leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Единороссы не хотят принимать обращение коммуниста Алексея Куринного, у них другие методы

Единороссы не хотят принимать обращение коммуниста Алексея Куринного, у них другие методы лекарственного обеспечения – Дмитрий Морозов Не в это дырявое ведро надо заливать деньги
49. 809187-7 Госдума в итоге обсуждения отклонила постановление «Об обращении Государственной Думы Федерального Собрания РФ «К Председателю Правительства РФ Д.А.Медведеву о необходимости дополнительного финансирования государственной социальной помощи в виде обеспечения лекарственными препаратами, медицинскими изделиями и специализированными продуктами лечебного питания»
Документ внесли 09.10.19 Депутаты ГД А.В.Куринный, Н.И.Осадчий, Н.В.Коломейцев, В.А.Ганзя (КПРФ).
Представил депутат Алексей Куринный.
Председатель комитета по охране здоровья Дмитрий Морозов.
Проектом постановления предлагается обратиться к Председателю Правительства РФ Д.А. Медведеву с просьбой предусмотреть предоставление из федерального бюджета межбюджетных трансфертов на реализацию отдельных полномочий РФ в области лекарственного обеспечения в части оказания государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг, переданных для осуществления органам государственной власти субъектов РФ.
Постановление 94 0 0 16:07

Стенограмма обсуждения
Коллеги, нам необходимо посоветоваться с вами. Мы рассмотрели с вами три приоритетных законопроекта: один — фракции ЛДПР, два - фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ". Следующий законопроект тоже приоритетный фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", но он довольно объёмный, я думаю, для обсуждения. А у нас с вами пять проектов постановлений, которые мы сегодня должны обязательно рассмотреть. Причем одно из постановлений, мне тоже кажется, оно займет достаточно длительное время для обсуждения.
Поэтому, если нет возражений, я предлагаю к проектам постановлений перейти. Нет возражений, коллеги? Давайте так и поступим. С докладчиком по 12-му вопросу я этот вопрос согласовал, с Галиной Петровной Хованской.
Итак, переходим к проектам постановлений.
49-й вопрос. Проект постановления Государственной Думы "Об обращении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "К Председателю Правительства Российской Федерации Д.А.Медведеву о необходимости дополнительного финансирования государственной социальной помощи в виде обеспечения лекарственными препаратами, медицинскими изделиями и специализированными продуктами лечебного питания". Докладывает Алексей Владимирович Куринный.
Куринный А. В. Добрый день, уважаемые коллеги.
Основанием для внесения данного проекта постановления являются факты массового и грубого нарушения прав человека в данном случае, а, точнее, гарантированного федеральным законодательством права на льготное лекарственное обеспечение. В отличие от всех предыдущих рассматриваемых законопроектов здесь речь идет об уже принятом федеральном обязательстве, которое, к сожалению, в должной мере не исполняется.
Итак, если мы будем с самого начала говорить о лекарствах, то на сегодня две третьих всех достижений современной медицины связаны как раз с лекарственными препаратами.
И, соответственно, и качество жизни, и продолжительность жизни, и, скажем так, преждевременный выход на инвалидность во многом зависит от того, насколько человек может себе позволить получать то или иное современное лекарственное обеспечение.
В случае отсутствия необходимых лекарств, естественно, это отражается и на демографических показателях первой стороны. Ну и второе — это прямые потери бюджета, как бы это странно не звучало.
Говоря о существующих, я повторяю, существующих финансовых обязательствах государства, но неисполняемых, мы начнём с 2004 года, когда был принят знаменитый 122-й закон. Я напомню, именно тогда было внесено понятие "соцпакета", в который входило, в том числе, и лекарственное обеспечение.
Чуть позже, в 2006 году, было введено право отказа от лекарственного обеспечения взамен соответствующей денежной выплаты. Именно это было абсолютно неверное государственное решение, а точнее - государственная ошибка, которая по большому счёту привела к разбалансировке вот этой по большому счёту страховой системы.
Уход от страхового принципа привёл к тому, что самые нуждающиеся в системе остались, которые не могут оттуда выйти, а те, кто не нуждались в лекарствах либо у которых сумма компенсации была достаточна для покупки их набора лекарства, они из неё выходили. Я напомню, сегодня эта сумма составляет 863 рубля на человека в месяц. Соответственно, 3,4 миллиона человек осталось в системе из 17 миллионов, остальные туда ушли, забрав с собой свои деньги.
Для примера. Лечение одного больного сахарным диабетом в среднем обходится в 3 тысячи рублей в месяц. Сравните с суммой 863 рубля, которая выделяется из федерального бюджета.
Лечение больного гипертонической болезнью и ИБС – современное лечение стоит порядка 2,5 тысяч рублей в месяц.
Лечение больного с бронхиальной астмой - 2 тысячи рублей в месяц.
Я уже не говорю про лечение больных с онкологическими заболеваниями или с более тяжёлой патологией, которая требует порой миллионов рублей для лечения, ещё раз говорю, в месяц миллионов рублей для своего лечения.
Соответственно, нарушив этот страховой принцип, правительство попыталось его скомпенсировать в 2011 году, и стало передавать кроме вот этих вот субвенций в размере 863 рубля на сегодня, повторю, на человека в месяц ещё и иные межбюджетные трансферты.
Что это такое — никто не знает. Каким образом это регулируется, рассчитывается - тоже никто не знает. Но для понимания. На этот год текущий по субвенциям выделено 37,7 миллиарда рублей и, соответственно, по иным межбюджетным трансфертам 13,6 миллиарда рублей.
Естественно, что просто увеличить сегодня размер, скажем так, норматива нельзя, потому что большая часть этого норматива просто уйдет в виде выплат гражданам и никак не отразится на обеспечении лекарственными препаратами тех, кто в системе остался, поэтому это не выход.
Единственный выход - это увеличивать эти межбюджетные трансферты, причем соответствующим образом их рассчитывать в зависимости от того, какое количество на территории региона отказалось, какое количество осталось, в зависимости от того, насколько страховой принцип работает или не работает, на мой взгляд, и на взгляд нашей фракции это может сделать исключительно Правительство Российской Федерации.
К чему приводит вот этот вот дефицит, который образовался в результате выхода пациентов, продолжающегося, кстати, выхода, сегодня только 20 процентов осталось в системе, то есть четыре из пяти забрали деньги и ушли, он приводит.
Первое, к дополнительной нагрузке на региональные бюджеты, потому что льготы во многом пересекаются и, соответственно, региональные бюджеты, какие могут, они покрывают недостаток федеральных средств.
Ну а те, что не могут, естественно, это отражается напрямую на доступности лекарственных препаратов. Это приводит к тому, что придумываются разные способы, как не выписывать, каким образом не обеспечивать это лекарственное обеспечение. Это приводит, повторю еще раз, к массовому нарушению прав человека, речь уже не идет об отдельных каких-то жалобах, и вы это, наверное, на приемах уже ощутили, или об отдельных обращениях в суд.
Родная моя Ульяновская область, тысяча обращений в суд с исковыми заявлениями, практически вес они выиграны. То есть суд встал на сторону граждан, суд обязал соответствующий орган, в данном случае Министерство здравоохранения Ульяновской области обеспечить этими лекарствами.
По стране ситуация приблизительно такая же. Вот здесь у меня собраны отзывы от регионов, причем абсолютно открытые отзывы, вот в части дефицита.
Рязанская область заявляет о дефиците в 634 миллиона рублей, Магаданская область, у нее меньше, потому что у нее 18 миллионов рублей, она маленькая, Ульяновская область - 523 миллиона рублей, Республика Удмуртия - 142 миллиона рублей, Нижегородская область - 727 миллионов рублей, ну и так, для сравнения, Краснодарский край, он побольше, у них дефицит соответствует, представляет из себя 2 миллиарда 400 миллионов рублей. Так практически по всем областям, поэтому это не придуманные цифры, это абсолютно четко зафиксированный дефицит сегодня льготного лекарственного обеспечения со стороны федерального бюджета, то есть неисполнения в должной мере соответствующих федеральных обязательств.
Практика, как это выглядит. Ну я, как главный врач могу вам просто рассказать, как это выглядит. То есть в начале года, точнее, в конце года поступает заявка соответствующая сформировать перечень больных и лекарств, которые необходимы реестру льготников, которые прикреплены к тому или иному лечебному учреждению. Она формируется, предположим, на 10 миллионов рублей, отправляется в Минздрав региональный, оттуда через неделю приходит ответ — десяти миллионов нет, укладывайтесь в пять.
И начинается головная боль у начмеда, начинается головная боль у лечащих врачей, которые начинают резать, кому удалить эти лекарственные препараты, каким образом уложиться из Ю миллионов, повторяю, это не жирная заявка, это абсолютно такая нормальная, в 5 миллионов рублей? Как снизить потребность в два раза?
Естественно, без того, чтобы кого-то обделить, это не обходится. Да, надо закрыть сахарный диабет, надо закрыть те заболевания, которые требуют, скажем так, остро требуют лекарственного обеспечения. Всё, что вроде как может подождать в кавычках, я говорю про ту же гипертоническую болезнь, про ту же ИБС, про другие заболевания, оно остается на втором плане и в нужной мере не финансируется и не обеспечивается - всё это приводит к тем последствиям, о которых мы говорили. Если некоторые другие финансовые обязательства, хронически не выполняемые, в виде жилья для детей-сирот, либо санаторно-курортного лечения не несут за собой таких неблагоприятных последствий, как преждевременная смерть, как инвалидизация, то в данном случае невыполнение этого федерального обязательства приводит именно к этому.
Поэтому предлагается принять обращение на Медведева, на председателя правительства, для того, чтобы именно правительство определило, каким образом компенсировать этот дефицит.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Алексей Владимирович.
С содокладом выступает председатель Комитета по охране здоровья Дмитрий Анатольевич Морозов.
Морозов Д. А., председатель Комитета ГД по охране здоровья, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги, я напомню, что мы подробно обсуждали этот вопрос в декабре 2019 года. Позволю себе подчеркнуть, что речь идет не о проблеме лекарственного обеспечения в целом и даже не о сути льготного лекарственного обеспечения граждан. Нет сомнений, это важнейшая составляющая государственной системы охраны здоровья, которая требует системного совершенствования. Мы обсуждаем сегодня, уважаемые коллеги, целесообразность одного из регуляторных механизмов, одного - постановления Государственной Думы, его уместности, своевременности, корректности формулировок и адекватности предложений авторов.
Я напомню, уважаемые коллеги, сегодня в этой аудитории звучала уже информация о работе межфракционной рабочей группы, возглавляемой Андреем Константиновичем Исаевым, которая проводит экспертный анализ экспертных мнении и предложении и формирует по всем направлениям лекарственное обеспечение; работе комитета, подкомитета по фармацевтике и фармпромышленности и экспертного совета, который возглавляет депутат Петров, который только в 2019 году провёл 22 заседания. Почему я это говорю? Потому что в основе решений в системе здравоохранения лежат не эмоции, а лежат хорошо взвешенные экспертные решения.
Итак, Николай Васильевич Коломейцев с товарищами предложили проект постановления, суть которого — дополнительное финансирование, я не буду повторяться.
Хочу доложить вам, уважаемые коллеги, что по поручению Председателя Государственной Думы Комитет по охране здоровья, комитет по бюджету, Комитет по труду, социальной политике и делам ветеранов, рассмотрели проект постановления. Первые два комитета не поддержали его, комитет по труду счёл возможным эти вопросы решить в рамках бюджета. И Комитет по охране здоровья дважды собирался с привлечением Министерства здравоохранения, Министерства финансов и, как я уже говорил, не поддержал проект постановления, именно проект постановления в данной, в данной формулировке.
Разделяя мнение авторов проекта постановления о недостаточном финансировании оказания государственной социальной помощи по перечисленным сегментам, тем не менее, мы исходим из следующих оснований. Четыре группы, уважаемые коллеги.
Первое это то, что свидетельствует о возрастающей помощи субъектам Российской Федерации финансовой на здравоохранение. Помощь субъектам в этом году, по сравнению с прошлыми, серьёзно увеличена — на 52 процента, по сравнению с 2019 годом составляет 996 миллиардов рублей.
Я не буду останавливаться на первичной медико-санитарной помощи и многих-многих вопросах, которые вы хорошо знаете. Только в конце 2019 года это были и дополнительная закупка вакцин по гриппу, и субвенции бюджетам 37,76 миллиарда рублей ежегодно, прирост на 5 процентов, и иные межбюджетные трансферты, которые были подвергнуты критикам, тем не менее это 13,67 миллиарда рублей ежегодно, включая то, что вы поддерживали в отношении больных сахарным диабетом.
Субсидии на обеспечение гражданам, перенёсших инфаркты и инсульты, - более чем 10 миллиардов ежегодно.
Орфанные заболевания. Сегодня Сергей Иванович Неверов говорил об этом, дополнение год от года наращивается.
Антиретровирусные препараты и многое-многое другое, что в итоге позволит высвободить соответствующие финансы, субъектам Российской Федерации уделить внимание.
Вторая позиция то, что касается межбюджетных трансфертов. Сегодня 26 межбюджетных трансфертов только в сфере здравоохранения на сумму 240, а в последующем 159, 164 миллиарда рублей.
Социально значимые заболевания и онкологические заболевания, паллиативная помощь, всё это в копилку того, о чём я говорил.
Третья позиция — стратегия. Было сказано уже не в аргументациях аж — это является контраргументацией, речь идёт о ситуации, которая, на взгляд эксперта комитета и многочисленных экспертов других комитетов характеризуется как нарастающая, неэффективная система льготного лекарственного обеспечения, множественных межбюджетных трансфертов одинаковой направленности, невозможности существенного увеличения нормативов финансовых затрат на одного гражданина в рамках существующей модели государственной социальной помощи и дублирование федеральных и региональных льгот.
Сегодня мы подчёркиваем, из 18-19 миллионов граждан, которые имеют право на лекарственное обеспечение по льготным направлениям, 3, чуть более 3 миллионов получают лекарства и более 15 миллионов берут деньги. Разве можно вливать дополнительные средства в эту систему? По сути, философия лекарственного обеспечения недалёкого будущего состоит в лекарственном страховании.
Уважаемые коллеги, комитет рекомендует ускорить разработку альтернативных моделей лекарственного обеспечения.
И в завершение мне бы хотелось обратить внимание, что по поручению Вячеслава Викторовича Володина, в соответствии с постановлением Государственной Думы мы проводим вместе с комитетом по бюджету парламентские слушания: "Об организационно-финансовых моделях здравоохранения", в весеннюю сессию "круглый стол" комитета опять же по лекарственному обеспечению.
Мы изменили тему "правительственного часа", он будет вместе с Министром здравоохранения Вероникой Игоревной Скворцовой 4 марта, будет посвящен главным образом проблеме лекарственного обеспечения. Поэтому мы, не поддерживая принятие указанного проекта постановления, приглашаем всех к системной работе и участию во всех мероприятиях комитета.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Коллеги, будут ли вопросы? Есть. Включите режим записи на вопросы.
Дмитрий Анатольевич, пожалуйста, задержитесь.
Покажите список.
Плетнева Тамара Васильевна.
Плетнева Т. В., председатель Комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей, фракция КПРФ.
У меня вопрос к Дмитрию Анатольевичу. Я хочу сказать, что вот орфанные заболевания, о которых мы много раз говорили, они действительно сейчас стали лучше обеспечиваться — это я сама уже много раз проверяла. Но зачастую все заболевания сложные обеспечиваются лекарствами-дженериками.
Скажите, пожалуйста, это, вы, как профессионал, это вообще допустимо или это потому что они у нас не выпускаются и покупать их дорого? Я не пойму никак, почему? И причем докладывает министр нашему президенту и так и говорит открыто, что да, мы вот заменяем и так далее. Это правильно ли или это всё-таки неправильно? Я стараюсь, например, не брать эти лекарства.
Морозов Д. А. Уважаемая Тамара Васильевна, ну на самом деле это, конечно, объёмный очень вопрос. Но я хочу коротко подчеркнуть одно, хороший дженерик он может не уступать по вопросам биоэквивалентности и клинической эффективности оригинальному препарату. И тот закон, который мы приняли в конце осенней сессии прошлого года, как раз был посвящен взаимозаменяемости лекарственных средств и адекватности с точки зрения экспертов, и профессионалов, и пациентских сообществ клинического эффекта. В качестве примера приведу вам, например, сделанный фактор свёртываемости крови у нас в стране, который совершенно устраивает пациентское сообщество больных с гемофилией. И нам, действительно, очень много что по силам и хорошие дженерики хороших компании они являются адекватными. Есть и другие, вы совершенно правы, вот для этого существует государственное регулирование и контроль. Председательствующий. Спасибо. Выборный Анатолий Борисович. Выборный А. Б. Благодарю.
У меня вопрос к докладчику. Уважаемый Алексей Владимирович, с одной стороны вы предлагаете предусмотреть дополнительную финансовую поддержку, а с другой стороны в обосновании вы говорите о низком качестве правоприменения на этот счёт. И вы правильно делаете вывод о неисполнении некоторых финансовых обязательств, так как 10 миллионов рублей нет, как вы говорите, хотя выделено 10, есть только 5, и укладывайтесь в 5. Так, может, вместо того, чтобы ставить вопрос о дополнительном финансировании, необходимо ставить вопрос об ответственности полномочных лиц на этот счёт и устранении недочётов за их тоже счёт, но в целях недопущения подобного впредь? Но это уже другая совершенно история и эти вопросы необходимо решать уже в другом порядке. Спасибо.
Председательствующий. Алексею Владимировичу Куринному включите микрофон.
Куринный А. В. Анатолий Борисович, спасибо за вопрос.
Эта ответственность, действительно, наступает, но эта ответственность должностных лиц региональных органов власти.
Уже в некоторых регионах даже уголовные дела были возбуждены в отношении чиновников министерств, которые не закупали в достаточных объемах лекарств, потому что им не перечисляли денег. То есть, виноват федеральный центр, который не предоставляет в достаточном количестве средств на закупку этих лекарств, а отвечают те чиновники, которые внизу находятся и вынуждены вот разными методами пытаться сократить потребность, уложиться в спущенные цифры. Совершенно неверный, совершенно, на мой взгляд, преступный путь и привлекают в данном случае к ответственности опять же вот клерков внизу, а федеральный центр разводит руки и говорит: ну неэффективно же, не получается. Давайте не будем давать тогда денег вообще никаких.
Председательствующий. Спасибо.
Осадчий Николай Иванович.
Осадчий Н. И., фракция КПРФ.
Вопрос к содокладчику.
Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Рассматривая проект постановления, Комитет по охране здоровья руководствовался тем, что проблема есть, даже целый букет проблем, связанных с лекарственным обеспечением, но постановление не поддерживается. В то же время, как вы отметили, комитет рекомендовал ускорить разработку альтернативных моделей лекарственного обеспечения.
Как вы оцениваете перспективы таких разработок и внедрение этих альтернативных моделей, в том числе, по срокам, как быстро это может произойти?
Спасибо.
Морозов Д. А. Уважаемый Николай Иванович!
Ну я вот еще раз хотел бы четко обратить внимание ваше и всех уважаемых коллег. Идет системная большая работа потому, что проблем накопилось очень много, мы отдаем себе в этом отчет, конечно, мы отдаем себе в этом отчет. Можем ли мы это сделать за один день, за неделю, за месяц, за полгода? Нет. Потому что это системные вещи, касающиеся от фарммолекулы до продажи в мобильной аптеке в сельском населенном пункте, конечно, это огромный спектр вопросов.
Но, я напомню вот то обращение, с которым тогда даже и, на мой взгляд, эмоционально с душой выступил депутат Петров на комитете. Он сказал: ну коллеги, ну дайте мы проработаем вот эти все варианты, дойдем до итоговых, до понятных логичных моментов и создадим новый формат, ну бытия, скажем такого. Потому что вкладывать сейчас финансы, да, еще обращаться к Председателю Правительства как будто мы не понимаем отсутствие логики в этом, ну мне кажется, это неправильно и неконструктивно, мы же понимаем, что не сюда, не в это дырявое ведро нужно заливать деньги, нужно по-другому перестроиться и тогда, может быть, и денег будет гораздо меньше. И я подчеркиваю, как сегодня Тамара Васильевна сказала, как врач, речь идёт, на мой взгляд, не о федеральных и региональных льготах, не о присвоении статуса "инвалид", для того чтобы он мог получать лекарства, мы же знаем это, как было вот с детишками с ювенильным артритом, которым мы помогали в прошлом году. Речь идёт о том, чтобы конкретный больной имел право на конкретный лекарственный препарат, и всё. Вот и наша задача, государства.
И, к сожалению, и Алексей Владимирович сказал сам об этом, мы просто является заложниками неправильных решений прошлого. Но нам нужно сейчас простор разорвать этот патологический круг и выйти на нормальные решения. Как это, когда это можно сделать? Вы знаете сами прекрасно, что мы руководителям департамента, замминистра, статс-секретарю, Веронике Игоревне ставили этот вопрос уже неоднократно, они поддерживают нас.
У нас есть... нам необходимо определённое, я бы так сказал, ментальное большинство и политическая воля, для того чтобы мы, не стесняясь вот этих вот, ну, некоторых вопросов сложных, которые будут на переходе, я имею в виду льготы, само слово как бы "льгота", перешли на нормальный страховой принцип. Ну, мне кажется, мне кажется, что это возможно сделать, ну, в обозримое будущее, вот года, полутора лет, у меня складывается такое... при, конечно же, ну, неком единообразии и слагаемом всех наших сил. Мне кажется, что для этого уже готовы и органы исполнительной власти, и большая часть депутатского корпуса.
Председательствующий. Спасибо. Нилов Ярослав Евгеньевич.
Нилов Я. Е., председатель Комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов, фракция ЛДПР.
Уважаемый Алексей Владимирович, ну, первое, подтверждаю наличие действительно актуальной этой проблемы, с одной стороны, и сразу подтвержу позицию фракции ЛДПР, что мы поддержим данное обращение. Но к вам, как к автору, следующий вопрос.
Скажите, пожалуйста, вот в рамках принятого бюджета на плановый период, в том случае если данный документ будет принят и ляжет на стол председателю правительства, что в рамках действующего законодательства ожидаете вы от председателя правительства после получения данного документа с такими формулировками? Спасибо.
Председательствующий. Алексею Владимировичу включите микрофон.
Куринный А. В. Спасибо, Ярослав Евгеньевич.
Ну, здесь всё вполне логично и понятно, мы ожидаем увеличения финансирования по разделу "Иные межбюджетные трансферты", потому что только таким образом сегодня можно закрыть этот дефицит. Нельзя, как я уже говорил, просто увеличить норматив, это уйдёт действительно в никуда, это будет роздано в том числе большей частью в виде там выплат соответствующих, а именно вот целенаправленно, целевым образом вложив деньги в этот трансферт, "Иные межбюджетные трансферты", как они называются, увеличив их... я в качестве поправки вносил их при принятии бюджета, но, к сожалению, они были отклонены, причём учитывая те данные, которые имеет Минздрав.
Только Минздрав сегодня может посчитать эту реальную потребность, сделать наконец прозрачную методику, чтобы не каждый регион, как ему сегодня заблагорассудится, рассчитывал этот дефицит и присылал нам совершенно разные цифры, а четкую, нормальную прозрачную методику -сколько средств надо, сколько не хватает, сколько необходимо доложить. По моим расчетам, где-то требуется там в районе 20 миллиардов рублей дополнительно найти. Поверьте, эта сумма вполне сегодня, скажем так, доступна в нашем профицитном бюджете, где есть триллионы рублей "невостребованных".
Председательствующий. Спасибо.
Нилов Олег Анатольевич.
Нилов О. А. Дмитрию Анатольевичу вопрос-обращение, предложение.
Смотрите, вы как действительно профессиональный врач, практик с большим стажем понимаете, что дело не в методиках, не в поиске каких-то сложнейших решений, как нам реорганизовать рабкрин. Дело в деньгах, которых правительство даже в таких мизерных объемах не одобряет, не согласовывает, не собирается направлять на решение сложнейших, важнейших проблем. Дело в деньгах, причем в огромных деньгах. Вы знаете прекрасно, что недофинансирование ставит на грань вообще существования и клиники, и больницы. Ваши коллеги постоянно об этом говорят. Поэтому системное решение находится в области - принятие бюджета по конкретной отрасли.
Председательствующий. Тридцать секунд добавьте.
Нилов О. А. И речь нужно вести об увеличении в разы, в два раза как минимум, бюджета, который выделяется на здравоохранение России. Хотя бы как в Москве. А в Москве почти 2/3 бюджета России. И здесь ситуация ну более-менее такая приличная, достойная, хотя тоже есть вопросы.
Поэтому когда вы осмелитесь и хлопнете кулаком по трибуне и скажете: "Хватит! Больше я не могу играть в ваши игры, вот так тут заводить рака за камень"?
Морозов Д. А. Уважаемый Олег Анатольевич, мы, равно как и вы, выступаем за последовательное увеличение объема финансирования на здравоохранение.
Более того, я хочу напомнить в этой уважаемой аудитории, что это позиция президента, и он сказал об этом в прошлом обращении к Федеральному Собранию. И речь шла действительно, минимум, как о 5 процентах ВВП из всех источников и, естественно, на развитие больше. Но я, что хочу сказать вам совершенно ответственно, не потому, что я не разделяю вашу позицию в отношении необходимости увеличения финансирования, напротив, разделяю. Но, как ответственный человек, я имею в виду, в здравоохранении, я бы хотел просто обратить ваше внимание на эффективность расходования бюджетного рубля, потому что это совершенно разные вещи.
Вот возьмите, например, ту ситуацию, которая складывается с орфанами. Зима, декабрь 2017 года. Много эмоций, постановка задач. Мы сделали экспертный совет, который работает практически ежедневно. И, как вы думаете, те люди, которые были исполнены в этой аудитории эмоциями, они принимают участие в системной работе экспертного совета? Нет. А к чему она привела? В прошлом году пять заболеваний дополнительно, в этом году два. Почему? Потому что мы стали считать, сколько больных, какие нозологические группы, какие показания к терапии, какие противопоказания, какие адъювантные терапии и многое-многое другое. Без всего этого взять просто и запросить деньги, ну это не всегда эффективно. Самая плохая, на мой взгляд, ситуация, это когда особенно те, кто не является врачами, с чистой душой обеспечивают повышение финансирования, а результата не видят. Вот этой ситуации, на мой взгляд, мы не можем допустить. Поэтому, мне кажется, в основе должна быть системная работа, а потом ответственные траты любого рубля.
И мне бы хотелось подчеркнуть, что мы приняли закон о клинических рекомендациях и протоколах. И сегодня, вот говорят, 800 рублей, 3 тысячи, 5 тысяч, коллеги, ну, вот эти цифры, они от лукавого, потому что, на мой взгляд, профессиональные сообщества вот сейчас на основе закона о клинрекомендациях должны четко рассчитать не только стоимость там, где речь идет не об инсулине даже, речь не в чем-то. Речь в том, чтобы это была программа терапии, профилактики и реабилитации в системе оптимума: сколько денег нужно для получения клинического эффекта и его закрепления. И тогда мы с вами, как государственные люди, будем понимать, на что мы даем деньги и как мы считаем эффект. Вот что меня беспокоит.
И поэтому мы не поддерживаем этот проект. Мы, разумеется, поддерживаем актуальность проблемы и будем искать все пути. Мне кажется, нужно системно проработать и выйти на решения, которые будут удовлетворять нашу совесть, скажем так.
Председательствующий. Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Присаживайтесь.
Коллеги, с учётом того, что у нас с вами пять постановлений, не будет возражений, если позицию фракции обозначит один депутат? Нет возражений?
Фракция КПРФ, инициатор, согласна с таким подходом, они, собственно говоря, и предложили этот вариант обсуждения.
Тогда от фракции КПРФ Олег Николаевич Смолин, пожалуйста.
Приготовиться Петрову Александру Петровичу от фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Смолин О. Н. Уважаемые коллеги, уважаемый Иван Иванович!
Как говорят, не по долгу, а по душе я, конечно, хочу вас просить поддержать этот проект постановления. И вот мои семь аргументов в пользу этого проекта.
Аргумент первый.
Если верить социологам, 80-90 процентов всех льготников не довольны тем, как они обеспечиваются лекарствами.
Я регулярно встречаюсь, например, с инвалидами и спрашиваю, что с лекарствами, ответ везде примерно один и тот же: приходишь в аптеку, за деньги - пожалуйста, бесплатного нужно ждать, а то и врачи отказываются выписывать бесплатные лекарства, поскольку знают, что денег на них в регионе нет.
Аргумент второй. Социальный пакет.
Уважаемый Алексей Владимирович абсолютно прав, порочная идея социального пакета привела к замкнутому кругу. Чем меньше можно получить на социальный пакет, тем меньше желающих его брать, чем меньше желающих его брать, тем, соответственно, меньше денег в этом самом фонде, который формируется социальным пакетом, и далее по замкнутому кругу до бесконечности.
Третье. Расходы.
Как известно расходы на здравоохранение у нас в прошлом году были порядка 3 процентов при минимальной норме Всемирной организации здравоохранения 6 процентов, то есть вдвое ниже, чем необходимо на здравоохранение.
Здесь много говорят о том, что мы продвинулись очень сильно по орфанным заболеваниям. Правда, продвинулись, коллеги. И это радует. Но нам же здесь, по-моему, Сергей Иванович Неверов говорил, что для того чтобы решить все проблемы с орфанными заболеваниями, нужно 24 миллиарда. Дали в бюджете следующего года дополнительно два.
Напомню профицит бюджета прошлого года 3 триллиона рублей 24 миллиарда, не трудно посчитать, это меньше 1 процента не от бюджета, не от Фонда, так называемого, национального благосостояния, от профицита, и мы все равно не можем решить этот вопрос.
Я напоминаю, что согласно оценкам Татьяны Алексеевны Голиковой в период, когда она руководила Счётной палатой, у нас систематически происходило замещение бесплатной медицинской помощи, так называемыми, платными услугами.
Ну и наконец, что качается дженериков.
Коллеги, вот я недавно обращался, я не буду говорить, в какой регион, по поводу лекарств для больного рассеянным склерозом. Мне говорят: это дорого, этого нет, давайте сделаем другое, но другое ему не годится, потому что от него положение его тоже ухудшается, хотя вроде лекарство на ту же самую тему.
Четвертое. Бюджет здравоохранения в этом году увеличен, но, в основном, на первичное звено и, к сожалению, проблем с лекарственным обеспечением он, увы, не решает.
Пятое. Уважаемые коллеги, что касается практики. Но вот из личной практики. Как-то, соответственно, лечился в одной хорошей больнице. Мне говорят: вот этого лекарства у нас нет, есть заменитель, но он намного хуже, поэтому купите себе, пожалуйста, вот это, только нас не выдавайте. Мы, конечно, не выдаем, коллеги, но это еще не все.
Вот вам пример из обращения одного из людей с инвалидностью ко мне. У парня была инвалидность, соответственно, применили лекарство, ситуация улучшилась, инвалидность сняли. Лекарство перестали давать, ситуация опять ухудшилась, пришлось снова давать инвалидность. Это, что, нормально, уважаемые коллеги?
Или другой пример. Мы, к сожалению, недавно потеряли моего учителя и друга знаменитейшего профессора в Омском регионе, так делали операцию по поводу онкологии. Операция бесплатно по высокотехнологичной квоте, что касается химиотерапии, стали требовать деньги, с трудом добились по разным там основаниям, чтобы химиотерапия была без денег. Это, что, нормально, уважаемые коллеги? Это все про лекарства, между прочим.
Позиция шестая. Я убежден, что тема прямо связана с национальными целями. Если мы хотим увеличивать продолжительность жизни, мы должны, в том числе увеличивать медицинскую помощь, хотя, конечно, далеко не все зависит от этой самой медицинской помощи.
И последнее. Социоэкономика.
Я хочу вам напомнить, уважаемые коллеги, что если бы мы нормально расходовали средства, нормально выделяли средства и нормально их расходовали и на медицину, то у нас снижалась бы смертность в трудоспособном возрасте. Между прочим, по оценкам экономистов каждый умерший в трудоспособном возрасте — это потери для бюджета практически в 4,5 миллиона рублей. Скупой платит дважды.
Точно так же, если верить другим расчетам, соответственно, если бы нормально выделяли средства на здравоохранение, это позволило бы сократить временную нетрудоспособность и заполнить наш Пенсионный фонд за счёт увеличения отчислений от заработной платы и не повышать пенсионный возраст.
И самое последнее, уважаемые коллеги. Я не очень понимаю, я понимаю, был бы закон, была бы поправка к бюджету, бурно обсуждали бы, почему мы боимся даже просто потревожить правительство, обратиться в правительство с просьбой обратить внимание на эту проблему? Если мы это сделаем, ответ правительства даст нам возможность двигаться дальше. Если мы этого не сделаем, мы будем топтаться на месте. Прошу поддержать проект постановления.
Спасибо.
(Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо, Олег Николаевич.

окончание стенограммы см. https://leo-mosk.livejournal.com/7239970.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments