есть идёт динамика вверх.
Потом идут только проблемы с взятками, которые на 15 процентов ниже и потом только 44-й и 223-й закон, вот где у нас проблемы, и я об этом говорил.
Поэтому если мы хотим инвестиционный кодекс заложить, мы вот здесь должны копать.
Независимость судов. Я понимаю, что Минфин и суды — это немножко разное, но у меня вопрос: мы хотим решить задачу привлечения инвестиций или мы хотим отчитаться, вот как?
Что может сделать Минфин. Минфин может только разработать условия, дать преференции на определённых условиях, защитить и так далее. Всё. Вы другого не можете. Но это же задача президента, он же не сказал, что каждое министерство должно что-то сделать. Это единый документ, который инвестиционный кодекс, который должен выйти от правительства.
Поэтому, мы считаем, что вот защита инвестиций, она лежит в этой плоскости и давно наши бы инвесторы начали бы вкладывать, и не нужна была бы государственная поддержка, если бы мы решили основные проблемы – это независимость судов, независимость решения, которые принимает ФАС и так далее. Вот тогда бы движение пошло.
Вот у нас 12-я статья есть - защита от национализации в этом законе, но там нет защиты от рейдерских захватов, значит предмет.
13-я статья, где мы пишем о разрешении споров между инвесторами и Публично правовой компанией, у нас-то проблема здесь возникает с третьими лицами, не эти лица друг у друга отнимают, а третьи лица они вообще здесь не прописаны.
Следующий момент. Вот, мы, когда обсуждали и Андрей Михайлович выступал и это крик души, не решит эта проблема, мы говорим, но мы можем только то, что мы можем, мы можем только закон принять, есть другие вопросы. Почему мы не можем также сюда привлечь закон об амнистии капиталов? Почему мы оставили сейчас в амнистии только две территории, куда приходит у нас капитал, который попадает под... ну в сегодняшние сроки? Ну давайте мы тоже сюда привлечем, то есть, если в эти инвестпроекты приходит капитал, то давайте мы ему тоже дадим те же преференции, ту же защиту правовую от того, чтобы не преследовали, не разбирались, для того, чтобы он действительно работал здесь в этих условиях.
Ну и, конечно, вопрос по кредитным средствам и другим, я думаю, фракция ЛДПР, мы эти поправки ко второму чтению все направим, но задача, на мой взгляд, правительством должна ставиться комплексно. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Сергей Михайлович. Фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ", Жуков Александр Дмитриевич. Подготовиться Гартунгу Валерию Карловичу.
Жуков А. Д., Первый заместитель Председателя Государственной Думы, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги! Приглашенные!
Ну то, что мы сегодня наблюдаем в нашей экономике те темпы роста, те инвестиции, которые, к сожалению, за последнее время либо не увеличиваются, либо увеличиваются очень низкими темпами, требует действительно принятия дополнительных, серьезных мер поощрения и защиты инвестиций. Ну, если поставить себя на место инвестора, что в первую очередь интересует людей, которые хотят вкладывать деньги? Стабильность условий, прежде всего, стабильность налогообложения.
Если оказывается или гарантируется какая-то государственная поддержка, то желательно, чтобы она была осуществлена на протяжении всего проекта инвестиционного, который будет реализовываться.
Вот стабильность, дедушкина оговорка, помощь со стороны государства, инфраструктура - это всё условия, крайне необходимые для роста инвестиций. И те идеи, которые правительство заложило в пакет законопроектов, который мы сегодня рассматриваем, как раз направлены на создание такой стабильности, и с этой точки зрения, конечно же, эти законопроекты должны быть поддержаны.
Гарантии инвесторам, которые заложены в этих законопроектах, если они будут реализованы, и если доверие инвесторов к этим гарантиям сохранится, безусловно, будут способствовать росту инвестиций в нашу экономику.
Ну, если вы внимательно, я думаю, что не все, наверное, внимательно читали такие объёмные законопроекты, я вкратце скажу, что там предложено два режима. Один - общий инвестиционный режим, который касается практически всех инвесторов, вовсе, конечно, не олигархов, речь идёт о практически любых инвестициях. И как раз, на мой взгляд, при доработке этого законопроекта ко второму чтению это заложено в нашем проекте постановления, как раз говорится о том, что принципы дедушкиной оговорки должны применяться в отношении всех инвестиций, а не только в отношении организаций, реализующих инвестиционные проекты. И здесь не может быть речи как раз о том, чтобы как-то делить инвесторов на крупных и мелких.
Что касается самого проектного подхода, который действительно предполагает значительные суммы собственных инвестиций, и только в этом случае государство будет оказывать дополнительно поддержку этим проектам с точки зрения субсидий или там создания инфраструктуры, то здесь действительно нужно (и об этом говорят практически все, кто принимал участие в предварительном обсуждении этого закона) посмотреть и снизить пороги. Эти пороги не должны оказаться слишком высокими для входа в разные сферы бизнеса. Это, пожалуй, один из ключевых вопросов, на который обращают внимание предприниматели, потому что то, что сегодня предложено в этом проектном режиме, действительно рассчитано в основном на крупные инвестиционные проекты. Нужно существенно будет поработать над снижением этой планки.
Ещё один вопрос. Конечно, доверие — самое главное. И с этой точки зрения законопроект должен быть максимально законом прямого действия, потому что сегодня огромное количество отсылок к нормативно-правовым актам не дают уверенности в том, что все будет реализовано именно таким образом, как обещано.
Поэтому, во-первых, нужно в самом законе максимально прописать процедуры, в том числе, например, проведения финансово-инвестиционного аудита, такая ключевая процедура в этом законопроекте. Все должны понимать, как и по каким критериям, в каком порядке будет проводиться этот аудит, иначе просто доверия не возникнет. А в дальнейшем может быть и подорвано, после того как будут отбираться проекты не те, которые реально заслуживают поддержки.
Очень серьезно надо будет поработать над понятийным аппаратом, потому что то, что мы сегодня видим в формулировке, в инвестиционном проекте инвестиций, инвестиционной деятельности, они все формулируются один через второй, через третий, а потом возвращаются к первому. Это не годится. Нужно дать более четкие формулировки и состыковать это с действующими инвестиционными режимами. И это, пожалуй, наиболее важный и чувствительный вопрос данного законопроекта, нужно ли его распространять на уже действующие инвестиционные режимы, успешно действующие, такие, как государственно-частное партнерство, концессии, особые экономические зоны.
Да, мы слышим то, что говорит правительство, что, дескать, это не затронет эти режимы, мы просто хотим навести порядок, хотим всех сосчитать. Понимаете, это опасная вещь. Конечно, мы хотим улучшить инвестиционный климат. Но если мы сейчас примем законопроект, который потребует десятков подзаконных актов, и остановит всю инвестиционную деятельность по уже заключенным соглашениям, то мы только навредим.
Вот этого ни в коем случае нельзя допустить. А кроме того есть очень большие сомнения вообще по поводу того, надо ли одинаковым способом регулировать инвестиции в инфраструктуру и инвестиции в промышленность. Это две совершенно разные сферы, инструменты, которые во всём мире применяются по регулированию или по поддержке этих инвестиций тоже совершенно разные.
Ещё один важнейший вопрос — это взаимоотношения с субъектами Федерации. Те идеи, которые заложены в этот закон, к сожалению, скорее всего приведут, что инвестиции будут сосредотачиваться в регионах с опережающим экономическим развитием. Мы-то сейчас стремимся к другому, мы бюджет принимаем таким образом, чтобы сгладить различия между регионами. Если же мы в таком виде примем как здесь нам предлагается, эти механизмы, то у нас разрыв этот будет увеличиваться и инвестиции пойдут, и будут одобряться эти проекты только в высокоразвитых регионах.
Это не годится, нужно будет внимательно над этим поработать. Это только увеличит дисбаланс. Но и... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте, пожалуйста, минуту.
Жуков А. Д. Вопрос о более широком привлечении малого и среднего бизнеса для реализации инвестпроектов. Совершенно верно, нужно поработать для того, чтобы те механизмы, которые предлагаются в этом инвестиционном кодексе, ну, так его называют некоторые, они способствовали бы развитию и привлечению инвестиций от малого и среднего бизнеса. Это тоже отражено в проекте нашего постановления.
Поэтому "ЕДИНАЯ РОССИЯ" безусловно будет концептуально поддерживать данный законопроект, голосовать за него. Без принятия такого инвестиционного кодекса нам трудно будет действительно кардинально увеличить инвестиции. Но и очень серьёзно работать для того, чтобы доверие инвесторов к государству, к этому закону и его реализации не было подорвано.
Спасибо.
(Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо, Александр Дмитриевич. Фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", Гартунг Валерий Карлович. Подготовиться Сурайкину Максиму Александровичу.
Гартунг В. К. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги!
Александр Дмитриевич многое сказал, и, в общем-то, я с многим, что он сказал, согласен, но я начну немножко с другого.
Экономика страны сегодня топчется возле нуля, и если брать обрабатывающие сектора экономики, то она даже падает, доходы граждан падают уже несколько лет подряд, и сегодняшнее внесение законопроекта Правительством Российской Федерации подчеркивает, что только частные инвестиции могут вытащить экономику страны и изменить экономическую ситуацию в стране. Это они признают. И поэтому такое обсуждение вокруг этого законопроекта.
Надо нам ситуацию менять в стране? Надо, безусловно.
Инвестиционный климат у нас позволяет, скажем так, он благоприятный, чтобы инвестиции шли в экономику страны? Неблагоприятный. Стало быть что-то нужно делать.
Поэтому концептуально закон, который внесен Правительством Российской Федерации, мы приняли решение поддержать. И вот почему.
Конечно, в таком виде этот закон принимать нельзя. Это очевидно всем. Но у нас два варианта.
Первый вариант - отправить его обратно в правительство и заставить их сделать новый законопроект. Может быть, они придут через три года с новым законопроектом, и их снова отправим обратно, потому что я сильно сомневаюсь, что они что-то лучше напишут. Потому что ключевая цель в этом законопроекте, который они вот такой принесли, это не рост инвестиций, а это, что все инвесторы, которые за много лет пришли в Российскую Федерацию, теперь будут инвестировать по новым правилам, и должны будут прийти в определенный кабинет чиновника, переподписать новые условия, а на каких условиях это будет переподписано, ну тут уже показывают, что условия могут быть формальные и неформальные, вот, мы это все понимаем, и десяток подзаконных актов уже там будет готовиться. Когда он подготовиться? Ну кто его знает.
Мало того, когда нам отвечают представители правительства, что, дескать, на действующие инвестиционные режимы ничего не повлияет, они не меняются, коллеги, ну тут же 37-ой пункт у нас, вот 36-ой, и вот есть 37-ой, где более десятка законов признаются утратившими силу. Более десятка А еще несколько законопроектов, в которые вносятся изменения, причем существенные изменения.
И вы мне скажете, что теперь те инвестиционные режимы, которые сейчас действуют, они не будут меняться?

Посмотрите заключение РСПП на семи листах. Они чёрным по белому пишут о том, что, господа, если так вносить поправки, лучше ничего не меняйте, оставьте всё, как есть, и так всё хорошо, потому что лучше вы этим не сделайте, а хуже можете.
Это первое замечание.
Всё-таки я хочу сказать, почему мы согласны поддержать этот закон и сейчас его дорабатывать.
Во-первых, первое. От правительства мы всё равно лучшего не добьёмся.
Поэтому основная функция, конституционная функция парламента — это законотворчество. Давайте мы эту функцию вернём себе и во втором чтении его доработаем.
Кстати, мы уже в этом направлении начали работать.
Посмотрите проект постановления Государственной Думы, который новый, переписан уже. Здесь учтены все замечания, о которых говорил Александр Дмитриевич, и выступающие от комитетов говорили, что на самом деле многое здесь уже учтено. Но если почитать всё, что тут было написано Государственной Думой и то, что написал РСПП, вы увидите, что в конечном итоге нужно полностью переписать закон.
Одно только нужно оставить - общий инвестиционный режим, вот общий инвестиционный режим, который распространяется на всех. И тогда мы не выбросим, скажем так, из заботы государства малый и средний бизнес, о котором было сказано, справедливо сказано, и не будем создавать особых условий для крупного капитала, мы их и так уже насоздавали столько, что дальше некуда уже. Мы уже и яхты, и самолёты освободили от всех налогов, и всё равно они в Российскую Федерацию не идут, говорят: дайте нам ещё что-то. Но они и так и не придут. А малый бизнес, средний бизнес, он здесь, он, пожалуйста, он готов вкладываться, только вы ему обеспечьте правоприменительную практику, чтобы наши законопроекты, которые мы здесь принимаем, потом вольно не трактовались.
У нас ведь, что как бы мы декларируем? Что не запрещено, то разрешено. Как правоприменительная практика это трактует? Что не разрешено, то запрещено. Понятно? Именно так и трактуется. Посмотрите судебные решения.
Поэтому, если у нас это всё останется на прежнем месте, никакие законы нам не помогут, никакого инвестиционного климата у нас не будет, не улучшится он и никакие инвестиции сюда не пойдут. И не думайте, что эти 30 триллионов рублей, которые на счетах лежат, после таких законопроектов их станет меньше, только они не в экономику пойдут, а в зарубежные юрисдикции. Понятно? Вот что будет.
Поэтому давайте мы вернемся тогда к сути законопроекта, что нужно в нём переделать, чтобы из него хоть что-то получилось. Специальные режимы нужно убирать. Не надо никаких спецусловий, их ещё насоздавали. Хватит, всё, это ничего не изменит.
Первое. Да, нужно развивать к законам, причем нормами прямого действия давать гарантии защиты инвестиций всех без исключения. Скажите мне, пожалуйста, малый предприниматель, когда строит за свои деньги, взял кредит и поставил киоск. Он имеет право на защиту своих инвестиций, потому что он заложил свое личное имущество? Имеет. Почему тогда постановление правительства выходит, меняет правила размещения стационарных объектов, и его выбрасывают, он всего лишается?
А их что, нельзя, их не нужно защищать? А кто их защитит-то кроме нас? Никто не защитит, понимаете. Олигархи, они и так защитятся. Я не сомневаюсь, что они зайдут и переподпишут все свои предыдущие условия. А вот где малый и средний бизнес найдет защиту? Он её нигде не найдет. Поэтому это только можно сделать в нашем федеральном законе нормами прямого действия. Во втором чтении это можно сделать и нужно будет делать.
Дальше, следующее, что нужно сделать. Конечно же, ко второму чтению нам нужны проекты этих подзаконных актов. Где ваша антикоррупционная экспертиза, о которой вы сказали? Я задал вопрос. Вы сказали: "Есть". Где она?
Нет в раздаточных материалах, нет её. Оценка регулирующего воздействия должна была быть проведена. Где она? Нет её, к первому чтению не предоставлена. Спрашивается тогда, очевидная вещь, что если нет ни антикоррупционной экспертизы, ни оценки регулирующего воздействия, то цели, которые вы закладывали, ставили перед собой, не публичные цели принятия этого закона, они совсем иные, чем те, которые вы озвучиваете здесь, в этом зале.
Поэтому, коллеги, мы считаем, что надо, конечно, принять в первом чтении этот законопроект, переработать его в полном объеме, ну и ко второму чтению ждем от вас все документы, о которых вы только что говорили. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Валерий Карлович.
Пожалуйста, Андрей Юрьевич, ответьте на вопрос, который прозвучал здесь непосредственно вам, где оценка регулирующего воздействия и антикоррупционная экспертиза, были ли они сделаны, проведены, и почему они не поступили в Государственную Думу перед рассмотрением законопроекта. Пожалуйста.
Иванов А. Ю. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемый Валерий Карлович, уважаемые депутаты, оценка, конечно, была проведена в соответствии с установленным порядком. Была проведена Министерством юстиции, она просто не входит в комплект документов, которые предоставляются.
Что касается оценки регулирующего воздействия, то в процедуре, которая осуществляется Министерством экономического развития, оценка регулирующего воздействия при подготовке этого пакета нормативных актов не осуществлялась, но в правительство докладывались все позиции по рассмотрению с бизнесом на разных уровнях, в разных общественных объединениях этого законопроекта.
Поэтому все эти материалы мы подготовим, предложим и на комитетах доложим при дальнейшем рассмотрении законопроекта, при наличии сегодняшнего положительного решения. Все документы обеспечим.
Председательствующий. Спасибо, Андрей Юрьевич. Валерий Карлович, удовлетворены ответом? Включите микрофон Гартунгу.
Гартунг В. К. Вообще-то оценку регулирующего воздействия хотелось бы увидеть, потому что это вообще-то обязательная процедура при внесении законодательных актов, которые вносит Правительство Российской Федерации.
Ну и ко второму чтению надеюсь, что антикоррупционная экспертиза будет нам всё-таки предоставлена. Если у вас нет оценки регулирующего воздействия, между первым и вторым чтением, пожалуйста, её проведите,
никаких проблем нет. У нас 30 суток есть для рассылки в регионы.
Дальше. Вы говорите, что вы обсуждали с деловым сообществом, мы увидели результаты этого обсуждения на семи листах, но не увидели их отражения в вашем законопроекте. Поэтому я думаю, что я только что сказал, как бы вам домашнее задание ко второму чтению. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Пожалуйста, Сурайкин Максим Александрович, Председатель Центрального комитета политической партии Коммунистической партии "КОММУНИСТЫ РОССИИ". Подготовиться Слабуновой.
Сурайкин М. А., Председатель Центрального комитета Политической партии "КОММУНИСТЫ РОССИИ".
Уважаемые товарищи, депутаты Государственной Думы, уважаемый председатель Вячеслав Викторович, большое спасибо за предоставленную возможность, правда, хорошо, но мало. Поэтому несколько слов всё-таки скажу о нашей партии, здесь много было новых депутатов избрано.
Напомню вам на секунду, что мы заняли пятое место на выборах, и фактически первые среди партий, не преодолевших пятипроцентный барьер, который мы считаем не конституционным, потому что, если бы его не было, и исполнялась прямая норма Конституции, а представление любой категории избирателей в законодательном органе, у нас бы здесь сидела фракция из шести человек. Но тем не менее спасибо вам за слово предоставленное.
Я приглашаю всех депутатов наших взглядов входить в ряды наших сторонников и задуматься о создании депутатской группы "коммунисты России", тогда нам позволят реально участвовать в законодательном процессе. Мы тем не менее имеем шесть региональных фракций, и там работают наши депутаты.
И вот переходя как раз к законопроекту, несмотря на то, что мы здесь не можем участвовать, безусловно, он нацелен на интересы крупного и сверхкрупного капитала. И, безусловно, уже его окрестил народ законом льгот для сверхбогатых. Поэтому, безусловно, как минимум на порог вхождения надо снижать в 10 раз.
Я как вице-спикер Законодательного Собрания Ульяновской области вам скажу, работая с главами районов, смотря федеральные программы, я вижу, что много социальных объектов, которые малый, сверхмалый бизнес мог бы строить в муниципальных, в сельских поселениях, да даже прекрасная программа, которую мы приняли, развития сельских территорий - 2,7 триллиона, во многом не исполняется, потому что в муниципалитетах, в сельских поселениях нет даже денег на проектно-сметную документацию. Давайте пустим туда мелкий бизнес, потому что мы же должны за деревьями видеть лес. Формирование сверхкрупных монополий может привести автоматом к уничтожению мелкого и среднего бизнеса, а капитализм всегда пойдёт на преступление ради прибыли, когда им будет неприбыльно, они заберут деньги и уйдут. Поэтому этот закон надо внимательно доработать.
Безусловно, конечно, наверное, надо принимать, потому что другого нет, и мы как партия регионального уровня, имея шесть фракций в регионах, там поработаем, но он должен быть нацелен па поддержку всего бизнес-климата. А вообще правильней национализировать все крупные предприятия и вернуться к социалистической системе, тогда мы увидим такие темпы роста, которых никогда мы не добьёмся при этом капитализме.
Поэтому, уважаемые товарищи, давайте поработаем над законопроектом, подумаем внимательно. И хочу вам искренне пожелать, главное — не наломать дров тут, потому что из этих дров и возгорится пламя революции. Спасибо. Всего лучшего вам.
Председательствующий. Спасибо, Максим Александрович.
Пожалуйста, Слабунова Эмилия Эдгардовна — председатель политической партии "Российская объединённая демократическая партия "ЯБЛОКО". Подготовиться Зотову.
Слабунова Э. Э., председатель политической партии "Российская объединённая демократическая партия "ЯБЛОКО".
Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые депутаты! Предложенный законопроект неудачен и может оказаться вредным, он очень сильно ограничивает круг компаний, которые могут претендовать на господдержку.
Предусмотрены два инвестиционных режима, общий режим даёт бизнесу всего одну преференцию - это три года стабильных налоговых условий. Меры поддержки могут предоставляться, но если будут определены неким иным, ещё пока не разработанным законом и когда это случится, неизвестно и каким образом?
Проектный режим устанавливает стабилизационную оговорку на более длительный срок, даёт инвесторам ряд прав, однако предлагаемый режим имеет очень высокий заградительный порог доступа, у рядового бизнеса таких возможностей и таких планов нет.
При этом проект исключает заёмное финансирование из собственных инвестиций, так что банковский кредит не поможет бизнесу. Высокий порог создаёт очень много рисков.
В проекте также указано, что в течение года, в соответствии с ним необходимо привести инвестиционное законодательство всех уровней, в такой срок провести полноценную ревизию накопившихся за 30 лет правовых актов просто невозможно. Большинство инвесторов ведут расчёт экономики своих проектов, исходя из текущего регулирования и всё это, конечно, негативно отразится на бизнесе.
Предполагается отменить законы, которые являются правовой основой инвестиционной сферы — это 60-й ФЗ и 39-й, не предлагая ничего взамен. Это неизбежно приведёт к дезорганизации инвестиционного законодательства, бизнес просто утонет в разрозненных законных актах и в первую очередь в подзаконных актах.
Для вступления в силу стабилизационных поправок необходимо внести изменения в часть 1 Налогового кодекса, который является предметом совместного ведения Федерации субъектов, при этом отношения субъектов предлагаемым изменением, конечно, будет сложно.
Согласиться могут регионы только под давлением вертикали либо могут согласиться только временщики, понимая, что отвечать за последствия придется уже другим людям. Поэтому работа с региональными законодателями будет по этому проекту очень непростой и долго, и притом, что регулироваться все это предполагается соглашениями с Правительством Российской Федерации и подзаконными еще и актами, то есть все это будет происходить в обход регионов.
Можно было бы говорить еще много, но 3 минуты не позволяют, хочу сказать главное. Уважаемые коллеги, невозможно улучшить инвестиционный климат без улучшения климата политического, без коренного преобразования судебной системы и всего правоприменения. В условиях, когда основное регулирование деятельности бизнеса осуществляют правоохранительные органы, никакого иного климата для инвестиций не будет кроме арктического.
Поэтому... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте 30 секунд.
Слабунова Э. Э. Пока изменения в экономике предлагаются вырванными из политического контекста, любые ожидания от какого-либо экономического законопроекта будут оставаться иллюзиями. Стране нужны политические реформы, начинаться они могут только с кардинальной реформы избирательного процесса в России и она должна стать национальным проектом номер один.
Председательствующий. Спасибо, Эмилия Эдгардовна.
Уважаемые коллеги! Обращаю ваше внимание, складывается устойчивое впечатление, более того, вы видите, это уже как системный подход, представители наших партий, которые не прошли в Государственную Думу, но готовятся, против того, чтобы мы принимали этот законопроект, а этот законопроект о поддержке, поощрении, защите капиталовложений и инвестиций. Как вы думаете, это случайно? Это не случайно. Потому что, если только мы его не примем, они обязательно придут в Государственную Думу.
Вот, Вера Александровна, от чего и вас уберегал, потому что вы сомкнулись с товарищем Сурайкиным, с товарищем Максимом и поэтому вы в его парадигме. Мандат уже вы у него не заберете. Поэтому надо сейчас поддерживать этот законопроект и это обеспечит в будущем поддержку избирателей. А они сейчас как раз нас убеждают в том, чтобы мы ничего не делали с вами, не поддерживали тех, кто может вкладываться в здравоохранение, в образование, в сельское хозяйство.
Да, конечно, надо снизить будет вот этот "входной билет", и уменьшить ресурсы, которые подпадают под защиту и поддержку. Но, коллеги, это нам обеспечит дополнительные инвестиции, об этом речь идёт. А мы потом с вами поспорим, когда пройдёт год, второй, третий, заработает экономика, и каждый получит свою поддержку. А вы, когда говорите о крупном капитале, должны вспомнить всё-таки тех людей, которые обеспечили поддержку самой идеи создания справедливого общества. Но если бы они знали, во что это выльется. Речь идёт о Савве Морозове, который поддержал коммунистов царской империи. Вот, видите. Поэтому это наука и тем, кто у нас здесь в ложе находится, когда они иногда заигрывают и пытаются там деньгами сорить, думая, что они, поддержав оппозицию, тем самым создадут проблемы власти, а себе облегчат существование, и тем более порешают проблемы, им тоже это должно быть хорошим напоминанием.
А вот сейчас, как нельзя, кстати, Зотов Игорь Львович — секретарь Политического совета Всероссийской Политической партии "РОДИНА". Подготовиться Тарасову.
Зотов И. Л., секретарь Политического совета Всероссийской Политической партии "РОДИНА ".
Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые депутаты Государственной Думы!
Анализируя слова Председателя, что те, кто призывает, хочет в Думу, партия "РОДИНА" тоже будет баллотироваться в Государственную Думу, но мы призываем вас принять данный закон, в отличие от наших коллег.
Мы идём другим путём, мы поддерживаем любые начинания, связанные с улучшением инвестиционного климата и привлечением частных инвестиций.
Мы считаем, что рост экономики, рост ВВП — это предпосылка для роста благосостояния наших граждан. Этот законопроект - долгожданный плод понимания необходимости улучшения инвестиционного климата, долгожданный, ну, скажу вам - запоздалый. Помните, лет 10 назад знаменитые "Четыре "И", было такое движение, это институт, инфраструктура, инновации и инвестиции. Вот тогда и надо было давать сигналы инвесторам, что Государственная Дума готова изменить ситуацию к лучшему и готова пойти им навстречу. Причем позитивного настроя в отношении данного пакета инициатив необходимо констатировать, что инвестиционный климат — это дело не одного закона. Взмахом волшебной палочки не изменить ситуацию в корне. Фиксация законов для инвестора на момент его инвестиций — это лишь одна сторона медали.
Есть и другая сторона медали. Непринудительная заморозка законов позволяет инвесторам вкладываться в экономику страны. А охрана частной собственности, эффективная система правоохранительных органов, уличенная в предвзятости и коррупции судебная система, наконец, устоявшиеся правовые обычаи, вот далеко не все слагаемые того самого благоприятного инвестклимата, о котором мы сегодня говорим.
Принимая этот закон, все должны понимать, что инвестор придет, когда будут решены все те насущные проблемы, о которых ежедневно пишут предприниматели в своих письмах к вам, депутатам Государственной Думы.
Экономические преступления в той форме, как их понимают сегодня правоохранители, когда директор и бухгалтер — это организованная группа, когда устранение конкурента - это возбуждение против него уголовного дела, когда единственная возможная мера пресечения — это заключение под стражу, вот те проблемы, которые предстоит решать сразу после принятия этого закона.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments