leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Человек охваченный деструкцией: Все плохо литература экономика философия – У нас в гостях КатасоновЧ

Человек охваченный деструкцией: Все плохо литература экономика философия – У нас в-гостях Валентин Катасонов
Презентация книги Валентина Катасонова «Ангелы и демоны литературы» 16+ состоялась в понедельник на 2-м уровне, в зале №13 Библио-Глобуса на Мясницкой
Книга представляет собой сборник очерков и статей о духовных смыслах литературы. -Автор – не литератор, а экономист, т. е. не «литературный профессионал». Но тем неожиданнее и интереснее мнения и оценки, которые иногда диаметрально противоположны сложившимся стереотипам, содержащимся в учебниках по литературе. Автор отходит от традиционного представления о том, что художественная литература, будучи частью культуры, позитивно влияет на человека и общество (за крайне редкими исключениями). В книге высказывается противоположный тезис: художественная литература, даже классика, чаще развращает человека и разрушает общество. Большинство доказательств строится на примерах русской литературы XIX – начала XX веков, на которую сильно влияла западноевропейская литература (И.- В. Гёте, Дж. Байрон, О. Уайльд и др.). Показана роковая роль этой литературы в подготовке условий революции 1905-1907 годов и Февральской и Октябрьской революций 1917 года.
Валентин Юрьевич Катасонов – российский учёный-экономист, доктор экономических наук, публицист.
Конспект 18:30
Катасонов. Последние годы экономикой я не занимаюсь по причине исчезновения предмета изучения. Экономика домостроительство, а у нас доморазрушние. Как продать отдельно взятый кирпичик. А причины-то лежат в человеке. Изгнание человека из корпораций. Лет 30 назад когда я защитил докторскую появилось время для разрушения. Пришел к выводу что это лженаука. Наука должна обладать причинно-следственными связями. Общество им. Шарапова делаем такие маленькие открытия. Погружаясь в мир русских идей делаем такие открытия. Заинтересовались русской философией. Они старались воспринимать мир в его целостности без разделения здесь социология. Нас загоняют в такие узкие коридоры чтобы мы перестали что-либо понимать. философы не хотят идти на открытую дискуссию. Истина им давно не интересна. Там какие-то свои интересы. Мы над ними не издеваемся, понимая что они ограничены в своих высказываниях. То же корпорация экономистов. Что-то орвеловское. Так что мы строим экономику или ее разрушаем. Специальной книги о юристах я не написал. Но главы есть. Почему у нас основная форма АО без какой-либо ответственности. В образовании у нас тоже профессиональная корпорация к которой я принадлежал сорок лет. Только недавно закончил преподать. Вот так методом проб и ошибок мы вычисляем профессиональные корпорации. Если люди не видят антиномий это значит мы серьезно одичали. Вот так потихонечку мы подбираемся к теме литературы. Что почитать в экономике – Читайте меня, я работаю в жанре человека который перевод на простой язык. Непонимание со стороны непрофессионалов напоминает мычание недоенной коровы. Данте мучения ростовщиков. Итальянские банкиры были очень серьезно напуганы этим произведегнием Божественная комедия. Даже корректировали свое поведение. Римско-католическая церковь монетизировала это произведение. Оплачивали индульгенции с многими нулями. В новое время все было по другому. Можно вспомнить Гобсека Бальзака. Тоже о ростовщиках. Федор Достоевский действительно ли красота спасет мир. Пятикнижие Бесы Братья Карамасзвы Подросток и остальные по сути становление капитализма в России. Были реформы земская судебная. Так же лукаво сейчас говорят перестройка. Лукавое слово реформы эвфемизмы такие. Орвеловское. Никому не удалось из экономистов описать трагедию России этого периода. Хотите узнать что такое капитализм читайте Достоевского. Мне говорят нет слова капитализм. Правильно и в Капитале Маркса нет. У Маркса абстрактно а у Достоевского живые люди. Достоевский входит в десятку правда соседи у него Айн Рэнд Атлант расправил плечи и Джордж Оруел которого советую. Заимствовали идеи у Достоевского. Сарт и Камю получили Нобелевскую премию. Правда непонятно за что литературу или философию. Но у Достоевского глубже. Мы находимся в главном книжном магазине. Человек пишущий Homo scribens и человек читающий Homo legens. Небольшой остаток. Апогей Советский Союз остаток процент. Пишущих и читающих разрыв несколько порядков. Писатель не имеет обратной связи с читателем. Это не хорошо. Есть правда небольшая прослойка литературные критики которые делают вид что щиплют писателей. На самом деле сложился биогеоценоз где обо всем договорились. В европе средних веков художественной литературы не было. Мы привыкли что писатель властитель человеческих дум. Фраза Пушкина. Байрон действительно стал властителем человеческих дум. Были летописи сказки для детей правда в основном в устной форме. Петр Первый стал менять. Иван Саломеич не художественная литература яркий представитель такого жанра как публицистика. Не принадлежит к корпорации литературных критиков. Кара-Мурза манипуляции сознанием в России и Владимир Вострецов Масоны и русская культура. Но они не написали целой книги. Вот вам публицистика о литературе. В России художественная литература появилась в 18 веке. Указ 1762 указ о свободе дворян. Насколько важна для России сословная система. Первый удар указ формально подписанный Петром Третьим. Конспирологическая теория Екатерина отправила мужа на тот свет. Немногие дворяне воспользовались правом не служить. Барин на войну не ходит начинает предаваться радостям гедонизма. Вспоминаю работы Шафаревича математика русофобия. Нам удалось пообщаться. У него постоянно фигурирует малый народ. Думали евреи. На самом деле аристократия которая изолировала себя от народа. Писатели оказались там в верхушечке. 95% дворян занялись гедонизмом балы. 5% изощренным гедонизмом литературой. Русская литература не самобытна. Первый понял Пушкин Власть писателей над обществом более сильная чем тех кто владеет землей и деньгами. Поэтому держите дистанцию. Ранний Пушкин подражание Байрону. Лермонтов к сожалению преодолеть этого не смог. Как опасно это поле. Гоголь долго этого не понимал не чувствовал. Тонкий яд славы очень сильно действовал на писателей. Первоначально книга должна была называться Мед и цикута литературного цеха. Цитата Григория Салома. Цикута вас может отравить. Если у вас есть хороший иммунитет вы понимает что я имею в виду. Гоголь не сразу понял что литература опасна и для Homo scribens и Homo legens. Перечитывая роман Братья Карамазовы. Карамазова старшего убил Смердяков. Говорит потом Мите Карамазову Убил то я а заказывал то ты. 17-й год делали Смердяковы. Их роль была минимально революцию делали Карамазовы. Достоевский беспощадно правдив. Читатель ведь привык к сладенькому. Достоевский рисовал с натура был хроникером. Гоголь сжег второй том Мертвые души. Когда немцы захотели перевести, Гоголь был в панике. Что же они подумают о русском народе? Писатели изолированы от народа. Лучшие люди из народа и назначенные. И раньше были официально и неофициально. Много эстетики что такое красота. Перешли к эстетству. Постмодернизму. То что литературы 21 века нету я не одинок.
Вопросы 19:23
Анатолий пенсионер. Культурно-исторический тип России не состоялся?
Катасонов Романно-германского тоже уже нет. беженцы из Европы которая представляет из себя Содом. Цивилизация это понятие духовное. У Данилевского и природа. Это не вопрос крови. Мы действительно народ-богоносец. Новые русские в Лондоне. Анекдот.
Л.М. Как минимум местами с вами очень хочется согласиться. В какой-то части все правильно но только в части. Но какова альтернатива? Всем читать одно Евангелие и перестать общаться своим языком? У вас я увидел то же разрушение против чего вы выступаете. Что новой русской литературы нет многие говорят. Я вижу ее расцвет. Национальный мазохизм получается. Уверен я не первый вам это говорю.
Катасонов Очень немного людей будут противостоять этому Армагеддону. Москва третий Рим а четвертому не бывать. Надо ли мне читать художественные романы если надо понять есть ли бог начинают о своем а кончают смыслом жизни. Можно конечно использовать и художественную литературу.
Какой из авторов вам близок.
Катасонов Иван Шмелев Борис Зайцев Достоевский Лесков Живые герои не ходульные. На заседании Русского экономического общества будет презентация моей новой книги Алхимия денег.
19:36

УДК 821.09 ББК 83.3 L К29
Валентин Катасонов
К29 Ангелы и демоны литературы. Полемические заметки «непрофессионала» о «литературном цехе». – М.: Издательский дом «Кислород», 2019. 448 с, – с илл.
ISBN 978-5-901635-70-4 Книга представляет собой сборник очерков и статей о духовных смыслах литературы. Автор – не литератор, а экономист, т. е. не «литературный профессионал». Но тем неожиданнее и интереснее мнения и оценки, которые иногда диаметрально противоположны сложившимся стереотипам, ^держащимся в учебниках по литературе для средней и высшей школы. Автор отходит от традиционного представления о том, что художественная литература, будучи частью культуры, позитивно влияет на человека и общество (за крайне редкими исключениями). В книге высказывается противоположный тезис: художественная литература, даже классика, чаще развращает человека и разрушает общество. Большинство доказательств строится на примерах русской литературы XIX – начала XX веков, на которую сильно влияла западноевропейская литература И. В. Гёте, Дж. Г. Байрон, О. Уайльд и др.). Показана роковая роль этой русскоязычной литературы в подготовке условий революции 1905-1907 годов и Февральской и Октябрьской революций 1917 года. В русской культуре дореволюционного времени имелись и «положительные исключения». К таковым автор относит, прежде всего, произведения А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского.
© Валентин Катасонов, 2019 © Издательский дом «Кислород», 2019 © Дизайн обложки – Петр Папихин, 2019
Оглавление
Ангелы и демоны литературы
Введение
Литературное творчество как воображение 2о
О воображении и фантазиях 22
Мечтательность и праздность 28
Литература как мир мечтаний и фантазий 32
Об истоках русской литературы XIX века 55
Русская праздность и литература 38
Русская литература – творчество «избранных» 44
Была ли русская литература зеркалом русской жизни ? 49
Зеркало было, но кривое 51
Россия в восприятии Европы через призму русской литературы 57
Красота спасет мир? 69
О литературе и эстетике 71
Размышления Ф. М. Достоевского о красоте.
Роман «Идиот» 75
«Бесы» 78
«Братья Карамазовы» 82
О стихотворении Н. А. Заболоцкого.
Связь с Достоевским 85
Раскрытие этики через эстетику 87
Еще раз об эстетике: взгляды К. Н. Леонтьева 92
Эстетизм К. Н. Леонтьева ^4
О красоте социального мира ^
«Сама жизнь лучше, чем наша литература»..
О соотношении эстетического и этического критериев 99
«Эстетическое зрение» как способ восприятия социального мира 101
Против «здравого смысла». «Эстетическая социология» 104
Приближение к христианской эстетике 107
Искусство ради искусства, или «Ничто» в яркой обертке 110
Форма и формализм в литературе и искусстве 111
«Искусство ради искусства» 114
«Эстетизм» 116
Эстетизм О. Уайльда: взлет и падение 121
«Модернизм» 127
«Постмодернизм» 129
Эстетика безобразного 133
Литературный модернизм в России 136
«Серебряный век» русской поэзии 137
Соцреализм на смену модернизму. «Инженеры
человеческих душ» 139
«Оттепель» и возрождение литературного модернизма 143
Антимодернистские откровения советского философа
и литературоведа 145
Соцреализм оказался «колосом на глиняных ногах» 150
Постмодернизм в современной России 153
Русская литература сегодня. Жизнь по понятиям 156
Творцы «второй реальности» 159
Литературные галлюцинации 161
«Вторая реальность» и социалистический реализм 164
«Вторая реальность» – дорога к Третьему рейху , 167
О любви и литературе 170
Лукавые слова Нового времени: «любовь»
Еще раз про любовь, или Как писатели портят Слова 175
От любовных романов к эротическим 177
О «бездуховной» литературе 179
У коммунистов тоже была «духовность» 180
Искусство – от слова «искус» 181
Художественная литература – от слова «худо» 189
Художественная литература: вклад в дело религиозного модернизма 192
«Властители дум». Писатели захотели богословствовать 194
Философы решили не отставать от писателей 198
Литературная реабилитация Каина 201
Литературная реабилитация Иуды 205
Художественная литература и революция 213
Русская литература: от духовной толерантности к прямому поклонению дьяволу 215
О тлетворном влиянии литературы на русское общество ....227
Можно ли русскую литературу назвать «зеркалом» жизни? 233
Удар по русскому языку 235
«Поэтические» эксперименты с русским языком 240
«Россию убила литература» 243
Литературные пророчества XIX века о грядущей революции 249
Не пророчества, но прозрения 250
Прозрения русских поэтов 252
Первые прозрения русской прозы 255
Ф. M. Достоевский 260
Откровения Ф. M. Достоевского и сегодняшний день 269
Русская литература. Такая ли она русская ? 272
Литература русская и русскоязычная 273
Влияние Байрона 277
Влияние Гёте 281
Беспочвенность творческой интеллигенции России 285
О работниках «литературного цеха»
«Литература есть творчество развратных людей» 292
Литераторы в жизни. Зарисовки с натуры 297
О некоторых «слабостях» «властителей человеческих дум» 303
«Таланты» и «суфлеры» 318
Творчество под диктовку и с подсказкой 320
«Таланты» и «суфлеры» в зарубежной литературе 324
О «Демоне» М. Ю. Лермонтова 329
О «музах» некоторых других русских поэтов 331
Женщина как «печатная машинка» демона 336
Две души Максима Горького 339
Кто нашептывал Булгакову «Евангелие от Воланда» 343
«Мед» и «цикута» литературного творчества 346
Святитель Игнатий (Брянчанинов) о литературном творчестве 350
Таланты и Суд Божий 353
О славе земной и славе небесной 354
Последние слова литературных гениев 361
Гениальность и самоубийство 365
Литература в «сухом остатке» 378
Для чего нужна литература? 379
Об отрицательном герое. Метод «от обратного» или «чернуха»? 385
Поиск идеала 393
Книга книг 401
Нужна ли цензура? ....411
О положительном герое .............417
Жития святых 423
Что читать? ..428
Закат литературы? 434
PS 443
О Русском экономическом обществе имени С. Ф. Шарапова
Итак, у светских философов есть и кое-что полезное, также как в смеси меда и цикуты; однако можно сильно опасаться, что те, кто хочет выделить из смеси мед, выпьют нечаянной остаток
Святитель Григорий Полома
Введение
Предлагаемая книга представляет собой сборник статей и очерков, написанных автором в 2018-2019 годах. Сразу признаюсь, что никогда до этого почти ничего не писал по теме литературы, культуры и искусства. Именно поэтому в подзаголовке книги уточнено, что то «Полемические заметки «непрофессионала»«.
Сфера моих первоначальных интересов достаточно прозаична и далека от художественного творчества – экономика. Но через постоянные размышления об экономике я неизбежно вышел в другие сферы человеческого бытия – политику, право, этику, науку, философию. Где-то в свое время прочитал афоризм: Чтобы быть хорошим экономистом, надо хорошо знать экономику всё остальное». Вот последние годы и занимаюсь «всем стальным», пытаясь ликвидировать пробелы своего узкопрофессионального образования.
Через какое-то время мне показалась убедите, многообъясняющей формула: «Человек – мера вещей». Конечно, еще со студенческой скамьи я знал эту крылатую фразу, принадлежащую древнегреческому философу Протагору. Но одно дело – знать, другое дело -понимать. После Протагора многие философы и просто умные люди полагали, что именно человек определяет, что истинно, а что ложно. И в соответствии с этим видением истины и лжи, добра и зла, света и тьмы человек выстраивает свою собственную жизнь и пытается влиять на формирование правильного общества. Поэтому я для себя несколько расширил трактовку формулы Протагора: человек не только мера всех вещей, но он также причина всех вещей. Естественно, что под «вещами» понимаются не только физические объекты, но и человек сам, а также окружающая его социальная среда.
Постепенно пришло понимание, что состояние той же самой экономики зависит от человека, рассматриваемого во всей его многогранности – интеллектуальных способностей, привычек и отношения к труду, а главное Ё нравственного состояния. А от чего зависят эти свойства человека, почему человек не является некой константой, почему в одном и том же обществе (иногда даже в одной семье) сосуществуют добрые и злые, умные и глупые, желающие трудиться и уклоняющиеся от труда и т. п.? Протагор на эти вопросы ответа не дал. Уже вскоре после Протагора софисты поставили под сомнение формулу этого философа. Мол, человек не может даже определить, где правда и истина, а где кривда и ложь. Те же самые софисты, поднаторевшие в логических манипуляциях, могли тому амому человеку, которого Протагор называл «мерой всех вещей», доказать, что белое есть черное, а черное – белое.
Сократ, Платон, Аристотель и прочие философские гении античного времени ломали голову над формулой Протагора, пытаясь предложить свою, более совершенную и безупречную, но так и не сумели этого сделать. Лишь две тысячи лет назад всё встало на свои места. Появилось христианство. В христианском мировоззрении человек не является высшей инстанцией. Над ним есть Триипостасный Бог, являющийся мерой и причиной всех вещей. Человек создан по образу и подобию Бога. Человек, наделенный свободой, может приближаться к Богу (увеличивая свое подобие Богу) или удаляться от Него (теряя подобие). Изменение духовного состояния человека (т. е. его отношения к Богу) неизбежно отражается и на душевном состоянии человека (ум, чувства, воля), в конечном счете, и на его физическом состоянии. Изменения человека не могут не отражаться в разных областях социальной сферы и профессиональной деятельности людей.
Для начала я решил показать и объяснить этот тезис на примере экономики. В итоге родилась книга «Православное понимание экономики»1. Параллельно занимался изучением того, как духовное состояние человека влияет в целом на социальную сферу человеческой жизни. Причем старался ничего не «высасывать из пальца», а попытаться обобщить результаты поисков российских мыслителей (Константина Леонтьева, Льва Тихомирова, Владимира Соловьева и др.) в этой области. В результате родилась книга «Русская социологическая мысль на рубеже XIX-XX веков»2.
В эпоху Нового времени на человека сильнейшее воздействие стали оказывать такие общественные ты, как наука (включая философию), образование. Влияние почти исключительно негативное. Критерием оценки для меня является то, происходит ли приближение человека к Богу или, наоборот, удаление. Возрастает ли в человеке подобие Божие или, наоборот, умаляется. Изучению влияния на человека и общество науки я посвятил книгу «Лжепророки последних времен. Дарвинизм и наука как религия»3. Как можно догадаться из самого названия книги, наука стала постепенно и неумолимо заменять религию и Бога. А формула Протагора получила новое звучание: «Ученый – мера всех вещей».
Особое внимание я уделил такому институту, как философия, которая, казалось бы, должна доходить до самых высоких вершин и самых глубоких глубин метафизики. Но философия Нового времени, базирующаяся на догматах материализма, рационализма, позитивизма и, в конечном счете, атеизма, оказалась не способна ответить на вызовы Нового времени. Она всё более и более уводила человека и человечество от Бога, возрождая гуманизм, а вместе с тем и догмат Протагора «Человек – мера всех вещей». Только у профессиональных философов эта формула стала звучать еще более вульгарно: «Философ – мера всех вещей». Свои взгляды на философию Нового времени я изложил в книге «Философия и христианство»4.
Размышлял я и о деструктивной роли образования в современном мире. Мысли на этот счет я изложил в книгах «О судьбах народов и человечества. Очерки, навеянные трудами святителя Николая Сербского»5 (раздел IX «Об образовании и просвещении») и «Мир глазами святителя Николая Сербского»* (часть V «О науке и образовании»). И тут мы также видим, какую ужасную метаморфозу претерпевает формула Протагора. В школе она теперь звучит так: «Учитель – мера всех вещей». А в университете иная версия: «Профессор – мера всех вещей».
И вот, наконец, я добрался до культуры. Думаю, читателю не надо доказывать, насколько велико влияние на человека и общество культуры и таких ее сфер, как театр, кинематограф, изобразительное искусство, музыка и художественная литература. Для России художественная литература по сравнению с другими странами особенно значима. В СССР при любом удобном случае партийно-государственные деятели страны и советские СМИ любили напоминать о том, что мы – самая читающая в мире страна. Может быть, это действительно было так. Но возникает вопрос: что читала страна? Была ли это по-настоящему художественная литература или народ читал партийную пропаганду, облаченную в художественные формы? Почему чтение книги советскими людьми не приводило к сколь-нибудь заметному нравственному возрастанию народа? И уж совсем крамольный вопрос: не стало ли чрезмерное чтение художественной литературы советским человеком причиной гибели СССР и последующих трагических и кризисных явлений в нашей жизни?
Мне могут возразить, что читали ведь не только советскую художественную литературу, которая за редкими исключениями действительно выглядела как агитационно-пропагандистская. Читали ведь и русских писателей дореволюционного времени, которые творили без «социального заказа» от Союза писателей СССР и ЦК КПСС. Сколько было сказано и написано о «великой русской литературе XIX века»! Да, у России в позапрошлом веке было много болячек и хворей в социально-экономической сфере, но вот культура, особенно художественная литература, была на недосягаемой высоте. В XIX веке Запад Россию (впрочем, как и в предыдущие века) сильно не любил. Но, тем не менее, русской культурой и литературой восхищался. А почему восхищался? Может быть, ненавистники России были заинтересованы именно в такой литературе? Невольно на память приходит крылатая фраза: «Если тебя хвалит враг – подумай, какую глупость ты совершил» (Август Бебель). Нет, я не хочу огульно хаять русскую литературу позапрошлого века. Но от опасного самодовольства хочу перейти к серьезному, нелицеприятному рассмотрению русской литературной «классики», которое может очень сильно отличаться от того подхода, какой практиковался и практикуется в наших школах и университетах.
Святитель Василий, епископ Кинегиемский (Преображенский):
«Вряд ли мы оцениваем как должно то влияние, какое имели любимые нами герои литературных произведений на склад нашей психологии, на наши вкусы, стремления, на всё наше мировоззрение. Наша беда состоит в том, что в русской литературе мало положительных типов, заслуживающих подражания. Особенно это плохо для молодежи, которая всегда склонна к увлечению литературными героями и для которой воспитание больше чем наполовину состоит в подражании. В самом деле, вот перед нами галерея литературных типов: Онегин, Печорин, Рудин, Чичиков и т. д. Кто из них может служить образцом для подражания? А между тем за отсутствием положительных типов молодежь в свое время копировала в жизни даже этих духовно изуродованных людей. В результате среди русского народа само понятие об идеальном нравственном типе весьма смутным и редко кто может сказать о себе, что его есть ясное представление о том идеальном образе человека, воплотить который он хотел бы в себе»7.
Увы, по отношению к художественной литературе Нового времени можно применить формулу Протагора, немного ее скорректировав: «Писатель – мера всех вещей». Нет ничего более опасного, когда в обществе писатель заменяет Бога. И это одна из причин того, что художественная литература действительно несет серьезную ответственность за революции, мировые войны, кризисы и всеобщее одичание людей. Россия в этом отношении не представляет собой исключения. Мир разделился на две неравные части: те, кто пишет книги, и те, кто книги читает. Человек пишущий (Homo scribens – лат.) начинает властвовать над человеком читающим (Homo legens – лат.).
Впрочем, не стоит думать, что человек пишущий щество свободное и абсолютный властитель мира. Над ним есть руководящая инстанция – Бог или дьявол. Эта невидимая «руководящая инстанция», выражаясь современным языком, выступает «заказчиком», итератор – лишь «исполнителем». При необходимости акая «инстанция» может оказывать литератору помощь в его творческом процессе, исполнении «заказа». Для того писателя или поэта, который не очень понимает или совсем не понимает духовную природу литературного творчества, скорее всего, заказчиком и помощником будет персонаж с рогами и копытами. К сожалению, эта сторона литературы не очень понятна или совсем не понятна той части человечества, которую называют homo legen В предлагаемой книге я акцентирую внимание читателей не на привычных литературно-филологических аспект писательской деятельности, а именно на духовной сторон на взаимоотношениях homo scribens с «руководящими инстанциями».
Только основываясь на фундаменте православного понимания мира, можно в полной мере оценить влияние художественной литературы на общество и человека. Тут нам могут очень помочь христианские святые, особенно те, которые жили в Новое время, когда началось быстрое распространение в мире художественной литературы. В книге я не раз буду, например, ссылаться на святителя Игнатия (Брянчанинова), жившего в XIX веке. Так, в своей известной работе «Слово о человеке» святитель писал, что человек «изобрел различные науки и искусства, которые точно способствовали и способствуют к умножению и развитию этих вещественных удобств, но вместе способствуют и к сильнейшему развитию греховной жизни, к запечатлению и утверждению падения украшением падения многоразличными призраками благосостояния и торжества».
Очевидно, что, упоминая «искусства», святитель имел в виду и художественную литературу. Святитель Игнатий не делал принципиального различия между учеными, философами и людьми искусства, куда он включал и литераторов. Всех их он именовал «книжниками», имея в виду, что они духовные последователи тех ветхозаветных книжников, которые убили Христа. Читаем: «Философы и художники были величайшими поборниками идолопоклонства и врагами истинного Богопознания. По водворении христианской веры в мире ученость родила бесчисленные ереси и ими старалась ниспровергнуть Святую Веру. Величайшее злодеяние -убийство Богочеловека – совершено учеными во имя их мудрости и во имя их закона (Ин. 11:49-50). В наше время ученость возвращает язычников, принявших христианство, на взаимоотношениях homo scribens с «руководящими инстанциями».
Только основываясь на фундаменте православного понимания мира, можно в полной мере оценить влияние художественной литературы на общество и человека. Тут нам могут очень помочь христианские святые, особенно те, которые жили в Новое время, когда началось быстрое распространение в мире художественной литературы. В книге я не раз буду, например, ссылаться на святителя Игнатия (Брянчанинова), жившего в XIX веке. Так, в своей известной работе «Слово о человеке» святитель писал, что человек «изобрел различные науки и искусства, которые точно способствовали и способствуют к умножению и развитию этих вещественных удобств, но вместе способствуют и к сильнейшему развитию греховной жизни, к запечатлен и ю и утверждению падения украшением падения многоразличными призраками благосостояния и торжества».
Очевидно, что, упоминая «искусства», святитель имел в виду и художественную литературу. Святитель Игнатий не делал принципиального различия между учеными, философами и людьми искусства, куда он включал и литераторов. Всех их он именовал «книжниками», имея в виду, что они духовные последователи тех ветхозаветных книжников, которые убили Христа. Читаем: «Философы и художники были величайшими поборниками идолопоклонства и врагами истинного Богопознания. По водворении христианской веры в мире ученость родила бесчисленные ереси и ими старалась ниспровергнуть Святую Веру. Величайшее злодеяние -убийство Богочеловека – совершено учеными во имя их мудрости и во имя их закона (Ин. 11:49-50). В наше время ученость возвращает язычников, принявших христианство, к язычеству и, отвергая христианство, вводит снова идолопоклонство и служение сатане, изменив формы для удобнейшего обольщения человечества. Редкий, весьма редкий книжник научается Царствию Небесному и износит новое учение Духа пред общество собратий своих, облекая это учение в ветхие рубища учености человеческой для того, чтоб оно было удобнее принято любящими более ветхое, нежели новое (Мф. 13:52; Лк. 5:39)»8.
Сборник очерков я назвал полушутливым выражением «Литературный цех». Здесь есть некая аналогия с названиями нескольких поэтических объединений, которые существовали у нас в эпоху «серебряного века», т. е, в начале XX века, они назывались «поэтическими цехами»9, Но слово «цех» я еще употребил потому, что у меня до этого были работы, в которых я разбирал творческую деятельность таких профессиональных сообществ, как экономисты, ученые, философы, юристы. По отношению к указанным сообществам я уже применял выражения «профессиональные корпорации» и «цеха». Так что разговор о литературе я стараюсь вести с использованием привычной мне терминологии.
К литературе можно применить метафору о «цикуте» (известный в древности сильный яд, которым был отравлен Сократ) и «меде» в философии, примененную византийским богословом святителем Григорием Паламой (1296-1359).
В своих работах и проповедях он призывал христиан воздерживаться от излишнего увлечения философией и не отрицал того, что философы иногда говорят очень правильные вещи. Но правда философии, этого человеческого мудрования, всегда перемешана с кривдой – откровенной ложью, искажениями или заблуждениями «любителей мудрости». Поэтому Григорий Палама и говорил, что философия производит напиток, состоящий из меда и цикуты, т. е. правды и кривды. Первую он называл медом. Вторую он называл цикутой – сильнодействующим ядом. Святитель писал: «Итак, у светских философов есть и кое-что полезное, также как в смеси меда и цикуты; однако можно сильно опасаться, что те, кто хочет выделить из смеси мед, выпьют нечаянно и остаток смертоносный»10.
Художественная литература напоминает мне именно такую смесь «меда» и «цикуты». Чтобы прикасаться к художественной литературе, надо уметь отделять «мед» от «цикуты». А также при необходимости вообще воздерживаться от этого опасного, но очень соблазнительного напитка. Чем-то мне этот напиток напоминает тот плод, висевший на древе познания добра и зла в раю, который первые люди вкусили, несмотря на запрет Бога. Сравнения тем более напрашиваются, если речь идет о литературе сегодняшнего дня. Это (за редкими исключениями) уже напиток из чистейшей цикуты. Или плод, в котором не осталось даже примесей добра. Напито смерти. Плод убийства и самоубийства.
|8|, Но мы не должны отчаиваться. С нами всегда напиток из чистейшего и целительного меда. Напиток Жизни. И называется он Священное Писание. Я и сам не заметил, как уже раскрыл основные тезисы своей книги. Впрочем, [более любознательные могут найти подкрепление тезисов в следующем ниже тексте, оснащенном ссылками на многочисленных мудрых людей. Выражаясь экономическим языком, «добавленная стоимость» автора в предлагаемом «продукте» весьма скромная. Моя задача заключалась не в том, чтобы что-то придумывать и изобретать новое и «гениальное», а в том, чтобы донест] читателя без искажения мысли других авторов!
Катасонов В. Ю. Православное понимание экономики, Катасонов В. Ю. Лжепророки последних времен. Дарвинизм и наука как религия – М.: Кислород, 2017.
Катасонов В. Ю. «Философия и христианство. Полемические заметки «непрофессионала»«. – М.: Библиотека РЭО им. С. Ф. Шарапова, 2018 (серия «В поисках истины»).
Катасонов В. Ю. О судьбах народов и человечества. Очерки, навеянные трудами святителя Николая Сербского. – М.: Русская цивилизация, 2018 (серия «Метафизика истории»).
Катасонов В. Ю. Мир глазами святителя Николая Сербского. – М. Русская цивилизация, 20J 8 (серия «Метафизика истории

Катасонов В. Ю.
Ангелы и демоны В литературы
Полемические заметки
«непрофессионала» о «литературном цехе»
Выпускающий редактор – Елена Светлая Редактор – Сергей Смирнов Дизайнер – Петр Папихин Верстка – Петр Папихин Корректор – Анастасия Колчина Формат 84*108/32 Гарнитура Newton Тираж 2000 экз.
Подписано в печать 24.08.2019 Издательский дом «Кислород» 140109, г. Москва, ул. Стахановская, д. 24 тел:+7 (985) 768-02-56 e-mail: director@kislorod.books.ru http://www.kislorod-books.ru
В заключение нашего разговора о закате литературы в качестве небольшой разрядки предложу читателям стихотворение нашего современника Владимира Алексеева374:
Литература умирает.
Приходит лекарь по утрам,
Температуру вымеряет
И грелку ставит ей к ногам.
А после, цокая потешно
Своим ученым языком,
Так безысходно и кромешно Диагноз ставит за углом:
И недостаточность в идеях,
И стиль, упадочный весьма,
И оттого-де, холодея,
Лежит больная без ума...
Когда б рассказов граммов триста,
Новелл, романов килограмм,
Пяток-десяток беллетристов
И свежий сочинитель драм Образовали ей микстуру
Под сенью благородных муз...
Но тот, кто пишет, пишет сдуру
Довольно часто.
– В пышный ус
Так долго он зудит про это,
И добавляет у дверей
Что пара тепленьких поэтов
Пользительна была бы ей!
Но тщетно до аптеки мчатся.
Рецепт сжимая записной,
Испуганные домочадцы
– Нетранспортабельный больной
374 Алексеев В. Литература умирает (https://www.stthi.ru/2009/04/01/4263).




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments