leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Поддержка помогла преодолеть турбулентность – Мантуров рассказал сенаторам о поддержке промышленност

Поддержка помогла преодолеть турбулентность – Денис Мантуров рассказал сенаторам о поддержке промышленности
6. Правительственный час
О мерах поддержки отраслей промышленности РФ в изменившихся экономических условиях
Министр промышленности и торговли РФ Денис Валентинович Мантуров Ситуация последних месяцев не имеет прецедентов обрушение рынков, взрывной спрос на СИЗы. Запретили вывоз. Аппараты ИВЛ отгружены в Узбекистан Сербию Подготовка тендеров по маскам и респираторам в Бразилию Пандемия дала стимул. В то же время обрабатывающая промышленность просела. Выявлены наиболее проблемные отрасли для приоритезации поддержки Привлекли 75 млрд руб. Длительный простой мог нивелировать. Поддержка помогла преодолеть турбулентность. Приоритетом остается импортозамещение Продукция пищемаша выросла в четыре раза. Сельхозмаш и станкопром в два раза. Масштабирем импортозамещения на все уровни кооперации. Компенсация затрат на инфраструктуру Акцент на импортлзамещение одновременно поддержка экспорта Логистическая поддержка Идем с опережением планов В списке приоритетов цифровизация и подготовка кадров Квотирование закупок с приоритетом на российский и евразийский продукт Заклонопроекты прошли первое чтение. Уважаемые сенаторы спасибо за поддержку. По традиции внесли ответы на 180 вопросов
Вопросы
Олег Мельниченко Торговля и промышленность антиподы Малый бизнес не в состоянии конкурировать с крупным ретейлом. Разработанный законопроект о нестационарной торговле не решает проблемы и не применяет антимонопольные меры к мобильным объектам сетей
Мантуров. Нет конфликта интересов. Торговля 15% ВВП.
Елена Перминова У нас практически нет отрасли станкостроения Ежегодно 15 тыс импортных станков Как Минпромторг контролировал сделку?
Мантуров. В пятилетнем периоде начинали с 14% до 38% по итогам прошлого года Но мы сами недовольны Дойти до уровня 80% У нас есть право инструменты ограничивать импортные закупки Рынок по прошлому году 132 млн. Никакой крупной сделки не было, это была частная инициатива закупки и восстановления убитых предприятий. Ростех подставил плечо для инвесторов которые не потянули
Матвиенко Информация немного отличается от того что вы сказали Перминова подготовьте запросы
Владимир Кравченко В российском экспорта 60% сырьевой сектор Прерывных показателей в экспорте нет
Мантуров. Я не вижу смысла оправдываться Цифры другие Идет отбор проектов Откорректированы правила В ближайший месяц очередной конкурс.
Матвиенко Действительно меры правительства в последние годы дали результат Речь немножко о другом Рост экспорта несопоставимо с возможностями Драгметаллы удобрения Нам бы хотелось чтобы были станки, иная химическая промышленность кроме удобрений Такая статистика не для России То что говорил Кравченко газета Ведомости публиковала
Мантуров. Абсолютно с вами согласен Для нас драйверами являются химия и металлургия
Мухарбий Ульбашев Компонентная база из импортных микросхем Отечественный принтер 14 килограмм. Отечественный процессор вдвое больше импортного.
Мантуров. Процессор Эльбрус производство в Москве В целом эта отрасль недофинансирована Доходит до 4 нанометра, мы в Зеленограде дошли до 65. На это надо не миллиарды рублей, а миллиарды долларов Закупают все равно чипы из-за рубежа в типоразмере 28 нанометров.
Алексей Синицын Поставки отечественных самолетов упали. Доля отечественных самолетов российских авиакомпаний 9%.
Мантуров. Будем делать все необходимое в проекте стратегии которая пока не утверждена. Списание долгов накопились с 90х. Потрачены на то чтобы предприятия не закрылись
Эдуард Исаков Российские суда российского только корпус и труд. Компания родственника Евтухова выиграла
Мантуров. Сделайте запрос
Ахмат Салпагаров В России только сборка Последним нашумевшим примером стали аппараты ИВЛ
Мантуров. Не знаю с чего начать Аурус горнолыжное оборудование Автопром который просел СИЗы 12 млн марсок производство. 12 тыс противочумных костюмов в день из нетканых материалов
Николай Журавлев Пять субсидий транспорту объединены в одну с понижением финансирования
Мантуров. Субсидия не является обязанностью государства ее выплачивать при недостаточности лимита Это создает риск для предприятий Чтобы деньги не сгорали унифицировали
Светлана Горячева Экспортные пошлины на лес 40-60%. Офшоным компаниям дали льготу Кто подписал направить в прокуратуру
Мантуров. Направьте мне какая компания
Мантуров. Запускаем венчурное финансирование Повысить капитал Российской венчурной компании до шести млрд
Константин Долгов Рост износа основных сред
...
Постановление за основу 154 0 0

Из стенограммы 485-го заседания СФ 08.07.20
Уважаемые коллеги, переходим к рассмотрению вопроса «правительственного часа» – «О мерах поддержки отраслей промышленности Российской Федерации в изменившихся экономических условиях».
В нашем заседании принимает участие Андрей Виленович Перчян, аудитор Счетной палаты Российской Федерации.
Коллеги, предлагается традиционный порядок рассмотрения: выступление Министра промышленности и торговли Российской Федерации Дениса Валентиновича Мантурова – до 15 минут, далее ответы докладчика на вопросы, выступление аудитора Счетной палаты и выступления сенаторов и принятие постановления. Нет возражений, коллеги, против такого порядка? Нет. Принимается.
Слово предоставляется Министру промышленности и торговли Российской Федерации Денису Валентиновичу Мантурову.
Денис Валентинович, прошу Вас на трибуну. Приветствуем Вас и Ваших коллег в Совете Федерации.
Д.В. Мантуров. Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые сенаторы Российской Федерации! Прежде всего, позвольте вас поздравить с принятием поправок в Конституцию. Они еще более расширяют полномочия Совета Федерации, усиливают его роль в управлении нашей страной, и это в высшей степени справедливо, учитывая ваши опыт и вклад в части управления, укрепления федеративных связей и становления парламентаризма в новой России.
Уважаемые сенаторы! Ситуация последних месяцев не имеет прецедентов в современной истории. Пандемия, обрушение сырьевых рынков, сжатие спроса поставили перед нами ряд нестандартных вызовов. Прежде всего, необходимо было обеспечить все категории потребителей продукцией для противодействия коронавирусу.
Никто не мог предсказать столь взрывного спроса на средства индивидуальной защиты, медтехники и противовирусных препаратов. Первое, что мы сделали, – ввели мораторий на экспорт СИЗ и обеспечили импортные поставки, распределяя их по заявкам регионов. В считаные дни мы провели ревизию мощностей по выпуску антиковидной номенклатуры. На их расширение и создание новых производств правительство предусмотрело 25 млрд рублей, на специальную программу Фонда развития промышленности. Это позволило менее чем за три месяца выйти на самообеспечение по противовирусной продукции. По каждому ее виду у нас сформировались опорные регионы-производители: в части масок это Москва, Тверская, Брянская, Нижегородская области; по защитным костюмам – Московская, Свердловская, Ленинградская и Ивановская области; по перчаткам – преимущественно Краснодарский край, Саратовская и (в ближайшей перспективе) Самарская области.
Удовлетворив текущие потребности всех потребителей, мы по поручению президента формируем материальный резерв по ковидной тематике. Полученный опыт показал, что сегодня это обязательный элемент системы биологической безопасности страны. Нами уже внесен в правительство перечень номенклатуры для закладки в резерв и ее объемы.
Помимо создания запасов мы начали экспорт антивирусной продукции. Пока делаем это осторожно, предусмотрев разрешительный порядок поставок за рубеж самой востребованной номенклатуры. Для поиска иностранных контрагентов мы подключили к работе российские торговые представительства, внедрили онлайн-платформу по сбору заявок экспортеров и в ручном режиме сопровождаем процедуры международной сертификации отечественной продукции. Такой подход приносит первые плоды. В частности, более 600 аппаратов ИВЛ уже отгружено в Узбекистан, Сербию, Италию и Беларусь. Законтрактована продажа в США терминалов измерения температуры. Пилотная партия тест-систем поставлена в Австрию и Египет, идет работа с Болгарией, Сербией и Пакистаном. Есть договоренности по отгрузке защитных костюмов в Туркменистан, антисептиков и дезинфектантов – в страны Персидского залива. Ведется подготовка к тендерам в Бразилии по маскам и респираторам. Мы видим серьезный интерес к разработанным в России лекарственным препаратам. По антиковидному «Авифавиру» заявки поступили из стран СНГ, Латинской Америки, Европы и Юго-Восточной Азии. Высокий потенциал также показывает необходимый для терапии тяжелой пневмонии «Левилимаб». То есть пандемия, как и любой кризис, дала отдельным секторам и предприятиям дополнительные стимулы к развитию и освоению новых рынков.
Но, к сожалению, для большинства отраслей весна стала временем непростых испытаний. В первом квартале обрабатывающая промышленность прибавила 3,8 процента, а в апреле она уже просела на 10 процентов, в мае – на 7,2. По предварительным данным, в июне снижение составит порядка 6 процентов (точная цифра будет к середине месяца). Вместе с тем падение могло бы быть более глубоким, и многие это предрекали в начале пандемии. Избежать драматического сценария удалось за счет оперативной реализации комплекса мер поддержки. Для их максимальной эффективности мы задействовали государственную информационную систему промышленности, основой которой был портал «Проммонитор.РФ», созданный во время прошлого кризиса, 2014 года.
В процессе мониторинга мы выявили наиболее проблемные отрасли и смогли приоритизировать антикризисные мероприятия. Адресные решения, которые поддержал президент, были направлены на стимулирование спроса на продукцию автомобильной и авиационной промышленности, отраслей сельскохозяйственного и пищевого машиностроения.
Особые меры предусмотрены в отношении легпрома и наших социальных индустрий, имея в виду сегменты НХП, производство детских и спортивных товаров, музыкальных инструментов и продукции реабилитационной индустрии.
Для сохранения занятости и загрузки мощностей в целом по промышленности своевременным стало принятие правительством трех пакетов антикризисных мер.
Особо хотел бы отметить поддержку системообразующих организаций. Это 1335 предприятий, из которых 568 – в периметре ведения Минпромторга. Все они получили доступ к льготным кредитам на пополнение оборотного каптала. И на сегодня компании обработки привлекли по данному механизму уже более 75 млрд рублей.
Индустриальный бизнес также получил возможность привлекать льготные (при сохранении занятости), безвозвратные кредиты на возобновление своей деятельности.
Это, как вам хорошо известно, далеко не весь набор системных мер поддержки, вошедших в проект общенационального плана восстановления экономики. Однако их эффект мог бы быть нивелирован в случае затяжных простоев предприятий. И мы признательны главам субъектов, которые шли навстречу нашим рекомендациям по открытию производственных площадок и узловых транспортно-логистических центров. Компании, в свою очередь, в обязательном порядке следовали требованиям Роспотребнадзора.
Сопряжение усилий органов власти всех уровней и бизнеса позволило промышленности пройти период турбулентности без больших потерь. При этом мы приобрели новый опыт и извлекли уроки, которые уже учитываем в своей работе.
Еще в разгар пандемии мы утвердили в правительстве сводную стратегию развития обрабатывающей промышленности до 2035 года. Осознанно сделали это, не дожидаясь преодоления кризиса, чтобы в момент неопределенности дать бизнесу внятные ориентиры на будущее.
Магистральным направлением развития для нас остается импортозамещение. С 2015 года некоторые отрасли кратно нарастили свое присутствие на внутреннем рынке. В частности, доля российской продукции пищевого машиностроения увеличилась почти в четыре раза, сельскохозяйственного машиностроения и станкопрома – более чем в два раза. В среднем по машиностроению мы приросли с 38 до 60 процентов, а в целом по обработке планку в 50 процентов преодолели уже 13 отраслей, причем пять из них превысили рубеж в 75 процентов.
Можно было и дальше следовать ранее намеченному курсу, но эпидемия внесла свои коррективы. Глобальные производственные связи в момент попросту были поставлены на паузу. Поэтому, чтобы в дальнейшем не подвергать риску свой технологический суверенитет, мы масштабируем импортозамещение на все уровни кооперации. Новые планы продлеваются до 2024 года и будут включать в себя теперь три блока – это конечная продукция, это сырье, материалы и комплектующие, а также оборудование. Такая трехфакторная модель требует еще большего включения в импортозамещение наших регионов. Базовые условия для этого сформированы. В стране развернута сеть из 237 индустриальных парков и промышленных технопарков. На их развитие с 2015 года нами направлено свыше 15 млрд рублей, и, чтобы наращивать поддержку, с июля мы расширили возможности использования регионами механизма компенсации затрат на инфраструктуру промышленных площадок.
Существенным подспорьем для создания новых мощностей является Фонд развития промышленности, который был сформирован в рамках подготовки закона о промышленной политике, принятие которого Вы, Валентина Ивановна, активно поддерживали. За пять лет работы фонд направил на финансирование проектов 150 млрд рублей, и число уже открытых при его поддержке производств в прошлом месяце перешагнуло через отметку в две сотни.
Что важно? Эта успешная модель пустила свои корни в субъектах Федерации. Сегодня в стране создано 62 региональных фонда с суммарной капитализацией более 12 млрд рублей. Чтобы усилить их потенциал, действует программа софинансирования федеральным фондом до 70 процентов объема займов, предоставляемых региональными фондами. Для 10 субъектов с неустойчивой экономикой, а также отдельно для Крыма и Севастополя мы предусмотрели еще более комфортную пропорцию – 90 на 10 процентов. Помимо этого, Курганская область, Алтайский край и Республика Марий Эл получат на докапитализацию своих фондов в течение пяти лет около 4,5 млрд рублей из средств, выделяемых правительством на программы развития регионов.
Делая акцент на импортозамещении, мы одновременно повышаем экспортный потенциал нашей промышленности. В прошлом году с этой трибуны я подробно рассказывал о комплексе мер поддержки экспортеров. Невзирая на экономические потрясения, мы продолжаем их реализацию, увеличив в этом году на 10 млрд рублей финансирование логистической субсидии (а это сегодня самый востребованный бизнесом инструмент).
Никаких промедлений не может быть и в части выполнения поставленной президентом задачи по диверсификации оборонно-промышленного комплекса. С 2016 года доля гражданской продукции предприятий ОПК увеличилась с 16,8 процента до 24,1 процента. Мы идем с опережением планов и должны гарантированно выйти на 50 процентов к 2030 году.
По Вашей, Валентина Ивановна, инициативе мы подробно отработали с Комитетом по обороне и безопасности подготовку аналитической программы по диверсификации, ее разработку завершим осенью. В программе будут обобщены все меры поддержки проектов конверсии, четко сформулированы подходы к их реализации и определены гражданские сегменты экономики, где продукция оборонки будет наиболее востребована. Кроме того, мы впервые задаем ориентиры по диверсификации для отдельных предприятий.
Спектр наших приоритетов включает… (Микрофон отключен.)
Если можно, еще три минуты максимум.
Председательствующий. Да, пожалуйста.
Включите микрофон, пожалуйста.
Д.В. Мантуров. Спектр наших приоритетов включает еще ряд важных направлений – это цифровизация и подготовка кадров, снижение нагрузки на окружающую среду. Решение этих задач также будет содействовать развитию промышленности. Чтобы придать этому процессу дополнительные стимулы, правительство сейчас формирует систему ограничений на поставки иностранной продукции. Защитные механизмы уже применяются ко всей номенклатуре, необходимой для реализации национальных проектов.
И следующим шагом должно стать квотирование закупок в рамках федеральных законов № 44 и № 223 с акцентом на российский и евразийский продукты. Тем самым наши производители получат столь нужное сейчас, в условиях падения спроса, плечо поддержки.
Обозначенные законопроекты в ближайшее время поступят в Совет Федерации, они уже прошли первое чтение в Государственной Думе. И я здесь хотел бы просить вас поддержать принятие этих важных для промышленности нормативных актов.
Уважаемые сенаторы! Позвольте в вашем лице поблагодарить регионы за слаженную, конструктивную работу в период эпидемии. И, конечно, спасибо вам за поддержку наших инициатив.
Я готов перейти к устным вопросам. И сегодня по традиции с утра мы внесли все ответы на 180 вопросов (их даже больше, чем было в прошлый раз). Еще раз спасибо за внимание. И всегда готов к конструктивному диалогу.
Председательствующий. Спасибо, Денис Валентинович, за содержательный, информативный доклад.
Коллеги, желающих задать вопросы (просто аншлаг сегодня) я прошу очень кратко их задавать.
И, Денис Валентинович, по возможности прошу кратко давать ответы, чтобы больше сенаторов смогли принять участие в нашей дискуссии.
Пожалуйста, Олег Владимирович Мельниченко.
О.В. Мельниченко. Уважаемый Денис Валентинович! Минпромторг отвечает за выработку государственной политики как в промышленности, так и в торговле, в том числе руководит деятельностью наших торговых представительств за рубежом.
Если объективно смотреть, то сферы производства и торговли – это в принципе конкурирующие сферы, отчасти это антиподы. И интересы поставщиков, например, и ритейла разнонаправлены. И, например, всем известна вечная проблема – требование скидок со стороны сетей и навязывание дополнительных услуг. Поэтому даже в рамках одного ведомства возможен, наверное, определенный конфликт интересов.
Объективные данные свидетельствуют о наличии проблем в реализации политики в сфере торговли. Вот, даже по данным Росстата, доля крупных торговых сетей в общем объеме розничного товарооборота постоянно растет: за 10 лет доля сетей выросла в два раза. Естественно, они пришли на то поле, которое раньше занимал, как правило, малый бизнес. Малый бизнес не в состоянии конкурировать с крупным ритейлом и нуждается в поддержке, и президент неоднократно на это указывал.
Однако разработанный Минпромторгом…. (Микрофон отключен.)
Председательствующий. Продлите время.
Завершайте, пожалуйста, Олег Владимирович.
О.В. Мельниченко. Да.
Однако разработанный Минпромторгом законопроект о нестандартной торговле не решает данной задачи, с нашей точки зрения.
Мы рассматривали этот вопрос на трех комитетах. Во-первых, он направлен на регулирование вопросов, которые не входят в сферу совместного ведения субъектов и Федерации. Во-вторых, мы видим риски дополнительных расходов бюджетных средств местных бюджетов. И, в-третьих, в случае его принятия из-за излишнего регулирования, бюрократии и роста издержек малый бизнес вновь может от этого пострадать. К тому же в нем предлагается не применять антимонопольные правила к сетям, состоящим из мобильных торговых объектов, а это чревато появлением мобильных торговых сетей в этой сфере рано или поздно.
В чем причина такого благоприятствования сетям и какие реальные меры поддержки малой торговли все-таки планирует принять министерство? Спасибо.
Д.В. Мантуров. Олег Владимирович, мой ответ будет короче, чем Ваш вопрос, с учетом данных мне рекомендаций.
Первое. Что касается конфликта интересов между промышленностью и торговлей, этого нет по определению. И, взяв ретроспективу того, как создавались и развиваются сегодня в нашей стране и в других странах мира данные сегменты, можно сказать, что это очень частая практика в большинстве стран мира – когда промышленность сочетается в одном месте с торговлей (где-то добавляется энергетика, где-то – инвестиции, а где-то – и экономика), поскольку промышленность – это базовая индустрия для развития экономики любой страны, а торговля, на всякий случай, занимает порядка 15 процентов внутреннего валового продукта.
Что касается того, что Вы сказали относительно преференций для торговых сетей. Ну, никак закон (только не о стандартной, а о стационарной, наверное, имелось в виду, и мобильной торговле) не конфликтует, а, наоборот, предоставляет поддержку малому бизнесу. Это не мы придумали закон, а малый и средний бизнес, в первую очередь «ОПОРА России», которая вышла с этой инициативой – по разработке поправок в закон о торговле в части предоставления стабильных условий ведения бизнеса для малого бизнеса.
Если вы сочтете возможным поддержать, сочтете возможным дополнить, откорректировать, мы всегда открыты к конструктивному диалогу и готовы создавать как раз такие условия для того, чтобы малый и средний бизнес развивался. И те предложения, которые заложены в законопроекте, который, к сожалению, уже 1,5 года лежит и не рассматривается… я очень рассчитываю на вас, чтобы мы вместе с вами в очередной раз поработали над этим документом. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Елена Алексеевна Перминова, пожалуйста.
Е.А. Перминова, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Курганской области.
Спасибо, Валентина Ивановна.
Уважаемый Денис Валентинович, хочу обратить Ваше внимание на станкостроение. Наверное, стоит признать, что отрасли станкостроения у нас в стране практически нет, ведь отечественная промышленность, особенно высокотехнологичных отраслей, на 90 процентов оснащена импортным оборудованием. Наш рынок ежегодно получает 13 тысяч импортных станков. И в прошлом году 82 процента заявок из 2 тысяч на приобретение оборудования также были удовлетворены за счет импорта. То есть у нас нет отечественных аналогов. Мы же понимаем, что импорт оборудования – это импорт технологий. И это способствует развитию не наших отраслей, а зарубежных.
И вот здесь очень, на мой взгляд, показательная история с ООО «СТАН». Им были выделены колоссальные средства, льготные кредиты. Под ее крылом оказалась существенная часть отрасли, а в итоге – не справилась и была практически национализирована.
Уважаемый Денис Валентинович, скажите, пожалуйста, как Минпромторг контролировал эту сделку? И все-таки… (Микрофон отключен.)
Председательствующий. Продлите время.
Завершайте, пожалуйста.
Е.А. Перминова. И какие все-таки перспективы развития у столь важной отрасли, как станкостроение? Спасибо.
Д.В. Мантуров. Елена Алексеевна, Вы затронули очень важную, злободневную тему, связанную с тем, что без основных фондов невозможно развивать собственные компетенции, собственную промышленность.
Я вынужден сказать, что, к сожалению, у нас не так быстро и динамично развивается эта отрасль. Хотя, если говорить о пятилетнем периоде, мы начинали с доли российской металлообрабатывающей станкостроительной продукции в 14 процентов, а по результатам прошлого года это уже 38 процентов. Но мы сами недовольны таким результатом и будем двигаться дальше, для того чтобы выйти на те параметры, которые заложены в стратегии развития станкоинструментальной промышленности, – дойти до уровня не менее 80 процентов.
Что касается тех новых направлений, разработок, которые сегодня выходят уже на рынок, за счет этого у нас есть возможность и право ограничивать приобретение иностранной продукции. У нас для этого есть нормативные инструменты в части закупки техники предприятиями оборонно-промышленного комплекса, предприятиями и ведомствами, которые приобретают данную номенклатуру.
На сегодняшний день по объему рынка, который составил по прошлому году 132 миллиона, я хотел бы еще отметить, что как раз инструментальная составляющая у нас вышла уже на параметры 40–45 процентов.
При этом Вы отметили компанию – группу «СТАН». Я не совсем в курсе, какую сделку Вы имеете в виду, когда Вы говорите о крупной сделке. Никакой крупной сделки не было, к сожалению. Если бы она была, может быть, были бы лучше и результаты. Это была частная абсолютно компания. Частные инвесторы вышли с инициативой экстенсивного развития, то есть покупали старые, к сожалению, изношенные, убитые предприятия и старались их восстанавливать. На это ушло много ресурсов (опять же – частных).
Что касается государства, то мы предоставляли заемные средства в виде льготных займов Фонда развития промышленности. Они все возвратные. И никто не отказывается от возврата этих займов.
На сегодняшний день (действительно, Вы правы, но, слава богу, это не национализация, у нас до такого не доходит) «Ростех» подставил плечо для тех инвесторов, которые, к сожалению, не потянули такой сектор, оказавшийся сложным для реализации их проекта.
Поэтому на сегодняшний день «СТАН» работает стабильно, загружен заказами, повышается качество. И основное, на что мы будем делать упор в ближайшей перспективе, – это не только внедрять новые образцы фрезерных, обрабатывающих центров. Вот недавно буквально (кстати, это не группа «СТАН», частная компания «Завод имени Седина», легендарный, который делал портальные, крупногабаритные станки) мы разработали по госпрограмме еще с 2011 года макроцентр, таких производителей всего три в мире. Мы месяц назад проводили там совещание, в Краснодаре, завод полностью восстановлен и будет активно развиваться, и уже поступают заказы. Мы специально привозили туда крупные наши компании-потребители, которые формируют сейчас заказ. Поэтому этой отрасли будем продолжать уделять особое внимание.
Председательствующий. Сейчас не будем вдаваться в дискуссию. Просто ко мне приходила также группа сенаторов по ООО «СТАН», и немножко информация отличается от той, которую Вы привели.
Давайте мы еще раз проверим, пошлем официальные запросы, потому что, первое, этой компании выделялись федеральные бюджетные деньги. Второе – она в стадии банкротства. Сейчас речь идет о ее докапитализации, выделении новых средств. Если это не соответствует действительности, значит, мы…
Пожалуйста, Елена Алексеевна, подготовьте такой запрос в соответствующие инстанции. Хорошо? Спасибо.
Владимир Казимирович Кравченко, пожалуйста.
В.К. Кравченко. Уважаемый Денис Валентинович! Хотелось бы услышать Ваш комментарий: как можно объяснить такую ситуацию, что в российском экспорте по-прежнему преобладает сырьевая продукция, более чем на 60 процентов? В последнее время в два – четыре раза сократились объемы неэнергетического экспорта в направлении традиционных торговых партнеров – Египта, Италии, Нидерландов. Среди сран – лидеров снижения экспорта – Белоруссия, Украина, Польша, Чехия. В 2017 году по объему несырьевого экспорта Россия уступала даже Польше, Турции, Бразилии, Чехии, Малайзии. В отличие от сельского хозяйства по направлениям Минпромторга прорывных показателей в экспорте нет. Количество уникальных видов товарной продукции за четыре года в России выросло всего на 192. Для сравнения: Казахстан показал за аналогичный период рост – 572 вида, Азербайджан – 492 вида. Прошу прокомментировать. Спасибо.
Д.В. Мантуров. Владимир Казимирович, я не вижу смысла оправдываться, потому что у нас…
Я специально, Валентина Ивановна, Вам вчера, как и обещал, направил презентацию.
Председательствующий. Я внимательно изучила. Если позволите, прокомментирую тоже.
Д.В. Мантуров. Здесь цифры совершенно другие, говорят о другом. О том, что у нас даже невзирая на то, что в прошлом году у нас из-за конъюнктуры цен на внешних рынках, за счет того, что у нас большой объем несырьевой неэнергетической номенклатуры является биржевой, в физическом объеме и даже в валюте увеличился хоть и незначительно, но около 1 процента. В отличие от этого те страны, которые Вы назвали, уменьшили объемы своего несырьевого неэнергетического экспорта. Общий объем несырьевого неэнергетического экспорта за прошлый год составил 155 млрд долларов.
При этом если мы говорим о стратегических целях и задачах, то для этого был в 2018 году сформирован конкретный национальный проект поддержки экспорта и международной кооперации, в котором заложены инструменты поддержки отраслей промышленности и в том числе агропромышленного комплекса, потому что мы в целом отвечаем за весь несырьевой неэнергетический экспорт, как руководители данного национального проекта. Поэтому с прошлого года… я с этого, собственно, сегодня и свое выступление начал, что в прошлом году я подробнейшим образом докладывал о том, как и в каком объеме закладываются инструменты по поддержке этого направления. Поэтому, если у вас будут дополнительные вопросы в этой части, мы готовы с вами вместе предметно обсудить по каждой из позиций.
Но что касается бизнеса, на сегодняшний день все эти предложения и меры отработаны совместно с бизнесом. Идет отбор проектов, откорректировано правило, которое предусматривает улучшение условий программ повышения конкурентоспособности. В ближайший месяц будет осуществляться очередной конкурс (это помимо тех 120 компаний, которые были отобраны еще в прошлом году), и в этом году, кстати, выделяется порядка 68 млрд рублей по тем направлениям, в том числе на компенсацию процентных ставок по кредитам по проектам, которые компании заявили и будут реализовывать до 2024 года.
Председательствующий. Коллеги, чтобы завершить эту тему… Я согласна с Денисом Валентиновичем в том, что действительно те меры, которые принимаются правительством в последние годы, дали свой результат. Соотношение несырьевого неэнергетического бизнеса и сырьевого улучшается в сторону как раз несырьевого неэнергетического экспорта и в структуре бюджета, и в целом в структуре экспорта.
Речь идет немножко о другом, Денис Валентинович, – о том, что сегодня на фоне очень хороших, позитивных успехов АПК, где они вышли уже на 25 млрд долларов ежегодно экспорта, конечно, 155 миллиардов несырьевого неэнергетического сектора, ну, несопоставимы с возможностями нашей страны. Здесь есть большой потенциал наращивания. Именно в этом вопрос. И хотелось бы, чтобы министерство промышленности предпринимало более энергичные меры. Несопоставимы. А это без ВПК, ВПК – это отдельная тема.
И, кроме того, структура. Я внимательно ознакомилась с Вашей очень содержательной презентацией: драйверы роста несырьевого неэнергетического бизнеса – отдельные сегменты, драйверы роста в промышленности – отдельные сегменты (драгметаллы, продукция ВПК и компоненты, легковые автомобили, удобрения). А нам бы хотелось, чтобы здесь были станки, оборудование, высокотехнологичная продукция, кроме удобрений еще иная продукция химической промышленности. И дальше некрупные отрасли – фармацевтика, парфюмерия, косметика, продукция легкой промышленности. Вот об этом идет речь. Как нам нарастить этот потенциал, а не сделать просто ежегодный плюс 1–2–3–5 процентов? Действительно, у нас есть возможность здесь сделать прорыв. В АПК рост показали все сегменты. Вот речь идет об этом.
И мы бы очень просили Вас, как министра, и Вашу команду обратить на это внимание. Потому что вот такая статистика – не для России, мы должны, естественно, задействовать и использовать весь потенциал, который у нас есть. Спасибо.
Д.В. Мантуров. Согласен абсолютно с Вашим подходом и Вашим настроем в этой части. У нас как раз те направления, о которых Вы сказали, – не драйверы, это результат прошлого года. Для нас драйверами являются машиностроение, химическая отрасль и металлургия, но металлургия – в части добавленной стоимости по тем сегментам, по которым мы сегодня как раз еще импортируем. Поэтому мы прописали, как я сегодня сказал, планы импортозамещения до 2024 года как раз по углублению и уровню локализации, добавленной стоимости по тем отраслям, которые действительно дадут дополнительный рост, включая биофарм и биомед.
Председательствующий. Да. И второе, о чем говорил коллега Кравченко (это и газета «Ведомости» публиковала, и все), – что по количеству новых высокотехнологичных видов продукции на экспорт в другие страны мы также не лидеры. Вот надо это рассмотреть. Ну, металлы – хорошо, удобрения – хорошо. Но хотелось бы, чтобы это были новая промышленность, новая высокотехнологичная продукция, расширение номенклатуры именно реального промышленного производства. Спасибо.
Мухарбий Магомедович Ульбашев, пожалуйста.
М.М. Ульбашев, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Кабардино-Балкарской Республики.
Спасибо, Валентина Ивановна.
Уважаемый Денис Валентинович! В свое время регион, который я представляю, – Кабардино-Балкария (я сам оттуда), да и практически все другие регионы страны демонстрировали очень успешные результаты в отрасли радиоэлектронной промышленности.
Что мы имеем сегодня? Господдержка – 30 миллиардов. Российские производители изделий гражданской электроники практически отсутствуют. Компонентная база большинства техники состоит из иностранных микросхем. Я здесь, конечно, не открываю Америку ни для кого. Они просто собираются в единое устройство на территории России, и эти продукты представлены на рынке.
Приведу несколько примеров. Один из примеров – это наш компьютер на базе российского процессора «Эльбрус», он вам хорошо известен. Стоимость – 200 тыс. рублей… (Микрофон отключен.)
Председательствующий. Продлите время.
Коллеги, укладывайтесь в регламент, пожалуйста.
М.М. Ульбашев. К сожалению, с трудом стыкуется с программным обеспечением, теряет производительность отечественный принтер (вес – 14 килограммов, микропроцессор российского производства вдвое больше импортного).
Что можно было бы сегодня сказать? Какие позитивные примеры можно было бы привести? И что может сказать министерство в части того, что сделано за вложенные бюджетные средства? Спасибо.
Д.В. Мантуров. Спасибо большое за вопрос.
Я буквально в пятницу был как раз в Кабардино-Балкарии. Что касается тех компетенций, которые есть в республике, они в меньшей степени задействованы в радиоэлектронике. «Эльбрус» – это только с точки зрения названия горы, а что касается производства, это происходит в Москве. Но при этом «Севкаврентген-Д», который использует в том числе импортные компоненты… Мы с коллегами договорились (я специально с собой брал для этого директора Департамента радиоэлектронной промышленности), что помимо тех компетенций, которые уже у коллег имеются по сборке и наличию компонентов производства, включая литье, углублять как раз компетенции по радиоэлектронике.
Что касается вообще в целом отрасли, то эта отрасль, к сожалению, недофинансирована, поэтому если мы говорим о микроэлектронике или о чипах, которые сегодня уже в Америке, в Аризоне, выходят на 4 нанометра, то мы сегодня пока дошли до уровня 65 нанометров на зеленоградском предприятии «Микрон». Для этого требуются не миллиарды рублей, а миллиарды долларов. И не так давно председателем правительства было принято решение – утверждена программа по развитию радиоэлектронной промышленности (она поддержана также президентом, был предварительный доклад ему в этой части), для того чтобы параллельно развивать все сегменты. Что я имею в виду? Это создавать сеть дизайн-центров, которые сегодня научились уже работать в архитектуре 28 нанометров, но мы должны двигаться дальше, потому что закупают все равно чипы из-за рубежа в этом топологическом размере.
Мы поставили перед собой амбициозную цель – увеличить в 10 раз количество дизайн-центров, потому что без маленьких коллективов, которые будут проектировать эту архитектуру и готовые образцы радиоэлектронной техники, сложно говорить о том, чтобы мы достигали в процентном отношении существенной доли на российском рынке. Это первое.

продолжение стенограммы см. https://leo-mosk.livejournal.com/7847176.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments