leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Правительство покупает акции Сбербанка у Банка России чтобы обойти внешние обязательства? –продолжен

Правительство покупает акции Сбербанка у Банка России чтобы обойти внешние обязательства?
5. 901908-7 «О приобретении Правительством РФ у Центрального банка РФ акций публичного акционерного общества «Сбербанк России» и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов РФ»
6. 901911-7 «О перечислении части доходов, полученных Центральным банком РФ от продажи обыкновенных акций публичного акционерного общества «Сбербанк России»

продолжение стенограммы, начало см. https://leo-mosk.livejournal.com/7431311.html

Колычев В. В. Спасибо большое за вопрос, Сергей Иванович.
Мы законопроектом предусмотрели отдельные положения по выкупу... по предложению, оферте миноритариям. И эту оферту будет осуществлять Банк России, в том числе осуществляет Банк России, потому что в бюджете предусмотреть точную сумму невозможно, потому что мы не знаем, сколько обратиться миноритариев с таким выкупом. И технологически, конечно, Банку России это проще сделать.
Но в целом мы не ожидаем, что миноритарии, они же увидели, что прозрачная процедура выкупа, они, в принципе, довольны той доходностью, которую получают от "Сбербанка". Мы не ожидаем какого-то большого предложения в рамках оферты. Спасибо.
Юдаева К. В. Я бы хотела добавить, просто прокомментировать, зачем это было сделано. Банк России является ещё и регулятором финансового рынка и мы, конечно, не могли допустить, чтобы интересы акционеров миноритарных "Сбербанка" в настоящий момент были нарушены, поэтому мы и согласовали вот эту процедуру, которую сейчас рассказал Владимир Владимирович.
Спасибо большое.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, сейчас переходим к выступлениям. Но я бы хотел проинформировать, что мы этот вопрос обсуждали на Совете Думы, и было принято на Совете решение такое, что фракция может, поскольку два законопроекта, может быть два выступления от фракции. Но можем мы договориться о том, что не более двух выступлений от фракции? Договорились.
Давайте тогда запись проведём, но не более двух.
Нет. Коллеги, ну на Совете Думы мы обсуждали этот вопрос, повторяю, договорились, что два может быть, но давайте договоримся, что не более двух. Хорошо?
Включите запись на выступление.
Ну я надеюсь, что какие-то фракции будут по одному выступающему.
Покажите список.
Фракция ЛДПР, Шерин Александр Николаевич, пожалуйста. Ну я коротко с места.
Председательствующий. Да, пожалуйста.
Шерин А. Н. Значит, честно говоря, когда мы обсуждали этот вопрос, у меня перед глазами стояла картина из детского фильма, где кот Базилио с лисой Алисой закапывают деньги и кот понимает, что его дурит лиса, но не может понять, где и как.
Я задаю вопрос. Действительно ли государству принадлежит 50 процентов плюс 1 акция? Мне говорят: да. — А может кто-то этот блок-пакет выкупить? — Нет. Тогда зачем мы его выкупаем? Сами у себя? Мы Центробанк не контролируем? Контролируем. Мы хотим просто каким-то образом эти деньги провести? Я же понимаю, что от каждой сделки кто-то получит премию, кто эту замечательную сделку провел. Все так пекутся за то, чтобы акции "Сбербанка" не упали, ну давайте тогда обманутым вкладчикам деньги вернем, вообще акции подскочат, представьте себе, какая будет репутация хорошая - те люди, которые с 90-х не могут добиться своих вкладов от банка, берут и их получают. Но на это денег нет.
Поэтому каждый раз, когда выступают специалисты в области экономики, ну просто диву даешься, так приятно, такие умные слова, вы так все четко и грамотно рассказываете, только у нас рост экономики почему-то не такой, как в Германии или в США, все красиво рассказывается.
Но я, к сожалению, на свои вопросы четкого ответа не получил. И вопрос мой заключался в том, что, если кроме нас никто этот контрольный пакет купить больше не может, то зачем тогда мы это делаем? Вот суть вопроса заключается именно в этом. А так молодцы, все красиво, грамотно рассказали, ну дай бог это отразится положительно на экономике нашей страны.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо. Аксаков Анатолий Геннадьевич.
Аксаков А. Г., председатель Комитета ГД по финансовому рынку, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Иван Иванович! Уважаемые коллеги!
Ну во-первых, "Сбербанк", наверное, один из самых эффективных институтов в нашей стране, не только финансовых, а вообще одна из самых таких прибыльных компаний в стране, около триллиона рублей прибыль за прошлый год. Ну и "Сбербанк" должен заплатить дивидендов вместо Центрального банка в бюджет Российской Федерации по прошлому году, за прошлый год около 250 миллиардов рублей.
Поэтому такой лакомый кусок интересен всяким инвесторам, в том числе иностранным. Вот мы говорим о пакете государственном, но есть еще пакет, который принадлежит другим инвесторам, так вот там подавляющее большинство — это иностранцы. И подавляющее большинство среди иностранцев — это американцы. Они знают, куда вкладывать, понимают, что это лакомый кусок, и поэтому туда направляют свои деньги.
Очевидно, правительство тоже приобретает в принципе очень эффективный актив, который будет давать дивиденды с высокой доходностью, и с точки зрения, если так абстрагироваться, что это приобретается у другого государственного института, в принципе соответствующее вложение оправданно. Мы говорили всегда о том, что фонд благосостояния должен вкладываться в эффективные инструменты.
Теперь по поводу передачи. Осенью на заседании Комитета по финансовому рынку мы обсуждали очередной раз вопрос уплаты дивидендов "Сбербанка" не Центральному банку, а в бюджет Российской Федерации. И как раз тогда возник еще раз, очередной раз вопрос о том, зачем мы это каждый год рассматриваем, давайте передадим пакет акций из рук Центрального банка правительству и не будем заморачиваться, будем, скажем так, нормальную процедуру отладим, когда собственник будет получать соответствующие дивиденды. Тогда возникла небольшая дискуссия, ну, она потихоньку угасла, но через некоторое время уже в другом качестве в других кабинетах начала опять обсуждаться.
Хотел бы сказать, являясь членом Национального банковского совета с 2000-х годов, могу сказать, что вот тема продажи пакета "Сбербанка" постоянно возникала, еще с тех пор, когда продавался, продавались так называемые росзагранбанки банку ВТБ. То есть эта тема не новая, не в спешном порядке возникшая, она постоянно буддировалась и, слава богу, что наконец-то мы приходим к логическому завершению решения этого вопроса.
Мне приходится проводить заседания с банкирами, и зачастую они поднимают вопрос: разве может Банк России наказать "Сбербанк"... я, правда, знаю, что наказывает, наказать "Сбербанк", который он и регулирует, и надзирает, и совет директоров, в который он входит? Конфликт? Конфликт.
И этот конфликт надо уладить.
Поэтому просьба поддержать оба законопроекта. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Ганзя Вера Анатольевна.
Ганзя В. А. Уважаемый Иван Иванович! Уважаемые коллеги!
Сбербанк — это самый крупный банк. Чистая прибыль за прошлый год составила 870 миллиардов рублей. Понятно, что это действительно лакомый кусок.
Но мы должны четко понимать, что передача этого банка в руки государства — это серьезный положительный момент. Почему? Потому что мы минимизируем те риски, которые мы можем получить, если этот банк не будет иметь отношение к государству, как это есть сейчас.
Я хочу сказать, что на сегодняшний день нерезиденты России, иностранные фирмы, проще говоря, составляют 45,6 процента владельцев, держателей акций этого банка.
Но нас очень не устраивает схема передачи Сбербанка государством. Эта сама схема по себе крайне мутная и для многих непонятная, в том числе и для экспертов. Начнем с того, что Центробанк, не заплатив ни копейки, получил Сбербанк в свое, так скажем, безраздельное пользование. А теперь государство почему-то должно выкупать этот Сбербанк у Центробанка за баснословную сумму. Вы вдумайтесь только — цифра составляет порядка 2,8 триллиона рублей. Ну это же колоссальная цифра. И причем, откуда пойдут эти деньги? Пойдут из Фонда национального благосостояния страны. То есть те деньги, которые мы рачительно собирали, которые мы копили, мы не тратили эти деньги, выдавая людям нефтяную ренту, мы не тратили эти деньги для повышения пенсий для пенсионеров. Хотя Фонд национального благосостояния как раз для этой цели создавался. Мы берегли эти деньги. Для чего? Чтобы сейчас вот через эту мутную схему отдать эти деньги Центробанку?
Давайте посмотрим, на что мы будем эти деньги отдавать. Вот за 2017-2018 год Центробанк получил убытки более 800 миллиардов рублей. То есть мы будем закрывать несостоятельность управленческой деятельности Центробанка деньгами Фонда национального благосостояния. Я считаю, что вообще это факт просто-напросто вопиющий.
Дальше. Почему мы напрямую не можем деньги направить? Можем. Кто придумал бюджетные правила? Мы же с вами и придумали. Почему мы с вами не можем его отменить? Можем, конечно, но не хотим, нужна политическая воля. Слишком дорогая цена... нам сегодня пришлось заплатить дорогую цену за то, чтобы разрешить самим себе пользоваться вот этими деньгами Фонда национального благосостояния.
И последнее. Беспрецедентное заявление прозвучало на комитете по бюджету. То есть Центробанк не хочет сразу отдавать деньги, а из-за высокой волатильности хочет отдать деньги к концу года. Извините, но это тоже недопустимо. Наша фракция будет голосовать категорически против этих законопроектов.
Председательствующий. Спасибо. Арефьев Николай Васильевич. Выступление от фракции. Арефьев Н. В. Уважаемые коллеги, вот этот вопрос, он у нас стоял в повестке дня с 90-х годов. Мы только дважды вносили поправки в законодательство, для того чтобы "Сбербанк" не был под покровительством Центрального банка. Но нам тогда объясняли, что это все нормально, и выводить, как акционера, Центральный банк из "Сбербанка" не надо, нет никакой необходимости.
А почему же тогда вот сейчас настала такая историческая необходимость, что нужно акции "Сбербанка" продать правительству? Что же такое случилось, интересно. Почему изменилось такое мнение и только сейчас заметили, что вот регулятор не может быть одновременно акционером банка, а раньше, 30 лет, не замечали? Центральному банку действительно "Сбербанк" не нужен, потому что вся прибыль перечисляется в бюджет. Правительству "Сбербанк" тоже в принципе не нужен, потому что он и так получает эту прибыль и без того, что он акционер, и будет получать эту прибыль, никаких проблем-то нет.
Если мы говорим о прибыли Центрального банка, так у него такого и понятия-то нет. Если у него убытки, он напечатает деньги. Если лишние деньги, он их в золотовалютные резервы отправит. И никаких проблем. Тогда почему вот эта вот купля-продажа непонятная происходит? Зачем, вдруг, поняли вопрос о продаже акций "Сбербанка"?
Вопрос, наверное, лежит в плоскости: достаточно ли средств на национальные проекты.
Ведь по идее происходит какая вещь интересная. Значит, 2,8 триллиона рублей правительство должно заплатить Центральному банку. Центральный банк оставляет у себя 700 миллиардов, а остальные опять перечисляет в бюджет страны. А какой смысл-то вот этого вот всего?
Вот сейчас Вера Анатольевна говорила: а давайте отменим бюджетные правила, и никаких проблем не будет, если нужны деньги. Но ведь понадобилось именно из распухшего Фонда национального благосостояния изъять почти 3 триллиона рублей и закачать в бюджет для реализации национальных проектов. И для этого надо изменять законодательство. Для этого надо изменять структуру Центрального банка. Почему-то можно всё.
Вот когда я на этой трибуне стою и говорю, что нужно детям войны 600 миллиардов выделить, они заслужили, чтобы им повысить пенсии, мне говорят: из Фонда национального благосостояния нельзя, он для этого не предназначен. А разве Фонд национального благосостояния предназначен для покупки акций "Сбербанка"? Нет. Ведь там чёрным по белому написано, для чего он был создан. Я могу зачитать, но вы и так прекрасно знаете, потому что он для погашения дефицита бюджета Пенсионного фонда и бюджета Российской Федерации предусмотрен. И, кстати сказать, никогда из Фонда национального благосостояния пенсионеры ничего не получали. Мало того, сегодня такой прибыльный кусок попадает вот в лапы нашего правительства. Значит, сегодня вся прибыль остаётся у правительства.
Но тогда надо решать вопрос: если 800 миллиардов прибыли чистой дает Сбербанк, не пора ли рассчитаться с нашими вкладчиками, у которых в 1992 году отобрали все советские накопленные деньги? И на сегодняшний день это более 40 триллионов рублей, которые надо всё-таки заплатить, но правительство находит все уловки для того, чтобы не заплатить, лучше купить акции Сбербанка.
Но там же есть ещё и юридические вопросы, которые тоже необходимо решить, не просто купить, продать, это есть Закон "Об акционерных обществах". Каким образом всё это будет сделано? Кто будет получать премии? Какие потери будут нестись через транзакции, когда эти деньги будут проходить через банковские счета? Об этом, к сожалению, все умалчивают. Но дело в том, что если посмотреть Закон "Об акционерных обществах", то есть вопросы, когда мы или Российская Федерация можем потерять контроль над Сбербанком, потому что вот решение вопросов таким способом путем покупки акций может решиться так, что мы потеряем контроль над Сберегательным банком.
Конечно, если правительство выкупит Центральный банк, вернее, Сберегательный банк, где сосредоточены 30 триллионов рублей денег наших граждан, его легче будет приватизировать, через Центральный банк, конечно, сложнее. А здесь уже намечена приватизация ВТБ, уже намечена приватизация "Совкомфлота", ну почему бы не приватизировать и Сбербанк? Это самые доходные активы, и, наверное, можно получить колоссальную сумму за него.
Но вот только одно: всё-таки Фонд национального благосостояния мы создавали и истощили весь бюджет и разрушили социальную сферу, для того чтобы 8 триллионов закачать в Фонд национального благосостояния, и на сегодняшний день, оказывается, эти деньги идут вовсе не как подушка безопасности, а как средства для покупки акций Сберегательного банка.
Ну, все можно, так сказать, решить положительно, но вот когда деньги, предназначенные на целевые нужды для пенсионеров, для бюджета Пенсионного фонда, то их надо и расходовать на пенсию. У нас пенсии в 10 раз ниже, чем в Европе, и поэтому голосовать за такой закон, ну, это просто преступление. Надо находить другие возможности для того, чтобы выполнять национальные проекты, но не для того, чтобы брать эти деньги из Фонда национального благосостояния. (Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо.
Катасонов Сергей Михайлович.
Сергей Михайлович, вы от фракции?
Катасонов С. М. Ну, да, фракция.
Председательствующий. От фракции поставьте.
Катасонов С. М. Я думаю, что мы уложимся и покороче с учетом того, что время у нас, да.
Я думаю, что та дискуссия, которая открылась в ходе вопросов, выступлений, она больше касается даже не самой сделки, а наших претензий к политике Центробанка в отношении развития экономики нашей страны.
Мы сколько говорим уже, ну, на протяжении последних лет 5 о том, что попытки, например, запретительной ключевой ставкой фактически как-то пытаться очистить банковский сектор приводят к тому, что у нас останавливается экономика. И сегодня ФАС, когда вот нам докладывал, мы не случайно говорили об этом, проблема.
У нас проблема не в том, чтобы разогнать от какого-то бюджетного пирога предприятия, чтобы они не сговорились. У нас проблема, у нас на конкурсы не выходят, потому что по всем направлениям идет давление. Идет давление со стороны правоохранительных органов, как только бюджетные средства, идет давление со стороны конкурентов через ФАС, через суды и так далее. Поэтому вот мы что получили в результате того, что на протяжении вот последних лет, когда зачищался банковский сектор, мы поставили такую высокую ключевую ставку.
И мы все время говорим: ну, почему политика правительства и политика Центрального банка часто совершенно диаметрально противоположны? Как бы мы не говорили о том, что это независимый институт.
Во-первых, этого быть не должно, но даже если это формально записано, их политика не может двигаться разновекторно, разнонаправленно, поэтому вот то, что мы сегодня говорим, это как раз вот этот предмет и вот это непонимание, почему это происходит в стране.
Почему у нас образовались такие дыры в наших этих огромных банках, там в "Открытии", в "Трасте", их всё равно пришлось заливать бюджетными деньгами. И вот претензия какая сейчас возникает к Центробанку: да, вот эти 750 миллиардов, они, конечно, будут компенсировать ту дыру, которая была в "Открытии", но я уверен, что если бы мы эту дыру так не закрыли, значит, средства пошли бы из бюджета для того, чтобы компенсировать эти вопросы по другой.
Но если говорить о схеме использования средств ФНБ мне, наоборот, эта схема нравится. Значит, в чём здесь есть плюс? Во-первых, самый главный, ну, важный момент - мы должны разделить регулятор и крупнейший банк. Мы об этом говорили постоянно, возникает конфликт интересов. Решаем проблему? Решаем.
Второе. Важнейший вопрос. Мы сколько слышали от Грефа, что необходимо выставить на торги этот пакет, привести эффективного собственника? К чему это может привести? На рынке с удовольствием купят этот пакет. У нас если 40 с лишним процентов иностранцы, то давайте сейчас выставим на торги и пусть у нас будет 80 процентов. И что дальше, как мы будем? У нас это банк основной. Да плюс ещё у нас система, какую построили банкиры. У нас прибыль сегодня аккумулируется не в предприятиях, а в банках. То есть сегодня вот та семибанкирщина, которая была, я думаю, мы сильно-то далеко от неё не ушли. Только тогда она руководила процессами политическими, а сейчас она экономическими процессами руководит в стране. В любой момент любое предприятие — по щелчку останавливается кредитование, и, пожалуйста, предприятие падает, его может подобрать любой тот, кому нужно, через этот же банк, потому что это заходит в банк, как капитал, и дальше банк определяет: по какой цене, кому продать и так далее. Вот у нас в чём проблемы.
Нельзя прибыль формировать в банках. Триллион в Сбербанке - это плохо. Банк должен поддерживать экономику, у него не должна быть задача заработать гигантские средства. Вот в чём проблема, о чём мы здесь спорим.
Теперь что касается ФНБ.
Вот смотрите, если бы мы сейчас эти деньги, 30 процентов в ФНБ направили напрямую в виде денег в инвестпроекты, у нас бы получилось, что ФНБ упал от того уровня в 7 процентов, которые необходимы по бюджетному правилу, после которого они идут в бюджет на использование.
Сегодня у нас произойдёт замещение: мы ФНБ оставим акции Сбербанка, ликвиднейшие акции, то есть фактически нам не нужно будет эти 30 процентов по бюджетному правилу наполнять. То есть фактически мы приходим на тот же уровень, и эти средства мы будем использовать в экономике.
А сколько мы говорили, я вот с этой трибуны тоже лет пять, я говорю, когда ФНБ научится зарабатывать? Ну это вы посмотрите, всё время приводил пример фонда нашего, норвежского - 13 процентов. Спросите вот у представителя правительства, какая доходность у нас у ФНБ? Она отрицательная. А здесь будет у нас 9 процентов.
Куда пойдут эти средства? Эти средства пойдут в ФНБ. Это средства, которые, прочитайте, написано, идут на выполнение решений по индексации пенсий, тем более это в Конституции сейчас будет записано, здесь в принципе всё нормально.
Поэтому, мы считаем, вопросы есть, но вопросы есть к Центральному банку, как они санируют? Почему они допускают такие дыры в уставах этих банков? Почему потом государство, бюджет, население должно платить за это? Вопросы есть.
Ну, наверное, это не нынешнего закона дискуссия. Мы сегодня говорим, как, каким образом направить средства, которые есть в ФНБ, на реализацию Послания президента.
Я считаю, что то, что мы меняем на акции — это правильно, это интересно и это даёт возможность выиграть всем. Государственный контроль, остаётся объём нашего фонда, дивиденды идут в Фонд национального благосостояния, и мы направляем на развитие, скажем так, нашей социальной сферы, на те задачи, которые будут сейчас в Конституции прописаны и которые озвучил президент.
Поэтому, я думаю, что надо поддержать данный законопроект. А вопросы, которые остаются к Центробанку, давайте, как говорил наш председатель, отдельно, пожалуйста, соберите нас в том зале, в пять часов, пусть Анатолий Геннадьевич подготовит нам "круглый стол". И давайте мы скажем Центральному банку обо всех вопросах, которые у нас есть и что мы хотим.
И, кстати, в первую очередь лишить независимости и сделать его ответственным за политику, которую осуществляет правительство. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Гартунг Валерий Карлович. От фракции.
Гартунг В. К. Уважаемый Иван Иванович! Уважаемые коллеги!
Ну, наверное, можно было бы не выходить на эту трибуну, если бы столько противоречивых заявлений с этой трибуны не было озвучено. И самое-то интересное, ну мы бы здесь, в зале, пережили, но нас же смотрит вся страна, и подумают, что как бы, что, условно говоря, падение прибыли Центрального банка — это очень плохо, ну как пример. Я сейчас на все вопросы отвечу.
Поэтому давайте по порядку. Для чего нужно передать пакет, контрольный пакет акций Сбербанка от ЦБ правительству? Две причины.
Первая. Когда ЦБ владеет крупнейшим игроком на рынке, то каким образом он будет его размонополивать? Потому что чем больше монопольные позиции Центрального... Сбербанка, видите, как оговариваюсь, Сбербанка на финансовом рынке, тем больше прибыли он принесёт ЦБ, тем больше заработает ЦБ прибыли, ну и, собственно говоря, бонусы. Это повлияет на бонусы. Прямая заинтересованность концентрации бизнеса - это хорошо? Это плохо. Нужно Центральный банк чтобы был только регулятором, а Сбербанк ушёл к правительству. Это первое.
Второе. Мы недавно критиковали, скажем так, правительство за то, что не всю прибыль, которую Сбербанк платит, мы забираем в бюджет. Мы же за то, чтобы вся прибыль в бюджет шла или нет? Кто против этого? Никто не против этого. Все считают, что вся прибыль, которую зарабатывает Сбербанк в виде дивидендов, должна направляться в бюджет. Не в ЦБ, а в бюджет. Правильно? Правильно. Передача контрольного пакета правительству реализует эту задачу? Реализует? Реализует. В чём тогда проблема?
Дальше, следующее. Нам говорят: ЦБ плохо работает. Хорошо. Я согласен, к нему очень много вопросов, но давайте мы отдельно рассмотрим сделку, а отдельно работу ЦБ.
К ЦБ, действительно, справедливо очень много замечаний, например, что ЦБ не собирается создавать условия для экономического роста, да, ну это очень плохо. Или, например, ЦБ допустил, что у нас вкладчики стоят у Государственной Думы и требуют, чтобы мы вернули им эти деньги, и мы должны это решение принять. Соответствующий законопроект у нас внесен в Государственную Думу, просили бы, чтобы правительство и ЦБ его поддержали и вкладчикам бы вернули деньги, вот.
Теперь давайте, посмотрим, можно ли было реализовать передачу контрольного пакета Сбербанка правительству от ЦБ по-другому, а не как сделка купли-продажи? Можно было и надо было это сделать, тогда бы не возникло, во-первых, не возникло вопросов у моих коллег в этом зале, что мутная сделка, непонятно куда, там кому, какие там, кто деньги получит Фонда национального благосостояния.
Смотрите, Центральный банк это государственная собственность? Государственная. Правительство это государственная собственность? Государственная. Зачем мы тогда продаем из левого кармана в правый карман? Можно было просто передать федеральным законом. Можно было? Можно было. Можно было с одной стороны передать контрольный пакет Центрального банка, а с другой стороны, чтобы не возникла дыра в балансе, ну соответственно наполнить бюджет в виде, в виде, я не знаю, прямого вливания там со стороны федерального бюджета в Центральный банк, чтобы у них, скажем так, тоже свои резервы были.
Вот, собственно и все, это можно было сделать, тогда вот этой всей дискуссии бы не было и самое главное, не возникло бы обязательство по выкупу акций у миноритариев. Вот это самая неприятная ситуация, когда вот эта непродуманная сделка она приводит к тому, что мы сейчас должны, ну и первый заместитель ЦБ правильно говорит, мы сейчас должны подождать, дайте нам время, чтобы мы нашли такой момент, когда цена выкупа будет, ну скажем так, не обяжет нас ну там выкупать сразу там на триллионы рублей, которых нет, их нет у ЦБ, и не будет их, понимаете.
Поэтому вопросы к схеме они есть. Мне кажется, это можно было в процедуре второго чтения, ну сейчас выслушав критику, наверное, может быть, правительство и ЦБ задумаются, и ко второму чтению, может, и какие-то у них поправки возникнут. Но то, что контрольный пакет Центрального, извините, контрольный пакет Сбербанка от ЦБ правительству нужно передавать абсолютно правильное решение. Это вот, ну я уже объяснил.
Дальше. Тут было сказано, что ЦБ плохо работает и подтверждением того является... убыток Центрального банка.
Ну, напомню, когда возникает прибыль и убыток у Центрального банка. Если ЦБ даёт деньги банкам, ну, то есть банки бегут в ЦБ и говорят: у нас плохая ситуация, чтобы не рухнул рынок, мы готовы у вас... дайте нам денег, и за это мы вам платим. У ЦБ возникает прибыль, правильно? Прибыль у ЦБ возникает. Это значит, показатель чего? Что турбулентность на финансовых рынках, это значит, что ЦБ, как регулятор, свои функции выполняет плохо. И поэтому у него прибыль возникает.
Если ЦБ хорошо работает, скажем так, функцию регулятора выполняет правильно, то возникают определённые излишки, которые в ЦБ на депозиты идут, и соответственно он платит уже за это. Ну, собственно всё, что тут еще, что тут еще можно сказать?
Другое дело, что не должно быть ни того, ни другого, все деньги должны работать на экономику страны, а для этого в основной функции ЦБ, кроме поддержания стабильности рубля, должно быть еще что? Создание условий экономического роста. Вот мы через неделю будем поправки в Конституцию рассматривать, там наша фракция внесла поправку, где обязывает ЦБ выполнять эту функцию, в Конституцию вписывает, мы её будем выносить на отдельное голосование и будем требовать, чтобы это было реализовано.
Таким образом, многие проблемы, о которых сегодня с этой трибуны говорилось, они бы ушли в небытие, потому что ЦБ обязан был, по Конституции, выполнять эту функцию. Сегодня, когда мы ЦБ пеняем на то, что они следят только за инфляцией, а у нас нулевая инфляция, как мы знаем, на кладбище, нигде ничего не происходит, да, то, конечно же, они нам говорят: экономический рост — это не наша функция, это функция правительства, пожалуйста, с него и спрашивайте. Но правительство не справится без ЦБ. Поэтому, ну, как бы здесь мы с вами должны своё слово сказать.
Ну, и завершая, возвращаясь к нашему законопроекту, хочу сказать, что решение о передаче контрольного пакета акций ЦБ Правительству Российской Федерации, из одного государственного кармана в другой, абсолютно правильное. Я объяснил, почему. Поэтому наша фракция проголосует за. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, теперь заключительное слово. Ну, я обращаюсь к докладчику и содокладчикам, по возможности, покороче. Первое заключительное слово предоставляется, Владимир Владимирович, вам. Пожалуйста.
Колычев В. В. Спасибо большое.
Уважаемый Иван Иванович, уважаемые депутаты Государственной Думы! |
Спасибо за плодотворную и содержательную дискуссию. Я понимаю, что, возможно, я не на все ваши вопросы ответил, „о мы готовы в рамках подготовки ко второму чтению в комитетах всё отработать и ответить на все вопросы. Спасибо большое. Председательствующий. Спасибо. Николай Петрович Николаев. Пожалуйста. Николаев Н. П. Спасибо. Во-первых, Иван Иванович, я прошу, если законопроект будет принят, то второе чтение поставить на 1 1 марта. И несколько слов буквально. Вообще, честно говоря, коллеги, было достаточно странно слышать некоторые выступления, потому что, судя по всему, именно этот законопроект, он является, символизирует исполнение надежд многих присутствующих.
Ну 30 лет говорили о том, что есть конфликт интересов. Вот, пожалуйста, законопроект реализует этот конфликт, и его теперь не будет.
Сколько раз здесь звучала критика Центрального банка о том, что он независимый, он неподконтрольный и, соответственно, Сбербанк тоже является неподконтрольным. Отлично, теперь всё будет под контролем - он будет у правительства.
Сколько раз мы здесь слышали вопросы, связанные с тем, что нельзя держать Фонд национального благосостояния, не вкладывая. Его нужно вкладывать. Его нужно вкладывать внутри страны. Отлично! Этот законопроект решает эту проблему.
Ну и в конце концов мы постоянно с вами здесь слышим призывы к тому, чтобы усиливать социальную составляющую нашего бюджета. Отлично! Именно этот законопроект, он обеспечивает усиление социальной составляющей бюджета.
Поэтому, коллеги, если мы все были искренни все эти годы, то я призываю вас быть последовательными и проголосовать за этот законопроект. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Николай Петрович.
Андрей Михайлович Макаров. Поставьте, пожалуйста, 7 минут. Андрей Михайлович заранее заявлял, что у него выступление и от фракции, и заключительное слово. Пожалуйста.
Макаров А. М. И только меня ограничивают во времени, 7 минут. Я вообще имею право на 19. Не пугайтесь, я буду значительно короче.
Коллеги, на самом деле я очень благодарен Николаю Петровичу. Он сейчас перечислил все те моменты, о которых мы постоянно слышали в Думе. Нужна более высокая доходность средств ФНБ. Сколько раз это звучало здесь? Каждый бюджет звучало - нужно разделить функции регулятора и функции руководителя банка. Сколько раз звучало? Каждый год нормально слушаем.
Вот на самом деле очень интересно, что вот все то, что сегодня... Кстати, я очень благодарен нашим коллегам из фракции КПРФ, хотя они говорили, вот это, вот это, вот это. Так вот все в этом законе и содержится. А дальше следует замечательная фраза, но только вот все это крайне мутно и непонятно. Ну, по поводу мутности я говорить ничего не буду, это вообще каждый для себя решает сам. А вот вопрос непонятности, он начинается с того, что, когда депутат Куринный задает вопрос о том, точнее, не задает, а практически констатирует, что все это предназначено для того, чтобы перекачать деньги из ФНБ в бюджет, у меня тут же, понимаете, начинается какое-то расслоение сознания. У меня возникает вопрос: а что, ФНБ - это уже не бюджет? А вот когда у нас нет понимания того, что такое бюджет, что такое ФНБ и так далее, вот и возникает вопрос, что кто-то, куда-то, что-то хочет стащить.
А дальше возникает вопрос. Мы говорили о том... Вот вы знаете, вот эта большая фантастическая фраза, что через ЦБ сложнее приватизировать, чем через правительство, это гениально на самом деле. Мы на самом деле слышали все эти годы прямо противоположное. Ну, взгляды могут меняться. Но главное все-таки, коллеги, о другом. Вот создается механизм, механизм, который учитывает все то, что долгие годы говорилось здесь, в Думе, говорилось представителями всех фракций, и что вот сегодня у нас есть средства для того, чтобы эти решения провести. Одновременно это создает финансовую базу для решения важнейших социальных вопросов. Одновременно мы создаем возможность для использования средств ФНБ, я подчеркиваю, средств ФНБ, на реальное решение социальных задач. Одновременно мы закладываем возможность использования средств ФНБ не просто в высокодоходное вложение в Сбербанк, который действительно позволит поднять доходность ФНБ. Мы создаем реальную возможность использования этих средств. И вот все это содержится в этом законе.
Только единственное, что, вы слышали, знаете, на самом деле это немножко резануло по уху, вот те, кто по слуху, по уху, я уж не знаю, как вот, что тут, может, лучше бы по уху дали, чем по слуху, когда говорят о том, что голосование за этот закон является преступным.
Вы знаете, а вот я могу вам сказать, что было преступно. Было преступно разделять финансовую систему страны на государственные деньги. То есть помните, были десятки, были двадцать пять, были пятьдесят, вот это то, что на них было написано тогда: "Обеспечивается золотовалютными резервами советского Центрального банка... Государственного банка СССР". И были рубли, трёшки, пятёрки, на которых, что было написано: "Обеспечивается всем народным достоянием". А вот каких денег было больше, спросите у тех пенсионеров, которые стояли в Сбербанке. Точнее, тогда не было Сбербанка, были Сберкассы. И печатали денег ровно столько, сколько хотели, не думая о том, что на эти деньги можно будет купить. И давайте вспомним, когда люди ничего не могли купить в магазинах. Это что, в 90-х началось или раньше или всё-таки раньше? И 90-е наступили из-за того, что вы довели страну до такого состояния.
Когда хотели взять деньги "ВТБ", я прекрасно помню это время, пришли, помните, это то, что из-за границы люди возвращались, привозили, вот эти вот инвалютные рубли привозили сюда, в страну, привозили сюда и хранили там, им за это чеки в "Берёзку" выдавали. Когда пришли туда, сколько там денег было, когда хотели воспользоваться на то, чтобы хлеб, инсулин закупать? Ноль там был. Куда делись эти деньги? На этот вопрос так и не ответили.
Так вот вопрос состоит в том, что сегодня нам говорят, что это преступно, говорят люди, которые довели страну до состояния 90-х годов. Вот это правда. Но правда не нравится. И тогда возникает ровно один вопрос.
Сегодня все фракции в зале говорили: мы поддерживаем программу президента. Вот этот закон, равно как и предыдущий закон по материнскому капиталу, это и есть исполнение поручения президента. А вот обсуждение этого закона показывает, и должно показать всем людям, кто говорил это искренне, кто действительно поддерживает президента в решении социальных проблем людей, а кто на самом деле делал вид.
Я на самом деле глубоко сочувствую фракции КПРФ, которой сегодня
действительно очень тяжело, вдруг неожиданно выяснилось, что возник закон о бюджете, против которого проголосовать невозможно. Вот все годы голосовали всегда против бюджета, никогда не голосовали за, а тут невозможно, никуда не денешься. Как проголосовать? Против чего? Проголосовали.
Но, проголосовав за закон о бюджете, нам сейчас устроили на двух законах, которые обеспечивают этот закон о бюджете, обеспечивают Послание Президента деньгами, нам устроили вот всё это только для того, чтобы показать главное: сегодня хотим очередной раз обмануть людей и показать им, да нет, мы защищаем ваши интересы.
Но меня волнует сейчас гораздо больше другой вопрос. Три политические фракции, три фракции Государственной Думы проявили единодушие, и здесь очень важна эта позиция. Меня волнует то, что на самом деле сам факт этого обсуждения создает риски, создает риски для Сбербанка, где хранятся деньги граждан, для стоимости акций, потому что сам факт такого обсуждения, как здесь устроили то, что сегодня было, - это мощнейший удар по акциям Сбербанка.

окончание стенограммы см.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments