leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Торф исключается из возобновляемых источников энергии – первое чтение

Торф исключается из возобновляемых источников энергии – первое чтение
6. 811008-7 Госдума в итоге обсуждения приняла законопроект первого чтения «О внесении изменений в Федеральный закон «Об электроэнергетике» в части исключения мер поддержки производства электрической энергии с использованием торфа в качестве топлива»
Документ внесен правительством 11.10.19.
Представила статс-секретарь – замминистра энергетики Анастасия Бондаренко.
Зампред комитета по энергетике Сергей Есяков.
Законопроектом предусматривается исключение из текста ФЗ «Об электроэнергетике» указаний на возможность применения к генерирующим объектам, функционирующим на розничных рынках электроэнергии и мощности на основе использования торфа, мер поддержки, аналогичных мерам, предусмотренным для объектов по производству электроэнергии на базе возобновляемых источников энергии.
Первое чтение 319 22 1 13:09

Стенограмма обсуждения
Переходим к законопроектам первого чтения. 6-й вопрос. Проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об электроэнергетике" в части исключения мер поддержки производства электрической энергии с использованием торфа в качестве топлива".
Докладывает официальный представитель правительства статс-секретарь - заместитель Министра энергетики Анастасия Борисовна Бондаренко.
Бондаренко А. Б., официальный представитель Правительства Российской Федерации статс-секретарь заместитель Министра энергетики Российской Федерации.
Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Проектом федерального закона предлагается внести изменения в закон "Об электроэнергетике" в части исключения положения об оказании мер поддержки генерирующим объектам, которые функционируют на основе использования торфа мер аналогичных, которые оказываются генерирующим объектам, которые функционируют на возобновляемых источниках энергии.
Торф по своим физическим свойствам не относится к возобновляемым источникам энергии и представляет собой вид органического ископаемого топлива — это мхи, остатки мхов, которые не до конца разложились в условиях болот.
Надо отметить, что торфяные электростанции, работающие на торфе, в стране не много, а именно две: работает одна в Кировской области, одна — в Костромской. На сегодняшний день промышленная эксплуатация объектов не предполагается, новых инвестпроектов не предполагается, сложности с транспортировкой и складированием торфяного топлива делают его себестоимость не конкурентоспособной по сравнению с другими энергосителями. И в целом по стране торф используется, в первую очередь, в сельском хозяйстве. В связи с этим добывается, примерно, около 1 миллиона тонн торфа и в энергобалансе занимает очень маленькую долю (всего три сотых процента).
Законопроект соответствует Договору о Евразийском экономическом союзе, положениям иных международных договоров. Просим вас поддержать законопроект.
Председательствующий. Спасибо, Анастасия Борисовна. С содокладом выступает Сергей Яковлевич Есяков - первый заместитель председателя Комитета по энергетике.
Есяков С. Я., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Иван Иванович! Уважаемые коллеги!
Данный законопроект отменяет поправку к 35-му закону "Об энергетике", который принят нами... не нами, правда, шестым созывом порядка четырёх лет назад. Эта поправка содержала положение о поддержке объектов розничной генерации на торфе и приравнивание этих объектов к поддержке розничной генерации на возобновляемых источниках энергии, которая включала в себя два таких основных положения. Первое положение — это установление специальных цеп или тарифов, по которым покупается энергия, выработанная на возобновляемых источниках и торфе, устанавливаемых региональными энергетическими комиссиями для покупки... потерь сетевых компаний.
И второе. Льготы по техприсоединению именно и объектов розничной генерации.
Комитет рассмотрел данный законопроект и предлагает принять его в первом чтении, в принципе, исходя из следующих положений.
Первое положение, почему он поддерживает, потому что практически за 4 года не было ни одного обращения по этому направлению со стороны розничной генерации.
Второй момент, в общем-то, это то, что касается, то, что все-таки торф, ну по своей основе это органическое такое топливо и к возобновляемым источникам не относится.
И третье, то есть, это как элемент "регуляторной гильотины", как документ, как законопроект, который на сегодняшний день играет ничтожную роль.
Поэтому еще раз хочу сказать, комитет поддерживает данный законопроект в первом чтении и просит вас всех поддержать. Спасибо, за внимание.
Председательствующий. Спасибо, Сергей Яковлевич. Коллеги, будут ли вопросы? Есть вопросы. Включите режим записи на вопросы.
Покажите список.
Коломейцев Николай Васильевич.
Коломейцев Н. В. Спасибо.
Уважаемая Анастасия Борисовна!
Понятно, что 0,3 процента это мизер, но субъекты, в которых находятся эти станции уж очень депрессивные - Костромская, Кировская области не относятся к донорам. Как это повлияет, не приведет ли к закрытию этих двух оставшихся торфяных станций?
Бондаренко А. Б. Спасибо за вопрос, Николай Васильевич.
К закрытию не приведет, экономика предприятий, которые владеют этими станциями, в частности компания "Т Плюс", владеющая станцией в Кировской ТЭЦ, показывает прекрасные показатели как по итогам 2017 года, 2018 и 2019-го идет рост чистой прибыли, и надо отметить, что не вся Кировская ТЭЦ работает на торфе, только ряд агрегатов, поэтому, никаким образом на экономику действующих станций не повлияет.
Кроме того, регионы - Кировская область и Костромская - относятся к регионам с централизованным газоснабжением, поэтому как альтернативный источник, более эффективный, более дешёвый и даже более экологичный, чем торф, газ прекрасно выступает энергоносителем. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Центральную трибуну включите.
Есяков С. Я. Николай Васильевич, одно небольшое замечание. Вот эти станции... вот этот данный законопроект не имеет отношения к этим станциям, поскольку эти станции работают на... являются оптовыми и работают на оптовом рынке энергии, а мы говорим о розничной генерации.
Председательствующий. Спасибо.
Торощин Игорь Андреевич.
Торощин И. А., фракция ЛДПР.
Спасибо.
Анастасия Борисовна, скажите, пожалуйста, вот в Кировской и Костромской области вот эти две станции, с ними детально вообще обсуждались детали законопроекта?
И второй момент. Не случится ли подъёма, взлёта цен после принятия данного законопроекта тех предприятий или тех групп лиц, которые, допустим, обслуживаются с использованием торфа в качестве топлива? Спасибо.
Бондаренко А. Б. Спасибо.
Да, абсолютно со всеми субъектами обсуждалось, субъекты у нас давали свою позицию на законопроект. Кировская, Свердловская, Омская области, Удмуртская Республика предлагали не исключать меры поддержки, аналогичные мерам поддержки возобновляемых... генерирующим объектам, работающим на возобновляемых источниках. Однако мы смогли убедить коллег в том, что экономика станций, работающих на торфе, она существенно отличается от региона к региону.
То есть там, где функционируют теплоэлектростанции на торфе, и торфяные болота располагаются рядом, с учётом транспортного плеча, это является эффективным. Во всех остальных регионах это является неэффективным, потому что торф имеет особенности. Во-первых, сезонность добычи. Во-вторых, он требует огромных складских помещений, для того чтобы... в силу его такой низкой плотности огромные складские помещения требуются. Поэтому в целом мы не видим проблем, изменений не предполагается, роста цен не предполагается.
Председательствующий. Спасибо.
Зайцев Максим Сергеевич.
Зайцев М. С, фракция ЛДПР.
Уважаемая Анастасия Борисовна, скажите, а будет ли обязательным введение энергосберегающих технологий и повышение технико-экологических показателей работы для соответствующих производителей энергии?
Если мы исключим меры поддержки государства и не введём обязательное повышение, то это, безусловно, скажется на повышении цен и конечной продукции.
Бондаренко А. Б. Понятно, да. У нас требования к энергоэффективности и к использованию наилучших доступных технологий абсолютно обязательно для всех генерирующих объектов. И надо здесь в этой связи отметить интересную особенность торфа. Он является неэнергоэффективным энергоресурсом. То есть если брать граммы условного топлива на выработку киловатт-часа, то торф отстает от того же газа в полтора раза.
Поэтому, наоборот, те станции, которые работают на торфе, они будут обязаны стремиться к улучшению своей энергоэффективности. Председательствующий. Спасибо. Шперов Павел Валентинович.
Шперов П. В., фракция ЛДПР.
Спасибо.
Уважаемая Анастасия Борисовна, ну позволю себе не согласиться с вашим утверждением о том, что торф не является возобновляемым источником.
С точки зрения физической сути, он самое как раз возобновляемое. Потому что реальное, допустим, потребление в нашей стране примерно в 200 раз меньше, чем его ежегодно производство. То есть мы получаем из естественных источников где-то 250 миллионов тонн, а добываем порядка полутора. Поэтому по поводу возобновления и его сути, я думаю, здесь даже не надо спорить. Он возобновляемый. Это он с химической сути является органическим топливом.
Это совершенно разные вещи. И поэтому когда пишется в пояснительной записке о том, что, в общем-то, он не является возобновляемым источником, это не совсем правда.
Тогда возникает очень простой вопрос. У нас была принята экономическая стратегия развития России до 2030 года, которая предусматривала увеличение доли торфа в торфодобывающих регионах, в балансе энергетическом этих регионов, до 8-10 процентов. И каким образом вот это сейчас ваше решение согласуется с данной стратегией?
Бондаренко А. Б. Вы абсолютно правы. В стратегии был предложен рост до 8-10 процентов. И однако с момента введения института поддержки ни одного инвестиционного проекта нового предложено инвесторами, даже с учетом мер поддержки, сделано не было. Как раз ровно из тех соображений, о которых я сказала выше. Это транспортное плечо, это его калорийность, выработка, многие технические показатели торфа, как энергоносителя.
Но энергостратегия была принята в 2009 году. Поэтому сейчас мы и пересматриваем с учетом сложившейся ситуации текущей ее параметры, и ее проект широко сейчас обсуждается. В том числе в Госдуме предполагается обсуждение проекта энергостратегии, где также эти вопросы предлагается обсудить. Он состоится, "круглый стол", 6 февраля. Комитет по энергетике, Павел Николаевич Завальный будет его проводить. Поэтому мы понимаем, какие стояли ориентиры в стратегии, и сейчас признаем, что они не достигнуты, но по объективным причинам.
Председательствующий. Спасибо.
Центральную трибуну включите, пожалуйста.
Есяков С. Я. Я могу сказать одно. Вот когда мы рассматривали на комитете этот законопроект, мы Министерству энергетики задавали один вопрос. Все-таки основа, почему четыре года назад вы вносили в правительство этот закон и почему вы сегодня отзываете, даже если он не имеет такого продолжения практического? Это вот был основной вопрос, который обсуждался на комитете.
А что касается по объемам, надо сказать, что вот реально, если так посмотреть историю торфяной энергетики, фактически за 100 лет развития энергетики было израсходовано в России на производство энергии 1 миллиард тонн. То есть фактически надо понимать, что сегодня угля мы добываем в год 500 миллионов тонн. Если с учетом калорийности, то есть мы за 100 лет, в общем-то, по своей калорийности меньше использовали торфа, чем сейчас за год вот угля.
Председательствующий. Спасибо, спасибо. Выборный Анатолий Борисович.
Выборный А. Б., фракция "ЕДИНАЯРОССИЯ". Благодарю. У меня также вопрос к докладчику.
Уважаемая Анастасия Борисовна, принимая решение о прекращении указанных в проекте федерального закона мер поддержки генерирующих электроэнергию объектов, хотелось бы услышать из первых уст, о какой именно поддержке идет речь, которой они будут лишены. Как она, другими словами, складывалась в последние 3-5 лет? И как это может повлиять, как на энергетический рынок в целом, так и на доходную и расходную части бюджета? Спасибо.
Бондаренко А. Б. Спасибо. Понятно.
Значит, меры поддержки, которые для объектов, функционирующих на основе возобновляемых источников энергии, я напомню, это солнце, ветер, вода, эти меры поддержки разнятся. На оптовом рынке - это право заключить договор о предоставлении мощности с гарантированным возвратом инвестиции, а на розничном рынке — это покупка электроэнергии, обязательно выработанной на этих электростанциях для целей компенсации потерь в сетях, которые у нас осуществляют сетевые организации.
Вот эти меры поддержки, они закладываются для того, чтобы объекты, функционирующие на основе возобновляемых источников энергии, продолжали развиваться, и производители наши отечественные продолжали производить оборудование для соответствующих электростанций. При этом станции, которые работают на торфе, в такой поддержке сейчас не нуждаются. И для них ситуация текущая не изменится.
Председательствующий. Спасибо.
Черкасов Кирилл Игоревич, пожалуйста.
Черкасов К. И., фракция ЛДПР.
Спасибо, Иван Иванович.
Анастасия Борисовна, вот очень интересная позиция, что нас точно так же убеждали, когда мы принимали предыдущий закон, и приходили эксперты, и на комитеты приходили, и министерства предоставляли цифры, когда говорили, что надо принять этот закон и надо выделить деньги. Вы сегодня так скромно говорите, что по объективным причинам программа не состоялась.
Но вопрос в чём, что вот, например, Кировская область, Республика Коми, Марий Эл, то есть там это не то, что актуально, а это жизненно.
И когда мы сегодня реализуем нацпроект "Экология", когда мы говорим об энергосбережении, мы просто говорим, что по каким-то объективным причинам не состоялось.
А можно тогда прийти на площадки комитетов к нам или нас пригласить на совещание и посмотреть: а кто зарыл эти деньги просто в землю, что они не сработали, а самое главное — посмотреть, почему это было сделано.
Потому что, например, вот в Республике Коми сейчас "Интауголь" закрывается только потому, что квоту не обеспечили на Рязанской ГРЭС.
Целый город умрёт... (Микрофон отключён.)
Бондаренко А. Б. Спасибо.
Кирилл Игоревич, денег федеральных на поддержку никогда не выделяется, и не выделялось. Эти меры поддержки — это внутри экономического механизма функционирования оптовых и розничных рынков.
Когда мы говорим о поддержке каких-то генерирующих объектов по сравнению с другими, мы говорим о том, что рынок, другие производители несут большие расходы, чем производитель на торфе или на ином источнике. Это поддержка внутри рынка хозяйствующими субъектами, перераспределение в расчётах, грубо говоря.
Поэтому со стороны государства поддержки не выделяется.
Энергостратегия предполагала, что количество таких объектов увеличится до восьми, но при этом инвесторы, которые могут спроектировать и построить в каком-то регионе станцию, работающую на торфе, рассчитав для себя экономические модели, даже в условиях мер поддержки со стороны других участников рынка, не нашли для себя экономического интереса, поэтому ни один объект не был введен.
В этой части у нас отрасль энергетики не является, скажем, так как сетевой комплекс государственный регулируемый, это частное решение частного инвестора построить электростанцию на торфе, поэтому в первую очередь любой собственник руководствуется только экономическими соображениями здесь. Вот так устроена эта конструкция.
Председательствующий. Спасибо.
Сергей Яковлевич, спасибо, присаживайтесь.
Коллеги, будут ли желающие выступить? Есть.
Включите режим записи на выступление. Покажите список.
Карелин Александр Александрович. Из зала. (Не слышно.) Председательствующий. Ошибка? Из зала. (Не слышно.) Председательствующий. Я не понимаю.
Я даю слово Гартунгу Валерию Карловичу. Если кто-то другой хочет выступить, по ведению нажмите, кто будет выступать. Валерий Карлович, пожалуйста.
Гартунг В. К. Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги, прошу внимания.
Чрезвычайно важный закон. Честно говоря, я не понимаю, почему мы должны отказываться от поддержки развития энергетики на основе использования торфа, тем более, что, ну, да, формально его нельзя считать возобновляемым, но, скажем так, в масштабах использования торфа в качестве топлива и в сравнении с его запасами и со способностью возобновления на территории Российской Федерации, то фактически это возобновляемый источник энергии, потому что он практически бесконечен, в отличие от нефти и газа и вообще противоречивая позиция правительства.
Вот я читаю пояснительную записку, здесь написано, что, дескать, производители электроэнергии, использующие в качестве топлива торф, они не нуждаются в этой поддержке, в то же время вы говорите, что те меры поддержки, которые сегодня существуют, они недостаточны для экономической эффективности функционирования этих источников энергии, и поэтому энергетика на основе торфа не развивается.
Так вы мне объясните, два взаимоисключающих объяснения. Что из них правда? Вы и это объясняете, и это. То есть я так думаю, что, наоборот, энергетика на основе торфа не развивается, потому что меры поддержки недостаточны и их надо увеличивать, а не отказываться от них вообще. Понимаете? То есть странная ситуация: если нефть и газ еще есть в других, во многих других странах, и тут конкуренция достаточно высокая, то по торфу мы тут вообще вне конкуренции. И почему мы это конкурентное преимущество не используем? Почему мы не развиваем производство оборудования для выработки электроэнергии на основе торфа? Надо, наоборот, это развивать, это наше природное конкурентное преимущество. Почему мы от него отказываемся сразу?
Понятно, что вы говорите, это не меры господдержки, это меры, которые используются за счёт участников рынка. Понятно, потому что участники рынка, которые, например, на основе газа вырабатывают электроэнергию, используя газ, понятно, что на основе газа будет выгоднее, потому что инфраструктура по газу уже есть давно, сети газовые есть, и ничего строить не нужно, а по торфу проблемы возникают.
От фракции, пожалуйста, добавьте. Председательствующий. Добавьте четыре минуты.
Гартунг В. К. Почему торфяная энергетика не развивается? Да потому что нет инфраструктуры, и, собственно говоря, меры поддержки, которые были предложены, они просто были недостаточны для того, чтобы торфяная энергетика начала развиваться. Наоборот, нужно в этом направлении двигаться.
Поэтому наша фракция выступает против этого, мы будем против голосовать. Мы считаем, нужно не отказываться от мер поддержки, а, наоборот, их увеличивать, добавлять. Если участники рынка не способны это сделать, скажем так, за счёт этих тарифных составляющих, этого недостаточно. Значит, какие-то меры господдержки дополнительные нужно сделать, как это во всём мире делается, "зелёная" энергетика развивается. А мы, имея такое колоссальное, скажем так, такой колоссальный резерв топлива, мы его никак не используем. То, что в мире это не развивается, это не потому, что это не а потому что в мире этого нет в таком объёме, как у нас.
Коллеги, честно говоря, мне вообще не понятна позиция Правительства Российской Федерации. Ну, если у нас там... Мы сейчас по нефти и газу уже на шельф забрались, у нас... мы постоянно видим, что у нас издержки растут. А тут через какое-то время торфяная энергетика, если бы сейчас ей дали поддержку, достаточную поддержку, она бы развилась, как в Соединённых Штатах Америки "сланцевая революция" состоялась. Она откуда состоялась-то? У нас торфяная революция также могла состояться, но, к сожалению, видимо, наше правительство недостаточно активно поддерживало эту отрасль, это плохо, нужно менять эту позицию. А вы сейчас берёте и отказываетесь от этих мер поддержки. Это абсолютно неправильное решение.
Несколько лет назад мы выработали эти меры поддержки, они оказались недостаточны. Вместо того чтобы их добавить, мы берём и от них отказываемся. Подумайте, мы к этому в любом случае вернёмся, но поздно, но поздно. Мы потеряем несколько лет. Ведь это же не просто так -переоборудовать, скажем так, выработку электроэнергии, под разный вид топлива свои особенности, нужно наработать технологические циклы, нужно, должно быть время для адаптации, пройти вот это оборудование, и это всё в этот период, требуются дополнительные издержки. Естественно, вы новый вид энергетики создаёте, на первоначальном этапе нужны первоначальные инвестиции, подчёркиваю, вот вам образец, как сланцевая революция, посмотрите, как перевернула весь мир, энергетический баланс во всём мире. Мы то же самое можем сделать, у нас такая возможность лежит под ногами. Ну, честно говоря, мне даже непонятно, откуда такие законопроекты возникают, а тем более уже непонятна позиция Думы, которая их поддерживает. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Исламов Дмитрий Викторович.
Александр Николаевич, у вас по ведению?
Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Попозже дам.
Исламов Д. В., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Иван Иванович, уважаемые депутаты! Мы, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" выступает за развитие энергетики и за развитие торфяной энергетики, но не в этой конструкции. В данном случае действительно к возобновляемым источникам энергии относятся солнце, ветер, морские приливы и, к сожалению, не относятся торф, уголь, нефть, газ, как бы нам не хотелось. Поэтому меры поддержки нужны, но нужна другая конструкция. Это первое.
А второй аргумент. Вот за то время, когда существовала возможность получения таких мер поддержки, обращений именно за этими мерами поддержки не было, именно эти меры поддержки для развития торфяной энергетики не востребованы. Поэтому фракция поддерживает принятие данного закона в первом чтении.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Отари Ионович, мы к постановлению после рассмотрения этого вопроса приступим. Хорошо.
Черкасов Кирилл Игоревич, пожалуйста.
Черкасов К. И. Добрый день, уважаемые коллеги! Вопросы торфа мы рассматривали неоднократно в предыдущем созыве и представители всех министерств, которые приходили, они говорили, что, да, это важно.
Но я бы хотел остановиться, наверное, на стратегических аспектах, которые в этом вопросе. То есть мы говорим, что сегодня весь мир борется за энергоресурсы и Россия является самой крупной страной, где наибольшие запасы торфа.
И коллега сказал, что это невозобновляемый источник, но это не совсем корректно, потому что торф - это возобновляемый источник и у нас в стране каждый год образуются, по разным оценкам экспертов, от 200 до 260 миллионов тонн этого торфа.
И когда Минпромторг, Министерство экономического развития говорит, что нам нужны стратегические планы развития нашей страны, нашей промышленности, то есть 30-50-летние, мы смотрим вперёд и понимаем, что торф как раз - это тот уникальный продукт, который может быть востребован в мире уже в ближайшее время, не через 100 лет, а буквально через 20-25 лет.
Что сегодня нам предлагается этим законом. Практически похоронить, ну коллега из министерства честно об этом сказал, практически похоронить выделение всех денег от частных инвесторов, а государством выделение этих средств не предполагается. Это значит, что в Высшей школе, которая у нас готовит специалистов, не будет кафедр и не будет специалистов, Минобр не будет выделять деньги на лаборатории и, соответственно, в списке наилучших доступных технологий у нас просто не будет даже строки для финансирования.
Мы помним с вами последний Госсовет и помним, какой взгляд был у президента, когда он посмотрел на господина Котякова, когда представитель МГУ сказал о том, что у нас нет ряда специальностей, по которым мы просто выпадаем сегодня из современной мировой повестки.
Сейчас вот этим законопроектом мы с вами просто ставим точку и отбрасываем нас на очень далёкую перспективу. То есть, соответственно, в Российской академии наук не будут финансироваться эти работы, не будет специалистов и у молодых ребят просто не будет мотивации идти в эту отрасль. А. когда через 10, 15, 20 лет, а, может быть, даже, коллеги, и раньше какие-то наши партнёры из-за рубежа нам предложат эти технологии, то мы будем их вынуждены покупать или очень дорого, или нам здесь же предложат кому-то в концессию это отдать. Ну то есть, мягко говоря, это нелогично — раз, а второе — это абсолютно недальновидно.
Тезис, коллеги, о том, что было 8 заявок, но никто потом не стал развивать эти заявки. Давайте проанализируем, а какие льготы получили эти компании. Я, может быть, согласен, что это, может быть, не полностью дело энергетики финансировать такие вещи, но мы с вами прекрасно видим, когда к нам приходят сюда и говорят, что у нас одни потребители энергоресурсов платят 2 рубля, а сельхозтоваропроизводители платят 4, 6, 8 рублей, у меня вопрос тогда, а кто финансирует это всё? То есть мы прекрасно понимаем, что все ваши тарифы и всё, что в них заложено - это деньги государства и деньги людей, которые за это платят. Поэтому ваш тезис о том, что государство к этому не имеет отношения, и государственного финансирования нет в этой сфере, ну это, по меньшей мере, неправда. Это деньги, которые выделяет наше государство. Потому что сельхозтоваропроизводители, которые платят повышенную цену за электроэнергию, они являются, фактически, теми, кто инвестирует. А вы сейчас даже здесь это прекращаете.
Поэтому фракция ЛДПР не будет голосовать за данный законопроект, и мы очень просим министерство прийти всё же в наши комитеты и вернуться к этому разговору. Потому что вот так вот взять и зачеркнуть торфяную промышленность, торфяную науку и всё, что с этим связано, ну это очень недальновидно. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Анастасия Борисовна, вы можете выступить с заключительным словом. Пожалуйста.
Бондаренко А. Б. Спасибо, Иван Иванович.
Хочу обратить внимание коллег из Государственной Думы, никакого исключения торфяной промышленности из государственной политики не происходит. Торфяная промышленность развивается, развивается в русле использования торфа, в первую очередь, сельхозпроизводителями, где это эффективно и выгодно всем и производителям торфа, и аграрным компаниям.
Я говорю только, представляя этот законопроект, мы говорим только об объектах электроэнергетики, которые на торфе функционируют. Увеличивать им меры поддержки больше, чем было предложено ранее, означает, переложить нагрузку на других субъектов рынка и на потребителей. Ведь снижение объема перекрестного субсидирования между регионами, между группами потребителей, когда промышленность платит больше за население, население у нас не платит экономически обоснованный тариф за электроэнергию, и все влечет рост перекрестного субсидирования.
Если оставлять поддержку торфа и загонять, затягивать инвестора тем, что за него, за его затраты, за неэффективность использования торфа будут платить другие потребители, мы действительно, как правительство, считаем экономически неверным и неэффективным.
Кроме того, те станции, которые уже работают на торфе, показывают прекрасную экономическую модель и прибыльность, просто не требуют поддержки дополнительной и связано это с тем, что они развиваются в тех регионах, где торф добывается больше всего, где рядом большие складские помещения, где не требуется его перевозки. Зачем загонять инвестора поддержкой, когда за него платят другие.
Поэтому мы абсолютно не согласны, никуда торфяная повестка не уходит, объекты будут продолжать там, где это эффективно функционировать, электричество будет вырабатываться, но мы не будем умножать и увеличивать перекрестку, когда за одни объекты платят другие.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Сергей Яковлевич Есяков содокладчик. Заключительное слово.
Есяков С. Я. Уважаемые коллеги!
Я еще раз хочу сказать вот о позиции, на которой основывался комитет, когда все-таки поддержал это достаточно такое неоднозначное решение.
Мы основывались на очень простой логике. Действительно, энергетика развивается, энергетика проходит сейчас, развивается достаточно быстро. Но, мы можем... если посмотреть в историю, то у нас энергия была и на дровах, потом где-то до войны у нас порядка 30 процентов энергетики действительно было на торфе, сейчас это 0,3 процента. Появляются новые источники - мы развиваем солнце, мы развиваем ветер, мы развиваем атом.
То есть в принципе экономически действительно становится вот это не очень рациональный вид действительно энергии. И это не значит, что действительно торф как именно вот природный ресурс нельзя использовать. Только вот в плане энергетики это становится, наверное, не очень актуальным. Вот основываясь на этой логике, комитет в конечном случае после дискуссии все-таки поддержал вот предложение правительства. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Сергей Яковлевич.
Коллеги, обсуждение завершено. Ставится на голосование проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об электроэнергетике" в части исключения мер поддержки производства электрической энергии с использованием торфа в качестве топлива".
Включите режим голосования.
Покажите результаты.
Результаты голосования (13 час. 09 мин. 38 сек.)
Проголосовало за 319 чел 70,9 %
Проголосовало против 22 чел 4,9 %
Воздержалось 1 чел 0,2 %
Голосовало 342 чел.
Не голосовало 108 чел 24,0 %
Результат: принято
Принимается в первом чтении. Спасибо.
По ведению — Шерин Александр Николаевич, пожалуйста.
Шерин А. Н., фракция ЛДПР.
Я просто справочную информацию хотел дать. Валерий Карлович Гартунг очень эмоционально и справедливо интересовался вопросом, почему государство отказывается от инвестирования в торфяную промышленность. Я думаю, что дело всё в том, что торф невозможно экспортировать по трубопроводу в Европу. Вот именно поэтому. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments