leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Вышла в свет статья Вакуровой Институциональная цензура и ее влияние на журналистику - окончание

Вышла в свет статья Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Институциональная цензура и ее влияние на журналистскую практику // Синергия науки и практики в контексте инновационных прорывов в развитии экономики и общества: национальный и международные аспекты : сборник научных статей по итогам Международной научно-практической конференции. 9-10 декабря 2019 года. Санкт-Петербург. – СПб. : Изд-во СПбГЭУ, 2019. – с. 56-66

окончание, начало см. https://leo-mosk.livejournal.com/7222388.html

Рыночная конкуренция в таких условиях невозможна.
«Тема манипулирования общественным мнением. Некоторые страны достигли больших высот», – в данном высказывании Александр Яковенко отметил существенное для темы настоящей статьи.
Иными словами, мир прошел множественность под прессом однополярности и вернулся к двуполярности. Идет процесс, обратный отмеченному Примаковым явлению. Динамическая множественность барьерной сети редуцируется. Причина в циклической девиации доминанты массового сознания. Маятник массового сознания вернул странный аттрактор Лоренца в Москву.
Сложилась ситуация острого неравновесия. Идеологическая доминанта сохраняется за либерализмом. Конкурентных рыночных отношений нет. В политической практике либерализма применяется блок фашизма с анархизмом. Экономика подавляется политикой. Из четырех доминирующих идеологий прошлого века наиболее востребована левая, коммунистическая идея, которая в качестве идеологии запрещена институционально.
Реализация из США, базовые корни в самой России.
Экспансия англосаксонских установок привела к тому, что мир людей, не осознавая того, живет и мыслит в ментальности White (Wealthy) Anglo-Saxon Protestant (WASP) США, пользуется их дресс-кодом, терминологией, установками и понятиями. Стала универсальной нормой британская установка на смену правил игры в преддверии очевидного проигрыша. США в таких случаях подключает ФБР. Так было сделано для изгнания из ЕБРР Елены Котовой с помощью внедрения в compliance следователя ФБР Марка Мендельсона, легендированного под адвоката, когда Вашингтон принял решение снизить влияние России в названном международном финансовом инструменте. Затем с участием ФБР проводились «допинговые скандалы», ориентированные на институциональную презумпцию российской вины.
В США практически не работает латеральное мышление для эвристических решений. Сложность возведена на уровень самоцели. Вследствие подавления экономики политикой бесконкурентное преимущество получает имманентная сложность с коротким циклом товаров. Такая продукция дороже и менее надежна. Преимущество на рынках достигается с помощью политического давления и шантажа. В критических случаях приходится покупать российское, в том числе для исключения более конкурентных разработок. Так произошло с ПО Lexicon и Русский офис.
Стало нормой присуждение нобелевских премий представителям США и Британии за открытия российских (советских) ученых, особенно в физике и генетике. Премия мира достается политикам, одобрявшим решения по организации боевых действий.
Наука, образование и журналистика потерпели от институциональных запретов необратимые потери. Так, упомянутый выше крупнейший ученый двадцатого века Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский во время работы в Берлин-Бухе обеспечил новый доказательный и объективный формат науки. Под его влиянием была написана книга «Что такое жизнь» Эрвина Шредингера и последовала серия нобелевский премий, начиная с двойной спирали и других достаточно частных открытий в молекулярной генетике, каждое из которых могло быть оценено на уровне рядовой диссертации, если б не спровоцированный Тимофеевым-Ресовским ажиотаж.
Более серьезные открытия Сергея Четверикова, Сергея Гершензона и самого Тимофеева-Ресовского состоялись раньше ажиотажа и по достоинству оценены не были.
Очевидно, справедливость и признание в науке вещи несовместимые.
Характерный факт: практически никто, начиная со Шредингера, на Тимофеева-Ресовского не ссылался. Мы обнаружили единственное упоминание работ Тимофеева-Ресовского по пенетрантности и экспрессивности мутации VTI Drosophila melanogaster в монографии Фредерика Хатта «Генетика животных».
Согласно установкам институциональной цензуры, генетика поставлена в зависимость от аморфной молекулярной биологии, которая объединяет совокупность методов и единой самостоятельной наукой не является, предоставляя инструментарий для множества наук и прикладных применений.
Генетическая инженерия искусственно свернута до пересадки клонированного гена с помощью вектора из плазмиды Agrobacterium tumefaciens. Социальная инженерия протеста, по сути производимых над человечеством экспериментов, является частью генетико-инженерной биотехнологии. Институциональная цензура скрывает разницу между генной и генетической инженерией. В результате люди не понимают, что к биотехнологии как сочетанию эвристического творчества и технологии относится, например, дрессировка собак с помощью кликера или воспитание детей. Для сокрытия истины искусственно насаждаются методики Марии Монтессори, первично предназначенные для детей с особенностями развития.
Институциональный запрет привел к тому, что открытые в лаборатории Романа Хесина-Лурье мобильные элементы генома (авторы Евгений Ананьев и Владимир Гвоздев назвали их МДГ) не попали в школьный курс биологии.
Развитие науки 21 века получило ретроградную доминанту, обратную курсу Тимофеева-Ресовского. Вещи, которые можно и нужно доказывать, считаются очевидными по умолчанию. Неадекватная идеология гуманитарного формата не позволяет развиваться биологии, имея в виду, что о разнообразии жизни на Земле мы знаем все еще очень мало.
Термин «экология» используется для недобросовестной геополитической конкуренции. Журналисты в массе не подозревают, что это наука, причем наиболее разработанная в математическом аппарате и экспериментальных подходах.
К полит-экологии плотно примыкает правозащита, которая по умолчанию понимается исключительно как анархизм для разрушения национальной власти.
Попытки обходить запреты приводят к выявлению общности паттернов самоорганизации в самых широких пределах на уровне клетки, организма, общества. Фактически стирается грань гомологии и аналогии.
Мы считаем, что институциональная цензура генерируется в сознании человека достаточно произвольно и лишь на этой основе может быть использована для неформального и безответственного политического управления или передела рынка путем недобросовестной конкуренции. Обилие работ по мемам и фейкам не затрагивает начальный этап их зарождения, упуская психологические моменты институциональной цензуры.
Люди склонны преувеличивать роль власти аналогично тому, как молекулярная биология преувеличивает управляющую роль генома. Развитие в основном определяется самоорганизацией. Собственное управление консервативно воспроизводит инфраструктуру. В наиболее заметной части роль власти сводится к управлению случайностью в запуске альтернативных каналов самоорганизации. То есть срабатывает как триггер в точке фуркации. Сложившийся формат публичного информационного поля допускает участие в управлении обществом сторонних для общества людей.
Раскрытие страны внешнему управлению в 90-х было обеспечено существовавшими в советском обществе институциональными ограничениями. Их было настолько много, что на момент демонтажа СССР развитие было практически остановлено.
Можно предполагать, что нынешняя тотальная цензура породит тенденции ее преодоления и в конечном счете пути развития откроются. Это следует из адекватного понимания генетической инженерии. Пока же развиваются только ограничения и запреты, навязанные горизонтальной сетевой системой внешнего (глобального) управления под видом международных обязательств. Например, ограничения выбросов парниковых газов. В случае России данное условие не имеет смысла не только в связи с общей причиной политической фабрикации роли антропогенного фактора. Россия перевыполняет обязательства по выбросам. Поглотительная способность лесов России занижена. Непонятно, почему исполнительная власть страны взяла на себя исполнение абсурдного условия, проведя решение без дискуссии в палатах Федерального Собрания.
Параллельно обсуждается необходимость отказа от кабальных обязательств по соглашению Бейкера-Шеварднадзе и принятие новых обязательств. Фактически происходит викарирование институциональных запретов.
Подавляющее большинство действующих запретов организованы не в 90-х, а позже на полтора десятилетия. Тогда в запретах не было необходимости. Началась либерализация с отмены элементов советской системы ограничений – ГОСТов, кадастра, категоризации земель, гауптвахт, лесного и транспортного контроля, технического и пожарного надзора. В связи с естественным сопротивлением процесс затянулся и мультиплицировался на создание отраслевых систем внешнего управления. Экспансия иностранных сетей – торговых, кинотеатральных, социальных включая Google – произошла в ответ на попытку суверенизации, обозначенную Мюнхенской речью Владимира Путина в 2007 году.
Принятию абсурдных обязательств мешает развитие науки. По этой причине проникновение российских научных достижений на публичное информационное поле подавляется. Президент РАН Александр Сергеев на пресс-конференции в ТАСС 15.11.19 отрицал факт запрета на популяризацию отечественной науки. Как отмечено выше, он отрицал и достижения отечественной генетики. Оба утверждения вместе верными быть не могут. На самом деле они оба неверны.
Закон гомологических рядов наследственной изменчивости Николая Вавилова построен практически по тем же принципам самоорганизации, что и таблица Менделеева. Что касается технологий викиномики (социальной инженерии) двойного назначения, на данном поле Россия является абсолютным лидером диверсификации технологии в сторону мирного применения. Физик Георгий Малинецкий считает, что атомная бомба уже не нужна. Лидеры 35 недоговороспособных стран преуспели в деструктивном применении викиномики и выйти за ее пределы не могут.
Чтобы описать подобные новации, нужно выполнять параллельно обе роли исследователя и журналиста, как это было принято в советской научно-популярной журналистике.
Институциональные запреты на общение ученых с журналистами существовали практически всегда. Как это происходило, описано в эпизоде с профессором Выбегалло из весьма реалистичной повести Стругацких «Понедельник начинается в субботу». В то же время у российской аудитории традиционно высок запрос на научную популяризацию. В 70-е была предпринята попытка преодоления разрыва между запросом и предложением, в научную популяризацию перебросили сотню сотрудников закрытых НИИ – «почтовых ящиков». С начала нового века систему советской научной популяризации активно разрушали через внедрение западной сетевой системы научной популяризации. Российским сегментом руководила научный обозреватель газеты «Московская правда» Виола Егикова.
По сути ничего принципиально нового не произошло, кроме взятия под внешний контроль существовавших институциональных запретов. Научную реальность сами советские ученые представляли искаженно со значительным принижением собственной роли. С распадом СССР США получали существенный объем советской интеллектуальной собственности, лишь часть которой сумели внедрить и распространить на глобальных рынках. Часть получили раньше, например, феномен жидких кристаллов. Советские достижения используются для искусственного повышения роли США на глобальном рынке науки. Например, упомянутая выше заимствованная в ВИНИТИ система научной индексации в основе Web of Science.
Советские научные работники знали, что такое диссертабельность без возможности формальной дефиниции. Самостоятельно определяли и отвергали на уровне институциональных запретов недиссертабельную тематику. К настоящему времени институциональные запреты в науке вылились в абсолютную запретительную цензуру на развитие ряда научных направлений в эволюционной генетике и теории эволюции, экологии, климатологии, психологии и в том числе изучении антисоциального, криминального, девиантного поведения.
Если бы наука развивалась адекватно, гуманитарная бездоказательная сфера должна была бы значительно сократиться. Например, экономика и в какой-то части социальная психология является частью экологии, а история – эволюционной теории. На базе «Теории Дарвина» с ложными презумпциями это невозможно представить.
Глобальная сетевая система управления – это то, что депутат Евгений Примаков назвал «мировым правом» США. Александр Яковенко обозначил как правила и санкции. Она работает на основе активного внедрения во все управляющие структуры феномена, названного в США «Хвост виляет собакой». До времени написания статьи данное явление было отмечено всего дважды на парламентских мероприятиях и оба раза в отношении ПАСЕ. Во время работы шестого созыва Думы о принятии решений за депутатов кем-то из аппарата с упреком сказала Джахан Поллыева. На площадке Межпарламентского форума о том же сказал Педро Аграмунт уже с некоторым оттенком чувства вины.
Параллельно глава сенатской комиссии по информполитике Алексей Пушков говорил, что политики США меняют позицию после отставки. То есть на официальной должности они несамостоятельны.
Явление скрытого или открытого манипулирования тотально распространено в системах властного управления, глобального и национального. Генерация, утверждение, проведение и публикация решения разделены. За каждой публичной властной фигурой стоит манипулятор. В большинстве случаев такая фигура является видимой вершиной пирамиды, в структуре которой фрактально отражается глобальная геополитическая борьба.
Обязательные для освещения в СМИ события искусственного резонанса технологически организуются теневыми сотрудниками, которые на контакт не выходят и ответственности не несут. Например, беспорядки в связи с выборами Мосгордумы 2019 года организовывал Stephen Sexton, который до Москвы занимался тем же в ряде стран мира: Южная Корея, Иран, Туркмения, Афганистан, Канада. Во всех странах занимал одну и ту же должность главы RSO (служба дипломатической безопасности). Об этом сообщил один из авторов фильма «Анатомия протеста» Николай Столярчук 17.10.19 на заседании думской комиссии Василия Пискарева по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела РФ.
Характерно, что Sexton стал фигурантом коррупционного скандала и расследования избежал. Подобных фигур очень много.
Формат «хвост виляет собакой» обеспечивает недоступность центров принятия решений для диалога и исключает возможность привлечения авторов к ответственности. Центром происхождения явления представляются США. Научные сотрудники позднесоветского периода знают по собственной судьбе, что разрушение отечественных научных школ и за ними науки в целом было обеспечено именно этим эффектом. Большинство директоров НИИ и заведующих лабораториями не были самостоятельными фигурами, за ними стояли какие-то другие люди, которые не несли ответственности за работу и судьбу коллектива. Они, как правило, преследовали цели, определяемые профессиональной ревностью. В результате тотального распространения моббинга, буллинга и боссинга приобрели перманентный характер скандалы в научных коллективах, присвоение чужих результатов, запреты на публикации и защиту диссертаций конкурентов.
В творческой среде чрезвычайно высок уровень профессиональной ревности, которая без внешнего государственного управления убивает науку изнутри. В 1972 году впервые после хрущевского запрета на кибернетику в интересах США было замечено новое решение по организации науки в интересах Запада. Фиктивное повышение зарплаты за счет реального сокращения штатов стимулировало взрывное раскрепощение профессиональной ревности, так как выбор кандидатов на увольнение был предоставлен самим коллективам.
Параллельно событиям в науке русская служба BBC проводила кампанию разрушения советского балета. Временный успех имел место, когда из Большого театра удалось устранить Юрия Григоровича. Модельная ситуация театра описана в произведениях Михаила Булгакова и Леонида Филатова, ее основой является профессиональная ревность любой творческой среды [2].
В сталинское время было проще, научные работники удовлетворялись написанием доносов. Доносов было настолько много, что большинство из них заметных последствий не имело. В два последних десятилетия СССР потери науки были больше, потому что позитивных мер ее поддержки уже не принималось. В связи с внутренними проблемами наука не заметила предстоящих глобальных перемен, которые готовились те же два десятилетия согласно антропному принципу в синергетике Сергея Курдюмова.
Если неуправляемое развитие событий приводило к смерти директора НИИ или заведующего лабораторией, человек, реально принимавший решения за руководителя, не мог использовать открывшийся кадровый коридор. Проявлялась ничтожность этой фигуры, в самостоятельной ответственной роли власть утрачивалась.
Парадоксально то, что именно в этот бурный период наука активно реформировалась и развивалась. Параллельно в науке прошли два процесса противоположной направленности – естественнонаучная революция и гуманитарная контрреволюция [7].
Блок процессов разрушения и возрождения науки может быть описан в естественнонаучной терминологии вопреки институциональному запрету на диссертабельность подобной тематики. Сеть барьеров в развитии действует согласно выводам математика Андрея Колмогорова о повышении эффективной численности популяции и эффективности отбора.
Иными словами, обозначенный Примаковым период многобарьерности исторически необходим для поиска моделей будущего. Человек внутри событий данного периода переживает кризис семьи и трудовых коллективов. Это касается каждого.
Эволюционист Юрий Чайковский описал явление феноменологически. По его словам, наше общество основано на бюрократии и она, самоорганизуясь в своих интересах, способна отыскивать в своей среде работников, обеспечивающих исполнение дел, требуемых обществом. Если в большом учреждении такой работник один, к нему стекаются все дела. Остальной штат имитирует работу. Если такого работника-исполнителя нет, учреждение «барахтается на грани закрытия». Безнаказанность приводит к тому, что исполнитель изгоняется из коллектива. Тридцать лет назад академики предложили усилить конкуренцию, и она подавила самоорганизацию [9].
Чайковский фиксирует действие центрифугального отбора, не применяя понятия Шмальгаузена. Он считает самоорганизацию основным фактором эволюции и видит проблему неадекватных академических рекомендаций в незнании теории эволюции. Как уже указывалось выше, «теорию эволюции» массовое сознание воспринимает тождественно «Теории Дарвина». Чайковский исключает переживание наиболее приспособленных в фазе кризиса, за что объявлен не-ученым. Он прав, действие естественного отбора ограничена рядом условий. Во время кризиса работает антипод – центрифугальный отбор.
Относительно доступности развития сеть барьеров схлопнулась до одной общей баррикады, пронизавшей все сферы жизни согласно соотношению Александра Яковенко 35 vs. 193 в оценках Яковенко. Например, между стимулирующим жизнь искусством и раскрепощающим деструкцию антиискусством. Соответственно, национальной и глобальной системами управления. Инфляция для бедных и для богатых. Исполнение бюджета по программам выведения и стерилизации ресурсов или строительства необходимых объектов. Банковское или казначейское исполнение бюджета. Выплаты разного рода начиная с имитации зарплаты не за работу, но в обмен на лояльность, для стимулирования сверхпотребления или поддержания жизни и минимальной работоспособности. Глобальные программы против семьи и детства или национальные программы поддержки демографии и естественных отношений. Принудительное расширение гуманитарной бездоказательности на точные науки или естественный процесс объективизации науки в целом. В целом разрешенные и запрещенные науки.
С позиций обычной человеческой логики непонятно, зачем создавать на глобальном уровне ситуацию запертого развития? Подобные институциональные запреты служат мощным стимулом жизненной силы подобно сублетальным факторам в дикой природе. Без него выход из кризиса невозможен, как без кризиса невозможна генерация нового для выхода развития на более высокий уровень.
В такой концепции наше общество устроено чрезвычайно разумно и прогрессивно. Для понимания нужен системный взгляд и знания адекватной эволюционной теории сообразно выводам Чайковского и его предшественников Сергея Мейена, Александра Любищева, Жана-Батиста Ламарка, Эразма Дарвина.
В историческое время своего развития Homo sapiens вырвался в лидеры на фоне массы близких видов человека и открыл магистральный путь развития технологий, но так и не сумел приспособиться к росту комфорта. Не успевал за ростом технологий. В результате современный человек в общественном развитии не смог уйти от биологических корней. Перманентный комфорт для него является стрессирующим фактором. Типичный пример личной эволюции содержит непереносимость перелома от неприемлемых условий жизни к комфортным. Обретая все необходимое для нормального существования, человек ломает то, к чему стремился, и возвращается к фазе неустроенности. В редких случаях человек приспосабливается, подавляя растущее с годами стабильности отторжение естественных доступных удовольствий.
Чаще всего это женщина, поскольку признаком времени стала инверсия половых ролей. Вектор полового отбора инвертирован у видов с ВНД, приспособленных к постоянству перемен.
Из нашей статьи может быть понятно, что сложившаяся система общественных отношений поддерживает усиление кризиса.
Мы не настаиваем на окончательности термина «институциональная цензура». Он показался нам наиболее удобным на данном этапе дискуссии по сравнению с множеством прочих барьерных обозначений – стереотипы, штампы, мифы, абсолютная истина.
Таким образом, информационная маргинализация отвлекает активно действующую аудиторию от актуальных проблем и фактически исключает возможность удовлетворения запроса на достоверную информацию. В то же время сеть институциональных запретов служит фактором ускорения эволюции на медийном поле и человека в целом.
Общий вывод состоит в реальном отсутствии виновных и ответственных за потери. Позитивные и негативные перемены идут параллельно по каналам паттерна институциональных барьеров. Причиной перемен является институциональная цензура, реализуемая в новых форматах во время турбулентности. В момент исторического разрыва жизнь начинается заново.

Список литературы
1. Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Взаимная зависимость власти, общественного мнения и журналистики. // Медиа и власть: власть медиа? Материалы Международной научно-образовательной конференции. – Казань, 22-23 марта 2018 г. – Стр. 21-26
2. Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Профессиональная ревность как мера журналистского успеха: что нужно знать, чтобы быть независимым и избегать невольной ангажированности. // Информационное поле современной России: практики и эффекты: сборник статей XIV Международной научно-практической конференции (9-11 ноября 2017 г.) под ред. Р.П.Баканова. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2017. – с. 79-88
3. Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Журналистика от «трех восьмерок» до 12.12.12: пятилетка потрясений. // Тезисы 52 международной научно-практической конференции «Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения» Материалы 52-й международной научно-практической. конференции 17–19 апреля 2013 г. Ответственный редактор-составитель С. Г. Корконосенко. Санкт-Петербург 2013. http://jf.spbu.ru/conference/3090/3121.html
4. Ильченко Сергей, Дмитрий Goblin Пучков. Как нас обманывают СМИ. Манипуляция информацией. Предисловие Дмитрий GOBLIN Пучков. – СПб.: Питер, 2019. – 320 с., тир. 3 тыс. – (Серия «РАЗВЕДОПРОС»).
5. Кокурина Елена. Детектор ошибок Натальи Бехтеревой. Российская газета Рубрика: Общество 07.04.2004 – Федеральный выпуск № 0(3448)
6. Московкин Л.И., Н.В.Вакурова. Параллелизм эволюции природы и общества. Прикладные аспекты. // Сборник статей XVI международной научно-практической конференции «Проблемы и перспективы современной науки». – М., “ISI-journal”, 2017, с. 20-32.
7. Московкин Л.И., Вакурова Н.В. Революции в науке на примере истории 20 века // Збірник центру наукових публікацій «Велес» за матеріалами IVміжнародної науково-практичної конференції 1 частина: «Весняні наукові читання», м. Київ: збірник статей (рівень стандарту, академічний рівень). – К.: Центр наукових публікацій, 2018, с. 5-18.
8. Московкин Л.И., Вакурова Н.В. Теоретическое значение «фактора трех восьмерок» – Triple-eight: история познала сослагательное наклонение (постановка задачи журналистики) // СМИ и общество, проблемы взаимодействия (к 75-летию Оренбургской области): материалы региональной научно-практической конференции. Оренбург, ИПК ГОУ ОГУ, 2009. С. 128-135. http://leo-mosk.narod.ru/works/11_07_21_conference_Orenburg.htm
9. Чайковский Ю.В. Эволюция как идея. / М., Товарищество научных изданий КМК, 2017, с. 129-130.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments