leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Стенограмма пленарное заседание ГД 04.03.20 правительственный час глава ФАС Игорь Артемьев - часть 3

Стенограмма пленарное заседание ГД 04.03.20 правительственный час глава ФАС Игорь Артемьев о конкуренции в ТЭК – часть 3

Артемьев И. Ю. Уважаемый Максим Георгиевич, спасибо особенно за этот вопрос, потому что нам удалось действительно закрепить такую позитивную практику. О чем идет речь? Дело все в том, что в нашей стране тысячи газопроводов низкого давления построены. Они стоят с заглушкой на окраине малого города или поселка. Газ люди не получили. Тем не менее компания "Газпром" отчиталась перед правительством о выполнении всех своих задач.
Классический вариант того, что сделало то, что не довели до конца, и результат нулевой, ничего, кроме раздражения, у людей это не вызывает.
Мы искали, как решить эту проблему. Понятно, что с точки зрения законодательства эту разводку из этого магистрального газопровода уже непосредственно в посёлок по домам должны делать муниципалитеты, но нет у них денег, у муниципалитетов, мы же с вами это хорошо понимаем, нет денег у малых городов, вот и стоят эти памятники бесхозяйственности. Нужно было решить эту проблему.
Тогда на основании соответствующих решений правительством было установлено, что можно давать небольшую надбавку к соответствующему газовому тарифу для тех ГРО "Газпрома", которые имеют соответствующую доходность, и эти деньги по программам, утверждённым губернатором, направлять на разводку газа уже непосредственно в дома. У нас, я думаю, что около 7 тысяч таких точек по стране.
И в результате мы начали эту работу через те возможности, которые даёт регуляторный контракт. Его подписывает "Газпром", ГРО, губернатор и Федеральная антимонопольная служба. Мы подписали сейчас порядка 12 таких регуляторных контрактов. До конца года мы постараемся сделать, чтобы их было 50. Это приносит регионам примерно в зависимости от размера и промышленной базы от 1 миллиарда до 3 миллиардов рублей в год, и это очень серьёзное подспорье для того, чтобы десятки и даже сотни городов за несколько лет подключить к газу наконец-то.
Председательствующий. Нилов Олег Анатольевич.
Нилов О. А. Игорь Юрьевич, я вот посмотрел, в 2004 году, когда вы пришли в ФАС, цены на бензин были 15 рублей, на дизель 11. Сейчас бензин в три раза дороже стал, а дизель в четыре раза дороже. То есть дизель уже дороже бензина. 16 лет. Рост цен на дизель 400 процентов, 25 процентов в год в среднем. И вы говорите, что вот не было политической воли, не было законов, не было постановлений правительства. А где вы были? У вас не было встреч с премьером? У вас не было встреч с президентом? Вы здесь часто бываете. Где ваши представленные наработки? Давайте эти законы - завтра же будут внесены, завтра же мы этой монополии, наконец, заслон поставим. Игорь Юрьевич, так нельзя. Аргентина - Ямайка 5:0. Вы разгромлены монополистами.
Артемьев И. Ю. Спасибо большое, уважаемый Олег Анатольевич.
Я хотел сказать следующее, что как наши цены были в два раза ниже, чем в Европе, так они и остались, как они примерно соответствовали ценам в Соединённых Штатах, так они и остались. Иными словами, та тенденция, которая была общемировой, она и сохранилась за эти 16 лет, смею вас заверить.
Теперь другой вопрос в данном случае, что произошло несколько лет назад, когда резко, стремительно взлетели цены. Это произошло один раз, всё остальное время за эти 16 лет цены после принятия соответствующих законов и оборотных штрафов держались в пределах инфляции, в этом была наша работа. Это так называемый налоговый маневр. Об этом сказал президент, о том, что он был сделан таким образом, что цены внутреннего рынка неизбежно должны были вырасти.
Что мы предлагали, и в том числе здесь? Мы предлагали ввести так называемый обратный акциз, сейчас его называют демпфирующей надбавкой, когда после пересечения определенного рубежа цены отсечки на мировых рынках бюджет, условно говоря, из каждых 1 тысячи рублей 1 рубль направляет на компенсацию соответствующим нефтяным компаниям, и этот демпфер отсекает цену. И поэтому у нас в прошлом году, в 2019-м, когда этот демпфер был введен, ниже инфляции росли цены, и то же самое будет в обозримой перспективе в ближайшие 10 лет. Я могу вам это сказать, потому что все механизмы заложены, мы их разрабатывали, эти механизмы.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, вопросы завершены.
Выступления представителей фракций.
Иванов Николай Николаевич, КПРФ, пожалуйста.
Иванов II. Н. Уважаемый Александр Дмитриевич! Уважаемые депутаты! Уважаемый Игорь Юрьевич!
Вчера депутаты фракции КПРФ выразили сожаление о том, что наши встречи с министром, к сожалению, редки, а проблем не убавляется, а прибавляется. Поэтому я очень тезисно хотел бы остановиться сегодня на некоторых из них.
Первое. Один из важнейших вопросов, касающихся расходования бюджетных средств, — это вопрос о государственных закупках. В действующих в настоящее время федеральных законах 223 и 44 предусмотрено право заказчиков осуществлять закупку товаров, работ и услуг путем проведения конкурсов и аукционов, а также иными способами. При этом заказчики вправе покупать любые товары, работы и услуги у единственного поставщика напрямую, минуя конкурентные процедуры по своему усмотрению, что фактически приводит к легальному уходу заказчиков от конкурентных процедур и нивелирует действие закона, сводя эффективность его практически к нулю.
По оценкам экспертов ущерб от антиконкурентных соглашений на товарных рынках и торгах составляет 1,5-2 процента размера ВВП ежегодно. Завышение цен в случае картелей на торгах достигает 30 процентов начальной стоимости предмета торгов, завышение цен картелями на товарных рынках составляет 18 процентов, трансграничными и международными картелями - 23 процента.
Главные негативные последствия сговоров на торгах - увеличение бюджетных расходов в связи с отсутствием реальной конкуренции на аукционах конкурсах. При этом в год для проведения государственных закупок и закупок компаний с государственным участием из бюджета выделяется 30 триллионов рублей, что позволяет говорить о миллиардах рублей ущерба от картелей для бюджетов всех уровней.
Антиконкурентные соглашения выявлены в сфере государственного оборонного заказа. В списке потерпевших от сговоров на торгах оказались: Министерство обороны, ФСБ, МВД, Таможенная служба, Налоговая служба, Счётная палат и даже Центральная избирательная комиссия.
В этой связи прошу ФАС определиться, занять четкую позицию и предпринять меры для устранения данных противоречий.
Второе. Законопроект номер 554026-7 о запрете на создание и осуществление деятельности унитарных предприятий готовится ко второму чтению. Однако, "круглый стол", проведенный 15 октября 2019 года выявил полную ненужность этого закона, что было выражено и в выступлениях депутатов, и членов Совета Федерации.
ФАС приводит аргумент, что без этого закона у нас никогда не поднимется экономика, дескать, ГУПы и МУПы мешают частному бизнесу на конкурентных рынках, но так ли это? Только лукавый может утверждать, что 5 тысяч предприятий мешают экономике России, не дают ей развиваться, хотя всю экономику страны представляют около 7 миллионов предприятий.
Если закон будет принят, он имеет потенциальную возможность уничтожить не только МУПы и ГУПы, но и высокотехнологические институты предприятий типа НПО имени Хруничева. Проект данного закона противоречит статьям 8, 72 Конституции и Закону "О приватизации государственного и муниципального имущества", так как выстраивает иную схему приватизации государственного и муниципального имущества и в пользу частной собственности дискриминирует государственную, что тоже противоречит Конституции.
Третье. Завод "Лентеплоприбор" является, по сути, единственным, кто создавал программно-временные микроэлектронные устройства УТТВМ-1. Они нужны для конструирования разных типов вооружений, используемых во флоте. К примеру, устройство требуется для ракето-торпед 85РУ, противолодочного комплекса "Раструб-Б".
Ещё в 2016 году ФАС признали "Лентеплоприбор" монополистом в области производства устройств для оборонки, поскольку 95 процентов заказов продукции это предприятие, выполняющее государственный оборонзаказ, и предписали снизить монопольно высокую цену на УПВМ. Итог: в 2018 году доходы предприятия составили 56 миллионов рублей, что на 39 миллионов рублей меньше показателей 2017 года. По той же причине за прошлый год завод получил убытки в 3,2 миллиона рублей. В итоге совет директоров предприятия, впрочем как и собрание акционеров, вынесли неутешительный вердикт: "Лентеплоприбор" должен быть ликвидирован. По сути, монополист не выдержал давления ФАС, теперь оборонка лишилась отечественного производителя. Как это отразится на самом флоте, предугадать нетрудно. Здесь ФАС проявила характер, зато не может проявить характер и прекратить грабить селян, где киловатт-час для жителей села — 8 рублей, для строителей — 4,9 рубля, для промышленности — 2 рубля.
Четвёртое. С 2017 по середину 2019 года антимонопольными органами возбуждено чуть меньше двух тысяч дел, ограничивающих конкуренцию соглашений. Из них более половины непосредственно впоследствии отменены судом. ФАС России отмечает, что в большинстве случаев отменённые и прекращённые дела о нарушении антимонопольного законодательства связаны с отсутствием у антимонопольного органа достаточных полномочий по выявлению противоправных действий и сбору необходимых доказательств. И предлагает ФАС дополнить закон "О защите конкуренции". Что предлагается, послушайте: изъятие, выемка документов и предметов, самостоятельное вскрытие помещений или иных мест, где могут находиться подлежащие изъятию документы и предметы. Получение объяснений, получение персональных данных и сведений об абонентах услуг связи, а также результатов оперативно-розыскной деятельности.
Указанные полномочия являются серьёзными ограничениями права свобод граждан и юридических лиц. Даже в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации при выемке документов и предметов не предусматривается вскрытие помещений и иных хранилищ. Осуществление данного действия можно только в рамках обыска, проводимое на основании постановления суда.
ФАС России в рамках антимонопольного регулирования уже обладает достаточными полномочиями, позволяющими получить необходимую информацию, документы, объяснения.
С учётом вышеизложенного рассматриваемые инициативы ФАС представляются избыточными. Предлагаю ФАС высказанные замечания учесть в дальнейшей работе.
Спасибо за внимание.
Председательствующий. Спасибо. Луговой Андрей Константинович. Луговой А. К., фракция ЛДПР.
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Уважаемый Игорь Юрьевич! Мы со своей стороны, обсуждая вопросы тарифного регулирования, решили сегодня поднять пограничные вопросы, касаемые вашей службы, ну и, конечно, Минэнерго.
И хотели бы заострить ваше внимание на вопросах тарифного регулирования в электросетевом комплексе. Начну с того, что мы попросили аналитиков сделать краткий анализ сетевых организаций в стране, в количественном и в качественном выражении что у нас получается.
В 2019 году в России действуют тысячу 354 сетевых компаний, в отношении которых принято тысячу 600 тарифных решений. В то же время из этого количества сетевых компаний только тысячу можно назвать профессиональными участниками.
На наш взгляд, из этого числа следует вычесть такие компании, чья выручка в годовом выражении составляет менее 10 миллионов, потому что такие компании к ТСО, мягко говоря, сложно отнести и, скорее всего, они не переживут долгожданного повышения критериев ТСО, над которым сейчас работает Минэнерго.
Таких сверхмалых ТСО в стране не более 500, однако это ещё не всё. Из этого числа следует вычесть многочисленные МУПы, ГУПы, ФГУПы, различные вузы НИИ. И если оставить компании с НВВ более 1 миллиарда, то получается у нас квалифицированных ТСО всего сотня, а точнее, 115, 60 из которых Россети. Из всего вышесказанного мы делаем вывод о том, что, конечно, уже пора наводить порядок в электросетевом хозяйстве страны, в том числе, наверное, и путём условно-принудительной консолидации.
И вопрос в этой связи к вам. А разве правильно включать в тариф деньги на покупку мелких ТСО только для Россетей? И вообще правильно ли такие затраты вообще включать в тариф? Не противоречит ли это антимонопольному законодательству?
Теперь о критериях территориально-сетевых организаций. Для получения тарифа им в самом начале регуляторного периода нужно доказать, что они попадают под критерий ТСО. На сегодняшний день, я уже сказал, критерии просто смешны. Достаточно иметь мощность менее 10 мегаватт и длину, протяжённость линии электропередач менее 15 километров, что, примерно, по мнению Минэнерго, - это 50 условных единиц. При этом в критерии попадает всякая мелочь, которая по факту никаким ТСО не являются, и не может выполнять сколь-нибудь качественную передачу электроэнергии. Увеличение требований ТСО отсечёт от тарифов мелкие компании и вынудит их владельцев к продаже на приемлемых для покупателя условиях.
Уже есть работающая методика определения размеров ТСО через условные единицы, так давайте, её и применяйте совместно с Минэнерго, установите минимальный размер этих самых условных единиц, например, с 2021 года - 5 тысяч, с 2025-го - 10 тысяч и так далее.
Наконец, мы поддерживаем действия ФАС по совершенствованию методик установления тарифов через эталонную модель, и это очень правильный подход. На сегодняшний день действует несколько методов определения НВВ — это метод экономически обоснованных затрат и индексный метод. Так вот, мы предлагаем изменить подход в корне, сначала создать эфемерную модель - сетевую компанию "Эталон", в которой определяется нормальный эталонный размер затрат на обслуживание единиц кабельных линий, воздушных линий и подстанций разных классов, потом все ТСО будут сравнивать с этим эталоном и корректировать их НВВ. Подход, мне кажется, сам по себе классный.
В частности, мы также предлагаем всё-таки рассмотреть два нововведения, инициатором должна быть ФАС, нововведения в закон "Об энергетике". Пора уже разрешить сетям покупать электроэнергию на компенсацию потерь непосредственно на оптовом рынке, это хоть как-то замедлит увеличение тарифов в электросетевом комплексе и на передачу. Это во-первых.
Во-вторых, мы предлагаем вернуть сетям право, а лучше обязать сети продавать электроэнергию населению, то есть оказывать населению полноценную услугу по электроснабжению посредством одной компании, с которой будет весь спрос за качество электрической энергии. И тогда ни сбытам, ни сетям не удастся прятаться за разделением видов деятельности и перекладывать ответственность друг друга за аварии и прочие проблемы, тем более по факту все равно собственниками, как правило, электросбытовых организаций, как правило, являются собственники или генерирующих, или сетевых компаний, которые через подставных лиц все это обеспечивают.
А то, что мы говорим, всегда является признаком рынка, когда мы в электроэнергетике разделили на генерацию, сети и сбыты, на сегодняшний день, 20 лет показало, что это профанация, те идеи, которые были реализованы Чубайсом будущим главой РАО ЕЭС, показали абсолютную нежизнеспособность. Сбыты продают, но ответственность не несут и крупные компании, как правило, судятся, у них для этого есть возможности, если возникает простой вопрос у обывателя, то естественно у них ничего не получается.
И мы здесь не видим, не видим здесь никакого монополизма, так как население выведено из-под действия любых даже эфемерных рыночных механизмов и такие законотворческие инициативы наша фракция готова выдвинуть при условии, конечно, вашей поддержки, ну и Комитет по энергетике, я думаю, нас поддержит. В этом случае мы с вами получим настоящего гарантирующего поставщика электроэнергии только в виде электрических сетей, так как только сети и могут действительно гарантировать электрической энергии. Спасибо.
Председательствующий. Гетта Антон Александрович.
Гетта А. А., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Александр Дмитриевич! Игорь Юрьевич! Уважаемые коллеги!
Я тоже коснусь нескольких аспектов развития конкуренции в целом, поскольку и мой доклад я сократил, поскольку слушая Игоря Юрьевича, я понимал, что здесь больше нужно нам помогать ФАСу в реализации инициатив и вместе быстрее достигать этих результатов.
Однако некоторые акценты, конечно, я бы хотел от имени фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ" сделать.
Ценообразование и тарифное регулирование в секторе ТЭК оказывает непосредственное влияние на благополучие, реально располагаемые доходы и жизненный уровень граждан, и соответственно на социальную стабильность доходов бюджетов всех уровней, а также конкурентоспособность других отраслей экономики. Именно с тарифами наши граждане сталкиваются каждый день и непосредственно ощущают их влияние.
В связи с вышесказанным особое значение приобретает экономическая обоснованность ценообразования и тарифного регулирования в этом секторе. Наши граждане при оплате коммунальных услуг и, приобретая топливо, должны быть уверены, что платят за услуги и товары справедливую и экономически обоснованную цену. Нельзя допускать ситуацию, когда граждане и бизнес, а также бюджет, платят завышенную цену из-за наличия картелей и сговоров, чуть позже на этом вопросе я тоже остановлюсь.
Тарифы должны быть экономически обоснованными, справедливыми, способствовать привлечению инвестиций, модернизации, повышению производительности труда и улучшению самих условий труда. Методика их формирования должна быть прозрачной, логичной и понятной для потребителя.
Как негативный пример можно привести ситуацию с тарифами в другой отрасли, а именно на рынке вывоза мусора, где тарифы сильно выросли и не всегда обоснованно, что привело к проблемам с собираемостью, наблюдается рост кредиторской задолженности и в целом непонимание людей, за что они платят большие деньги. Поэтому мы поддерживаем усилия ФАС по формированию логичной и прозрачной системы формирования долгосрочных тарифов, это необходимо сделать в интересах всех добросовестных участников рынка.
В свою очередь фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" будет уделять приоритетное внимание сигналам из регионов по поводу завышения тарифов, сговоров и пресекать любые попытки недобросовестных участников рынка залезть в карманы граждан. Будем направлять соответствующие запросы в ФАС незамедлительно. Соответственно от ФАС мы ожидаем максимально быстрого и жёсткого реагирования на любое необоснованное завышение тарифов, незаконное ограничение конкуренции, выявлять и пресекать картельные и другие виды сговоров.
Топливно-энергетический комплекс является чрезвычайно важным сектором экономики России, уже об этом говорил Игорь Юрьевич, что и в плане развитие конкуренции, и есть "дорожная карта", заканчивается 2020 годом, задачи по развитию конкуренции в отраслях и переходу отдельных сверхъестественных монополий из состояния естественной монополии в состояние конкурентного рынка, поэтому и мы с вами, коллеги, должны будем помочь ФАСу продлить эту работу, принять соответствующие новые законы, ну, а правительству утвердить соответствующий план.
Что касается закупок, и об этом тоже сегодня очень много говорилось. Развитие конкуренции, помимо прочего, призвано способствовать изменению в законодательстве именно в сфере закупок.
Вы знаете и помните, что в рамках рабочей группы, созданной по поручению Вячеслава Викторовича Володина, которую возглавляет Александр Дмитриевич Жуков, мы уже приняли два пакета поправок, которые направлены на упрощение и сокращение сроков по 44 федеральному закону. Эта работа была совместной, и приняли в ней и все федеральные органы власти, соответствующие регуляторы, и контрольные органы, и экспертное сообщество, объединения предпринимателей, и, конечно же, депутаты.
Очень многое уже удалось сделать. Я на этом останавливаться не буду. Все вы знаете 71 федеральный закон, который был принят, и ускорил процесс в том числе реализации национальных проектов. Но этого недостаточно. Уже сегодня говорилось о том, что пора нам перейти и к наведению порядка в 223 федеральном законе. Мы прекрасно понимаем, и об этом говорил Игорь Юрьевич, что поэтому закону расходуются гораздо большие деньги, чем по закону о госзакупках. И естественные монополии обладают, и правильно, я благодарен Игорю Юрьевичу в его смелых ответах и отстаивании позиции ФАС как службы, потому что там лоббистских способностей и возможностей более чем достаточно. Поэтому здесь мы обязаны подставить плечо ФАСу и совместно приступить к этой работе.
В целом мы готовы к тому, что и Федеральная антимонопольная служба со своим экспертным сообществом будет предлагать в рамках работы рабочей группы те идеи, те инициативы, которые повлияют и на ускорение, и на процессы с повышением эффективности расходов бюджетных средств.
Мы знаем, что есть такие идеи, как рейтинг деловой репутации предпринимателей, об этом мы тоже думали с депутатами. В частности, помню, депутат Водолацкий предлагал ввести рейтинг деловой репутации предпринимателей, чтобы им было проще и понятнее участвовать в госзакупках, нужно типизировать банковские гарантии, меры по борьбе с профессиональными жалобщиками, быстрее принять, развивать электронные магазины и многое другое.
Что касается питания детей в детских садах и школах, коллега Алимова этот вопрос поднимала. Вот вместе с ФАСом мы проводили работу по поводу опять же вычисления и предотвращения картельных сговоров. Там целыми регионами просто входили в эти сговоры предприятия и влияли на то, что никакого снижения цены не происходило, а, соответственно, и контроля качества потом не было. И когда ФАС проводил свои проверки, вот так же, не хватая когда полномочий ему, они не могли даже флэшки изъять с электронными ключами, видя, когда они лежат на столе, потому что там вот, в картельном сговоре, с одного компьютера производилось и размещение заказа, и участие нескольких поставщиков. Еще и находили коробки нерассмотренных жалоб родителей на качество питания детей. Это был где-то 2017 год.
И я уверен, что в работе по борьбе с картельными сговорами мы обязаны тоже помочь ФАС найти оптимальные решения, чтобы не было излишнего давления на конкурентный, на честный бизнес, но добавить полномочия для борьбы с картелями и сговорами в целом для реализации национальных проектов. Эта работа уже ведется, в первом чтении закон принят. И, поверьте, участвуя в экспертной подготовке ко второму чтению законопроекта, в обсуждении этих мер, иной раз складывается много недопонимания, что, в конечном итоге, ФАС хочет получить в части полномочий, ни в коем случае не претендуя на полномочия еще одного какого-то отдельного контрольного органа, который будет оказывать давление на бизнес. Уверен, что в рамках подготовки ко второму чтению мы все эти вопросы снимем и найдем оптимальный баланс.
В заключение хотелось бы поблагодарить ФАС России за работу, направленную на защиту конкуренции в целом. Но мы ожидаем, что эта работа будет усиливаться. Со своей стороны фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" окажет всю необходимую поддержку ФАС в выполнении этих задач. Спасибо за внимание.
Председательствующий. Спасибо.
Гартунг Валерий Карлович, пожалуйста.
Гартунг В. К. Уважаемый Александр Дмитриевич! Уважаемые коллеги!
Уважаемый Игорь Юрьевич, ну, вы слышали, представитель самой крупной фракции в Госдуме сказал, что будет вас во всем поддерживать. А теперь я опишу, в чем бы мы хотели, чтобы они вас поддержали.
Тут много было сказано об антикартельных полномочиях ФАС и так далее. Но давайте мы посмотрим на структуры российской экономики. Более 70 процентов российской экономики находится под контролем государства. Если мы посмотрим ту долю экономики, которую составляют отрасли и которую мы сегодня рассматриваем: это энергетика, это топливно-энергетический комплекс, я к теме нашей речи сегодняшней хочу вернуть всех, то мы увидим, что у нас тотальное доминирование госкомпаний в ТЭКе, и, собственно говоря, эти же госкомпании создают завышенные тарифы для населения, то есть грабят население фактически.
И сегодня вам представители правящей фракции сказали, что мы вас готовы поддержать, давайте-ка мы их всех остановим. Только они вас не в том направлении направляют, что, дескать, вот давайте мы анти картельные ваши полномочия увеличим, и будем на рынке картельные сговоры искать. Да не надо их искать. Это госкомпании, которые контролируют все рынки. Единственное, что нужно сделать, чтобы облегчить участь граждан, нужно просто запретить госкомпаниям в обход конкурентных процедур проводить закупки.
Почему я про это говорю? Потому что даже по официальным данным, по 223-му федеральному закону, по которому госкомпании, госкорпорации и естественные монополии должны проводить государственные закупки, объём этих закупок производится в год примерно 30 триллионов рублей. Сопоставьте с 20 триллионами рублей федерального бюджета, доходной части, 30 триллионов. Если даже 10 процентов уйдёт в откаты, то это 3 триллиона рублей. Уходит гораздо больше, чем 3 триллиона рублей на самом деле.
Теперь, как с этим бороться? Да закройте дыру в законе, которая позволяет закупки взаимозависимых лиц производить.
Вы правильно сказали, что вы предлагали, когда закон принимался, 223-ФЗ, что группа лиц как бы выводится из-под этого закона. И так оно и есть.
Игорь Юрьевич, так и есть, так это записано в законе. Но если в группе лиц производятся закупки, то всё равно участники этих закупок проходят контроль в группе лиц. Это предусмотрено в законе, в 223-м федеральном законе. А вот если они за пределами группы лиц, то они тогда должны по открытой конкурентной процедуре проводить. Но из этой части изъяли закупки взаимозависимых лиц, то есть у тех компаний, доля в которых принадлежит госкорпорация 25 процентов и более, от 25 до 50 процентов. Вот они делают эту долю от 25 до 49 процентов, и они без конкурентных процедур могут всё, что угодно закупать.
Теперь давайте... Я сказал, рынок 30 триллионов рублей. Как это примерно выглядит (ну я вот не буду названия компании приводить) в нефтяном секторе. Две компании крупнейшие.
Операционные удельные затраты на добычу 1 барреля нефти в рублях — 194 рубля, у другой компании — 244. Удельные капитальные затраты (это то, о чем я говорю, где закупки производятся) — уже 491 рубль (это в 2,5 раза больше, чем затраты на добычу) и 482 рубля, это на баррель. Помножьте на те миллиарды баррелей, которые в год у нас добывается нефть, вы увидите, о каких суммах идет речь.
И если мы посмотрим, посчитаем, какая прибыль должна быть, то вот у меня все цифры есть, я могу вам дать, почти 6 триллионов рублей в год. Где эти прибыли? Этих прибылей нет в отчетах. Куда они прячутся? А в эти самые госзакупки, в закупки. То есть покупают, условно говоря, рыночная цена, там, не знаю, какой-то металлоконструкции, там, 100 рублей за тонну. Очевидно, ну, я не с потолка взял, это даже в очереди у вас заводы будут стоять, чтобы по 100 рублей за тонну металлоконструкцию вам продать, а закупается она по 500. Это я не с потолка цифры беру, это данные с госзакупок, из закупок, не с госзакупок, а закупок.
И как вы считаете, какие тарифы при этом будут? Ну, конечно, они будут космическими, потому что эту маржу пятикратную, ещё же надо куда-то как-то же её отбить, они же в убыток не будут работать, иначе их же снимут, они же госкомпании, поэтому поднимаются тарифы. Они приходят в ФАС, экономически обосновывают, говорят, смотрите, мы же процедуры все соблюли в соответствии с законом 223, вот вам закупки, вот вам затраты. И вы ничего не сделаете, вы скажете, ну да, действительно, обосновали. И народ наш платит.
Ну что, что ещё тут приводить? В электроэнергетике та же история. Как вы мне объясните, что берется, например, среднее предприятие берет себе 10 мегаватт мощности, станцию ставит не самую эффективную, согласитесь, да, это там не гигаватты, и у них инвестиции отбиваются, думаете, за какой срок? За два года.
Вы мне объясните, почему тогда мы закладываем окупаемость 10, 15, 20, 30 лет крупнейшей компании? Где эти деньги, куда они уходят? Да вот сюда же и уходят, в эти же госзакупки, понимаете. Если вы будете на конкурентных процедурах закупать генерирующие мощности и создавать их — это одно.
А если вы делаете это через прокладки всевозможные, то, конечно, ну, аппетиты приходят во время еды, там можно в разы увеличивать их стоимость. Вот где у нас потери-то, а мы, значит, антикартельные полномочия ФАСу, им нужны. Давайте-ка мы сейчас, три киоска хлебных договорились, мы их сейчас за антикартельные соглашения и так далее.
Коллеги, оставьте малый и средний бизнес в стороне, с них уже ничего не выдавишь, они скоро сами помрут. Займитесь естественными монополиями, госкомпаниями, госкорпорациями, вот где деньги, которые теряет вся страна, вот где надо искать.
Я все время вспоминаю старый анекдот, а заканчивается он так "Искать надо там, где потерял, а не там, где светло". Я понимаю, что госкомпании и крупнейшие компании, скажем так, ну, мягко говоря, ну, ФАС не может с ними справиться, но при помощи самой крупной фракции в Государственной Думе, я думаю, вы справитесь.
Поэтому, коллеги, мы вам подсказали, где нужно искать, мы вам готовы все это, готовы помочь. Проекты законов нужные вам мы уже внесли в Государственную Думу, осталось только нас поддержать, а мы вас, конечно же, поддержим. И я хочу сказать, что я согласен с оценками, которые давались вашей работе, мы ее тоже высоко оцениваем. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Так, коллеги, у нас все записавшиеся выступили.
Пожалуйста, заключительное слово докладчика. Игорь Юрьевич, пожалуйста.
Артемьев И. Ю. Уважаемый Александр Дмитриевич, я хочу сердечно поблагодарить и фракции, и депутатов и за заданные вопросы, и за те выступления, которые были сделаны и мы, конечно, очень серьезно относимся к проекту постановления, которое будет принято. Спасибо вам большое.
Председательствующий. Спасибо.
Уважаемые коллеги, ну, в случае необходимости профильный комитет может подготовить постановление по итогам "правительственного часа", а так, уважаемые коллеги, давайте поблагодарим Игоря Юрьевича за содержательный доклад и ответы на вопросы. (Аплодисменты.)
Но я надеюсь, вы тоже учтете то, что прозвучало здесь, достаточно много сегодня различных предложений было. Ну и, что касается законопроектов, то будем надеяться на то, что все-таки большая часть из них будет принята, особенно те, которые уже давно и долго обсуждаются не только в Государственной Думе. Спасибо.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments