leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Стенограмма пленарное заседание ГД 23.06.20 отчет ЦБ Эльвира Набиуллиниа – окончание

Стенограмма пленарное заседание ГД 23.06.20 отчет ЦБ Эльвира Набиуллиниа – окончание, начало см. https://leo-mosk.livejournal.com/7795157.html
Банки предлагают и собственные программы, и мы видим, что по физическим лицам было реструктурировано около 600, по-моему, миллиардов рублей в целом кредитов.
Но с вами согласна о том, что люди видят и зарплаты и доходы растущие. Мы поэтому, например, со своей стороны дали рекомендации банкам, у нас здесь нет законодательных полномочий, мы дали рекомендации банкам не принимать решения по выплатам дивидендов до конца августа, начало сентября, когда будет понятной и ситуация в банковской сфере. Мы рекомендуем вообще пока не выплачивать дивиденды. И те банки, которые пользуются нашими регуляторными послаблениями, мы дали широкий круг регуляторных послаблений с тем, чтобы они не выплачивали бонусы себе повышенные. Мы такие рекомендации дали, и смотрим, как банки это отслеживают. Конечно, эта тема есть, она всё время встает, и будем дальше мониторить, и если необходимо, принимать меры.
Председательствующий. Пожалуйста, фракция ЛДПР. Зайцев Максим Сергеевич.
Подготовиться Выборный. Зайцев М. С, фракция ЛДПР. Спасибо.
Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, в последнее время мы достаточно много говорим о необходимости повышения темпов роста производительности труда, который безусловно невозможен без увеличения доли высококвалифицированных кадров, а также постоянного повышения квалификации действующих специалистов и предоставления им возможности осваивать принципиально новые и современные профессии.
В связи с этим вопрос. Какие меры Банк России предпринимает для стимулирования образовательной сферы?
Спасибо.
Набиуллина Э. С. Спасибо за вопрос.
Вы действительно правы, будущее развитие экономики во многом зависит, производительность труда, инновации от уровня образования. С одной стороны, конечно, это прерогатива правительства – конкретные программы поддержки образовательной среды, финансирование образования, но мы понимаем, что образование – это инвестиция в человеческий капитал, и нужен финансовый капитал, нужны вложения. И поэтому видим здесь перспективу в развитии и образовательных кредитов.
Такое поручение дал президент правительству вместе с Центральным банком проработать этот механизм. Мы изучаем зарубежный опыт, где образовательные кредиты широко развиты, опыт наших банков, надо сказать, там пока не очень большой опыт, но некоторый есть.
В чем здесь некоторые сложности и отличия? Например, в отличие от ипотечных кредитов, образовательный кредит, он тоже не короткий кредит. Это не на год, это на несколько лет, чтобы студент мог получить образование, потом начать работать и постепенно выплачивать этот кредит. То есть это длинный кредит. Но в отличие от ипотеки здесь нет залога. Здесь нет ещё пока доходов. У человека, наоборот, он без доходов, есть только обещание будущих доходов, поэтому банкам нужно оценивать эти риски. А если студента исключат из первого или второго курса? Эти риски возникают. Поэтому этот механизм требует настройки и, конечно, некоторой поддержки, стимула со стороны государства. На просто рыночных условиях он не будет массовым. На наш взгляд, это решаемо, и мы сейчас с правительством обсуждаем, как можно сделать такие образовательные кредиты более доступными, и, соответственно, более доступным само образование, которое так необходимо. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Пожалуйста, Выборный Анатолий Борисович. Фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ».
Подготовиться Гартунгу.
Выборный А. Б., фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ91.
Благодарю. Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, как вы правильно подчеркнули в своем докладе, проблему высоких ставок по кредитам у микрофинансовых организаций мы обсуждаем не первый год. И на этот счет были введены и законодательные, и регулятивные меры Банка России по их ограничению. Но почему процент по кредитам у микрофинансовых организаций по-прежнему, а иногда и в несколько раз, превышает процент кредита у коммерческих банков?
И скажите, пожалуйста, как вы видите развитие рынка микрофинансирования на ближайшую перспективу?
И как Банк России развивает систему защиты интересов как физических, так и юридических лиц, дм которых банковский креди i по тем или иным причинам недоступен? Заранее благодарю.
Набиуллина Э. С. Это действительно вопрос, который мы все время обсуждаем. |Здесь по отношению к микрофинансовым организациям,мне кажется, нам всем, и законодателям, и нам нужно найти некий баланс.
С одной стороны, этот рынок должен существовать, чтобы люди не уходили в нелегальный сектор, с другой стороны, он должен быть регулируемым, потому что если нет ограничений, нет регулирования, мы видим, какие ставки. Это может оборачиваться долговой кабалой, и мы поддерживали такого рода ограничения.
Кроме того, что мы, если можно сказать так, вычистили сектор микрофинансовых организаций от недобросовестных микрофинансовых организаций, те решения, которые приняла Государственная Дума по ограничению задолженности, они играют роль, и они дают уже отдачу.
Сейчас максимальная ставка по кредиту установлена 1 процент в день. Кажется, что это много, но напомню, два года назад ставки были в два с лишним раза больше. И вот такие высокие ставки, они касаются всё-таки не очень большого сегмента кредитов микрофинансовых организаций, а именно кредитов до зарплаты. Это небольшие кредиты, короткий срок, и там другая защита существует. Долг в любом случае со всеми платежами, пенями, процентами не может превышать полутора размеров тела долга. Поэтому здесь есть второй защитный механизм.
Там есть всё-таки и кредиты, посткредиты, кредиты малому и среднему бизнесу, там ставки меньше. Но вы правильно задали вопрос: а почему там ставки больше? Ну, потому что обычно клиенты микрофинансовых организаций – это те, кому отказали банки, у которых больше риск. Например, люди, у которых уже, если можно так сказать, «подмочена» кредитная история, они не возвращали кредиты, не могут доказать свои доходы. И конечно, здесь рисков больше, и поэтому процентная ставка больше. Но важно, чтобы она не зашкаливала, и важно, чтобы человек не попадал в долговую кабалу. Поэтому эти ограничения по общей сумме задолженности, они очень важны.
Мы считаем, что эти ограничения играют свою роль. И за четыре месяца этого года мы видим, как жалобы на микрофинансовые организации упали где-то на 40 процентов. Будем дальше смотреть, там возможны всплески, но в целом уровень жалоб снизился.
Что надо дальше делать? Дальше повышать прозрачность их деятельности, смотреть достаточно ли это регулирование ограничений, и на мой взгляд, конечно, вводить уголовную ответственность за нелегальную деятельность кредиторов. Мы это обсуждали, чтобы теневых кредиторов, «черных» кредиторов убрать просто с нашего рынка.
Спасибо.
Председательствующий. Пожалуйста, Гартунг Валерий Карлович, фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ».
Гартунг В. К,, фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ».
Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, 10 июля будет три года как рухнул банк «Югра», и если не считать денег, которые находились на счетах «Югры» на момент ликвидации, то АСВ выплатило вкладчикам 0,24 процента за три года.
И если такими темами будут производиться расчеты, то не то, что эти вкладчики, а в десяти поколениях их предки, простите, потомки, не получат этих денег.
Намерены ли вы изменить эту ситуацию? Это первое. И второй вопрос.
Спасибо вам большое, что Банк России снизил ставку, учетную ставку на 1,5 процента уже, но при этом крупнейшие госбанки поднимают ставки по кредитам, в это же время, наращивая свою маржу. Что с этим вы будете делать?
Спасибо.
Набиуллина Э. С. Спасибо.
Что касается «Югры» и выплаты вкладчикам.
Я напомню, что это банк, не побоюсь этого слова, банк-пылесос, который собирал деньги у вкладчиков и кредиторов и кредитовал бизнес собственника, и много лет водил всех за нос.
Мы, не имея права профессионального суждения, вынуждены действовать только по формальным признакам. Банк применял множество схем для того, чтобы мы не могли соответствующие действия предпринимать, и водил действительно всех за нос.
Вы, наверное, помните, и Генпрокуратура после принятия нами решения требовала объяснений, считая, что банк в нормальном состоянии, и многие депутаты сомневались про природу бизнеса этого банка.
Что мы имеем? Действительно, активов на балансе банка чуть больше 4-х процентов. Кредиторы банка, то есть по выданным кредитам, как по указке, согласованно перестали платить по кредитам, что как раз и говорит о характере заведомо скорее невозвратном выдачи этих кредитов.
Стоимость имущества действительно 4 процента.
Что мы делаем? Единственный способ, что нам делать, это по суду взыскивать с собственника банка соответствующие суммы, для того чтобы они попали в конкурсную массу.
И сейчас исков подано на сумму больше 700 миллиардов. Суды выиграны по сумме 437 миллиардов рублей. И это тот способ и ответственность собственника, который вывел эти деньги, для того, чтобы наполнилась конкурсная масса, и можно было выплатить деньги пострадавшим вкладчикам, прежде всего, превышенцам.
Это то, что мы делаем по части «Югры».
Ставки по кредитам (второй вопрос).
Мы, действительно, снижаем ставки. Одновременно в условиях пандемии растут кредитные риски. То есть, когда банк должен давать новый кредит, конечно, он смотрит предприятие, насколько оно будет получать доходы, насколько в состоянии вернуть этот кредит (ситуация сейчас другая), или человеку, насколько восстановились или восстановятся его доходы. Поэтому в условиях таких, в которых мы оказались, это, к сожалению, естественно, банки переоценивают кредитные риски. Поэтому мы видим сейчас неравномерную достаточно динамику по кредитам.
Кстати, по ипотеке ставки падают, и наши предварительные данные говорят об этом, мы пока эту цифру не озвучивали, но по маю ставка по ипотеке 7,4 процента уже, и где-то треть кредитов выдана как раз по льготной ставке 6,5 процента.
По кредитам физлиц ставки увеличиваются.
По долгосрочным кредитам предприятиям – там тоже есть некоторое увеличение, по краткосрочным – уменьшение.
Но мы считаем, что должны быть денежно-кредитные условия смягчены, потому что есть вот это вот движение обратное по повышению кредитных ставок из-за кредитного риска, мы считаем, что они должны быть смягчены. Поэтому и в пятницу приняли для нас...
Председательствующий. Добавьте минуту.
Набиуллина Э. С. К сожалению, два вопроса было, я поэтому не уложилась во времени.
Председательствующий. Пожалуйста.
Набиуллина Э. С. Поэтому приняли решение о снижении ключевой ставки на один процентный пункт для того, чтобы добиться как раз снижения, смягчения денежно-кредитных условий для конечных заёмщиков, поддержать спрос и поддержать экономический рост.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо. Переходим к выступлениям от политических фракций. Фракция КПРФ – Коломейцев Николай Васильевич. Подготовиться Катасонову.
Коломейцев Н. В. Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемая Эльвира Сахипзадовна!
Вам трудно на один вопрос три минуты отвечать, нам надо десять проблем за пять минут осветить, но я постараюсь.
Я оттолкнусь от законченной в январе 2020 года проверки Счётной палаты, в которой она дала кратную характеристику выполнения Банком России Основных направлений развития финансового рынка в 2016-2018-м и 2019-2021 году.
Вывод: не достигнуты целевые значения по восьми из тринадцати ключевым показателям эффективности, которые установлены в документах. В то же время в Индексе глобальной конкурентоспособности мы незначительно с 45-го переместились на 43 место. Ситуация с развитием финансового рынка не улучшилась: мы как были на 95 месте, так там и остались. По стабильности финансовой системы Россия занимает 120 место, по масштабу финансового рынка – 77-е. Позиция России по номинальному ВВП – 11-е, подчеркну, вот нестыковочка получается.
А почему это происходит? Вот если посмотреть действия финансовых регуляторов или центробанков двадцати стран мира и их минфинов и наших, то они диаметрально противоположны. Вот можно хлопать вам в ладоши за ваше выступление и за снижение первое за ваше время деятельности на 1 процент ключевой ставки, но давайте сравним, она в 18 раз ниже чем.... выше чем в США и в 50 раз выше чем в Евросоюзе, я уж не говорю о минусовых процентных ставках Японии, Швейцарии, Дании и ряде других стран.
Поэтому вот вы вроде бы либералы по своей сути и таким образом как бы себя позиционировали на протяжении многих лет. Вот есть Милтон Фридман, это нобелевский лауреат, адепт монетаризма. Он утверждает в своей нобелевской речи, перечитайте по возвращении, о том, что если монетизация экономики ниже 50 процентов, рост невозможен. У нас за время вашего руководства Банком России ни разу больше 42 процентов монетизации не было. В это время в Японии 247,8 процента монетизация, в Китае – 194, в Индии – 80,4, среднемировая – 125. Ну как же мы будем расти? Каким образом кредитно-денежная политика может помочь росту экономики? Джозеф Стиглиц.
Вот я удивляюсь, кто и на каком уровне установил процент инфляции – 4? Какое научное сообщество с каким спорило? Может быть, Минфин с Центробанком где-то спорили. И целый ряд ведущих ученых, понимающих в этом деле в России, они вообще озадачены: откуда 4 процента, и почему, имея инфляцию выше 4 процентов, и Китай, и Индия имеют значительно большие темпы роста? Вы помните, что за прошлый год в принципе в Китае рост экономики – 6,1 процента, инфляция у них выше нашей, понимаете, Индия то же самое, а у нас нулевой рост.
Если посмотреть, у нас, к сожалению, происходит монополизация рынка финансовых организаций. Вы лучше других знаете, что у нас 75,74 финансовых активов находятся в десяти крупнейших банках. Вы прекрасно знаете, что у нас перед выборами все обещают помогать малому бизнесу, но в принципе дискриминационная политика в отношении малых банков, а только там кредитуется тогда нормальный малый бизнес, она привела фактически к значительному уходу с рынка и уничтожению малых и средних банков.
Кроме того, вот нам в принципе непонятна позиция, когда у нас, как собака на сене, банки имеют полуторатриллионные прибыли, а промышленность банкротит в 2 раза больше предприятий, чем организовывается новых. Но если у нас самоцель – обогащение владельцев и руководства банков – это да, а если вообще-то цель – работать на рост экономики, то мне кажется, что нам надо бы и правильно бы было изменить 75-ю статью Конституции и всё-таки вменить в обязанность Центробанка ответственность за рост экономики. Джозеф Стиглиц – это тоже нобелевский лауреат, он считает, что размер инфляции, если вы вкладываете деньги в развитие инфраструктуры и компенсируете социальные выплаты и зарплаты, никак не влияет, а только помогает росту экономики при вложении в эту самую инфраструктуру.
Спасибо. (Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо.
Фракция ЛДПР – Катасонов Сергей Михайлович.
Подготовиться Антону Александровичу Гетта.
Катасонов С. М., фракция ЛДПР.
Фракция ЛДПР на протяжении последних десяти лет достаточно последовательно и активно критиковала работу Центрального банка, мы всегда хотели видеть лучшие показатели, мы всегда хотели, чтобы связь между Центральным банком появилась и гражданами, между политикой Центрального банка и реальными доходами населения.
И в этом году фракция ЛДПР поддержит отчёт Центрального банка, мы проголосуем за. Мы считаем, что два ключевых момента всё-таки не в 2019-м, а в 2020 году, ничего страшного нет, что мы накладываем этот вектор на 2019 год. Центральный банк повёл себя достаточно квалифицировано и ответственно.
Первое – это ключевая ставка. Никогда такого не было, когда такое радикальное снижение при достаточно сложных и внешних, и внутренних факторах. То есть Банк России пошёл на определённый риск, но вместе с тем он задал вектор для экономики, для бизнеса, для банков, для всех и для политиков в том числе. Вот. И, конечно, мы очень надеемся, что это изменит ситуацию.
Ну вот говоря об отчёте Центрального банка в этом году, каждый раз Банк России по-разному пишет в отчёте, то он берёт ответственность за рост экономики, то нет, в этом году Центральный банк, в 2019-м, пишет, что в том числе политика Центрального банка повлияла на рост экономики.
И вместе с тем надо сказать, что, конечно, в сравнении с 2018 годом, с 2,5 мы упали на 1,3 и фактически это был не очень хороший 2019 год для нас. И мы считаем, что вот как показало начало 2020 года, позиция фракции ЛДПР: необходимо вносить изменения в закон о Центральном банке.
И наша инициатива была даже рассмотрена в виде поправки к Конституции о том, что Центральный банк должен быть подотчётен Государственной Думе и отвечать вместе с правительством за результаты экономики в нашей стране – это рабочие места, рост ВВП, реальные доходы граждан.
А то получается, что 2019 год, банк сегодня в отчёте отмечает как позитив, а вместе с тем ВВП упал в сравнении с 2018 годом почти в два раза, поэтому вот здесь с этим нужно разбираться. Ну это макроэкономический показатель и, кроме того, если показать о 2019 годе, надо сказать, что у нас структура расходов существенно тоже изменилась в отрицательную сторону. У нас на 0,6 пункта выросли потребительские расходы, на 0,5 – обязательные платежи, взносы, а вот то, что касается «сбережения», этот пункт, эти объёмы у нас упали на 0,8 пункта.
Оценка 2020-го и 2021 года, конечно, в отчёте не даётся, но в преамбуле и в прогнозе от 24 апреля мы тоже посмотрели, как банк планирует 2020-й год. Для нас это очень важно, и мы услышали сегодня в отчёте много моментов, не только 2019-й, но и такой мостик был к 2020 году.
Мы считаем, наша фракция считает, что очень оптимистичный прогноз, что в 2021 году нас ожидает рост от 2,5 до 4,8 процента.
По-нашему мнению, мы считаем, что, конечно, идеально будет 1,5 процента, а так мы прогнозируем и согласны с теми аналитиками, которые анализируют нашу экономику (ЦСР и другие), что больше одного, конечно, не будет. Причина понятна.
Почему у нас был такой рост 4,5 в 2010 году после кризиса? У нас практически там с 40 до 80 выросла нефть, и у нас, посмотрите, как выросли доходы граждан. В предыдущем году они росли на 15 процентов, а на следующий год на 5, то есть, у нас был и внутренний в тот кризис, скажем так, стимул, и внешний. В этом году, я имею в виду, с переходом в 2021 год из 2020-го, конечно, у нас с внешними рынками, с экономикой и китайской, и с ценой на нефть мы этого не видим, и реальные доходы граждан, к сожалению, не растут. Поэтому Центральный банк здесь должен всё делать, чтобы стимулировать, в том числе и внутренний спрос.
Значит по денежной массе. Тоже фракция ЛДПР постоянно на это обращает внимание, и надо сказать, идёт корреляция между ростом ВВП и денежной массой. Смотрите, 2018 год, у нас был прирост денежной массы практически на уровне 10 процентов, а в 2019 году снижается. Значит здесь, мы считаем, чёткая взаимосвязь. Увеличение денежной массы никак не повлияет на инфляцию.
Мы считаем, что сегодня не те условия. Поэтому Банку России нужно
идти активно в этом направлении.
Ну, и антикризисные кредиты, о чем сегодня сказали. Коллеги, к сожалению, со снижением процентной ставки ключевой, банки стали более жестко относиться к заемщикам. Здесь нужно, либо снижать резервы Центральному Банку, но поддержать наши региональные банки, они кредитуют малый бизнес.
Фракция ЛДПР поддерживает отчет Центрального банка. Председательствующий. Спасибо.
Пожалуйста, фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ» Гетта Антон Александрович.
Подготовиться Гартунгу.
Гетта А. А., фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ». Спасибо.
Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемая Эльвира Сахипзадовна, соглашусь с предыдущим коллегой, который выступал о том, что всегда хочется быстрее, выше, сильнее в случае с развитием достижения показателей эффективности. Ну, а понятно, в случае с кредитами, с кредитованием населения, чтобы ниже, меньше ставки были.
Но вот сейчас наша вся, наверное, финансовая система проходит испытание на прочность теми явлениями, которые сложились не в российской, а в мировой экономике.
Поэтому я тоже постараюсь кратно остановиться на десяти основных моментах, причем Эльвира Сахипзадовна сделала обширную, емкую, но в то же время понятную простую презентацию, которую нужно, как мне кажется, нам тоже, коллеги, использовать для доведения до населения информации о тех финансовых инструментах, которые появляются, расширяются по взаиморасчетам, кредитованию и накоплениям, сохранению своих сбережений.
Поэтому вот в этой презентации, мне кажется, все основные вещи как раз направлены на поддержку населения, они представлены. Поэтому десять основных таких крупными мазками моментов я озвучу.
Годовой отчет отражает политику Банка России и результаты ее реализации – это первое.
Второе. Эпидемия коронавируса и вызванный ею экономический шок в мировой экономике, который отразился и на российской экономике, на практике подтвердил правильность сбалансированного подхода, который в последние годы проводит Банк России.
Третье. После первоначального шока на финансовых рынках ситуация стабилизировалась, амплитуда колебания курса рубля была значительно ниже, чем в кризис 2014 года. Не произошло массового банкротства финансовых институтов, дефицита ликвидности, существенного скачка инфляции.
Четвертое. Это позволило Банку России снизить ключевую ставку на 4,5 процента годовых с сохранением пространства для ее дальнейшего снижения.
Что в свою очередь удешевило стоимость заимствований для государства, позволить снизить ставки по ипотеке, поддержав граждан, строительный сектор, ну, и дав развитие смежным отраслям.
Пятое. В то же время снижение ключевой ставки приводит к снижению ставок по депозитам, что будет снижать привлекательность этого инструмента для населения и будет способствовать перетоку средств граждан на рынок ценных бумаг.
Такая тенденция уже наблюдалась в 2019 году, ну, и, конечно же, не могла не произойти в режиме самоизоляции. В связи с чем мы поддерживаем действия Банка России по защите прав инвесторов, но необходимо продолжить и ускорить работу в этом направлении, чтобы этот переток шел именно в ценные бумаги, а не, так скажем, не под подушку.
Шестое. Кризис также показал, какие риски несет для общества закредитованность населения. Стоит особенно обратить внимание, что профильные активы МФО за год увеличились на 29 процентов, это ниже, чем в 2018-м, но всё равно является значительным ростом. Для сохранения здорового общества и социальной стабильности требуется продолжить политику снижения закредитованности населения и эти действия должны быть не только регулятивными, но и повышающими финансовую грамотность населения, о чем мы тоже, как депутаты, постоянно говорим.
Седьмое. Необходимо также продолжить индивидуализацию тарифов на рынке ОСАГО, прекратить дурную практику, когда через тариф добросовестные водители фактически спонсируют лихачей и 5 злостных нарушителей.
Восьмое. Золотовалютные резервы не сократились в 2019 году, а по состоянию на 12 июня 2020 года составили 570,8 миллиарда долларов США, при этом Банк России осуществлял продажу валюты во время кризиса. Это также существенное отличие от прошлых кризисов. Но такая диверсификация позволила снизить риски, связанные с ситуацией в мировой экономике.
Девятое. Годовой отчет Банка России полностью соответствует закону о Банке России и включает в себя все необходимые разделы, дающие хорошее представление о состоянии экономики Российской Федерации.
Ну, и десятое. Годовой отчет соответствует требованиям международных стандартов, предъявляемым к Центральным банкам, и отражает деятельность Банка России.
Фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ» будет голосовать за принятие постановления.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Пожалуйста, Гартунг Валерий Карлович, «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ». Завершающее выступление.
Гартунг В. К. Я поберегу сидящих здесь коллег, буду в маске выступать, потому что, когда громко говорит человек, облако достаточно далеко распространяется. Поэтому я всё-таки не на словах, а на деле беспокоюсь о вас.
Теперь по отчету главы ЦБ. Я не разделяю оптимизма, который высказали представители ЛДПР и «ЕДИНОЙ РОССИИ» о том, что, дескать, у нас все достаточно неплохо, цитирую: банковская система проходи i проверку на прочность. Не на прочность, а на жадность она ее проходит. И она ее не прошла.
Учитывая, что сегодня, после пандемии, когда до сих пор ещё не вышли из кризиса предприятия, которые стоят сейчас, им повышаются процентные ставки, притом, что ЦБ снижает процентную ставку, давая банковской системе сигнал – надо снижать ставки. Что они делают? Поднимают. Кто поднимает?
Прежде всего, государственные банки Даже тем заемщикам, у которых прекрасные показатели, подчеркиваю, ничего не изменилось, они прекрасно проходя! пандемию, ставки поднимаются на тех же самых условиях, на 2,3 процента тем же самым заемщикам, притом, что ЦБ снизил ив 1,5 процента учетную ставку, и спасибо ему за это. Мы действительно ш гго должно поблагодарить, и мы вас благодарим.
Но дальше теперь посмотрим, как работает эффективно или неэффективно работает наша финансовая система. За последние три года в Фонд консолидации банковского сектора влили 2,4 триллиона рублей. Наших с вами рублей, рублей наших граждан! У кого эти деньги взяли? Повысили пенсионный возраст, заморозили индексацию пенсий работающим пенсионерам, повысили НДС, собрали денежки. И куда направили? В финансовую систему. Они, видите ли, на прочность проходят проверку. Конечно, пройдешь на прочность проверку, если из бюджета 2,5 триллиона получишь, да плюс ещё просто уничтожили всю конкуренцию и поднимаешь ещё на рынке процентные ставки в то время, когда все падает.
Дальше. Эльвира Сахипзадовна, от ваших слов отталкиваюсь. Чтобы инвесторы пришли на рынок, они должны быть: не разочаровались и не были бы обмануты.
Ну, давайте посмотрим. Вот Югра. История. Мне тут представители ЦБ говорят: ну, это же люди, у которых было больше, чем миллион 400, это же инвесторы. Ну, читаю. История Александры. 27 лет. Вдова военнослужащего.
Погиб при исполнении воинских обязанностей, посмертно награждён Орденом Мужества. Она осталась, вдова с ребёнком трёх лет, получила за мужа деньги от государства, туда добавила детские, и всё там пропало, в «Югре». Вот она, профессиональный инвестор. Что она вернула? 0,24 процента. Вот он, профессиональный инвестор. Мы от вас не отстанем, пока вы такого рода проблемы не будете решать.
Цена вопроса? О ком идёт речь? 192 тысячи вкладчиков сегодня лишены этих денег, они их не получили. Причём вот они, здесь истории. Если вы мне сейчас будете рассказывать, что это богатые люди, ну, я вам привёл пример. Я вам ещё десяток таких историй могу привести. Эту проблему нужно решать, Эльвира Сахипзадовна, и не нужно здесь ссылаться, что закон.
Мы, «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ», предложили несколько вариантов, как эту проблему решить, все они были отвергнуты. Хорошо, ещё раз вам предлагаю ещё одно предложение. Если АСВ и вы сказали, что вы у собственников банков сейчас через суды будете возвращать имущество, пожалуйста, возвращайте. Выкупите хотя бы часть обязательств этих банков перед вкладчиками, верните им сейчас деньги хотя бы по 3 миллиона, по 5 миллионов, хоть сколько верните, а потом получаете эти деньги с собственников и возвращаете в бюджет. Это будет справедливо, нормально. Почему вся тяжесть ответственности легла на этих граждан? Она что, вдова военнослужащего, она профессиональный инвестор что ли? Она принесла деньги в крупнейший частный банк, и это не её вина, что она всё там потеряла. Она не могла просто эти риски оценить. А ЦБ мог и должен был это сделать. Тут вопрос – когда надо было отзывать лицензию. Не знаю, надо было отзывать или не надо было. Может быть, надо было также как вы с «Открытием» поступили. Никто же там деньги не потерял.
Дальше. Касается ипотеки. Ну конечно, ставки по ипотеке мы снижаем. Только граждане что под 13 процентов не могли взять ипотеку, что под 8. Просто у них денег стало меньше, и им сейчас эти 8 процентов также недоступны. Нужно снижать радикально ставки до 1 процента. Вы скажете: где взять деньги? Да пожалуйста, вон у нас деньги, которые вы сейчас в виде налоговых льгот добывающим компаниям отдаёте – десятки миллиардов, сотни миллиардов рублей. Вот их можно было взять и направить гражданам.
Мы не можем позитивно оценить вашу работу и будем голосовать против отчета ЦБ.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо. Пожалуйста, Эльвира Сахипзадовна.
Учитывая, что у нас дискуссии завершены, у Вас есть возможность ответить на вопросы, которые прозвучали в ходе выступлений представителей политических фракций.
Набиуллина Э. С. Да. Спасибо большое за вопросы и предложения.
Хотела бы начать с экономического роста. Действительно, и наша деятельность, и деятельность правительства сейчас под влиянием пандемии, и наша денежно-кредитная политика и регуляторные послабления направлены на то, чтобы экономика восстанавливалась, перешла к устойчивым темпам роста.
И Сергей Михайлович! сказал о том, что не верит в наши оптимистические прогнозы на 2021 год, но хотела бы отметить, у нас все-таки в 2020 году будет падение, и потом экономика во втором полугодии начнет восстанавливаться, и даже несмотря на относительно высокие темпы экономического роста, которые мы видим в 2021 году, она дойдет до уровня пандемии только в первой половине 2022 года, то есть больше года на восстановление. Это просто цифры от низкой базы.
И мы все должны сделать так, чтобы действительно этот период экономика прошла как можно быстрее.
Прозвучали вопросы по поводу отчета Счётной палаты, по тому, как направления развития финансовых рынков исполняются, у нас есть свое мнение здесь, мы не согласны, согласны не со всеми выводами. У нас есть конкретный ответ на этот отчет. Мы вам можем направить, чтобы вы ознакомились, потому что, на наш взгляд, например, сравнивать нас с международными финансовыми центрами ну, наверное, было бы в этих условиях не очень корректно, и много других вопросов, просто ознакомьтесь и посмотрите наше видение.
И Николай Васильевич тоже, и Анатолий Геннадьевич говорили о том внимании, которое необходимо малым банкам, развитию конкуренции, мы полностью с этим согласны. И считаем, что когда госпрограммы реализуются, нам, конечно, нужно, и мы с правительством дискутируем, чтобы больше малых банков включались, которые работают в регионах, и действительно обеспечивают там конкуренцию. С этим согласны.
Что касается денежной массы, вопрос вы всегда поднимаете этот, денежная масса потихоньку растёт. В апреле 2020 года, если брать годовые, у нас 14 процентов рост. За весь 2019 год был 9,7 процента. И М2 к ВВП, как обычно мерят монетизацию, тоже она потихонечку увеличивается, хотя до 50 процентов не дошла. По данным 2019 года – это 47 процентов. Но, на наш взгляд, существует связь с инфляцией – чем меньше инфляция, тем увереннее растёт монетизация экономики, и это показывает опыт других стран, безусловно, есть разного рода здесь теории.
И последнее, наверное, ответ на эмоциональное выступление Валерия Карловича за «Югру».
Вот я думаю, что эти эмоции должны быть, прежде всего, направлены на тех, кто эти деньги вывел из банка. Не надзор выводил эти деньги из банка, а собственники и менеджеры этого банка. И, конечно, АСВ, прежде всего, делает всё для того, чтобы вернуть деньги в конкурсную массу.
Та схема, которую предлагаете вы обсудить, и «Югра», предлагает обсудить, это когда компании некоторые, учреждённые собственниками, за копейку или за обещание собираются забрать обязательства перед гражданами, выплатить... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте время.
Набиуллина Э. С. ...это не приведёт к тому, что людям вернут все деньги. АСВ наоборот встало на защиту этих людей и говорит о том, что списывать требование к банку «Югра» может только в той пропорции, в которой были выплаты. Это как раз и есть защита прав, а не то, что мы за копейку освободим людей, собственников и менеджеров банка от ответственности.
Кстати, мы здесь не определяем уровень защиты граждан, он определён законодательством. 1 миллион 400 – это установленный законодательством уровень гарантированной страховой защиты. Напомню, что это, в принципе, немаленькая сумма, начинали со 100 тысяч, это 25 средних заработных плат, и это сумма, которая, в общем-то, обеспечивается. И здесь выплаты идут без никаких перебоев, АСВ выполняет эту функцию.
Мы с вами можем рассматривать, но в рамках законодательного процесса, как мы делали, как эту систему можно расширять, как её можно расширять на людей, которые попали в жизненную ситуацию сложную: продали квартиру, о чём мы говорили, земельный участок, не смогли распределить деньги по нескольким банкам, на какое-то время оказались с большой суммой.
Эти решения принимаются, и если принимать эти решения, на мой взгляд, их нужно делать законодательно и законодателям, обсуждая в этом зале, как и что мы можем сделать с учетом того уровня гарантированной защиты, который мы имеем. Кстати, по этому уровню мы не меньше чем во многих других странах, если сопоставлять и с уровнями зарплат, и с уровнями доходов. Спасибо.
Я благодарю всех депутатов за очень предметное и заинтересованное обсуждение и за те вопросы острые, которые стояли, мы, конечно, безусловно, их отработаем. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Уважаемые коллеги, ставится на голосование 3-й вопрос нашей повестки – о проекте постановления Государственной Думы «О годовом отчете Центрального банка Российской Федерации за 2019 год».
Пожалуйста, включите режим голосования.
Покажите, пожалуйста, результаты.
Результаты голосования (13 час. 44 мин. 04 сек.)
Проголосовало за 326 чел 72,4 %
Проголосовало против 14 чел 3,1 %
Воздержалось 0 чел 0,0 %
Голосовало 340 чел.
Не голосовало 110 чел 24,4 %
Результат: принято За – 326, против – 14, воздержавшихся нет. Постановление принимается. Спасибо, Эльвира Сахипзадовна. Хочется поблагодарить ваших коллег, которые присутствуют здесь, первого заместителя, заместителей Председателя правления Центрального банка.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments