leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Интервью - Юлия Щуко: Хотелось бы прожить несколько жизней - начало

Интервью
Юлия Щуко: Хотелось бы прожить несколько жизней http://mospravda.ru/2019/12/31/136457/
Граждане, храните деньги в Сберкассе, а рукописи – в ВИНИТИ!
Актуальное интервью к вопросу о том, зачем директору собака. Пудель получился случайно. Оказалось, Гарфилд вывез будущую Web of Science из ВИНИТИ
История жизни Юлии Николаевны Щуко, рассказанная ею самой, представляет как минимум двойной интерес со стороны собственной жизни и жизни Института, который она возглавляет. Ну и, кроме того, алгоритм жизни, выстраивающий собственное существование в полноценном, эффективном, честном и одновременно счастливом варианте при любом формате страны.

Люди, способные работать с информацией и систематизировать ее, имеют характерные генетические отличия. Директор ВИНИТИ Юлия Николаевна Щуко – типичный и яркий представитель данного вида человека. Сама она не считает себя ученым, поскольку не ставит экспериментов для получения первичных данных. Однако согласно заключению академика Сергея Васильевича Шестакова, поток первичных данных в генетике растет лавинообразно и обобщить его некому.
Это не совсем так. Во-первых, поток данных растет не только в генетике, а по всем направлениям науки. Во-вторых, система обобщения существует. Авторитеты уровня Николая Владимирова Тимофеева-Ресовского, Александра Николаевича Несмеянова, Андрея Николаевича Колмогорова, Ивана Георгиевича Петровского к настоящему времени действительно перевелись. Люди соответствующего типа есть, например, Юрий Викторович Чайковский, Владимир Алексеевич Гвоздев или Андрей Афанасьевич Кокошин. Но смутное время выводит на общественную арену другой тип, действует центрифугальный отбор Ивана Ивановича Шмальгаузена. Менеджеризация называется.
Настоящей бедой современной науки стала разобщенность и на ее фоне своеобразная терминологическая гонка вооружений на противоборствующих сторонах идеологической борьбы. Чтобы уйти от оголтелой критики или просто по незнанию параллельных работ по тому же предмету исследований, каждый автор изобретает свой термин, иногда целую систему. Абсолютным чемпионом многословного воплощения стала жизненная сила (пассионарность), периодически возрождающая Россию из руин. Все вроде очевидно, но именно очевидное неизменно выпадает из обобщения и рубрикации. Президент дает указания и поручения развивать генетику. Результаты по понятным причинам не ловятся. Депутаты, начиная с Жириновского, в справедливом гневе требуют сатисфакций: где эта наука, почему не предсказала глобальный кризис и распад страны?
Объясняю по пунктам истории то, что сам узнал из интервью.
Система обобщения естественнонаучной и технической информации существует в стране с 1952 года, когда по инициативе академика Несмеянова был создан Всесоюзный институт научно-технической информации (ВИНИТИ). Причем изначально на магнитных носителях. Поэтому революционного перепечатывания базы данных ВИНИТИ с бумаги на цифру при вступлении в компьютерную эпоху не было, она изначально создавалась в цифровом формате.
Интервью с директором ВИНИТИ Юлией Николаевной Щуко вышло познавательным, увлекательным и несколько детективным. Получился еще один пример, свидетельствующий о необходимости пересмотреть отношение к собственной стране. Прежде всего, нам повезло с родным языком. Русский является универсальным языком и лучше подходит для науки и образования, чем английский. Правда, Юлия Николаевна отмечает четкость немецкого, который до конца XIX века был языком науки.
К концу XX века национальная европейская наука – германская, французская, британская – была растворена в неком глобализованном варианте сочетания PR и патентования каждого распиаренного чиха. Патенты с приоритетами в объеме критического большинства оказались в США. Директора ВИНИТИ тревожат разговоры о том, что современной науке не нужны русский язык и публикации в национальных научных журналах. Надо отправлять статьи в лучшие зарубежные журналы. И вообще все можно найти в Интернете.
Действительно, в Яндексе можно без труда найти феномен «Зеленой тетради» Тимофеева-Ресовского. Вместе с физиками Максом Дельбрюком и Карлом Циммером он показал возможность квантовой трактовки гена и фактически запустил новую науку – биологию естественнонаучного формата. Вдохновленный идеями русского генетика-эволюциониста физик Эрвин Шредингер написал «Что такое жизнь». Статья в малоизвестном журнале запустила цепь событий с гонкой лабораторных исследований, завершившихся блистательной серией нобелевских премий.
Зачинщик не стал ни академиком, ни нобелевским лауреатом, окончив жизнь в одиночестве малогабаритной обнинской квартиры. Общение с ним не приветствовалось: «фигура одиозная» – сказал мне, студенту кафедры генетики наш преподаватель, его соавтор.
Современное образование о роли советских ученых не знает, за их открытия нобелевские премии отдают англосаксам и шотландцам. Если послать статью в «лучший зарубежный журнал», материал уйдет налево, а статья вернется с отказом. Директор настоятельно рекомендует депонировать рукописи в ВИНИТИ с фиксацией приоритета по дате публикации.
В Интернете найти правду по истории науки можно строго при условии, если знаешь, что искать. Да и то не всегда. Сенатор Алексей Пушков и депутат Петр Толстой сообщают о цензуре в сетях и о принудительном сокращении числа подписчиков. По своему опыту я давно заметил названные явления, прежде всего, в научной информации. Мало того, мне как парламентскому корреспонденту угрожали неоднократно, но серьезная история вышла только один раз и в науке, а не политике – по публикации об архиве Тимофеева-Ресовского, пропавшем из квартиры историка генетики Василия Васильевича Бабкова. Архив вывезла из Берлин-Буха жена Бабкова, кинодокументалист Елена Саркисовна Саканян, автор фильма-трилогии «Зубр». Суть детектива вокруг Тимофеева-Ресовского я так и не расшифровал. В настоящее время назревает нечто подобное с наследием выдающегося мыслителя Николая Яковлевича Данилевского. Он был последовательным анти-дарвинистом и ,возможно, суть в этом.
Если правды не знаешь, в Интернете ее заведомо не найдешь. Например, «Юджин Гарфилд создатель Science Citation Index (Web of Science) 16.09.1925 – 26.02.2017 Американский учёный, один из создателей наукометрии, основатель Института научной информации (США)».
Юлия Николаевна рассказала, как было на самом деле. Гарфилд начал создание будущей Web of Science с работы в ВИНИТИ. В отличие от США, СССР ничего не скрывал и всем щедро делился. Просто так передали стратегические технологии, которые теперь используются против отечественной науки. Такие добрые и никого не посадили, уличив в предательстве Родины.
В итоге получилось так, что ВИНИТИ – единственное, что сохранилось от попытки создания Государственной информационной системы. В угоду США Хрущев ее свернул в составе неформальных договоренностей пакета по Карибскому кризису, включая вывод Крыма из РСФСР с единственной ответной уступкой по ракетам в Турции.
По словам директора, ВИНИТИ работает адекватно первоначальному замыслу и принципиально иначе в отличие от глобализующей наукометрии. Редакторы ВИНИТИ отбирают материалы из всего объема научных публикаций, а не только журналов, кем-то признанных лучшими. Русская система поддерживает феномен «Зеленой тетради», англосаксонская защищается от него и поддерживает консервацию научной картины мира.
История выживания и спасения ВИНИТИ в 90-е годы типична и чем-то напоминает историю Черноморского флота, который отказались сдать его офицеры.
Пучок историй, отмеченных мною в преамбуле к интервью с Юлией Николаевной Щуко, связан общностью формата. Истории Крыма, Черноморского флота, «Зеленой тетради», Web of Science, ВИНИТИ и его директора Юлии Николаевны, рассказанные ею самой, строятся из цепочек самоорганизации, запускаемых фактором случайности. Будущее засасывает настоящее воронкой, говорил автор антропного принципа в синергетике Сергей Николаевич Курдюмов. Фактически мы видим в нашей собственной жизни действие эволюционного принципа номогенеза Льва Берга (финализма, ортогенеза).
История жизни Юлии Николаевны Щуко полна случайностей и содержит детективные моменты. Информация о ней в Интернете крайне скудна. Она уникальна, в том числе, и как эксперт-кинолог едва ли не единственная, кого ни разу не обругали. Всего один-два позитивных отзыва. Вниманием прессы Юлия Николаевна, мягко говоря, не избалована. Так что интервью с ней восполняет некоторый пробел. Отдельным подарком стал без проблем распознаваемый голос с четкими интонациями на диктофонной записи. Как ни странно, это редкость даже среди публичных фигур в Думе, депутатам бывает либо боязно, либо стыдно за то, что они вынуждены говорить. Юлия Николаевна оказалась единственной среди великого множества моих собеседников, кто помнит название собственной диссертации, а не что-то там про чего-то. Видимо, disser.net недорабатывает.
Юлия Николаевна говорит свободно, без невнятных скороговорок. Я получил еще одно свидетельство того, что человек, который сидит на информации, получает способность к крутым философским обобщениям. Например, по ключевому отличию цивилизаций евразийской континентальной и англосаксонской островной. Научно и естественно мое категорическое несогласие с ее уничижительной самооценкой собственной роли в науке. В «стране героев, стране мечтателей, стране ученых» номинально ученых не было, только безликие «научные работники». Почему-то нам всегда было стыдно за то, что мы сделали недостаточно. Момент истины наступил, когда уничтожили систему НИИ. Но не до конца, ВИНИТИ сохранился.
Первое впечатление: Юлия Николаевна прежде всего человек и уже потом руководитель одного из крупнейших учреждений Российской академии наук. Причем человек очень доброжелательный. И секретарь ее Юлия Павловна такая же. Обычные ученые относятся к журналистам, как девочка-подросток к взрослым дядям, с трепетными страхами и неосознанными желаниями. В данном случае ничего это не было. Общение прошло по паритетному варианту «Взрослый - Взрослый» модели Эрика Берна, что способствует журналистскому успеху без превращения интервью в допрос с признаками психологического зондирования личности. Мы успели даже поспорить по двум вопросам. Переговорными качествами и способностью к паритетному диалогу Юлия Николаевна обладает не слабее любого депутата, а может и сильнее. Кажется, если б разношерстная компания кинологов больше слушала Юлию Николаевну, возможно, не произошел бы резкий спад в этой сфере с опережением распада всего советского. Дорвались до демократии, не умея договариваться.
За Соколом на улице Усиевича спросил у женщины типичного фенотипа советского научного работника: Скажите, где тут ВИНИТИ? «Да вот он, наш родной!» – махнула рукой она в сторону характерного высокого и объемного здания.

Л.М. Юлия Николаевна, спасибо за согласие. Должен начать с того, что людей с такой ответственностью, обязательностью и пунктуальностью мне еще как-то не попадалось, хотя общаться приходится много. Структурированность жизни – это генетика от мамы с папой или какая-то работа над собой?
Ю.Щ. Тяжело ответить. Не привыкла говорить под диктофон, начинаешь пугаться. Я привыкла всегда быть дисциплинированной. Может быть из-за того, что у моего папы был такой подход, он очень хотел, чтобы его ребенок изучал немецкий язык и учился в немецкой школе. Так получилось, что мы уехали от этой школы, когда я только училась в первую четверть. Поэтому всю жизнь, пока я была маленькая, меня возили на автобусе на Маяковскую, где была немецкая специализированная школа. Так я всю жизнь и проездила в нее. Конечно, это дисциплинирует. Надо было успеть на автобус, доехать на метро. В какой-то степени я считаю, это структурировало подход к обучению.
Л.М. Почему немецкий?
Ю.Щ. Вот это у моего папы почему-то был такой подход. Он почему-то считал, что немецкий язык дисциплинирует. Что надо знать в лицо тех, с кем мы постоянно были в каких-то контрах. И что надо изучать их историю, чтобы эта история больше не повторялась.
Л.М. Кто был папа по специальности?
Ю.Щ. Папа был радиоинженер.
Л.М. Он мог знать, что в XIX веке немецкий был языком науки, а вовсе не английский?
Ю.Щ. Я не думаю, что он точно знал, что вот язык науки. Я думаю, сейчас это уже можно говорить. Он был еще шифровальщиком в свое время. Наверно это связано еще с этой ипостасью его обучения и работы.
Л.М. Когда приходится с кем-то разговаривать, я обязательно ищу в Интернете, что там про этого человека есть. «Юлия Николаевна Щуко» – человек безусловно известный – но информация настолько скудная, даже как эксперта в ринге никто не обругал ни разу.
Ю.Щ. Да не может быть!
Л.М. Не нашел. Хотелось бы услышать информацию о себе, происхождении, семье, выборе жизненного пути. Кто была мама? Почему география? География вроде наука такая, где все великие географические открытия совершены.
Ю.Щ. Да это так кажется! Все почему-то считают, что география – это куда-то поехал и открыл какой-то новый остров. На самом деле география очень многоплановая наука. Мало людей задумывается, что метеорология – это тоже подраздел географии и геофизики. Климатология тоже. Я, конечно, этим не занималась, я экономико-географ. То есть географ, который изучает экономические и социальные процессы. Это требует очень широкого кругозора, потому что без него не получается все это исследовать. И знания языков, потому что по своей специальности я была географ, который изучал промышленность в то время социалистических стран, но в итоге оказалось, что диссертацию я писала по совокупности, по очень странной для географии теме – по электронной промышленности ГДР и ФРГ.
Л.М. Актуальная была тема.
Ю.Щ. Да. И конечно тут пригодилось знание немецкого языка и то, что я работала в закрытых библиотеках в то время ГДР. Это были библиотеки, куда давался специальный пропуск как советскому студенту. Оформленный заранее в МГУ. Наверно, это дало возможность работать во многих сферах. Электронная промышленность привела меня к информатике. Информационно-телекоммуникационные технологии. Тогда отдельно это так не называлось, когда я этим только начинала заниматься, но в итоге к тому пришло.
Л.М. Электронная промышленность ГДР развивалась в рамках СЭВ стран Варшавского договора. В современности она имела какое-то продолжение или была закрыта. Об этом что-то известно?
Ю.Щ. Я ушла в ВИНИТИ и немножко переквалифицировалась в информационно-телекоммуникационные технологии. Кроме всего прочего, я уходила сюда в закрытый отдел, где работали бывшие разведчики. Я там была скорее исключением. Этот отдел ВИНИТИ в 1961 году основал адмирал Владимир Филиппович Трибуц. Занимался отдел исследованием и анализом иностранной информации по техническим, политическим и геополитическим аспектам. То есть это тоже один из поворотов географической науки.
Л.М. Это безумно интересно. Все же что у нас с семейным происхождением? Кем была мама?
Ю.Щ. Мама экономист, но из семьи рабочих и крестьян. Вот так есть. Ее папа был из западной Белоруссии. Происходил он из крестьян, но у него была церковно-приходская школа. Потом долго ругали церковно-приходские школы, однако же его в царской армии взяли в артиллерию. Он был артиллеристом. А в артиллерию брали только людей с образованием. Бабушка, мамина мама, была из Тульской области крестьянка. Неграмотная, отчего она очень переживала. Когда я пошла в школу, я ее учила расписываться. Но несмотря на то, что она была неграмотной, у нее жизнь сложилась так, что она была выдана замуж насильно, неграмотная крестьянка смогла развестись через Священный Синод. У нее был официальный развод через Священный Синод. Мой дедушка ее второй муж. Согласитесь, что не каждая крестьянка может добиться и пройти такой путь. И было трое детей. Моя мама самая младшая. Ее средний брат, мой дядя, учился вместе с Василием Сталиным. Вы сами понимаете. Он так хорошо учился в обычной школе, что его взяли в те школы, куда брали достаточно привилегированных молодых людей. Василий Сталин ушел из их школы в авиацию, дядя остался артиллеристом. Он всю войну до Кенигсберга прошел артиллеристом и уже получил высшее образование после войны. Сами понимаете, пройдя пять лет в артиллерии и после этого получить высшее образование. Он занимался вопросами высшей школы.
Л.М. Где работал?
Ю.Щ. Я тогда молодая была, мне не очень было интересно. Я знаю, что работал в министерстве высшего образования, потом в НИИ высшей школы. У него уже была готова практически диссертация, но он считал, что недостаточно проработал. Он все смотрел перспективы советского высшего образования с точки зрения подготовки думающих инженеров, которые могут создавать новые проекты.
Л.М. Сейчас суперактуально.
Ю.Щ. Мама моя закончила школу, она сама казалось бы из семьи не имевших высшее образование, поступила в экономический институт. Закончила его и работала всю жизнь экономистом, который обсчитывает научные проекты.
Л.М. Кстати, моя бабушка Федосья Петровна Московкина тоже была неграмотной в прошлом из крепостных графа Шереметьева.
Ю.Щ. А моя бабушка была из крепостных графа Бобринского.
Л.М. К вопросу о географии: что у нас с Землей происходит? Люди увлеклись политикой и планета осталась без присмотра? Магнитный полюс уплыл в Россию. Сутки увеличиваются. Говорят, скоро опять Гондвана будет.
Ю.Щ. Говорят много. Я честно говорю, я экономико-географ. Это вопросы региональные, социальные, геополитики. Вы задаете вопросы по физической географии и геофизике. Конечно, я это где-то как-то знаю и нас этому учили. Но все-таки я тут не считаю себя специалистом.
Л.М. Экономическая география сейчас не менее тяжелая, чем геофизика и климатология с запретами на профессии. Глобализация заставляет массу людей работать не там, где они живут, потреблять произведенное в других странах и свою продукцию отправлять кому-то другому. Я далек от экономической географии и не понимаю, как можно обосновать такое.
Ю.Щ. В свое время, когда я занималась немецкой электронной промышленностью как образец, чему мы должны следовать, и сразу становилось ясно: в те времена мы размещали предприятия электронной промышленности в Средней Азии, то было понятно, никакого высокого качества электронику мы получить не можем. Было понятно, что там рабочий ресурс не для того, чтобы получить соответствующую продукцию.
Л.М. Зато далеко от западной границы.
Ю.Щ. Кроме всего прочего, казалось, мы идем правильным путем там, где дешевая рабочая сила. Но на самом деле нужна была высококвалифицированная рабочая сила. Та, что дешевая, ее тоже надо было обучать, и она тогда должна была отличаться очень большой усидчивостью и терпением. А вот размещали предприятия не там, где эти качества. Надо конечно подробно рассматривать, но тем не менее.
Л.М. А вот что с людьми произошло? У меня такое впечатление, что мне как генетику необъяснимо, потенциальное качество человеческого капитала, как теперь говорят, взрывным образом выросло без всякой евгеники. Нынешние люди могут делать намного больше, в том числе в плане усидчивости и терпения. Это правильно?
Ю.Щ. Я бы не сказала, что это правильно. Мне кажется, это свойственно отдельным представителям, а не в целом населению. То есть для такого обобщения нужны исследования и большая выборка. Получается, что те, кто изначально обладал этими качествами, то они их развили. А те, кто не обладал, пошло, к сожалении, расслоение на две стороны. Но все-таки мне кажется, что тут нужно проводить исследования серьезные. Нельзя так обобщать.
Л.М. Спортивные достижения объективно увеличиваются.
Ю.Щ. Смотрите, кто достигает очень высоких результатов? История с допингом. Мы же понимаем. Что все спортсмены в какой-то степени принимают какие-то медикаментозные препараты и в общем-то редко кто это отрицает. Но у кого лучше развита фармацевтика, тот лучше это скрывает. Следовательно, исходим из того, у кого очень высоко развита фармацевтика, у тех это выловить нельзя. Где фармацевтика менее развита, это сразу выявляется.
Л.М. Депутат Алексей Митрофанов много лет назад сказал, что Олимпиада – соревнование допингов. Из Думы его за другое выгнали. Однако мои младшие дети тренеры по фигурному катанию. Дети на льду до всяких препаратов становятся заметно лучше.
Ю.Щ. Это хорошо, если это действительно так. Но мне кажется, что сейчас лучше определяется, к чему способен человек. Вам не кажется? Сейчас уже есть возможность определить, ты склонен к фигурному катанию или к командным играм и тебе лучше туда. Сейчас больше, мне кажется, появилось вариантов, куда можно отдать ребенка. И чтоб ребенок это выбрал
Л.М. В России – да. Но в СССР была государственная система подготовки спортсменов, она была разрушена. Родители сами решают. Советскую систему переняли в Китае и там нет таких великих успехов в спорте.
Ю.Щ. Смотря в каких видах.
Л.М. Относительно того, что они вкладывают. У них настолько мощная программа. А так-то конечно, китайцы теперь опять везде. Хорошо. Вопрос эксперту-кинологу. Что есть красота и почему ее обожествляют люди? Сосуд она, в котором пустота, или огонь, мерцающий в сосуде?
Ю.Щ. Для меня красота - это гармония. С моей точки зрения, когда ты видишь гармоничное создание, человеческое ли, особь животного мира или это какое-то растение, это вызывает восхищение. Да, гармония может быть не всегда привлекательной. Бывает гармония отрицательного. Но все-таки для человека мне кажется, что красивый человек... Назовете вы очень красивую девушку – стройную с прекрасным классическим типом лица, с красивыми глазами, прекрасно одетую – но когда она откроет рот и вы услышите такую речь, что вся гармония будет разрушена. Или ,например, она повернется к вам и вы увидите злобный взгляд. Гармония у нее есть? Гармонии нет. В общем-то, это и разрушает красоту. А если обращаться к кинологическим вопросам, тоже: гармоничное животное должно быть не просто идеально сложенным и наиболее приближающееся к идеалу стандарта данной породы. Но если мы обращаемся к современным стандартам многих пород, то в описании собаки обязательно в общей характеристике отражается темперамент и характер. Вот казалось бы, все углы правильные, голова прекрасных пропорций и линий, шерсть соответствует стандарту и движения очень хорошие. Но вот должен быть доброжелательным и веселым, а он весь понурый и трусливый. Все, никакие его правильные углы, никакие его соответствия описанию, какие должны быть соотношения морды к голове, разрез век и постав хвоста, уже не спасет общую ситуацию.
Л.М. Гармония поведения и облика всегда расходятся, как у той девушки, или все-таки могут сочетаться?
Ю.Щ. Я считаю, что гармония завязана на том, чтобы облик и поведение соответствовали. Их расхождение разрушает общую гармонию
Л.М. Занятия кинологией много дали?
Ю.Щ. Я кинологией занялась, когда поступила в аспирантуру. Я всю жизнь мечтала о собаке. Была детская мечта, она была неосуществима.
Л.М. Именно о пуделе?
Ю.Щ. Нет. О собаке вообще, не о пуделе. Но были против родители, тем более, что у мамы была астма. Перед аспирантурой я еще на год уезжала на дипломную практику в Германию. Меня не было. Родители скучали. Затем поступление в аспирантуру, когда человек все время сидит в библиотеках, занимается, занимается, занимается. Встал вопрос, мои родители дозрели до того, что ребенка надо отвлекать на что-то, чтобы человек гулял больше. Я сама понимала, когда сосредотачиваешься на одном, тем более, что у меня был пример, на год передо мной училась очень умная и очень образованная девушка, с которой мы общались. Именно от того, что она тоже была перфекционисткой и хотела быть как можно лучше, произошел срыв. Который закончился больницей. Я поняла, что так нельзя. Всегда надо иметь несколько направлений, потому что когда ты в одном, отдыхаешь от другого, все равно твои мысли твои мысли как у Менделеева выстраиваются. Казалось бы, ты об этом не думал, но потом они сложились в общую картину. Вот тогда и была заведена собака. А пудель получился случайно, потому что в тот момент это был вариант для людей, у которых есть аллергия. А моей мамы была астма и предполагалось, что она аллергического характера. Подошла единственная порода – пудель. Это оказался очень хороший выбор.
Л.М. Мы плавно подошли к другому вопросу, чрезвычайно важному. Любой журналист знает, какую роль играет фактор случайности. Пример привел Алексей Венедиктов в диалоге с Николаем Сванидзе. Что-то вдруг произошло малозаметное, мог бы и не обратить внимание. Если обратил, данная случайность может запустить цепочку самоорганизации. На этом основан метод викиномики (промышленного фейсбука) решения вопросов, поиска материалов для диссертации и вообще любых исследований, журналистских расследований или цифрового формата суда Линча в виде disser.net – технология двойного назначения. О факторе случайности много написано. Монография переведена с английского, но она какая-то гумнитарная. А вот с точки зрения естественнонаучного подхода это можно как-то объяснить?
Ю.Щ. Наверно можно. Я никогда не пыталась объяснять это вслух. Мне кажется, каждая случайность это в определенном смысле закономерность. Мимо случайности можно пройти. Правильно? А если ты обратил внимание и если эта случайность тебя повернула, значит, ты уже шел к этому, просто еще не осознавал, что ты ищешь какое-то направление. Именно случайность тебе его показала. Как правило, случайности все-таки приводят нас к нужному нам направлению. Потому что если она мне не подошла, я ее не использую. Я от нее уйду.
Л.М. То есть накладывается на какую-то собственную генетику?
Ю.Щ. Да. На собственное восприятие мира. На собственную философию своей жизни. Потому что хоть мы и говорим, что мы не знаем, ради чего живем, но все-таки у нас есть в голове представление о своей философии жизни. Что для меня важно, что для меня не важно. Что я должна людям и что я ожидаю от людей.
Л.М. Почему Роман Вильфанд говорит, что сейчас редкие события с ничтожно низкой вероятностью повторяются. Допустим, прежде было два цунами в год, стало пять. Это время такое?
Ю.Щ. Вообще-то мне кажется, у нас наступает время катастроф. Во всяком случае у нас идут статьи на эту тему. Может быть, это очень жестко сказано, но все-таки мы расшатали своими действиями природу Земли.
Л.М. Лидер думской фракции эсеров, десантник и по совместительству геолог Сергей Миронов неопровержимо доказывает, что антропогенный фактор не может играть роли.
Ю.Щ. Есть несколько воззрений из-за этого мы можем по-разному говорить. Может быть, он не играет роли, но углерода мы сколько выделяем? Очень много. Мы сколько лесов уничтожили? Очень много. Мы сколько выкачиваем нефти и природного газа? Антропогенный фактор не играет роли, но вы согласны, что в Москве немножко другой климат, чем если отъехать 150 километров?
Л.М. Это неизбежно, конечно.
Ю.Щ. Это неизбежно. И все это накапливается. Кроме все прочего, есть еще теория, что у самой планеты Земля есть определенные циклы. Есть время, когда она в спокойном состоянии и есть, когда происходит возмущение. То есть, существуют представления как об антропогенном влиянии, так и об обычном развитии планеты Земля, которое проявляется в разных циклах. Но эти циклы настолько длительные, что нет письменных свидетельств. Есть только какие-то мифологические якобы. Но может быть это и письменные. Очень много рассуждений о конце света, про ту же Атлантиду. Значит, какие-то циклы были, просто мы не можем найти, как мы считаем, достоверных свидетельств. Теория же есть.
Л.М. Такое впечатление, в климатологии запрет на профессии. Циклов очень много, они разного периода и накладываются друг на друга. У природных циклов нет четкого периода и амплитуды. Завкафедрой биофизики Биофака МГУ Андрей Рубььин назвал их стохастическими колебаниями. Аппроксимировать циклов с меняющимся периодом в прошлом занимался Марат Мусин в Первом меде, но он был также основателем фронтового телеканала ANNA-News и неожиданно умер в прошлом году. Ледяной керн из Антарктиды позволил построить гистограмму температуры атмосферы и концентрации углекислоты за семь тысяч лет. Интерпретировать картинку не смогли даже с помощью сперкомпьютера. Так и спорят. Что первично – температура или углекислота. Понятно, в основе торговая война и на кону не просто большие бабки, но геополитический расклад. Есть же еще теория североамериканского математика Эдварда Лоренца структуры динамического хаоса, которая объясняет циклы для природы вообще, не только для Земли или Солнца.
Ю.Щ. Я не люблю рассуждать на темы, которые подробно не знаю.
Л.М. В любом случае слово «катастрофа» обозначает один из четырех макроэволюционных режимов, единственный способный порождать новое. В общем Эдвард Лоренц формулами подтвердил идею волн жизни русского эволюциониста Сергея Четверикова, организатора описанного Даниилом Граниным Дрозсоора. Нам о волнах жизни рассказывал в своем спецкурсе Тимофеев-Ресовский. Статья Четверикова «Обзор бабочек Московской губернии» вышла в журнале Императорской академии наук в 19805 году. Циклы численности это тот фактор, который в понимании Тимофеева-Ресовского работает и на макроэволюционном и на микроэволюционном уровнях.
Ю.Щ. Да, я хоть и не биолог, но про циклы численности я в курсе. Ну и которые мы наблюдаем иногда даже и в нашей такой короткой жизни. Везде.
Л.М. Смену моды не объяснишь колебаниями углекислоты в атмосфере, тем, что человек провертел озоновые дыры или наоборот, создал парниковый эффект. Это же что-то внутреннее.
Ю.Щ. Ну, наверно это внутреннее. Иногда специально провоцируемое. Тут есть и конспирологический вариант. Я бы не хотела об этом рассуждать.
Л.М. Хорошо, не будем. Рассказ Любимый рассказ советского писателя Валерия Попова «Жизнь удалась». Я с удивлением узнал, что он до сих пор пишет и возглавляет питерский Союз писателей. С тех пор прошло несколько революций, как утверждает Ясен Засурский. Что можно сказать о нашей жизни – интересная? Жизнь удалась?
Ю.Щ. Не знаю, что подразумевается под «жизнь удалась».
Л.М. Собственные ощущения.
Ю.Щ. Что значит «удалась»? Я считаю, что пока человек жив, он свою жизнь меняет и куда-то направляет. Пока он жив. Как только он остановился, хоть он вроде бы и жив, но жизни уже нет. Для меня все время существует какой-то момент недовольства собой.
Л.М. Это же движущая сила жизни человека.
Ю.Щ. потому что, казалось бы, вот тут мало сделал, вот тут мог бы больше сделать. И сюда не пошел, а мог бы пойти, но остановился по какой-то причине. Конечно, хотелось бы прожить несколько жизней! И попытаться пройти по тому пути, на котором ты остановился и решил, что он на данный момент для тебя по каким-то факторам не важен или невозможен, ты кого-то подведешь, если пойдешь этим путем. Кто-то из-за тебя пострадает. Потом думаешь: а было бы интересно, если сюда бы пошла. Интересно, что бы из этого получилось. Этот момент существует. Скажем так: сказать, что жизнь не удалась, я не могу. Я вообще пришла к выводу, радуйся тому, что ты имеешь. В каком плане радуйся? Радуйся, что ты сегодня себя хорошо чувствуешь. Что с тобой те, кого ты любишь. Потому что завтра их может не быть и это не зависит ни от кого. Многие ссылаются на то, что политика не та, страна не та, деньги не те. С моей точки зрения это все ерунда. Если ощущение сегодняшнего дня несет положительные эмоции, ты знаешь, что за сегодняшний день ты сделал все, что ты наметил. Ты никого не обидел. Ты даже может быть кому-то помог. Ты поговорил с тем, с кем тебе очень приятно говорить. Или наоборот, выдержал неприятный разговор, но у тебя остался от него положительный момент, что ты сказал то, что ты хотел, ты получил противоположное мнение. Не достигли консенсуса, но друг с другом уже объяснились. Проблема недосказанности, непонимания снята. Все, я считаю, день удачный.
Л.М. можно двигаться дальше.
Ю.Щ. Да.
Л.М. Желание прожить несколько жизней – уже свидетельство, что жизнь удалась. Вопросы из другой серии. Судя по вашему выступлению на круглом Вячеслава Никонова по наукометрии, ВИНИТИ оказался заповедником советского формата научной рубрикации и индексации, более адекватного относительно западного. Как это получилось? Это была целенаправленная работа?
Ю.Щ. ВИНИТИ был создан в 1952 году тогдашним президентом Академии наук, академиком Несмеяновым под его непосредственным патронажем. Это было его детище. Он понимал, что без научной информации, без ее сбора, анализа и синтеза невозможно продвижение вперед. Это была его идея. На тот момент это был самый передовой институт мира. Сейчас все кричат о такой информационной системе, как Web of Science. Ее основатель в США Юджин Гарфилд. Прежде, чем создать основу, на которой работает Web of Science, он многократно приезжал в ВИНИТИ Академии Наук СССР и изучал созданные здесь тогда технологии. Технологии сбора и обработки. Что такое информация и что такое информационные технологии. Благодаря тому, что он здесь получил, он разработал свою систему.
Мы сотрудничали долгое время с Гарфилдом и до сих пор жива его вдова.
Л.М. Да он просто погреб отсюда все. Что ему было надо.
Ю.Щ. Правильно. Но до сих пор продолжается у очень старых наших сотрудников общение с его вдовой. Она до сих пор помнит наш Институт. Наши сотрудники, которые наукометрическими системами занимаются, Маркусова Валентина Александровна, каждый раз, когда ездит в Штаты, она с ней общается.
Л.М. Фантастика! Как происходил перевод баз данных с бумаги на электронные носители, это же очень трудоемкий процесс?
Ю.Щ. У нас и было в электронном виде. Всегда было, только на магнитных лентах. Это чисто технический перевод.
Л.М. Потрясающе! То есть прямо с 52-го года?
Ю.Щ. Да. У нас так было всегда.
Л.М. Я правильно понимаю, что в 52-м году ВИНИТИ создавался, когда Никита Хрущев еще не успел уступить США государственную информационную систему? Советский Союз был ведущей страной в кибернетике, это известный факт.
Ю.Щ. Похоже, что да. Скорее всего. Просто я в 52-м году еще не родилась и не знаю.
Тогда это было самое-самое передовое. Это продолжалось достаточно долго. Потом получилось так, что теории были, идеи были, но все это замедлялось отсутствием передовой технической базы. В США появились персональные компьютеры и затем суперкомпьютеры, а у нас это очень затормозилось. Первые компьютеры мы получали по соглашению с США.
Л.М. Поправка Джексона-Веника не мешала?
Ю.Щ. Нет, тогда не мешала. По тем временам были персональные компьютеры и, как говорится, спасибо большое. Институт продолжал совершенствовать технологии. В последнее время перед распадом СССР была создана Государственная система научно-технической информации. Она очень хорошо работала. Наш институт был головным. В нее входили все отраслевые институты, все бюро технической информации. То есть были взаимосвязи и был взаимообмен. Конечно, к сожалению, эта система была разрушена при распаде Советского Союза. Причем разрушена не за счет Института, а за счет того, что многие предприятия закрывали свои информационные центры. Отраслевые информационные центры тоже закрылись. Вот вам, может, ближе как биологу медицина. В свое время мы делали реферативный журнал и базу данных по медицине. Она пользовалась большим спросом. Когда создали информационный центр по медицине, у нас это забрали. А в итоге они рухнули, и сейчас нет вообще баз данных по медицине. Недавно была конференция Ассоциации научных редакторов, подходят специалисты из медицинских журналов и просят возобновить эту базу данных. А возобновить всегда тяжелее, чем если бы она продолжалась. Но сейчас мы ставим вопрос о ее возобновлении, потому что потеряна. Конечно, сыграл нехороший вариант, вот эти годы, когда вся наука и в том числе наш институт не жил, а выживал. Вы же знаете. Что в 90-е годы не платили зарплаты. Я, например, уходила в отпуск за свой счет и ездила в качестве переводчика с нашим оркестром народных инструментов по Германии. Четыре месяца я с ними ездила. Просто потому, что жить надо, как-то зарабатывать деньги и выживать.

окончание см. https://leo-mosk.livejournal.com/7221344.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments