leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Инстаграм-глобализация: ништяк, телки! Это капец POL – ЭТО LAVA, A МАША SHALAVA

Инстаграм-глобализация: ништяк, телки! Это капец
POL – ЭТО LAVA, A МАША SHALAVA
Спектакль по пьесе Маши Конторович
Режиссер-педагог: Екатерина Петрова
Художник-постановщик Юрий Юдов
Художественный руководитель курса Народный артист России Иван Валерьевич Агапов
Выражаем благодарность Валентину Петрову за помощь в организационном процессе
Театрально-концертный зал ИСИ (ул. Новозаводская 27А), 19.16-21.16

Действующие лица
Маша – 19 лет, не понимает, что происходит – Татьяна Кустова
Маша – 24 года, не понимает, что происходит – Наталия Пархомова
Рома,– 24, 29 лет, красавчик, все прекрасно понимает – Егор Куликов
Коля – 30 лет, непотопляемый – Юрий Юдов
Вася, – 19 лет, потопляемый – Владислав Сыровацкий
Денис, – ближе к 40, все еще нравится женщинам – Владислав Сыровацкий
Друг папы – ближе к 40, очень высокий – Владислав Сыровацкий
Мальчик в носках – Юрий Юдов
Ивона – вот она шалава! – Софья Фильковская
Лена – еще одна – Татьяна Бондаренко
Иисус Фиолетовый Шар – Егор Куликов

Пьеса согласно принятому в настоящее время плану нарезки построена вне классической схемы последовательной смены фаз драматургии. Главная героиня Маша представлена мозаикой двух возрастов 19 и 23 года. Перед финалом следует инсерция трехлетней Маши, которая в некотором смысле служит ключом к характеру героини и смыслу всего произведения.
Постановка намеренно выстроена так, чтобы отсечь от понимания ее сути непрофессионального зрителя с установкой на адекватное классическое искусство с традиционным эстетизмом. Множество условностей, длиннот и пауз притупляет внимание. Действия персонажей и их облик в значительном объеме обозначаются словами. После антракта внимание окончательно теряется и в восприятии остается понимание абсолютной бесцельности жизни с чередой совокуплений на фоне непременного пьянства с разборками и претензиями друг другу и главной героини к себе, рыданиями, нелогичными ассоциациями и реминисценциями, разрывом лампочек и бесплодными поиском собаки по кличке «Чебурек».
Для поиска собаки используются собачьи игрушки-пищалки, провисевшие все действия на специальной вешалке радом с красным корсетом.
Собака – тот сакральный персонаж, который свою роль так и не сыграл. Маша, напротив, впитывает в себя несколько ролей. Она всегда хотела попробовать, чтобы был не один мужчина.
Студенты ИСИ независимо от курса обычно играют с большой самоотдачей, совершенно без характерного для профессионалов большой сцены усталого ремесленничества, когда актеры вынуждены соглашаться на идеологический диктат.
Однако в данном случае постановка не способствует раскрытию актерского таланта. Новая отечественная пьеса, к чему стремились при обновлении репертуара студенческого театра ИСИ, построена на подспудно сложившихся традициях очередной перестройки Автор отталкивается от вирусного флешмоба двух британцев «Пол – это лава». Переносит очевидные нотки нового Инстаграм-глобализма в Екатеринбург. Добавляет к британскому мему русскую рифму «Маша шалава», чтобы зритель не ошибся в части места действия и его вторичности относительно эпицентра доминирующей в нашем сознании англосаксонской культуры. На русскую почву имплементируется соответствующая форма эстетизма. Отсюда пьяный гедонизм с характерной лексикой: ништяк, телки, трахалась, капец. Некоторые слова из контекта пьесы являются прямой калькой с английского (трахалась), другие отражают западную установку межполовых отношений (мужики – говно).
Автор на самом деле ничего не придумывает, взаимное унижение давно стало элементом бытовой культуры России, усиленное после рапада Союза англосаксонской традицией.
В качестве маркера отраженной СМИ сегмента mainstream media текущей реальности отмечен взрыв телебашни. Ее падение герои пьесы как бы видят из окна.
Известный факт: недостроенный символ столицы Южного Урала использован а качестве триггера городского спонтанного младо-анархизма с суицидальностью на фоне властного бессилия по части конструктивной молодежной политики. Исходя из национальных интересов башню следовало достроить.
В пьесе совершенно не видно намека на политику, как это было в постановке по классической упадочно-перестроечной пьесе «Звезды на ночном небе».
Действие начинается с пьянки на кладбище и заканчивается мантрами «Я люблю тебя» – главная героиня повторяет их как молитву.
Совершенно нет и типичных для современного телеконтента, сериалов или ток-шоу, жалоб на женскую судьбу. Никаких коварных обольстителей, бросающих наивную и невинную беременную девушку с ребенком.
Есть характерная по времени инверсия половых ролей с неназойливым унижением мужского начала с одной стороны (единственный элемент обсценной лексики звучит три раза в адрес Коли, также «мужики – говно» с налетом антисемитизма) и параллельно конкуренцией двух женщин за одного мужчину – с другой (Маша и Ивона вокруг тоже же Коли).
Современная женщина многогранна и двумя противоречиями не исчерпывается. Она уже задумывается, что через год станет старородящей. Кроме инверсии половых ролей, происходит инверсия жизненных фаз. Половое созревание наступает раньше. Социальное – позже. Разрыв усилен Google-культурой, подхватившей тенденцию гедонизма с отторжением каких-либо ограничений и самодисциплины.
Представленный коктейль женских противоречивостей составляет современную доминирующую отраженную реальность СМИ в сегменте mainstream media. За этим стоит мощная политическая крыша с законопроектом о семейно-бытовом насилии. Будущее России можно увидеть на примере тысяч плачущих мужчин в США. Пьеса содержит обозначение данной линии в персонаже «потопляемого» Васи.
MSM подают данную линию как единственную, однако студенты ИСИ в основной массе являются примером альтернативной отечественной тенденции. Она описана в выступлении Дмитрия Быкова формата «время эксперта на заседании Совета Федерации и еще ранее выявлена в компаративном исследовании ВШЭ московских, британских и североамериканских студентов.
Наверное нам следует подумать о выделении формата конкурсного театра по аналогии с фестивальным кино. Спектакль буквально обречен на международный успех, если будет показан на площадках соответствующего формата. Массовый российский зритель реагирует противоположным образом. Практически всегда после антракта зал заметно запустевает.
Как ни странно, пьеса POL – ЭТО LAVA, A МАША SHALAVA привлекла полный зал зрителя более чем зрелого, причем в основном женщин, что типично по времени без ограничений. Закаленные в боях за место под Солнцем и в зрительном зале женщины непреклонного возраста ломились в зал бюстом наперевес, их последним оружием. По ходу пьесы местами радостно смеялись. После антракты исчезли буквально единицы. В конце искренне аплодировали. Что косвенно свидетельствует о восприятии на уровне сказки.
В советском прошлом постановка «Чинзано» о расхождении женского и мужского миров вводила зрителей в ступор, аплодировать и даже смотреть в глаза актерам после финала они уже не могли. А ведь то была предтеча нынешнего. Врочем, тогда зритель был все же другой. После того, как мы Кафку сделали былью, чувства притупились.
На пьяный гедонизм с характерной лексикой эклектично нахлобучен реальный конец: «Я люблю тебя. Я люблю тебя. Я люблю тебя. – И где-то на другом конце Земли кто-то другой также под нос себе говорит: «Я люблю тебя». Когда-нибудь они встретятся. И будет только одна большая любовь. И только одна большая любовь будет расти от Земли до далеких галактик. И на нее не получится повесить красные лампочки. И ее не получится разрушить. Потому что любовь это не стены, а энергия, которая вокруг нас».
Спектакль начался с опозданием на 16 минут. Ждали педагогов. Дмитрий Певцов появился в зеленой майке надписью Off-Wite TM

Аннотация
https://masterskayaagapova.timepad.ru/event/1271907/
История о том, что делать, если тебе 24, а ты все еще не знаешь, кем станешь, когда вырастешь.
Извечный вопрос: кто есть я, быть или не быть, пить или не пить, любить или ненавидеть, изменять или заниматься сексом по любви.
Главная героиня – смелая девушка Маша из Екб, которая в свои 19 лет считает, что ничего не понимает в жизни и в любви. Она попадает в замкнутый круг жизненных ситуаций, из которого сложно выбраться. Её окружают потопляемые и непотопляемые мужчины, мальчики в носках, красавчики и те, кто прощает её многочисленные измены. А подруги без комплексов готовы за квартиру в центре расплатиться натурой.
Спектакль состоит из множества временных отрезков, порой не связанных между собой, но где четко прослеживается линия жизни человека, ищущего себя.
В пьеса веет концепцией Юнга, где мы видим в одном страдающем человеке разделение материи и психики, сознательного и бессознательного. И вновь убеждаемся, что инстинкты, способны доминировать над сознанием. Но благодаря больному жизненному опыту и огромному желанию «не идти по второму кругу», Маше всё-таки удается сделать шаг в строну, выбраться из страхов и боли, которые её преследуют с детства. И главное, ответить на важный вопрос, кем же она стала к своим двадцати четырём годам.
Предыстория
https://memepedia.ru/pol-eto-lava/
Mememaster 13.06.2017 в 14:3804.06.2018 в 14:15
«Пол – это лава» – вирусный флешмоб, участники которого вспоминают детскую игру и пытаются спастись от воображаемого препятствия. Фото с подпрыгнувшим парнем, который широко расставляет в воздухе ноги, стало самым популярным олицетворением этого челленджа и превратилось в мем.
Происхождение
В конце мая 2017 года пара друзей из Великобритании опубликовали в Инстаграме видео, на котором они вспоминают детскую игру «Пол – это лава» (в России ее аналог назывался «Выше ноги от земли»). Молодые люди решили просто подурачиться, но их ролики стали вирусными. И уже через несколько дней в игру играли во всем мире.
Смысл игры – как можно быстрее забраться куда-нибудь с ногами, когда кто-то неожиданно кричит «Пол – это лава». Челлендж может застать вас в любой момент и самом неподходящем месте.
betweendigital
https://www.youtube.com/watch?v=DrSCI0Imtvg
В начале июня пользователи вспомнили старую вирусную фотографию, на которой чернокожий парень в куртке и очках высоко подпрыгивает в стиле ниндзя и широко расставляет ноги. На основе снимка было сделано несколько фотожаб, но вскоре о нем забыли.

Текст пьесы
https://docviewer.yandex.ru/view/1019204495/?page=1&*=kMLbhI6cIcQEXcNaQBMKj4NBDkt7InVybCI6InlhLWJyb3dzZXI6Ly80RFQxdVhFUFJySlJYbFVGb2V3cnVHSTgzcFYxR0hteFNKMlFQT1QtMmFnVnpFS2phTWNPNXB6NGF3U000ZTAzVmQ2cmk3UUN6di1QZGFoQ3VwS3JnaXI1ZzlUS2RoNVlmd3o4YllYUEdIWlh5Ql9ESGxlWFRlSEVEREs5Ym9SbTNNYmFOSkQ2Y2s2bU1xX2pkMVhIR0E9PT9zaWduPXpLUXFvT3RNWi1WeVROTFQteDc5R2hGaTFPWHFnc2E3YmJXUUdyNnJqSlE9IiwidGl0bGUiOiJLb250b3JvdmljaF9Qb2xfZXRvX2xhdmEuZG9jeCIsIm5vaWZyYW1lIjpmYWxzZSwidWlkIjoiMTAxOTIwNDQ5NSIsInRzIjoxNTgzMTE5OTU5NTQ1LCJ5dSI6IjQ3NjI3ODE2MTU4MzA3MjYzMSJ9
Маша Конторович
ПОЛ ЭТО ЛАВА, А МАША ШАЛАВА
Пьеса о том, что делать, если тебе 24, а ты все еще не знаешь, кем станешь, когда
вырастешь
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
МАША – 19-24 года, не понимает, что происходит
РОМА – 24, 29 лет, красавчик, все прекрасно понимает
КОЛЯ – 30 лет, непотопляемый
ВАСЯ – 19 лет, потопляемый
ДЕНИС – ближе к 40, все еще нравится женщинам
ДРУГ ПАПЫ – ближе к 40, очень высокий
ПАРЕНЬ – мальчик в носках
ИВОНА – вот она шалава!
ЛЕНА – еще одна

МАШЕ 23 Зима.
Теплая зима. Уже вечер, темно. Под фонарями блестит снег, не под фонарями – тоже. Глухо проезжают машины. По башне «Исеть» летают нарисованные снежинки.
Настоящих снежинок нет. Ясное небо и звезды. А еще над высокими домами лампочки красные горят, чтобы самолеты не сбили, ну или так как-то. Маше и Роме все это хорошо видно, потому что они стоят у кладбища на Широкой речке, а это небольшая возвышенность. Они пьют красное сухое вино из горла. Вино проливается, и в тех местах немножко тает снег. Скоро весна.
МАША. Блин... Ща у меня аура пойдет. Отвечаю. У меня ща аура пойдет...
РОМА. Подержать волосы?
МАША. Рома, почему они закрыли дверь? Ворота... А если мы готы? Нам и ночью прийти на кладбище нельзя?
РОМА. Сейчас 6 вечера.
МАША. А ночью откроют?
РОМА. Там собаки.
МАША. Я тоже их боюсь. Но я защищу тебя! Веришь мне?
РОМА. Маша, давай, завтра придем? Мы же уже были на одном сегодня.
МАША. А я еще хочу на одно! Ща-ща аура пойдет... Говори со мной, пожалуйста.
РОМА. Вино кончается.
МАША. Но 11 еще нет.
РОМА. Мне кажется, что это не сильно вежливо ломиться в ворота кладбища, когда они закрыты.
МАША. А у тебя бывало такое, когда ты будто в двух местах одновременно? И там и тут какая-то история происходит, и там и тут ты разговариваешь. И там и тут. И не ясно, что правда, а что нет. Рома, а если все вокруг – моя выдумка? Рома, я иногда закрываю глаза и будто раз и в космосе каком-то. Рома, реальность это жесть какая-то.
Маша допивает бутылку, переворачивает ее, оттуда падают несколько красных капель.
МАША. Снег тает. Мы так приближаем весну.
РОМА. Дай мне руку, не падай.
МАША. Ты запомнил могилу того чувака, на которой мы пили днем?
РОМА. Да.
МАША. А я нет.
РОМА. Зайцев Сергей, умер в 1999 МАША. Я не знаю, куда идти домой.
РОМА. А за вином?
МАША. Ну по пути же будет.
РОМА. Тогда идем в сторону «Высоцкого», его видно.
МАША. Мигает...
РОМА. Ты же там где-то живешь?
МАША. В ту сторону.
РОМА. У меня такое тоже бывает, но мне сказали, что...
МАША и РОМА. Это особенность моего организма.
МАША. Тебе тоже?
РОМА. Не пей транки.
МАША. А это весело?
РОМА. Ну... Так себе...
МАША. Почему мы не виделись столько лет? И почему именно сейчас так раз и все круто?
Рома, я же... Рома...
РОМА. У тебя очень красивые брови.
МАША. Пока, товарищи покойники! Мы придем завтра! Не скучайте! Мы молоды! И мы пошли делать весну! Маша и Рома закрывают глаза. Пошел снег.
МАШЕ 19 Зима. Поздний вечер. Маша стоит между дверей какого-то магазина, там тепло.
Рядом стоит автомат для платежей. Несколько парней в дешевых черных расстегнутых пуховиках и с шапками, не закрывающими уши, пытаются с ним разобраться. Получается плохо. Маша зажевывает одну жвачку за другой, использованные она заворачивает в кусочки от рекламного флаера и складывает себе в карман. Заходит пьяный Коля.
КОЛЯ. Отстала, вроде, пойдем дальше. Не замерзла?
МАША. Не-а...
КОЛЯ. Хлеба попросила купить! Я должен из центра ехать на эти бебеля, чтобы ей хлеб купить. А она ногти дома делала. Она не понимает меня, не то, что ты.
МАША. Ага...
КОЛЯ. Пошли, еще настоечки ща возьмем. Она дешевая. Легко пьется, мягко так. 25 градусов всего. Не замерзнем.
МАША. Да...
Они выходят из магазина. Как-то друг друга держат, не падают.
МАША. Коля...
КОЛЯ. Тут недалеко.
Они идут по снегу, он уходит из-под их ног, мимо едут машины, идут люди. Ничего из этого не запоминается. Они смотрят на свои ноги, которые как-то сами по себе идут.
МАША. Коля, а куда мы потом? У тебя она, а мне нельзя домой... Меня мамка убьет, я же хорошая... У Ленки нет тусы сегодня...
КОЛЯ. Блин! Падай! Они падают за какую-то машину, Коля выглядывает осторожно из-за нее.
КОЛЯ. Прошла...
МАША. Это твоя была?
КОЛЯ. Чуть не спалились... Не поднимайся! Она обратно идет.
МАША. Все?
Лежат на снегу за машиной.
МАША. Коля, где мы? Я не знаю ничего, кроме центра.
КОЛЯ. Прошла.
МАША. Коля, тебе не скучно со мной? Мне 19, это мое любимое число. Это простое число.
Я люблю простые числа. И у нас разница с тобой 11 лет! Коля, это тоже простое число.
Коля, меня мажет... Коля, нельзя пить на морозе...
КОЛЯ. Пошли, пока нет 11 МАШЕ 23 Кухня. Маша и Рома за столом, перед ними стаканы с водой и таблетки «Алкозельцера». За окном ночь. Звезд не видно. Зато видно вывески магазинов, торговых центров, бизнес-центров, других каких-то центров, фонари и красные лампочки над высокими зданиями.
МАША. Тебя не ждут дома?
РОМА. Ждут.
МАША. И?
РОМА. Я с тобой.
МАША. Твой «Алкозельцер» не помогает.
РОМА. Подожди немного...
МАША. Тебе тоже не помогает.
РОМА. Это мы с тобой.
МАША. У меня энергетика такая. Все розетки ломаются, лампочки взрываются. Все перестает работать. У меня дома все сломано. Я даже воду в ковшике кипячу – чайник сгорел.
РОМА. Надо со свистулькой брать.
МАША. Она сплавилась до того, как ему засвистеть.
РОМА. А у меня все работает. У всех не работает. А у меня работает.
МАША. Давай, выходить из запоя?
РОМА. Тогда ты пей только со мной, а я с тобой.
МАША. Только красный сухой винчик.
РОМА. Если захочется выпить – я приду за тобой.
МАША. И мы купим «Таманское» за 129 рублей.
РОМА. И мы купим «Таманское» за 129 рублей.
МАША. Еще пару лет и я буду старородящая. Меня не берут замуж.
РОМА. Тебе 23
МАША. А тебе 29 РОМА. У меня аллергия на кота моей девушки.
МАША. Живи у меня.
РОМА. Правда, не действует. Давай, еще по одной?
МАША. «Алкозельцер» вкусненький.
Они придвигаются друг к другу, обнимаются. Долго так сидят.
МАША. Спина затекла.
Маша садится на стол, Рома обнимает ее. Он зарывается в ее волосы, она целует его в шею, покусывает, гладит его по голове. Все хорошо. Но тут он отстраняется, поднимает ее голову за подбородок и мотает головой. Она слезает со стола. Сидят друг напротив друга.
РОМА. Прости.
МАША. Это ты... Это я так легко отношусь. Я же свободная, типа. А у тебя девушка... Это я...
РОМА. Это я... Дружеские объятия...
МАША. Дружеские...
РОМА. После такого надо точно выпить.
МАША. «Кировский» через полчаса откроется.
РОМА. Да...
МАША. Я где-то такую сказку читала про принца и принцессу, они заколдованные были.
Ну злые ведьмы их любви позавидовали. И стали они, в общем, такими гигантскими чудищами. Прямо огромными. И с такими громкими голосами. И они потерялись, а потом все искали друг друга. Кричали. Но Земля-то круглая. А они огромные. И голоса громкие.
И вот не могли никак они понять, откуда кто кричит. Слышали друг друга, но с какой стороны – не знали. А все люди и звери на Земле мучились от их воплей. Кричали друг друга по имени. Красиво очень, мне кажется.
РОМА. Нашли?
МАША. Конечно. Куда бы они делись?
МАШЕ 19 Квартира Коли, ну, вернее, комната в коммуналке. Да, в Екатеринбурге еще остались коммуналки. Пол прогибается, на диване когда-то кто-то умер, холодильник старый, трещит. За окном Зеленая роща и золотой купол храма. Коля стоит на коленях перед Машей. Коля плачет.
КОЛЯ. Что ты делаешь со мной? Что ты со мной делаешь?
МАША. Хорошо, что ты теперь тут. Теперь мы вдвоем.
КОЛЯ. Что ты со мной делаешь?
МАША. Встань...
КОЛЯ. Маша, что ты со мной делаешь?
МАША. Как думаешь, сколько людей смотрело из этого окна на этот купол? Красиво.
КОЛЯ. Что ты со мной делаешь?
МАША. Сто лет назад из этого монастыря монашки носили еду царской семье, ты знал?
КОЛЯ. Маша...
МАША. Плохо только, что душа и ванны у тебя тут нет. Раковина и туалет. А в туалете окошко. Зачем в туалете окошко? Еще большое такое?
КОЛЯ. Со мной никогда...
МАША. Зато из туалета вид на телебашню. В детстве я очень ее любила. Она какая-то мрачная, таинственная такая. На всех картинках, где Екб, ее рисуют. В детстве на троллейбусе ехали когда, то на доме одном около Центральной гостиницы большая картинка такая была. Там был цирк и башня эта. А весь город был такой, как будто мокрый бетон. Какой-то он был мокрый и мрачный. Вспоминаю когда себя, то всегда лето вспоминаю, будто зимы никогда не было. Я сказала, что у Ленки, я у тебя останусь.
Коля целует ее, валит на диван. Раздевает ее. Маше всего 19, вроде, это прикольно все. Но как сделать так, чтобы он не подумал, что она бревно? Она глубоко и часто дышит.
КОЛЯ. Иди сюда.
Маша целует его, но как-то все невпопад, как-то все скомкано, иногда стукаются лбами, ударяются носами. Тогда Маша решает: надо стонать. Ну что-то же надо делать!
КОЛЯ. Громче. Я хочу громче.
Окей. Она стонет громче.
КОЛЯ. Еще...
МАША. Соседи.
КОЛЯ. Они включают радио в 7 утра.
МАША. Да как-то...
Окей. Она стонет громче, рычит, хрипит... Ну что еще она может сделать?
КОЛЯ. Что ты делаешь со мной... Что ты...
Маша старательно стонет, хрипит, рычит... И тут соседи стучат в стенку.
МАША. Блин.
КОЛЯ. Пофиг.
Соседи стучат в дверь.
МАША. Так-то уже 11
СОСЕДИ. Заткни свою самку носорога!
МАША. Коля...
КОЛЯ. Пофиг. Кричи.
МАША. Нет.
КОЛЯ. Кричи, я сказал.
МАША. Нет.
СОСЕДИ. Ты один комнату снимаешь. Это не гостиница! Или плати за двоих!
КОЛЯ. Кричи.
Маша кричит, хрипит, старается как может, соседи стучат, Коля плачет.
МАШЕ 19 Зима. Плотинка. Бежит Коля, за ним Маша.
МАША. Стой! Коля бежит на замерзший лед. Стоит посередине реки.
МАША. Коленька, тебя же уволят!
КОЛЯ. Живи со мной!
МАША. Мне нельзя. Отдай телефон!
КОЛЯ. Ты достала, съезжай от родителей! Ко мне! Чтобы за хлебом ходить!
МАША. Родители!
КОЛЯ. Пофиг на родителей! Сейчас...
МАША. Коля, ты утонешь! Коля, я не достану тебя! Коля достает батарею из Машиного телефона.
МАША. Отдай телефон! Мне надо позвонить домой!
КОЛЯ. Ты идешь к родителям навсегда. Либо остаешься со мной. Сейчас. Навсегда.
МАША. Коля...
Коля ломает симку пополам.

...

















Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments