leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Сенатор Калашников подготовил законопроект, предотвращающий экспертный беспредел

Сенатор Калашников подготовил законопроект, предотвращающий экспертный беспредел
Член Совета Федерации Сергей Калашников подготовил проект закона "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (в части порядка назначения и проведения судебных экспертиз)".
Документ, уточняющий порядок проведения судебных экспертиз, размещен на официальном сайте Совета Федерации на странице сенатора в рамках публичных обсуждений законодательных инициатив парламентариев http://council.gov.ru/services/discussions/themes/110624/. Там же можно оставить замечания и предложения на рабочую версию законопроекта.
«Не секрет, что тот, кто заявляет о необходимости проведения экспертизы, тот ее и заказывает там, где считает для себя выгодным. И даже если эта экспертиза оказывается объективной, возникает коллизия: судья, во-первых, не может судить, насколько она верна, а во-вторых, не может игнорировать мнение эксперта. То есть выбранный эксперт, давая заключение, (а законодательством, кстати, не определено, кто может им являться: сейчас эксперты есть и государственные, и частные, и индивидуально привлеченные), по сути, предопределяет решение судьи. Выходит, судит не судья, а эксперт, нанятый одной из сторон. Понятно, в чью пользу он проводит экспертизу», — обратил внимание Калашников.
По словам сенатора, данный законопроект предлагает распространить принцип состязательности судебного процесса и на экспертизу. «Вводится норма, по которой судья не может отказать противоположной стороне в просьбе провести либо параллельную, либо повторную экспертизу. Таким образом, судья получает два экспертных заключения, которые он сможет сопоставить, проведя их анализ, чтобы в итоге принять объективное решение в рамках судебного разбирательства», — подчеркнул Сергей Калашников.
К сожалению, в последнее время из-за несовершенства процедуры судебных экспертиз страдает все больше и больше российских граждан. Случай, описанный ниже, показательный. Он является яркой иллюстрацией того, почему необходимо срочно совершенствовать процедуру судебных экспертиз и почему существующая система процессуальных норм оставляет широкое поле для судебных ошибок.
Омский бизнесмен Тарас Кулик стал жертвой мошенников. Доподлинно неизвестные, но действующие в интересах партнера Кулика лица подделали подписи предпринимателя и сфальсифицировали от его имени заявление о выходе из бизнеса (из общества с ограниченной ответственностью).
Чтобы доказать, что это подделка, Кулик обратился в суд. В суде по его ходатайству была назначена судебная экспертиза. Однако не там, где он просил, а там, где настаивала другая сторона – в государственном экспертном учреждении.
Эксперт провела экспертизу некачественно, возможно – предвзято, и точно – неполно. На судебном заседании эксперт даже призналась, что в ее экспертном учреждении нет необходимого оборудования, чтобы провести все нужные исследования. Но так или иначе, вывод в заключении эксперта гласил, что подписи на документах о выходе из предприятия оставил сам Тарас Кулик.
В удовлетворении ходатайства омского бизнесмена о назначении повторной или дополнительной экспертизы суд отказал. И это несмотря на то, что были представлены альтернативные экспертные исследования, рецензия на заключение эксперта, другие документы, доказывающие, что экспертное исследование проведено с ошибками и является неполным! Среди них, в частности, имелись заключения психофизиологических экспертиз на полиграфе («детекторе лжи»), проведенных, в том числе, в рамках проверки, осуществленной органами Следственного комитета РФ. То есть доказательств непричастности Кулика к подписанию документов о выходе его из бизнеса было более чем достаточно!
Но суд, по-видимому, просто не желая создавать себе проблемы, предпочел воспользоваться своими полномочиями и отказал в назначении повторной или дополнительной экспертизы. Он вынес решение с опорой на выводы имеющегося (первоначального и единственного) заключения судебной экспертизы.
При этом все другие доказательства суд не принял во внимание, поскольку заключение судебной экспертизы является более значимым по своему статусу.
Последующие инстанции не захотели вникать в вопросы почерковедения, вопросы определения признаков технической подделки подписей, методик проведения исследований и прочие вопросы областей специальных знаний.
В итоге несправедливое решение суда осталось в силе.
Таким образом, просто потому, что судья (дело рассматривалось единолично) не захотела усложнять себе работу и отказала в назначении второй экспертизы по делу, Тарас Кулик утратил долю в общем с его бывшим партнером бизнесе.
Мошенники же отпраздновали победу. И, как ни прискорбно, эта их «победа» закреплена решением суда.
При этом и эксперт не виноват, потому что решение принимает суд, и суд не виноват, потому что экспертизу делал не суд, а эксперт.
В последующем по заявлению Тараса Кулика следственные органы даже провели проверку, которая, между прочим, выявила нарушения в проведенной экспертизе. Однако в возбуждении уголовного дела в отношении эксперта было отказано в связи с ее смертью.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments